Метаморфические картины Октавио Окампо

Октавио Окампо (Octavio Ocampo) родился в семье мексиканских художников и дизайнеров в 1943 году в городе Селая. Он с детства изучал искусство, образование получил в Школе живописи и скульптуры, затем в Художественном институте Сан-Франциско. На этапе поисков себя работал художником-декоратором в театре и кино, создал декорации к более 120 мексиканским и американским фильмам.


Октавио Окампо – представитель стиля метаморфоз, очень близкого к испанскому сюрреализму, родоначальником которого был Сальвадор Дали. Окампо пишет картины-иллюзии со скрытыми изображениями и бесконечными смыслами. Игрой воображения мастер сплетает реалистические и метафорические детали в неповторимые картины с зашифрованными образами. Немалое место в его творчестве занимает католическая символика.

«Я называю свой стиль «метаморфическим», потому что когда вы смотрите на мои картины, они переходят от одного изображения к другому. Моя философия в том, что мы живём в разных вселенных, параллельных друг другу. Вселенная и философия – вот мой стиль...», – говорит художник.


Окампо популярен и как портретист. Наиболее известны его портреты таких известных личностей как Джимми Картер, Хосе Лопес Портильо, Мигуэль Алеман Вальдес, Сезар Чавес, Джейн Фонда и Шер (портрет использовали для обложки альбома «Heart Of Stone»). Работы Октавио Окампо демонстрируют в персональных и коллективных выставках по всему миру. В родном городе художника создали музей его имени.


































Поделись
с друзьями!
757
6
18
14 дней

Картины болгаро-американского художника Ivan Pazlamatchev

Иван Пазламачев (Ivan Pazlamatchev) — болгаро-американский художник. Родился в 1968 году. Образование получил в Школе изобразительного и прикладного искусства, София, Болгария, где учился с 1982 по 1987 год. Затем в Колледж Санбридж, Честнат-Ридж, Нью-Йорк, где учился с 1992 по 1995 год.


Иван Пазламачев - верный поклонник фигуративной традиции. Его картины погружены в аллегорические повествования и композиционные напряжения, с современной интерпретацией, подкрепленной классическим обучением, полученным в престижной Школе искусств в Софии, Болгария. Обладая более чем 30-летним опытом работы в качестве художника, Иван выставлялся в галереях и музеях Европы и по всему Восточному побережью Соединенных Штатов.


"В своих нынешних картинах я начал с того, что уделил пристальное внимание лицу. Оно — наше зеркало для мира. В картинах я раскрываю свои секреты, настроения, мысли, желания, рассказывая историю человека, на которого вы смотрите так, как будто он находится близко.

Когда есть тема, я создаю дверь для глаз, чтобы в неё можно было войти. С самого начала это казалось нереальным, поэтому я придумал хитрую уловку — в основном полосы, но также пузыри и вуали. Это придавало лицу частичную дымку, в которой оно плавало. Это выдвинуло вперед поверхность картины и оставило глубину доступной только для лица.

Затем моя любовь и интерес к повествованиям в картинах классического искусства дали мне еще одну возможность дополнить историю. С двусторонним вариантом. Интерпретация предмета из классической картины, помогающая объяснить лицо и лицо, отвечающее взаимностью. В некоторых работах повествование прерывается объектами, взаимодействующими с лицом."













Источник: artsy.net
Поделись
с друзьями!
449
3
8
19 дней

Красивые девушки на гиперреалистичных портретах турецкого художника Мусы Челика

Турецкий художник Муса Челик рисует великолепные портреты в технике фотореализм, используя лишь простой карандаш. Посмотрите на его нежные и абсолютно живые работы. Кажется, что они прямо сейчас начнут разговаривать!


Муса Челик (Musa Çelik) — художник из Турции, родившийся в Алании. Окончил факультет изобразительного искусства в университете. Работал учителем рисования, а затем решил сосредоточиться на дизайне. Имеет множество национальных и международных наград.











Источник: www.facebook.com
Поделись
с друзьями!
1259
3
37
24 дня

Автопортрет - познание себя через поиск внутреннего мира

Автопортреты писали не только художники-портретисты. Познание мира через исследование собственного образа широко распространено среди мастеров кисти всех времен.


Подвид портрета, автопортрет осмелился выйти на арену творчества художников во времена Ренессанса, Возрождения. Название жанра «автопортрет» происходит от двух слов — «автор» и «портрет», то есть автопортрет — портрет самого себя.

Автопортрет в выпуклом зеркале Франческо Пармиджанино 1524, 24.4×24.4 см

Некоторые художники написали множество автопортретов, другие помещали собственное изображение в групповые картины.

Собственно, градации разновидностей автопортрета не так много. Часто художники изображают себя за работой, с кистью и красками, пишущими картину — такой автопортрет условно можно назвать профессиональным.

Автопортрет в соломенной шляпе Элизабет Виже-Лебрен 1780-е

Проникновение в глубины личного сознания, выраженного художником на полотне, можно назвать личностным автопортретом.

Автопортрет между часами и кроватью Эдвард Мунк 1943, 149.5×120.5 см

Поскольку собственное лицо — самая доступная мастеру натура, автопортреты художников встречаются в групповых картинах. Мастера изображали себя в качестве персонажей картин на историческую, библейскую или мифологическую тему, помещали себя в групповых изображениях вместе с друзьями или членами семьи.

Одним из первых художников, изобразивших себя в групповом портрете, был итальянец Томазо Мазаччо. Его автопортрет (1425) изображен на росписи в капелле Бранкаччи. Считается также, что Сандро Боттичелли изобразил себя на картине «Поклонение волхвов»: обратите внимание на фигуру справа.

Поклонение волхвов Сандро Боттичелли 1475, 111×134 см

Искусствоведы долгие годы пытаются выяснить, является ли знаменитая «Мона Лиза» своеобразным автопортретом Леонардо да Винчи?


Автопортрет, помимо всего прочего — ценнейший исторический документ, отражение отношения художника к окружающему его миру и обществу, отражение его социальных ценностей. Свои образы оставили потомкам Рафаэль Санти (1483—1520), Микеланджело Буонарроти (1475—1564), Тициан Вечеллио (1477—1576).

Автопортрет Рафаэль Санти 1506, 47.3×34.8 см

Стремясь передать самую сущность портретируемого, его глубокие внутренние стремления, потаенные мысли, художники, как правило, старались «разговорить», узнать получше свою модель. Что же касается автопортрета, изображения себя самого — этот опыт для многих из них становился достаточно тяжелым личным переживанием, ни с чем не сравнимым опытом. Заглянуть в собственную душу, откровенно изобразить свою натуру, которую многие люди стараются прятать как можно глубже… Пожалуй, автопортрет для художника — это всегда испытание, акт самопознания — дело нелегкое, но очищающее. Также по автопортрету судят о творчестве художника в целом: насколько он откровенен в своих работах, хотя мало кто из людей бывает до конца честен с самим собой.

Автопортрет в возрасте 13 лет Альбрехт Дюрер • Графика, 1484, 27.5×19.6 см

За туалетом. Автопортрет Зинаида Евгеньевна Серебрякова • Живопись, 1909, 75×65 см

Известные художники — мастера автопортрета: Альбрехт Дюрер, Рембрандт, Орест Кипренский, Иван Крамской, Поль Сезанн, Ван Гог, Фрида Кало, Зинаида Серебрякова, Михаил Сарьян, Фернандо Ботеро.
Источник: artchive.ru
Поделись
с друзьями!
457
2
6
1 месяц

Эмоции и детали. Удивительные картины литовского художника Сергея Гетиу

Сергей Гетиу (Serghei Ghetiu) — литовский художник. Родился 1 января 1976 года в небольшом городке Сорока в Молдове. С ранних лет он увлекался лепкой из глины и рисованием. Его самая первая выставка состоялась ещё в детстве в городском доме культуры. Рисование и живопись увлекли его так, что у него не было сомнений в том, что он будет учиться дальше. Он посещал художественную школу, которую успешно окончил в 1991 году.

«Привет, это я…» Сергей Гетиу

После школы он пошел служить в армию. С первого месяца военной службы его заметили как художника, так как он сделал пару рисунков для своих коллег. Его призвали в штаб, и он стал полковым художником. Заказов было много, и он был очень популярен в своей воинской части. После службы ему предложили постоянную работу в столице графическим дизайнером, но он отказался, так как решил, что это сильно ограничит его свободу и планы на будущее.

«Девушка из Индии». Сергей Гетиу

В возрасте 21 года он решил поступить в Колледж искусств «Александру Плэмэдэалэ» в Кишиневе, Молдова. И успешно сдал вступительные экзамены. Но через полгода ему пришлось бросить учебу из-за финансовых трудностей. Он решил работать и оставить живопись в качестве хобби. В возрасте 26 лет он снова поступил в университет, но на этот раз не как художник, а как лингвист. По практическим соображениям и слабой экономической ситуации в Молдове он решил выбрать другую специальность, потому что с компьютеризацией художники стали невостребованными на рынке. Он преуспел в учебе и получил стипендию для учебы в Германии. Там он окончил университет по специальности «немецкая филология и коммуникация». В то же время он, конечно, рисовал и даже продавал свои работы на Ebay.

«Влюбился в танец». Сергей Гетиу

После учебы он переехал со своей будущей женой в Литву, где живет до сих пор. Буквально этот шаг определил его профессию художника. Его солидные знания немецкой филологии были не нужны без знания литовского языка, и живопись снова вышла на первый план. С тех пор он работает художником, и ему очень нравится эта работа. Его картины находятся во многих странах мира, и он не собирается останавливаться на достигнутом. Он постоянно работает над своими навыками, пробует и совершенствуется. Его картины висят в галереях Вильнюса и Каунаса.

«Ангел с темными крыльями». Сергей Гетиу

Сергей Гетиу говорит:

«Искусство для меня — это прежде всего эмоции, которые я получаю в процессе работы. Насколько я помню себя в раннем детстве, я любил визуализировать свои чувства и настроения, поэтому я рисую все, не выбирая одного направления, так как в этом мире есть много вещей, которые я хочу запечатлеть на своих картинах, будь то люди, природа или натюрморты. Моя любовь к деталям нисколько не усложняет это восприятие, а мой многолетний опыт работы в живописи позволяет мне быстро, без особых поисков, решать задачи в живописи. Мои картины отражают мое душевное состояние и эмоции, поэтому они такие яркие и насыщенные деталями».

«Изабель открывает для себя новые мультфильмы». Сергей Гетиу

«Je suis ballerine VI». Serghei Ghetiu

«Маленькая красная шапочка». Сергей Гетиу

«Однажды в Париже III». Сергей Гетиу

«Ангел балета». Сергей Гетиу

Buy Roses from a stranger. Serghei Ghetiu

Поздняя дорога домой. Сергей Гетиу

Сигарета для хорошего начала. Сергей Гетиу

Поймай меня, если сможешь. Сергей Гетиу.

Средиземноморский вечер. Сергей Гетиу

Гуляя в ночи. Сергей Гетиу
Источник: risunoc.com
Поделись
с друзьями!
836
3
9
2 месяца

Течёт река. Картины художника Фрица Таулова (Frits Thaulow)

Галерея работ Фрица Таулова — одного из самых знаменитых норвежских художников-пейзажистов девятнадцатого века.


Художник Фриц Таулов (Frits Thaulow) родился в семье аптекаря в октябре 1847 года. Окончил Академию искусств в Копенгагене.

В начале своей карьеры художника рисовал марины. После переезда в Париж увлекся импрессионизмом, начал писать пейзажи и в 1889 году, на Всемирной выставке в Париже, показал свои зимние пейзажи и буквально на следующий день всемирно знаменитым.

Вскоре Frits Thaulow вернулся в Норвегию, увлекся городским пейзажем, он стал организатором ежегодной выставки современного искусства в Осло.

В 1892 году художник навсегда покинул Норвегию и поселился в Париже. Художник был известен и финансово успешен. Его работы выставляли по всей Европе и в Америке.

Фриц Таулов умер в 1906 году в Нидерландах.


Фриц Таулов любил рисовать простые сюжеты. Зачастую это были дневные и вечерние виды укромных деревенских уголков Норвегии со стоячими прудами и тихо струящимися речками, со скромными домиками, покрытыми снегом, и с немногими человеческими фигурами, или же виды парижских улиц и пустынных закоулков в городках и селах Нормандии.

Однако при этом талантливый живописец выказывал не только виртуозную технику, но и удивительно тонкое чувство природы. Непосредственность в диалоге с природой для него — самое первое условие творчества. Отсюда — подчеркивание безыскусственности мотива, известная фрагментарность. Вместе с тем Таулова можно назвать и романтиком.


Художник не всегда акцентирует внимание на подробностях, с особой тонкостью запечатлевая освещенные солнцем стынущие реки и ясное небо. Подлинное искусство заключается в том, чтобы поймать достойный момент, суметь передать движение и жизнь, — глядя на полотна Фрица, можно ощутить холод снега и ледяной воды, неповторимый аромат осенней листвы, и «увидеть» легкий ветерок, запутавшийся в траве на летней лужайке…

Он любит жемчужно-серые, палевые, голубовато-зеленые тона. Освещение почти всегда неяркое — пасмурный или туманный день, сгустившиеся сумерки или ночной мрак, чуть разгоняемый светом из окон.

В работах художника ощущается взволнованность, приподнятость настроения, его любовное отношение к природе, стремление и зрителя заставить увидеть ее красоту.

























Поделись
с друзьями!
848
0
17
2 месяца

Подпись художника: почему авторы не всегда указывали свое имя и как они вошли во вкус

Нередко, рассматривая живопись старых мастеров, мы испытываем досаду, видя на табличке лаконичное «Н.Х.» — неизвестный художник. Немного больше нас радует подпись «мастер…», дополненная названием немецкого или фламандского городка или алтаря какого-нибудь святого. Если же мы откроем именной список художников XIII—XV веков, то обнаружим, что и здесь изобильнее всего представлена буква «М». И не потому, что в это время были особенно популярны Михели, Матеуши и Мельхиоры, а потому, что нас ожидает длинная череда безымянных мастеров — мастер св. Вероники, мастер амстердамского успения Богородицы, мастер вышитых рукавов, мастер лилльского поклонения…

Что же мешало художникам этого времени облегчить жизнь искусствоведам, написав где-нибудь у подножия трона Мадонны своё имя?


Вероятно, больше всего их от таких нескромных желаний удерживал страх божий, потому что тщеславие — смертный грех. Да и зачем отдельно сообщать, что именно ты писал этот алтарь, когда Господу это и так прекрасно известно?

А вот античные скульпторы свои работы подписывали с гордостью. Да что скульпторы? Даже греческие керамисты (начиная, примерно, с середины VII века до н.э.) нередко снабжали свои красно и чёрнофигурные изделия сразу двумя подписями — гончара и художника, превращая любую проданную амфору в рекламную листовку.

Подпись гончара Никосфена на чернофигурной амфоре, ок. 530 — 520 гг до н.э., Лувр.

Но разве можно сравнить какие-то горшки с алтарями?

На самом деле, по некоторым пунктам можно — и не только потому, что хорошие вазописцы в античность весьма ценились, но и потому, что и алтари были ремеслом — ведь ни живопись, ни скульптура, ни ювелирное дело в представлении человека средних веков к высокому искусству не относились.

Но и в особо широкой рекламе художники не нуждались — ведь до определённого времени практически все их работы были заказными, и заказы по мастерским нередко распределяли старшины цеха. А уж старшины-то отлично знали и самих мастеров и их подмастерий, и в авторских пометках непосредственно на работе не нуждались. Конечно, имена мастеров упоминались в расчётных книгах и расписках, но до нас от этих пергаментов и бумаг дошли считанные страницы.

Что же всё-таки заставило мастеров задуматься о подписях?

Немалую роль в этом сыграло расширение «клиентской базы». Дороги, почта и дипломатия в XIII веке были развиты несомненно лучше, чем в XII (а в XIV закономерно лучше, чем в XIII), а значит, прекрасный мастер, известный в XII веке лишь в своём городе, в XIII — XIV получал неплохие шансы прославиться за пределами собственной страны и даже поработать на заказчика, никогда не имевшего с ним личных контактов. Следовательно, имело смысл снабдить свою работу опознавательным знаком, позволяя клиентам связать определённое имя с определённым качеством. Помогло и то, что в священных сюжетах становилось всё больше светского — истории расширялись, включая в себя архитектуру и пейзажи, скупой символический мир насыщался деталями и подробностями, в него вошли изображения донаторов — обычных смертных людей, а, следовательно, вплести своё имя в орнамент на вазе или увековечить себя в виде слуги в свите волхвов, уже не казалось художнику великим кощунством.

Эти автопортреты в картинах — одни из первых подписей, что мы знаем. Их оставляли даже те мастера, которые так ни разу и не рискнули отметить алтарную доску своими инициалами. Жаль, что такие «подписи» так сложны для расшифровки сейчас.

Правда ли, что человек в красной шапке, одиноко стоящий в окне мемлинговского «Триптиха Донна» — сам Ханс Мемлинг? Действительно ли на четырёх копиях «Святого Луки, пишущего Мадонну» мы видим лицо Рогира ван дер Вейдена? А вот этот мрачный мужчина, поддерживающий безжизненное тело Христа, — не Хуго ли это ван дер Гус?

Ганс Мемлинг. Триптих Донна. Левая створка. Святой Иоанн Креститель | Фрагмент левой створки "Триптиха Донна". Возможно, автопортрет Мемлинга.

Рогир ван дер Вейден. Св. Лука, рисующий Мадонну (Эрмитаж). Справа предполагаемый портрет Рогира ван дер Вейдена в образе св. Луки.

Хуго ван дер Гус. Оплакивание Христа

Предполагаемые автопортрет Хуго ван дер Гуса с "Оплакивая Христа".

Конечно, подобные «подписи» делались не ради привлечения клиентов — хотя некоторая меркантильность в них была: ведь размещая себя на картине возле Бога, художник присоединялся к божественной благодати. Подписывая же картины понятными, разборчивыми литерами, можно было приобщиться к благодати материальной, сообщив любому зрителю о своём таланте.

Считается, что первыми оставлять на своих произведениях сигнатуры начали итальянцы. Это вполне объяснимо — в Италии, буквально нафаршированной обломками античной скульптуры, художникам проще было встретить работу греческого или римского мастера, подписанную без всякой скромности. Вскоре их примеру последовали и северные мастера.

Предположительно, один из самых ранних «мастерских автографов» — подпись скульптора Жильбера (Гислебертуса) под сценой Страшного суда в соборе Сен-Лазар, Отён (Франция), 1125−1145 гг. Фото: Counterlight’s Peculiars

«Страшный суд» Жильбера полностью. Фото: Wikimedia Commons

Удивительно, но (в отличии от современных подписей) ранние сигнатуры не были робко нацарапанной в уголке доски парой литер — чаще всего они были продуманны, красивы и органично включены в композицию картины или изваяния.

Специалисты до сих пор не решили, является ли подпись Яна ван Эйка на знаменитом портрете простым подтверждением того, что картину создал именно он, или словами «Ян ван Эйк был здесь. 1434» он утверждает, что своим присутствием в это время и в этом месте засвидетельствовал некое событие.


К концу XV века художники (вот здесь в энциклопедиях обычно уточняют: «впитав гуманизм Ренессанса») окончательно утрачивают скромность и начинают снабжать работы не только сигнатурами, но и датами создания, и пояснениями, восхваляющими собственный талант. К примеру Пьетро Перуджино далеко не лучшую свою фреску подписывает словами: «Петрус Перузинус, отличный живописец, если искусство погибло, то эта живопись его возродила». В этих наивных словах — самая суть Возрождения, времени, когда искусство становится чрезвычайно важной частью жизни, а художник наконец-то ощущает себя весьма значительной персоной.


Одну из самых прекрасных историй появления подписи сохранил для нас Джорджо Вазари в биографии Микеланджело:

«…однажды Микеланджело, подойдя к тому месту, где помещена работа („Пьета“), увидел там большое число приезжих из Ломбардии, весьма ее восхвалявших, и когда один из них обратился к другому с вопросом, кто же это сделал, тот ответил: „Наш миланец Гоббо“. Микеланджело промолчал, и ему показалось по меньшей мере странным, что его труды приписываются другому. Однажды ночью он заперся там со светильником, прихватив с собой резцы, и вырезал на скульптуре свое имя».

Пьета (Оплакивание Христа) Микеланджело Буонарроти 1499, 174×195 см

Подпись Микеланджело на скульптурной группе Пьета.

Живописцы обычно не были так отважны, как Микеланджело, и использовали для подписи таблички, картуши или листки-обманки, словно приколотые к фону, а порой «высекали» свои имена на нарисованных подоконниках и базах колонн — такой способ одновременно и сохранял имя художника, и подчёркивал его мастерство. Порой автограф мог быть оставлен имитацией чеканки на краю кубка или текстом на письме, которое держит в руках портретируемый.

Автограф Витторе Карпаччо на одной из работ цикла, посвященного святой Урсуле. Ищите его в нижней части картины, представленной ниже.

Житие святой Урсулы. Прибытие английских послов к королю Бретани Витторе Карпаччо 1495

Якопо де Барбари. Натюрморт с куропаткой, латной руковицей и арбалетным болтом. На листке под натюрмортом помимо имени художника и даты изображён его знак — обвитый змеями жезл-кадуцей.

Тициан Веччелио. Портрет антиквара Якопо Страда. Надпись на письме: «Al Mag. со il Sig. or Titian (o) Vecellio… Venezia (Великолепному синьору Тициану Вечеллио… Венеция)».

Особенно признательны должны быть искусствоведы Альбрехту Дюреру, который с юности снабжал свои работы не только подписью, но и развернутым комментарием в духе «Это я сам нарисовал себя в зеркале в 1484 году, когда ещё был ребёнком. Альбрехт Дюрер». В нескольких же особо серьёзных случаях Дюрер просто вручал плакатик с подписью самому себе, скромно, но гордо стоящему где-нибудь на заднем плане «Вознесения господня». А чтобы его работы не приписали какому-нибудь фламандцу, ещё и указывал на них «немец» или «нюрнбержец».

Автопортрет в возрасте 13 лет Альбрехт Дюрер 1484, 27.5×19.6 см

Альбрех Дюрер. Праздник четок

Автопортрет Дюрера в «Празднике чёток»

Альбрех Дюрер. Мученичество десяти тысяч христиан

Автопортрет Дюрера в "Мученичестве десяти тысяч христиан"

Современник Дюрера Лукас Кранах Старший тоже пометил своё творческое наследие (из которого сохранилось больше 5000 единиц) знаком, разработанным ещё на заре карьеры. За его основу был взят собственный герб Кранаха — дракон с крыльями летучей мыши, держащий в пасти кольцо. Конечно, многие искусствоведы сердиты на старого мастера за то, что отличить его собственные работы от работ мастерской непросто, но на самом деле к своим работам он всегда честно добавлял литеры LC, работы же мастерской довольствовались крылатым ящером. Делал Кранах это, конечно, не для удобства учёных, а подчиняясь цеховым правилам, требовавшим работы, к которым сам мастер руку не приложил, помечать только знаком мастерской (хотя это и снижало их цену). «А почему бы не подписать именами настоящих авторов?» — можем спросить мы. Увы — до получения мастерского звания ученики и подмастерья на подпись права не имели, а все созданные ими работы принадлежали главе мастерской.

Лукас Кранах. Венера и Амур

Полная подпись Лукаса Кранаха Старшего — фрагмент гравюры «Венера и Амур»

Из всего вышесказанного возникает резонное предположение, что если подпись известного мастера поднимала стоимость работы, то их должны были подделывать. И их, конечно, подделывали. Знаменитая вторая поездка Альбрехта Дюрера в Италию была совершена не столько ради знакомства с новыми веяниями в искусстве, сколько ради прекращения итальянцами печати фальшивых «дюреровских» гравюр (подробнее об этом читайте в описании картины Дюрера «Праздник четок»). Помогло это Дюреру не слишком — итальянцы запретили соотечественнику копировать подпись придирчивого немца, но разрешили продолжать копировать его работы. Впрочем, и подделать подпись соотечественника художники не гнушались (особенно если он уже не может с тобой судиться) — к примеру, Питер Брейгель Старший довольно долго работал в мастерской, производившей гравюры с подписью покойного (и очень хорошо продающегося) Босха.

Гравюра Брейгеля «Большие рыбы пожирают малых», подписанная именем Босха

Босх умер в 1516 году. А его имя на гравюре Брейгеля поставили в 1556-м. «Хиеронимус Бос инвентор», гласит подпись в левом нижнем углу гравюры: придумано Босхом.

К XVII веку авторские сигнатуры наконец-то приобрели привычную для нас форму — несколько букв или полное имя, иногда дополненные датой, написанные небрежно или калиграфически (в зависимости от характера мастера) и должные засвидетельствовать подлинность картины и поднять её цену. И всё-таки иногда подпись становилась чем-то большим — к примеру, устроенная Гойей игра с подписями на «Портрете герцогини Альба в чёрном» явно была должна утвердить близкие отношения художника и модели.

Портрет герцогини Альба Франсиско Гойя 1797, 210.1×149.2 см

Герцогиня указывает на надпись, сделанную на песке: «Solo Goya» (Только Гойя).

Руку герцогини художник украсил двумя кольцами с надписями «Альба» и «Гойя».

Двадцатый век подарил искусствоведам массу способов определить авторство художника даже без подписи — и всё же она по-прежнему важна настолько, что может поднять цену работы в несколько десятков раз. Ценность этих нескольких букв прекрасно иллюстрирует анекдот про Пикассо, который, расплатившись за обед в ресторане рисунком на бланке счёта, парировал просьбу хозяина об автографе словами: «Дорогой мой, я ведь покупаю только обед, а не весь ресторан».

Заглавная иллюстрация: Франсиско Гойя. Дон Мануэль Осорио Манрике де Суньига, ребёнок. Фрагмент с подписью художника

Автор: Оксана Санжарова
Источник: artchive.ru
Поделись
с друзьями!
500
1
3
2 месяца
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!