Чехов - мастер короткого рассказа («Размазня»)


РАЗМАЗНЯ

На днях я пригласил к себе в кабинет гувернантку моих детей, Юлию Васильевну. Нужно было посчитаться.
— Садитесь, Юлия Васильевна! — сказал я ей. — Давайте посчитаемся. Вам наверное нужны деньги, а вы такая церемонная, что сами не спросите... Ну-с... Договорились мы с вами по тридцати рублей в месяц...
— По сорока...
— Нет, по тридцати... У меня записано... Я всегда платил гувернанткам по тридцати. Ну-с, прожили вы два месяца...
— Два месяца и пять дней...
— Ровно два месяца... У меня так записано. Следует вам, значит, шестьдесят рублей... Вычесть девять воскресений... вы ведь не занимались с Колей по воскресеньям, а гуляли только... да три праздника...
Юлия Васильевна вспыхнула и затеребила оборочку, но... ни слова!..
— Три праздника... Долой, следовательно, двенадцать рублей... Четыре дня Коля был болен и не было занятий... Вы занимались с одной только Варей... Три дня у вас болели зубы, и моя жена позволила вам не заниматься после обеда... Двенадцать и семь — девятнадцать. Вычесть... останется... гм... сорок один рубль... Верно?
Левый глаз Юлии Васильевны покраснел и наполнился влагой. Подбородок ее задрожал. Она нервно закашляла, засморкалась, но — ни слова!..
— Под Новый год вы разбили чайную чашку с блюдечком. Долой два рубля... Чашка стоит дороже, она фамильная, но... бог с вами! Где наше не пропадало? Потом-с, по вашему недосмотру Коля полез на дерево и порвал себе сюртучок... Долой десять... Горничная тоже по вашему недосмотру украла у Вари ботинки. Вы должны за всем смотреть. Вы жалованье получаете. Итак, значит, долой еще пять... Десятого января вы взяли у меня десять рублей...
— Я не брала, — шепнула Юлия Васильевна.
— Но у меня записано!
— Ну, пусть... хорошо.
— Из сорока одного вычесть двадцать семь — останется четырнадцать...
Оба глаза наполнились слезами... На длинном хорошеньком носике выступил пот. Бедная девочка!
— Я раз только брала, — сказала она дрожащим голосом. — Я у вашей супруги взяла три рубля... Больше не брала...
— Да? Ишь ведь, а у меня и не записано! Долой из четырнадцати три, останется одиннадцать... Вот вам ваши деньги, милейшая! Три... три, три... один и один... Получите-с!
И я подал ей одиннадцать рублей... Она взяла и дрожащими пальчиками сунула их в карман.
— Merci, — прошептала она.
Я вскочил и заходил по комнате. Меня охватила злость.
— За что же merci? — спросил я.
— За деньги...
— Но ведь я же вас обобрал, чёрт возьми, ограбил! Водь я украл у вас! За что же merci?
— В других местах мне и вовсе не давали...
— Не давали? И не мудрено! Я пошутил над вами, жестокий урок дал вам... Я отдам вам все ваши восемьдесят! Вон они в конверте для вас приготовлены! Но разве можно быть такой кислятиной? Отчего вы не протестуете? Чего молчите? Разве можно на этом свете не быть зубастой? Разве можно быть такой размазней?
Она кисло улыбнулась, и я прочел на ее лице: «Можно!»
Я попросил у нее прощение за жестокий урок и отдал ей, к великому ее удивлению, все восемьдесят. Она робко замерсикала и вышла... Я поглядел ей вслед и подумал: легко на этом свете быть сильным!
Поделись
с друзьями!
240
0
12
1 день

Уставший ангел шел по белым облакам... (Елена Бурда)


Уставший ангел шел по белым облакам.
Он столько сделал для людей за эти сутки!
Кому-то двери открывал впервые в храм,
Кому дарил надежду робкой незабудкой.
Просящим нежно протянул он два крыла,
И положил просвиры в руки безнадёжных,
Встречая зло, всегда сжигал его дотла,
Хотя и знал, что сжечь навечно невозможно…
Он подбирал у парков брошенных детей,
И нёс туда, где их любовь брала на руки,
Мирил по глупости рассоренных друзей,
И разбивал оковы тягостной разлуки.
Он нес любовь в ладонях – розы лепестки,
И разбросал их в майский вечер без остатка,
Но, видно, были до того они легки,
Что до Земли не долетело и десятка.
Последний шаг до врат небесных, и порог,
Где ждет Отец, где для него открыты двери.
Как быть? Лгать ангел от рождения не мог…
Как объяснить, что люди в ангелов не верят?...

Елена Бурда
Поделись
с друзьями!
149
0
7
1 день

«Собаки и дети». Трогательные картины английского художника Чарльза Барбера

Ученые постоянно твердят, что собака – это всего лишь животное и не нужно ее очеловечивать. Мол, она не способна на сложные эмоции и чувства. Однако каждый, у кого есть пес, знает, насколько преданным может быть четвероногий друг и как велико порой бывает его сочувствие, понимание и терпение. Особенно трогательно собаки относятся к детям. Замечательный английский художник-анималист XIX века Чарльз Бертон Барбер запечатлел в своих картинах все виды такой собачьей преданности.

Charles Burton Barber

Чарльза Бертона Барбера можно по праву назвать одним из лучших анималистов, писавших жанровые картины. Он был почетным членом Королевской академии художеств в Лондоне и любимцем королевы Виктории. На протяжении всей своей недолгой жизни (а умер он в 49 лет) Барбер рисовал животных, потому что безумно их любил.

Чарльз Бертон Барбер

Больше всего художнику нравилось изображать собак. Он считал их уникальными существами и восхищался широким спектром их эмоций. Особенно реалистично у анималиста получались бытовые сценки животных с детьми. Возможно, оттого, что у него у самого были две дочери.

При жизни художник был очень популярен и его картины украшали гостиные многих богатых английских домов. Даже сама королева позволяла Барберу рисовать детей при дворе. И хотя некоторые современники упрекали живописца за излишнюю слащавость (на его картинах всегда были изображены дети из обеспеченных семей в богатых интерьерах), даже критики признавали его мастерство и точность в изображении пород собак и передаче эмоций детей и животных. Его картины, написанные в 1870-1890-х годах, и в наше время не могут никого оставить равнодушным. Интересно, чтобы сказали людям эти четвероногие герои, умей они разговаривать?

«В школу? Одна? Нет, тебе нужен охранник. Ну, хотя бы для того, чтобы нести зонт».


«В школу» /Charles Burton Barber

«Ты влюблена в него, а я – в тебя, хозяйка. Погрустим?».


«Влюбленные» /Charles Burton Barber

«Просыпайся скорее! Мне скучно!»


«Пора будить» /Charles Burton Barber

«Я, конечно, читать не умею, но разделяю твои эмоции»


«Блондинка и ее брюнетка-мопс» /Charles Burton Barber

«Хозяйка сказала, что сегодня она доктор, а я – больной. Ну, больной так больной».


«Все не так плохо» /Charles Burton Barber

«Ну, потерпи еще немножко! Скоро каникулы».


«Учим уроки» /Charles Burton Barber

«Мне, конечно, не очень удобно с этой повязкой, но если тебе так легче болеть…»


«Двое больных» /Charles Burton Barber

«Не нравится мне все это.... Ты точно не уронишь щенков?»


«Девочка с собаками» /Charles Burton Barber

«Прогулка откладывается. И это наше общее горе...»


«День не для прогулок» /Charles Burton Barber

«Да терплю я. Терплю!»


«Надежда» /Charles Burton Barber

«Зачем вы обидели мою девочку?»


«Защитник» /Charles Burton Barber

«Не подлизывайся, кот! Она знает, что я ее люблю больше».


«Кошка и собака в картинках» /Charles Burton Barber

«Мы поможем тебе их слепить! И съесть».


«Маленькая стряпуха и два ее ассистента» /Charles Burton Barber

«Сегодня я твой партнер по танцам? Хорошо, только недолго, ладно?».


«Мой первый партнер» /Charles Burton Barber

«Господи, сохрани мою хозяйку, а мне пошли вот это вкусное яичко».


«Молитва» /Charles Burton Barber

«Ты как будто монстр, а мы как будто боимся?»


«Монстр» /Charles Burton Barber

«А может, больше не надо?»


«Обжегшись на молоке, дуешь на воду» /Charles Burton Barber

«Да пою я, пою….»


«Порванная струна» /Charles Burton Barber

«О, хозяйка полезла в наш заветный шкафчик!»


«Потайное место» /Charles Burton Barber

«Делаю вид, что мне приятно, но это очень холодно и мокро…»


«Принятие ванны» /Charles Burton Barber

«Да, нам стыдно. Переживем этот позор вместе».


«Провинились» /Charles Burton Barber

Картины Барбера очень добрые и уютные. Они переносят нас в мир беззаботного детства. Любителям такого искусства будет интересно ознакомиться и с картинами современного художника Джима Дэйли, на которых, кстати, тоже нередко встречаются домашние животные.

Текст: Анна Белова
Источник: kulturologia.ru
Поделись
с друзьями!
196
0
5
1 день

Известные художники и их таинственные картины о самых светлых чувствах

Тема любви – одна из самых популярных в искусстве и картины известных художников не стали исключением. Яркие, романтические, чувственные и эмоционально насыщенные, они позволяют окунуться в необычный водоворот эмоций. Какие же картины и каких мастеров искусства сегодня являются самыми яркими воплощениями романтической темы – то, о чем мы расскажем сегодня.

Густав Климт


Густав Климт

Немногие произведения искусства так обожаемы или широко воспроизводятся, как «Поцелуй» Густава Климта. Роскошные позолоченные объятия украшают плакаты, чашки и футболки за десять долларов по всему миру, но история картины гораздо больше, чем её сегодняшняя коммерческая вездесущность.

Когда Климт создавал свой шедевр, он был уже бесстрашным лидером Венского Авангарда. Кроме того, он нажил себе непримиримых врагов в чопорном австрийском художественном истеблишменте, которому претила беззастенчивая чувственность и эстетический декаданс его работ.

"Поцелуй"

«Поцелуй» Климта - это архетип человеческой нежности и желания. Он представляет страстный эротизм и то, как этот эротизм поглощает любовников. Картина, рождённая «золотым периодом» Климта, отличается сверкающими золотыми тонами, стилизованными штрихами и очень романтической визуальной аллегорией, вдохновлённой византийскими мозаиками. Примечательно, что привлекательный главный цвет включает в себя частицы сусального золота для эффекта.

Сюжет портрета - пара, разделяющая интимные объятия, их тела частично скрыты величественным одеянием, когда они стоят на коленях на полевых цветах и по выражению лица женщины видно, как она радуется тому, что находится в объятиях своего возлюбленного и получает его поцелуй.

Эта картина пересекает социальные границы: она иллюстрирует, что как только люди поглощены страстью, они духовно освобождаются от привязанности к этому миру и его ограничениям. Они становятся единым целым с космосом, который принимает всех существ, независимо от генетики.

Интересный факт: в то время, когда «Поцелуй» был написан, он рассматривался пост-викторианским обществом как порнографический материал, а на сегодняшний день это произведение искусства считается одним из самых выдающихся и уникальных в своём роде.

Рой Лихтенштейн


Рой Лихтенштейн

На первый взгляд эта романтическая картина влюбленных может показаться весьма странной. Но на самом деле всё гораздо проще, стоит лишь углубиться в контекст данной работы.

Американский красавчик встречается с симпатичной блондинкой. Их «любовь» настолько глубока, что внешний мир перестал существовать, и им даже не нужен воздух, чтобы дышать, когда они с головой уходят под воду в объятиях друг друга.

"Мы медленно вставали"

Однако Рой Лихтенштейн на самом деле высмеивает поверхностность любви здесь. Весь этот образ ложен и искажён, поскольку он представляет собой иллюзию «совершенной любви».

Не случайно он сделал её похожей на рекламу, заставив картину служить гораздо более глубокой цели: показать реальность того, как люди «покупают» такие иллюзии, не задумываясь о том, что же им предлагают на самом деле.

Интересный факт: для этого холста Лихтенштейн использовал композицию разделённой панели между текстом и изображением. Это должно было смешать повествование между двумя персонажами.

Рене Магритт


Рене Магритт

«Влюблённые II» - это произведение, которое раскрывает реальность любви, когда она идёт не так, как ожидалось. С одной стороны, это романтическая картина, изображающая влюблённых, разделяющих поцелуй крупным планом. Но, с другой стороны, это печальный, почти навязчивый образ. Рене Магритт был известен своими темами неудовлетворённых желаний, поэтому, возможно, вуали, обёрнутые вокруг голов главных героев, можно было бы интерпретировать как таковые. Они мешают паре вступить в полноценный поцелуй, ведь они изолированы и, таким образом, разочарованы.

"Влюблённые II"

Однако другие интерпретации склоняются к тому, что здесь всё гораздо печальнее, чем кажется на первый взгляд. Может ли это быть отражением отвержения, отрицания любви? Представляет ли он отношения в целом, и как они часто нарушаются из-за различных проблем, в том числе из-за отсутствия общения?

Эта картина настолько противоречива, что, исходя из вышеприведённых интерпретаций, художник также может показать в этом образе то, что как бы близко ни подходил человек к своему партнеру, он никогда не узнает свою истинную природу, которая представлена барьерами из ткани.

Ибо, как говорится, «каждый человек - это остров». Такой творческий приём играет на реальности, которую люди часто скрывают—они надевают маски, позволяя другим видеть только то, что лежит на поверхности, а не то, что находится в глубине их души.

Интересный факт: когда Рене было четырнадцать, его мать покончила с собой, утонув. Он видел, как её тело вытаскивали из воды, а лицо закрывала ночная рубашка.

Было высказано предположение, что общий для художника мотив окутанных лиц родился из этой травмы. Однако позже он опроверг это, заявив: «Моя живопись - это видимые образы, которые ничего не скрывают. Они пробуждают тайну, и действительно, когда человек видит одну из моих картин, он задаёт себе такой простой вопрос: «Что это значит?» На самом же деле это ничего не значит, потому что тайна тоже ничего не значит. Это непознаваемо».

Судзуки Харунобу



Японская пара прогуливается по снегопаду под одним зонтом. Сам зонтик может быть истолкован как придающий сцене дополнительную интимность. Как будто зритель почти прерывает прогулку влюблённых. Тот факт, что их лица серьёзны, почти печальны, предполагает потенциальную потерю или горе. Поэт Ногучи даже прокомментировал это полотно так: «Если бы не существовало «влюблённых под зонтиком» юного Харунобу, я бы только удивился, что же это за одинокая и заброшенная вещь - наша укиё-э?»

Спокойствие влюблённых, идущих под снегом, воплощает японскую эстетику ваби-саби, которая ценит несовершенную красоту природы. Эта пара олицетворяет молодую любовь, и, подобно героям «Поцелуя» Климта, они пользуются своим желанием побыть наедине, не привязанные к внешнему миру, доказывая, что, независимо от происхождения, все разделяют подобный опыт романтической любви.

Рембрандт


Рембрандт

«Еврейская невеста» Рембрандта - романтическая картина влюблённых, что получила своё название в начале девятнадцатого века после того, как коллекционер искусства уверил, что это был портрет еврейского отца, дающего своей дочери ожерелье в день её свадьбы. Однако позже это было опровергнуто, и наиболее распространённым мнением является то, что это Исаак и Ревекка из Ветхого Завета.

На полотне изображено выражение любви между супругами - стиль, редкий для голландских художников-реалистов эпохи барокко. Мужчина ласково касается левой рукой плеча женщины, в то время как его правая рука точно так же лежит на её груди. Этот лёгкий физический контакт указывает скорее на невинную любовь, чем на похоть. В противоположность этому, лица персонажей намекают на нечто более глубокое. Глаза мужчины означают неуверенность, в то время как взгляд женщины подразумевает созерцание, но никто из них не смотрит друг на друга. Может быть, это намёк на сомнение в их будущем?

"Еврейская невеста"

Как и другие картины, «Еврейская невеста» может быть истолкована как смесь духовной и физической любви. Однако это толкование также допускает некоторую ложь, поскольку это неаутентичный образ еврейской невесты и жениха из Библии. Вместо этого это приукрашенное романтизированное изображение культурного ритуала, выходящего за рамки опыта преимущественно христианского общества.

Ренуар


Танец в деревне (1883)

Любовники Ренуара в смятении от музыки, танцев, летней жары... и друг от друга. Их пикник был оставлен ​​в беспорядке; шляпа (его?) упала на землю; и девушке только остается поддаться поклоннику, который крепко держит ее за запястье и талию. Кажется, что вся картина колеблется. Центром мягкой и знойной композиции является улыбка на прекрасном лице девушки. Направленный прямо к зрителю, этот образ — фиксация момента истинного счастья.

Рубенс


Автопортрет с Изабеллой Брант (1609)

Эта картина создана Рубенсом вскоре после женитьбы и изображает супругов на фоне куста жимолости. Спокойствие и безмятежность исходят от картины, на которой фигуры изображены одинаково большими и рядом друг с другом — выражение самостоятельности и равноправного положения супругов. Рубенс расположился на скамье, а Изабелла — на коленях возле него на брошенном на землю голубом плаще. Все в саду процветает и эти двое оберегают друг друга своей любовью. Поза художника исполнена крайней непринужденности и свободы, он сидит, закинув ногу на ногу. История мирового портрета еще не знала подобной раскованности движения позирующей для портрета модели.

Марк Шагал


День рождения (1915)

Муза и жена Шагала, Белла, вспоминала, как в день рождения мужа она собрала у себя дома яркие платки, нарвала в соседнем саду синие цветы и украсила его мастерскую: «Я все еще держала цветы. Сначала порывалась поставить их в воду. Завянут же. Но очень скоро про них забыла. Ты так и набросился на холст; он, бедный, задрожал у тебя под рукой. Кисточки окунулись в краски. Разлетались красные, синие, белые, черные брызги. Ты закружил меня в вихре красок. И вдруг оторвал от земли и сам оттолкнулся ногой. Как будто тебе стало тесно в маленькой комнатушке. Вытянулся, поднялся и поплыл под потолком». Потолок раздвинулся — и влюбленные устремились в синеву витебского неба. Кто-то называет эту картину «метафорой обретенного счастья», а Марк Захарович был проще в определении: «Только открыть окно — и она здесь, а с ней лазурь, любовь, цветы. С тех давних пор и по сей день она, одетая в белое или в черное, парит в моих картинах, озаряет мой путь в искусстве».
Источник: kulturologia.ru
Поделись
с друзьями!
345
2
9
4 дня

«Первый снег» (Леонид Филатов)


Еще вчера, — как снимок дилетанта, —
Осенний день расплывчат был и слеп,
А нынче скрупулезно и детально
Его дорисовал внезапный снег.

Еще вчера проступки цвета сажи
И прегрешений серые мазки
Казались органичными в пейзаже
Чумазой и расхристанной Москвы.

А нынче смотрим в окна с изумленьем —
Весь мир присыпан белым на вершок!…
И кажется чернейшим преступленьем
Вчерашний незатейливый грешок.

Белым-бело!.. И в этом белом гимне
Приходит к нам, болезненно остра,
Необходимость тут же стать другими,
Уже совсем не теми, что вчера.

Как будто Бог, устав от наших каверз,
От слез и драк, от кляуз и нытья, —
Возвел отныне снег, крахмал и кафель
В разряд святых условий бытия.

И кончились бои, и дрязги стихли,
И тишина везде вошла в закон
Как результат большой воскресной стирки
Одежд, религий, судеб и знамен…

Леонид Филатов
Поделись
с друзьями!
646
2
6
5 дней

Однажды в Оскфорде (байка)

Один израильтянин, будем для простоты звать его Йоси, учился в Оксфордском университете.

Университет этот, кстати, весьма знаменит: во-первых тем, что существует уже более восьмисот лет, во-вторых тем, что сэр Исаак Ньютон был там деканом физического факультета, ну и так далее...


Итак, сидит однажды Йоси на экзамене, который должен продолжаться шесть часов (есть там такие экзамены, не приведи, господи). По прошествии пары часов от начала экзамена Йоси поднимает руку и подзывает экзаменатора. Экзаменатор подходит к Йоси (он, разумеется, считал, что Йоси желает получить какие-либо разъяснения или просто выйти в туалет) и слышит буквально следующее:

— Господин экзаменатор, я желаю получить сейчас причитающиеся мне копчёную телятину и пиво.

— Верно ли я понял, — спрашивает экзаменатор, — Вы говорите о копчёной телятине и пиве?

— Да, — отвечает Йоси, — Я говорю о причитающихся мне копчёной телятине и пиве.

— Простите, — говорит экзаменатор, — но почему вы решили, что вам причитаются телятина и пиво?

Тогда Йоси вытаскивает из сумки некий увесистый том и показывает его экзаменатору.

— Вот, — говорит Йоси, — свод законов Оксфорда со дня его основания. Есть здесь закон от 1513 года, который гласит, что каждому экзаменующемуся более четырёх часов причитается кусок копчёной телятины и кружка пива. И этот закон никогда не был отменён.

Экзаменатор пытается спорить, ссылаясь на техническую невозможность выполнить просьбу Йоси. Потом экзаменатор вызывает своего начальника и они совещаются вдвоём.

Англичане есть англичане, они зациклены на законах и там невозможно просто так сказать «нет»!

С другой стороны, недавно принят закон, запрещающий употребление алкоголя на территории университета.

Да и с копчёной телятиной уже не так просто, как бывало.

В результате длительных переговоров стороны соглашаются на гамбургер и кока-колу.

Йоси уплетает еду и совершенно счастлив тем, что утёр нос этим спесивым и глупым бритам за их же счёт.

По прошествии нескольких дней обнаруживает Йоси в своём почтовом ящике вызов на университетский суд (там, где работают законы, бывает и суд). Йоси абсолютно уверен, что пара старичков скажет ему «ну-ну-ну», на что он, Йоси, пообещает впредь вести себя хорошо, и на том всё и закончится.

Он прибывает в суд. Огромный старинный зал с колоннами, высоченным сводчатым потолком, фресками на стенах и витражными окнами. За бесконечным столом сидят 150 профессоров, 45 деканов, 20 ректоров, всевозможные пэры и лорды — почётные выпускники университета.

В париках и мантиях. С лицами членов инквизиции. И они вершат суд над Йоси.

И они отчисляют его из университета за нарушение закона от 1415 года, который никогда не был отменён.

За явку на экзамен без меча.
Поделись
с друзьями!
795
2
15
10 дней

Эдуард Асадов. Пока мы живы, можно всё исправить...


Пока мы живы, можно всё исправить,
Всё осознать, раскаяться, простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить.

Пока мы живы, можно оглянуться,
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы... Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
И попросить прощенья не смогли...

Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает нескольких минут
Понять — о, Боже, как мы виноваты!

И фото — чёрно-белое кино.
Усталые глаза — знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,

За не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени...
А сколько было сказано «не то»,
И не о том, и фразами не теми.

Тугая боль, — вины последний штрих, —
Скребёт, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя — не можем...

Эдуард Асадов
Поделись
с друзьями!
957
6
25
10 дней
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!