Вячеслав Полунин: «Я - счастливый человек!»


Вячеслав Полунин - актёр-мим, клоун, автор и постановщик клоунских номеров, реприз, масок, героев, спектаклей, заслуженный артист РФ.

О себе.

Я - счастливый человек. Счaстливый по простой причине, доступной каждому человеку: Мне везло и везет всю мою жизнь. Повезло, что я родился на этой планете, в это время, в этой стране, среди этих бестолковых и мудрых, тихих и страстных людей...

Я обожаю рaботать до изнеможения, ходить до усталости, смотреть до боли в глазах, впитывать бесконечные километры летящих тебе навстречу полей, лесов, гор. Нырять в природу и теряться в ней, наслаждаться необъяснимым и бесшабашным буйством ее фантазии.

Я дрожу от удовольствия, когда вижу удивительных и нереальных животных Австралии - всех этих утконосов и муравьедов, кенгуру и коал, которые, как настоящие клоуны, все имеют огромный карман и складывают туда свое будущее. А эти буйные цвета всего, что вокруг...

А немыслимая бирюза бабочки величиной в две твои ладони…

Я завидую и поглощаю тоннами энергию радости жизни, которую дают встречи с Колумбией, Кубой, Испанией, Италией, Ирландией …

Меня восхищает и успокаивает огромная сила равновесия и спокойствия сибиряков, канадцев и австралийцев.

А женская красота и кротость таитянок, лица которых не покидает джокондовская загадочная улыбка.

Свою жизнь нужно строить как произведение искусства, и тогда она будет радостной.

Слово "творчество" открывает любую дверь.

Посмотри, что у тебя в тарелке, когда ты ешь! Спровоцируй себя на появление новой болезни: получения удовольствия от всего того, что ты делаешь!

Мне интересно с ватагой друзей и семьей ввязаться в нереальный проект, осуществить, поклясться, что никогда больше... потом всем вместе в лесу, на лужайке с пивом и раками, обдумывать следующий, еще более нереальный.

Помню, как я попал в Велицию. Я взял железную дубину и поломал все заборы, которые вокруг меня были. Я ненавидел заборы. Любил ходить по середине дороги. Никогда не завязывал шнурки. Деревенский парень, который любил бродить в лесу - и этого мне было достаточно.

Заражение - единственный способ влиять на этот свет. Заражение своим влечением. Светом. Своей радостью жизни. Это другой принцип. Невозможно обучить - возможно только радостное совместное творчество ...
Поделись
с друзьями!
637
3
2 месяца

Это очень важно – уметь говорить «люблю» без слов...


«Я так люблю тебя, мам» – говорила я за завтраком, когда мне было лет 14. «Да? – улыбалась мне в ответ мама, – тогда в следующий раз к моему приходу с работы просто начисть картошки, и я это почувствую без всяких слов».

«Я обожаю своего кота!» – терлась я щекой о теплую, пушистую шерсть. «Тогда, может, сменишь ему песок? – спрашивал отец. – Он мучается, не желая садиться в мокрый»…

Я слушала своих родителей, и поражалась им: я же говорю о любви!!! При чем тут какой-то кошачий песок и пресловутая картошка?

Помню, я была еще совсем маленькой девочкой, лет около семи, и на несколько недель попала в больницу. Больница была за городом, порядки в те времена – очень строгие. Родители могли приносить передачи исключительно в отведенные часы, а на детей своих смотреть только из больничного парка, когда те подходили к открытым окнам – благо, что на улице стоял сентябрь. И вот мама приезжала ко мне дважды в день. Утром и вечером нянька ставила на мою тумбочку кулек, где был только что сделанный ею творог, еще теплый компот, гречневая каша, паровая котлета. Всего по чуть-чуть, ровно столько, чтоб я могла съесть за один раз, потому что через пару часов она принесет свежее.

А под стеночкой кулька, в газете – чтоб не помялись – 3-4 альбомных листка, на которых нарисованы одежки для бумажной куклы (помните, с такими белыми полосочками на рукавах и плечиках, чтоб загибать). Я обожала раскрашивать и вырезать такие одежки, и мама (когда она это успевала делать?!!) рисовала мне эти бесконечные платьица и юбочки, шубки и курточки, кофточки и пижамки. А какие фасоны придумывала – каждый раз разные: и бантики, и бумбоны и горошки… Я ни разу не просила ее об этом. Это не были лекарства, минеральная вода или свежий бульон. Она просто знала, что это занятие мне очень нравится. И в тот момент это был ее способ сказать: «Я тебя люблю»… Я смогла понять и в полной мере оценить это лишь спустя десятилетия, но зато запомнила на всю жизнь.

Мы очень часто недооцениваем мелочей… Да, красивые слова, признания, стихи – очень важны. Мы, женщины, любим ушами, и потому очень нуждаемся в этом постоянном «люблю». Но если на деле мы не видим отражения этих слов – они становятся лишь пустым звуком. Да, можно сказать «Я люблю тебя» бриллиантовым колечком или платиновыми запонками, огромным букетом или полетом на воздушном шаре – и это тоже замечательно (чего уж там)… Но можно выразить свою любовь гораздо проще, и каждый день дает нам шанс сделать это – главное только любить.

У наших друзей парализовало собаку. Такая симпатичная, добрая такса, а задние лапы обездвижены навсегда. Но вот уже три года собака живет в таком состоянии, а хозяин самолично сделал для нее ходунки на колесах – только для того, чтобы любимый домочадец каждый день гулял на свежем воздухе. Собаку можно было выносить на руках, или выкатывать в детской коляске. Но песик очень хочет ходить – ходить сам, и потому хозяева дали ему такой шанс, ведь они его очень любят.

Когда нами движет настоящая любовь, возможности выразить ее находятся на каждом шагу, и мы делаем это, совершенно искренне, ни на секунду не задумываясь. Заходя в комнату к спящему, бесшумно крадучись на цыпочках, чтоб не потревожить сон, поправляем подушку, чтоб не затекла спина, расправляем одеяло, чтоб не замерзли маленькие ножки, или, качая головой, осторожно вынимаем из ослабевших рук телефон, чтобы вечернюю дремоту не разрушил чей-то звонок. Мы становимся самыми искусными поварами, варя лучший на свете утренний кофе и выкладывая на детской тарелке паровозик из сыра, со всех паров спешащий к яркому цветку с помидорными и яичными лепестками. Мы часами выслушиваем откровения друзей, когда им нужно наше внимание, мы придумываем подарки, выдумываем сюрпризы, создаем настроение. И не раздумывая, отдаем последние деньги на лекарства… И легко распарываем любимые бусы, чтобы обшить ими платьице маленькой «снежинки».

А жизнь, она очень длинная и, вместе с тем, такая короткая… И мелочи помнятся, ох как долго. Просто любящее сердце дает нам почувствовать тот миг, когда наше «люблю» особенно важно.
Сколько себя помню, и мама и бабушка, всегда выходили в коридор, когда папа или дедушка возвращались с работы – ведь мужчина должен чувствовать, что его в этом доме ждут. Я тоже стараюсь вести себя также. Сижу перед монитором, и, нажимая на кнопки, пытаюсь из запутанных нитей-мыслей связать какой-то внятный узор. Слышу, как ключ поворачивается в замке, и думаю, что вот сейчас я встану – вот прямо-прямо сейчас, только «довяжу» до конца ряда, чтоб петли не спустились. Смотрю через плечо в открывшуюся в комнату дверь, улыбаюсь со словами: «Я еще пару минут, и будем ужинать». И улетаю в свое петляющее рукоделие из слов и знаков препинаний. И вдруг, совершенно беззвучно (чтоб не запутать уже приготовленные для спиц фразы) на столе появляется чашка с крепким чаем и тарелка, на которой два бутерброда и две конфеты, развернутые из фантиков. Я смотрю на эти бутерброды, где на кусочках хлеба все – буженина, колбаса, сыр, помидоры, маслины – все, что нашлось в холодильнике, смотрю на развернутые конфеты (чтоб я не отвлекалась, даже на такую мелочь) и слышу в полном молчании своей квартиры очень много важных для меня слов. И понимаю, что в данное мгновение жизни нет более емкого способа, чтобы сказать: «Я тебя люблю».

Это очень важно – уметь говорить «люблю» – без слов. Поездкой в путешествие и сваренной картошкой, выглаженной рубашкой и воздушными шариками, долгожданной куклой и своевременно наполненной кошачьей миской, страстным поцелуем и заботливо наброшенным пледом, раскрытым зонтом и оладушками с заячьими ушками, лайками и сердечками, улыбками и взглядами. Не важно, слушаете ли вы о проблемах перестройки общества или о пропущенном голе в последнем матче – главное – как вы это слушаете.

Не важно, пьете ли вы «Вдову Клико» из тонкого бокала или осенний кофе из картонного стаканчика – главное – с каким настроением вы это пьете. Не важно – гуляете ли вы по ночному Парижу или по полю с подсолнухами – главное – кто рядом с вами. Нам просто надо научиться помнить, что бесконечно яркие, трогательные и такие желанные слова: «Я тебя люблю», не имея отражения в делах и поступках, слишком быстро меркнут, тускнеют и обесцениваются. И допускать этого никак нельзя. Любовь не измеряется одними лишь словами…

Автор: Татьяна Лонская
Поделись
с друзьями!
1733
4
36
5 месяцев

Вот как хорошо жить эту жизнь!


Детская площадка. Две девочки качаются на качелях и ведут неторопливую, светскую беседу.

— Что-то давно никакого праздника не было, — задумчиво говорит одна. — Жалко!

— Мне не жалко, — говорит вторая.

— Ты праздники не любишь?!

— Люблю! Очень! У меня их полно, каждый день — праздник!

— Не может быть!

— Может. Мы празднуем Дня рождение.

— День рождения, ты хотела сказать.

— Дни рождения мы тоже празднуем, но редко, только раз в год. А Дня рождения — каждый день. Мой папа этот праздник выдумал.

— И как вы его празднуете?

— Очень просто! Папа будит утром меня и маму, мы все бежим на кухню, берем стаканы с водой и папа говорит тост: «Отличный день сегодня родился! Нам с ним очень повезло! За Новый День!» И мы пьем воду, едим мед и поем какую-нибудь песню.

— А если день плохим получится?

— Так раньше и было. А как только мы стали отмечать этот праздник, почти все дни или хорошие или очень хорошие. Редко-редко что-то не очень хорошее происходит.

— Почему же тогда у других людей такого праздника нет?

— Папа сказал, что этот праздник есть у всех, только не все его замечают. Многие просто забыли об этом празднике. Если хочешь, приходи в субботу к нам. Переночуешь, а утром вместе с нами попразднуешь!

Автор: Григорий Беркович
Поделись
с друзьями!
1491
2
20
5 месяцев

Новый год в ваших руках!


Одна женщина думала, с кем ей встречать Новый год – с Анатолием или телевизором. Телевизор победил, поскольку вчистую проиграл Анатолию по занудству.

Перед Новым годом времени в обрез – отчеты, залатывание дыр, по магазинам бегать некогда, – и женщина заказала в Интернете корзину продуктов: конфеты, шампанское, фрукты, нарезка всякая, бонусом от фирмы крохотная елочка.

Тридцать первого, в начале седьмого, домофон объявил о прибытии курьера. Женщина подождала пять минут, десять – ну сколько еще нужно, чтоб дойти до четвертого этажа, – не выдержала, оделась и спустилась вниз.

Дверь в подъезд была распахнута, а на крыльце стояла корзина и сидел курьер, мужик лет тридцати пяти. В ответ на напоминание о слогане «От прилавка до двери – мигом!» замахал руками и заорал: вы специально крыльцо не чистите, да?! Чтоб веселей было?! Лед сплошной! Грохнулся, голеностоп потянул, хорошо, не сломал!

Женщина сказала, если дворник не чистит, обращайтесь в ЖЭС, а она-то при чем, каждый должен заниматься своим делом.

А курьер сказал, когда на его крыльце снег-лед, а дворник в нетях, то он сам берет лопату, наводит порядок и не ждет вмешательства высших сил, и, что интересно, руки от непосильного труда не отваливаются.

А женщина сказала, что счастлива видеть такую сознательность, до свиданья, и, уже закрывая дверь, увидела, как курьер на одной ноге пытается спуститься с крыльца. Женщина посмотрела, как он прыгает подстреленным воробьем, неожиданно для самой себя развернулась и сказала:

– Вы не сможете вести машину. Подождите, я помогу. Что вы уставились, я пятнадцать лет за рулем!

– Вам нечем заняться? Имейте в виду, у меня еще пять заказов, часа на три.

– Да, нечем, но вам-то какое дело, – сказала женщина. – Поставлю свою корзину на заднее сиденье, напомните потом, чтоб забрала.

Машина оказалась новой «хондой».

– Как, однако, выросло благосостояние курьеров. Может, и мне бросить все, к вам податься?

– У нас конкуренция, вам не светит. Артем.

– Мария.

И они отвезли плюшевого тигра на 3-ю Поселковую – мальчику Феде от бабушки Эммы из Ванкувера (ура! бабуля не обманула!), и большой мягкий пакет на Севастопольскую – пожилой паре от племянницы Иры с семьей (зачем же они так тратились?), и три толстых книги на французском в самый конец Логойского тракта – профессору Климовскому от бывшего студента Олега (не ожидал, никак не ожидал), и букет бело-розовых хризантем на Седых – девушке Ассоль от неизвестно кого (ой! это Юрка! точно, Юрка!), и красивую тяжелую коробку на Жасминовую – Елене Викторовне от Костюкевича И. (нет-нет, я не плачу, я просто счастлива!).

– Ого, десять часов, спасибо, выручили, – сказал Артем. – Раз вы нынче добрая самаритянка, доставьте меня домой, тут рядом, машина пусть у вас во дворе постоит, завтра пришлю за ней. Один курьер заболел, у второго жена рожает, остальные – дай бог, чтоб свое развести успели; пришлось самому.

– Хорошо, – сказала Мария, – отвезу, семья, наверно, отчаялась вас дождаться.

– Из семьи у меня кот, вряд ли он все глаза выплакал, вот сюда, налево.

Шел тихий снег, за домами бабахал фейерверк, на лавочке под фонарем сидела старушка с палочкой.

– Бабушка, почему вы тут сидите, вам плохо?

– Что ты, деточка, не волнуйся, вышла на воздух, от телевизора глаза болят, посижу, на людей посмотрю.

– Бабушка, вы из какой квартиры? Из семнадцатой? А звать вас как? Антонина Петровна? А фамилия? Егорова? О, мне повезло, искать не надо, я из службы доставки, вам кто-то прислал подарок – не знаю, кто именно, но точно вам, Егоровой Антонине Петровне, квартира семнадцать. Вот, тут продукты всякие, конфеты, вот елочка еще. Сами донесете? Нет-нет, не ошиблась, что вы, у нас строго, у нас не перепутаешь.

Старушка сняла варежку, дотронулась рукой до елочки.

– Сыночек мой, столько лет ни письма, ни открытки, не мастер писать, а помнит. Знала я, что не забыл, знала, деточка, это от сыночка моего, не забыл. Стой, деточка, дай угощу тебя чем-нибудь, стой, от молодые, все бегом...

PS. Давайте не забывать делать друг другу пусть небольшие, но приятные подарки. У Деда Мороза ноги не казенные, а вдруг он не успевает ко всем прийти? Так почему бы ему не помочь?
Источник: Наталья Волнистая
Поделись
с друзьями!
1442
1
26
7 месяцев

Мистер Эндорфин

Может и самому так попробовать?

Однажды во время дальнего авто путешествия мы с приятелем остановились перекусить в придорожном кафе.

Приятель заказал хот-дог. Я воздержался, хотя страшно проголодался. В рейтинге Мишлена это кафе получило бы минус три звезды, и я опасался, что хот-доги тут понимают буквально и подают разогретых собак.

«Как ты можешь это есть, — пошутил я, — зоозащитников не боишься?»

«Мистера Эндорфина на тебя нет», — ответил приятель.

«Кого-кого?» — переспросил я.

Так я узнал про Мистера Эндорфина.

Приятелю готовили его хот-дог, а он рассказывал. Хот-дог готовили довольно долго, видимо, сначала им все-таки пришлось ловить собаку.

«У меня на первой работе был мужичок. Бухгалтер. Ну, такой, как сказать, в розыск его не объявишь — без особых примет. Когда я его впервые увидел, подумал, фу, какой плоский, неинтересный дядька. Пока однажды не услышал его тихий комариный смех.

Он сидел перед своим монитором и хихикал. Я проходил мимо и из любопытства заглянул в экран. А там какой-то бухгалтерский отчёт в экселе. И он над ним ржёт. А ты не прост, чувак, сказал я себе тогда. И ещё прикинул, а может, уже пора из той конторы валить, раз бухгалтер хохочет над финансовыми документами.

Короче, персонаж оказался, что надо. У него всегда все было превосходно. Это его фишка.

Понимаешь? Всегда. И все.

Даже осенью. Когда любому порядочному человеку хочется, чтобы дворник закопал его поглубже в листву.

«Превосходно». Не «нормально». Не «хорошо». И даже не «отлично». Именно — «превосходно».

Погода у него — только прекрасная. Иду как-то раз на работу, дождь как из ведра, ветер, зонтик надо мной сложился, отбиваюсь спицами от капель, настроение паршивое.

Вижу, перед входом в контору он стоит по колено в воде, смотрит себе под ноги. Сливные стоки забились, вода хлещет по мостовой ручьями по его ботинкам. Гляди, - кричит он мне, - как будто горная река! И улыбается.

Машина у него — самая лучшая. Однажды он меня подвозил. Едем на его перпетум мобиле. С виду вроде «копейка», но зад подозрительно напоминает Москвич-412. Франкенштейн какой-то.

Послушай, как двигатель работает, говорит он мне. Песня, да? Я послушал. Если и песня, то этакий Стас Михайлов в старости — кашель и спорадические попукиванья.

А он не унимается: и ведь не скажешь, что девочке тридцать лет. Узнав про возраст девочки, я попросил остановить, так как мне отсюда до дома рукой подать.

Вышел на каком-то пустыре и потом час брёл пешком до ближайшего метро.

Курорты у него — все как на подбор невероятные. Я как-то поехал по его наводке в Турцию. Он мне полдня ворковал про лучший отдых в жизни, про космический отель, про вкуснейший шведский стол. Я и купился.

Из самолета нас выкинули чуть ли не с парашютом над какой-то долиной смерти. Посреди лунного пейзажа — три колючки и один отель (так что про космический — не обманул).

До моря можно добраться только в мечтах, отель в кукуево. Шведский стол — для рабочих и крестьян: сосиски, макароны и таз кетчупа. Я взял у них книгу отзывов.

Там после десятка надписей на русском про «горите в аду» и «по возвращении на Родину передам ваши координаты ракетным войскам», выделялась одна, размашистая, на пол-страницы: «ВОСТОРГ!!!»

Не с одним, не с двумя, а именно с тремя восклицательными знаками, и всеми большими буквами. И знакомое имя в подписи.

У нас в то время вокруг офиса приличных заведений не было. Приходилось испытывать судьбу в общепите. Я всегда брал его с собой на обед.

Какой потрясающий суп, как крупно порезали морковь, сколько отборной картошки, а приправа, приправа, причитал он в гастрономическом полуобмороке, над тарелкой с пойлом из половой тряпки.

Ну, что же это за беляш, это же чудо, а не беляш, нежнейшая телятина (каждый раз в ответ на это нежнейшая телятина внутри удивленно мяукала), тесто воздушное, сок, сок ручьями, и так далее.

Послушаешь его, послушаешь, и глядь — и суп вроде уже мылом не отдаёт, и беляш провалился и не расцарапал когтями пищевод. А, главное, после обедов с ним я ни разу не отравился — видимо, организм в его присутствии выделял какие-то защитные вещества.

И это была не маска, вот что интересно. Сто процентов — не маска. Все естественно и органично. Его радовала жизнь, как годовалого ребёнка.

Возможно, в детстве он упал в чан со слезами восторга, как Астерикс — в котёл с волшебным зельем.

Мы в конторе прозвали его «Мистер Эндорфин».

В курилке часто можно было услышать: чего-то сегодня хреново, пойду с Эндорфином поговорю. Мистер Эндорфин сверкал лысиной, как маяк.

Знаешь, что самое забавное? У него и семейка такая же, под вечным феназепамом. Он как-то раз пригласил меня в гости. Я впопыхах купил какой-то неприлично дешевый торт, вафельный, ну, с таким ещё первоклашки на свидание к девочкам ходят.

Мы сели за стол, с ним, его женой и сыном, разрезали этот деревянный торт, затупив два ножа и погнув один, разложили по тарелкам и понеслась. Какое потрясающее чудо, застонал ребёнок. Какое чудесное потрясение, подхватила жена.

Вот гады, издеваются, подумал я. А потом пригляделся: нет, у людей натуральный экстаз. При прощании чуть ли руки мне не целовали, все трое.

В этом месте приятелю принесли хот-дог, и он закончил рассказ.

«Вот ты спросил, как я это буду есть, — сказал он, — очень просто: включу Мистера Эндорфина».

Приятель взял хот-дог, поднёс его ко рту и зашептал:

«Какая румяная сосиска, с пылу с жару, с пряностями. О, да тут не только кетчуп, из отборнейших томатов, да ещё и горчица, пикантная, сладковатая. Пышная, свежайшая булочка...»

«Девушка! — крикнул я через все кафе хозяйке заведения, — можно мне тоже хот-дог!»
Источник: Олег Батлук
Поделись
с друзьями!
1668
11
37
11 месяцев

Рекомендация от профессионала: не позволяйте украсть у себя даже один день жизни

Да. Это очень правильная рекомендация от профессионала. Просто отличная. От опытного практика рекомендация.


Одна женщина пожаловалась:

Муж ее в грош не ставит. Не поздравил с днём рождения, оскорбил привычно, унизил. Дети взрослые послали сообщение, и все. И вот она сидит одна дома и плачет. А ей пятьдесят лет исполнилось. Она понимает, что жаловаться нехорошо. Просто так получилось, простите. Некому рассказать. Потому и написала комментарий.

А другая женщина деловито спросила: Вы где живете? Если хотите, я сейчас приеду, если вы в Москве. Куплю по дороге вкусные гамбургеры и пиццу, жирненькую такую, с ветчиной и чтобы сыр так тянулся. И лучок с перчиком нарезан сверху. Куплю шипучий напиток. И картошку хрустящую, масляную такую, брусочками. И мы все это съедим, а потом в кино пойдём. Если же Вы далеко или не хотите моего визита, сейчас же все это себе закажите. Или купите другое вкусное. А потом в кино отправляйтесь, красиво одевшись. Макияж, все дела. И радуйтесь! Радуйтесь жизни! Не позволяйте украсть свой день рождения. Каждый день — подарок, каждый день жизни — это праздник. Я это по работе знаю.

И дама, которая пожаловалась, спросила: вы психолог, да?

А вторая дама ответила: нет. Я медсестра в реанимации.

Да. Это правильная рекомендация от профессионала. Просто отличная. От опытного практика рекомендация.

Я только могу присоединиться к этим словам. Не позволяйте украсть у себя даже один день жизни. Даже один час не позволяйте украсть.

Плохому настроению, злым или равнодушным людям, скандалистам, — не позволяйте вас обворовать. Улыбнитесь. Купите себе что-нибудь хорошее, пойдите в хорошее место, общайтесь и наденьте лучшее платье. Так посоветовал специалист, который каждый день видит, как хрупка жизнь, как она драгоценна…

Анна Валентиновна Кирьянова
Источник: sobiratelzvezd.ru
Поделись
с друзьями!
939
0
18
11 месяцев

Бертран Рассел. Философия для непосвящённых.

Многие западные интеллектуалы ХХ века были обеспокоены влиянием на умы и нравы людей стремительного развития науки и появления многочисленных областей специализированного знания. Опасаясь, как бы философия не потеряла своей актуальности для будущих поколений, Бертран Рассел написал эссе «Философия для непосвящённых», в котором сетует на присвоение наукой заслуг философии, предостерегает от последствий недостатка философии в жизни и превозносит блага, которые может принести даже пятиминутное ежедневное упражнение в ней.


Начиная со времён первых цивилизованных сообществ человечество сталкивается с двумя типами задач. Первый тип задач связан с укрощением сил природы, приобретением знаний и умений, необходимых для создания орудий труда и вооружений, разведения полезных животных и выращивания полезных растений. Решение этих задач зависит от развития науки и технологии и требует наличия достаточного количества квалифицированных специалистов.

Второй тип задач, иногда ошибочно считаемый менее важным, связан с идеями и идеологиями: демократией и диктатурой, капитализмом и социализмом, международным правительством и международной анархией, свободой мысли и догмой. Лабораторные исследования здесь не помогут. Чтобы сделать наилучший выбор, необходимо изучить жизнь людей в прошлом и настоящем, и определить, что ведёт к счастью, а что — к несчастью.

Анализируя опыт предыдущих поколений, мы очень скоро понимаем, что умножение знаний само по себе не ведёт к повышению уровня счастья и благополучия.


Впервые научившись обрабатывать землю, люди основали жестокий культ человеческих жертвоприношений. Люди, первыми укротившие лошадей, использовали их для грабежей и разорения мирных поселений. Когда на заре промышленной революции был открыт машинный способ производства изделий из хлопка, последствия были ужасными: возглавляемое Джефферсоном движение за освобождение рабов в Америке, которое находилось в шаге от успеха, сошло на нет; эксплуатация детского труда в Англии достигла небывалых масштабов; а империализм в Африке получил второе дыхание из-за расчёта на то, что чернокожие люди начнут носить изделия из хлопка. В наши дни сочетание научной мысли и новых технологий породило атомную бомбу, которая держит в страхе население целой планеты.

История показывает, что одного знания мало — необходима мудрость.
И если мудрости вообще можно научить, то учить ей нужно не так, как науке.


«Философия» буквально означает «любовь к мудрости»; она нужна человечеству, чтобы новые технологии, открытые учёными и вверенные правителям простыми гражданами, не погубили всех нас. Но философия, которая должна быть частью общего образования, отличается от философии специалистов. В любой области знания есть часть, которая имеет ценность для широкой публики, и часть, которая представляет интерес только для профессионалов. Историки ведут споры о причинах неудачного похода Синаххериба в 698 году до нашей эры, но не-историкам нет необходимости знать о том, чем этот поход отличался от удачного похода тремя годами ранее. Профессиональные эллинисты спорят о пьесах Эсхила, но эти споры не интересны тем, кто просто хочет познакомиться с литературой древних греков. Точно так же люди, решившие посвятить свою жизнь философии, должны разбираться в вопросах, о которых широкой публике знать не обязательно — например, о споре об универсалиях между Фомой Аквинским и Дунсом Скотом.

С первых дней своего существования философия пыталась ответить на два вопроса: «как устроен мир?» и «как правильно жить?».


Начиная с Гераклита и заканчивая Гегелем и даже Марксом, философы занимались обоими вопросами; они не концентрировались только на теоретическом или только на практическом аспекте, но стремились разработать теорию вселенной, из которой можно было бы вывести практическую этику.

Философия граничит с наукой с одной стороны и с религией — с другой.


Философия как наука и логика


Вплоть до XVIII века наука была частью философии, но затем значение слова «философия» сузилось, и к ней стали относить только самые общие и спекулятивные вопросы в сферах, которыми занимается наука. Часто говорят, что философия не способствует прогрессу, но это не совсем так. Как только становится возможным дать точный ответ на какой-нибудь древний философский вопрос, новоприобретённое знание квалифицируется как «научное», а заслуга философии забывается.

Начиная от древних греков и вплоть до Ньютона знания о планетах были частью философии, так как были ненадёжными и спекулятивными. Ньютон сделал их частью науки, доказательно связав закон тяготения и законы движения планет. В VI веке до нашей эры Анаксимандр разработал теорию эволюции, гласившую, что люди произошли от рыб. Она относилась к области философии, поскольку не была подкреплена фактами. Теория эволюции Дарвина, с другой стороны, была научной, потому что опиралась на найденные окаменелости.

Можно сказать, что наука — это всё то, что мы знаем,
а философия — всё то, чего мы не знаем.


Но не стоит недооценивать роль философских рассуждений в приобретении точного научного знания. Догадки пифагорейцев об устройстве вселенной, Анаксимандра и Эмпедокла об эволюции и Демокрита об атомной структуре материи предоставили учёным более поздних времён ценные гипотезы.

Философия отвечает за формулировку общих гипотез, которые наука ещё не в состоянии проверить; но когда такая возможность появляется, гипотезы становятся частью науки (при условии, конечно, что они подтверждаются).


Польза философии в её теоретическом аспекте не ограничивается выдвижением догадок, которые затем надлежит подтвердить или опровергнуть науке. Некоторые люди слишком очарованы научными достижениями и забывают о том, что науке неизвестно; другие же акцентируют внимание на том, что науке неведомо и, как следствие, приуменьшают её достижения. Те, кто считает, что наука содержит ответы на все вопросы, становятся самоуверенными и пренебрегают вопросами, на которые нельзя дать точный научный ответ. Такие люди убеждены, что квалификация важнее мудрости, а убивать людей при помощи последних достижений техники — более прогрессивно и, следовательно, лучше, чем продолжать жить по-старому. Те же, кто пренебрежительно относится к науке, как правило, цепляются за отжившие суеверия и отказываются признать, что наука может привести к существенному росту благополучия, если использовать её мудро. Оба этих подхода одинаково предвзяты и ограничены.

Задача философии — показать как пользу, так и недостатки научного знания.


Есть много актуальных теоретических вопросов, на которые наука не способна дать ответ — по крайней мере, в настоящий момент.

Продолжается ли жизнь после смерти в той или иной форме, и если да, то только некоторое время или вечно? Может ли сознание управлять материей, или же материя полностью властвует над сознанием? А, возможно, и сознание, и материя в определённой степени независимы? Есть ли у вселенной цель? Или всё в ней происходит по инерции? Быть может, она на самом деле хаотична, а законы природы — просто наша фантазия, обусловленная нашей склонностью к упорядочиванию? Существует ли Высший замысел? Имеет ли жизнь смысл, или же наши претензии на смысл — не более чем проявление чувства собственной важности?

Я не знаю ответов на эти вопросы и сомневаюсь, что их знает кто-либо другой; но я убеждён, что человеческая жизнь стала бы беднее, если бы люди перестали задавать эти вопросы или раз и навсегда приняли однозначные ответы на них. Одна из функций философии — поддерживать интерес к подобным вопросам и давать оценку предлагаемым ответам.

Те, кто жаждет быстрых дивидендов, не хотят заниматься дисциплиной, которая неспособна предоставить точные ответы и поощряет то, что на первый взгляд кажется пустой тратой времени и бесплодными размышлениями над неразрешимыми вопросами. Но философия в том или ином виде необходима всем.

Без философии человечество грозит разделиться на враждующие группы, каждая из которых твёрдо убеждена в том, что их собственный вариант глупости — это священная истина, а любые другие — возмутительная ересь.


Католики и протестанты, крестоносцы и мусульмане, коммунисты и фашисты наполнили последние полтора века бесцельной враждой, которой можно было бы избежать, обратившись к философии и продемонстрировав всем сторонам, что у них нет веских причин верить в свою правоту.


В наше время догматизм по-прежнему остается непреодолимой преградой для достижения мира и демократии.


Человеку трудно вынести неопределённость. Тем не менее, требование определённости — это интеллектуальная ошибка. Если вы соберётесь с детьми на пикник в переменчивую погоду, они потребуют от вас однозначного ответа о том, будет ли день солнечным или дождливым — и расстроятся, если вы не сможете ответить наверняка. Странно, что никто не требует аналогичных гарантий от тех, кто берётся вести целые народы к Земле Обетованной. «Уничтожим капиталистов, и в мире наступит вечное счастье!», «Истребим евреев, и алчности настанет конец!», «Убьём хорватов, и сербы заживут счастливо!», «Убьём сербов, и хорваты заживут счастливо!» — вот только некоторые из призывов, звучавших в недалёком прошлом. Даже малой толики философии было бы достаточно, чтобы отвергнуть подобный кровожадный бред.

До тех пор, пока люди не научатся воздерживаться от суждений, не изучив сначала доказательства, они будут легко поддаваться влиянию самопровозглашённых пророков, а своими лидерами выбирать либо невежественных фанатиков, либо шарлатанов. Принять неопределённость нелегко — но ни одна добродетель не даётся легко. Развитие каждой добродетели требует соответствующей дисциплины. Лучшая дисциплина, чтобы научиться воздерживаться от поспешных и необоснованных суждений — это философия.

Для того чтобы служить положительной цели, философия должна учить не только скептицизму, ведь если догматик опасен, то скептик — попросту бесполезен.


И догматизм, и скептицизм — это абсолютные способы мышления. Первый утверждает истинность знания, второй — незнания. Задача философии — подрывать абсолютную уверенность в истинности любого утверждения. Знание — неоднозначная вещь. Вместо того, чтобы утверждать: «Я знаю это», следовало бы говорить: «Я более-менее знаю что-то вроде этого». Само собой, когда речь идёт о таблице умножения, в такой оговорке нет необходимости, но далеко не все знания настолько же точны и определённы.

Допустим, я утверждаю, что демократия — это благо. Я должен признать, что, во-первых, я менее уверен в этом, чем в том, что дважды два — четыре; во-вторых, что «демократия» — это достаточно размытое понятие, которое я не могу точно определить. Следовательно, мне следовало бы сказать что-то вроде: «Я более-менее уверен, что государственная модель, вроде той, что практикуется в США и Британии, имеет определённые преимущества». Одна из задач образования — сделать так, чтобы подобные утверждения пользовались большим доверием, чем громкие политические лозунги.

Но недостаточно просто осознавать, что не существует стопроцентно истинного знания; необходимо также уметь действовать, руководствуясь лучшей из доступных гипотез, не превращая её при этом в догму. Возвращаясь к примеру с пикником — если вы считаете, что солнечная погода более вероятна, можно идти на пикник, но в то же время стоит учитывать возможность дождя и взять с собой дождевики. Догматик — это тот, кто оставит дождевик дома.

Все знания можно организовать согласно их достоверности. На вершине в таком случае будут арифметические и осязаемые факты. Отрицать то, что дважды два — четыре, или что я сижу в своей комнате и пишу эти строки, граничило бы с сумасшествием. Я также уверен, что вчера был погожий день, но всё же не на сто процентов, ведь память может изменять мне. Воспоминания о более давних событиях ещё менее надёжны, особенно если есть причины помнить неправильно.

Если вы руководствуетесь гипотезой, в которой вы не уверены, нужно действовать так, чтобы избежать пагубных последствий в случае если гипотеза всё же окажется ошибочной. Снова возвращаясь к примеру с пикником — можно рискнуть попасть под дождь, если в вашей компании все здоровы; но если один человек слаб здоровьем и может заработать воспаление лёгких, рисковать не стоит. Возьмём еще один пример. Если вы встречаете магглтонца, то вполне оправданно можете вступить с ним в спор, ведь не будет особого вреда, если вдруг окажется, что мистер Магглтон действительно был таким великим человеком, как считают его последователи; но вы не можете сжечь его на костре, ведь сожжение заживо причиняет человеку несомненно больший вред, чем ложные взгляды на религию.

Сомнительная гипотеза не может использоваться для оправдания бесспорного зла.


Философия как этика


Большинство античных философов были убеждены в неразрывной связи между устройством вселенной и правильным образом жизни. Некоторые из них даже основывали братства, схожие с монашескими орденами более поздних времён, а Сократ критиковал софистов за то, что те не имели собственной этики. Чтобы занимать важную роль в жизни не-специалистов, философия должна предлагать определённый образ жизни. Философия такого рода очень близка религии, но имеет несколько важных отличий:

- Отсутствие авторитета (будь то авторитет традиции или священной книги).
- Отсутствие намерения основать церковь (Огюст Конт пытался это сделать, но потерпел неудачу).
- Утверждение главенства разума.

Этические учения античных философов отличались от современных учений тем, что античные философы обращались к людям, которые могли позволить себе жить так, как считали правильным, а при желании даже основать независимый город с законами, основанными на идеях своего учителя. Но подавляющее большинство образованных людей сегодня не имеют подобной свободы; они вынуждены зарабатывать на жизнь, подчиняться существующему порядку и не могут существенно изменить собственный образ жизни без перемен в политическом и экономическом устройстве общества. Поэтому современные этические принципы должны в большей степени выражаться в политических взглядах, а не в собственном поведении. Платон в своей «Республике» высказывал аналогичное мнение, но многие другие античные философы делали акцент на индивидуализме.


Держа в уме эту оговорку, посмотрим, что философия может сказать на тему этики.

Философия основана на вере в то, что знание — это благо, даже если оно приносит страдания.


Человек, воспитанный в духе философии — независимо от того, профессиональный он философ или нет, — стремится к тому, чтобы его убеждения были настолько верны, насколько это возможно; он любит знание и презирает невежество.


Наши убеждения формируются под влиянием самых разнообразных факторов: того, что нам говорили родители и учителя; того, что нам говорят влиятельные организации, пытающиеся манипулировать нами; того, что внушает нам страх, льстит нашему самолюбию и так далее. Любой из этих факторов может способствовать формированию верных убеждений, но чаще бывает наоборот. Умение трезво мыслить нужно нам, чтобы проанализировать свои убеждения и определить, какие из них верны. Если мы мудры, то будем особенно критичны к тем убеждениям, отказ от которых для нас наиболее болезнен и может привести к конфликту с людьми, придерживающимися противоположных и в равной степени необоснованных убеждений.

Ещё одна важная умственная добродетель, которую помогает развить философия — это беспристрастность. Попробуйте следующее упражнение: если в предложении, выражающем политическую идею, встречаются слова, которые вызывают сильные, но противоположные эмоции у разных людей, замените их на буквы A, B, C и так далее. Решая задачу о гонке между A, B и C, вы не испытываете никаких эмоций к упомянутым личностям и изо всех сил стараетесь найти объективно верное решение. Но если бы вы представили, что A — это вы, B — ваш заклятый враг, а C — учитель, задавший задачу, ваши расчёты бы пострадали, и вы бы наверняка обнаружили, что A пришёл первым, а C последним. Подобные эмоциональные предубеждения неизбежно присутствуют в политических вопросах, и лишь при помощи внимательности и постоянной практики можно научиться рассуждать объективно.

Абстрактные рассуждения — не единственный способ научиться объективности; той же цели можно достичь, развив в себе эмоциональную нейтральность. Если вы голодны, то приложите максимум усилий, чтобы раздобыть еду; если ваши дети голодны, вы, вероятно, будете стараться ещё сильнее. Но когда вы слышите, что миллионы индусов или китайцев умирают голодной смертью, проблема кажется настолько далёкой, что вы вскоре забываете о ней. Учась сопереживать чужим страданиям, мы становимся более объективными.

Этика подразумевает логическую и эмоциональную нейтральность. Заповедь «возлюби ближнего твоего, как самого себя» имеет целью развить эмоциональную нейтральность; правило «этические утверждения не должны содержать имён собственных» — логическую нейтральность.


На первый взгляд, эти два предписания звучат по-разному, но на практике они сводятся к одному и тому же. Если правители и народные массы, которые они представляют, решат исповедовать любое из этих предписаний, результатом станет долгосрочный мир.


Не стоит ожидать, что молодые люди, занятые приобретением ценных специализированных знаний, смогут уделять много времени изучению философии; но даже за время, которое можно легко выкроить без ущерба для учебного процесса, занятия философией могут помочь изучающему её стать лучшим человеком и гражданином.

Философия учит правильному мышлению не только в математике и науке в целом, но и в общих, практических вопросах; помогает расширить кругозор и представить себе новые возможности и цели в жизни; предоставляет лекарство от тревог и дарит безмятежность в нашем беспокойном и непредсказуемом мире.
Источник: www.paranteza.info
Поделись
с друзьями!
985
0
38
12 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!