Стихов много не бывает. Особенно, если это - стихи о любви!

Любимые стихи классиков и современников, пропитанные нежностью, идущие из самого сердца, где рождается столь необъяснимое и самое главное чувство - любовь.


Белла Ахмадулина


Дождь в лицо и ключицы,
и над мачтами гром.
Ты со мной приключился,
словно шторм с кораблем.

То ли будет, другое...
Я и знать не хочу —
разобьюсь ли о горе,
или в счастье влечу.

Мне и страшно, и весело,
как тому кораблю...
Не жалею, что встретила.
Не боюсь, что люблю.

Иосиф Бродский


Мы будем жить с тобой на берегу,
отгородившись высоченной дамбой
от континента, в небольшом кругу,
сооруженном самодельной лампой.

Мы будем в карты воевать с тобой
и слушать, как безумствует прибой,
покашливать, вздыхая неприметно,
при слишком сильных дуновеньях ветра.

Я буду стар, а ты — ты молода.
Но выйдет так, как учат пионеры,
что счет пойдет на дни — не на года,
оставшиеся нам до новой эры.

В Голландии своей наоборот
мы разведем с тобою огород
и будем устриц жарить за порогом
и солнечным питаться осьминогом.

Пускай шумит над огурцами дождь,
мы загорим с тобой по-эскимосски,
и с нежностью ты пальцем проведешь
по девственной, нетронутой полоске.

Я на ключицу в зеркало взгляну
и обнаружу за спиной волну
и старый гейгер в оловянной рамке
на выцветшей и пропотевшей лямке.

Придет зима, безжалостно крутя
осоку нашей кровли деревянной.
И если мы произведем дитя,
то назовем Андреем или Анной.

Чтоб, к сморщенному личику привит,
не позабыт был русский алфавит,
чей первый звук от выдоха продлится
и, стало быть, в грядущем утвердится.

Мы будем в карты воевать, и вот
нас вместе с козырями отнесет
от берега извилистость отлива.
И наш ребенок будет молчаливо

смотреть, не понимая ничего,
как мотылек колотится о лампу,
когда настанет время для него
обратно перебраться через дамбу.

Роберт Рождественский


Я в глазах твоих утону, можно?
Ведь в глазах твоих утонуть — счастье.
Подойду и скажу: «Здравствуй,
Я люблю тебя». Это сложно…
Нет, не сложно, а трудно
Очень трудно любить, веришь?
Подойду я к обрыву крутому
Стану падать, поймать успеешь?
Ну а если уеду — напишешь?
Я хочу быть с тобой долго
Очень долго…
Всю жизнь, понимаешь?
Я ответа боюсь, знаешь….
Ты ответь мне, но только молча,
Ты глазами ответь, любишь?
Если да, то тогда обещаю
Что ты самым счастливым будешь.
Если нет, то тебя умоляю
Не кори своим взглядом ,
Не тяни своим взглядом в омут
Пусть другую ты любишь, ладно…
А меня хоть немного помнишь?
Я любить тебя буду, можно?
Даже если нельзя, буду!
И всегда я приду на помощь
Если будет тебе трудно!


Анна Ахматова


Сказал, что у меня соперниц нет.
Я для него не женщина земная,
А солнца зимнего утешный свет
И песня дикая родного края.
Когда умру, не станет он грустить,
Не крикнет, обезумевши: «Воскресни!».
Но вдруг поймет, что невозможно жить
Без солнца телу и душе без песни.
…А что теперь?



Марина Цветаева


Откуда такая нежность?
Не первые — эти кудри
Разглаживаю, и губы
Знавала темней твоих.
Всходили и гасли звезды,
Откуда такая нежность?
Всходили и гасли очи
У самых моих очей.
Еще не такие гимны
Я слушала ночью темной,
Венчаемая — о нежность!
На самой груди певца.
Откуда такая нежность,
И что с нею делать, отрок
Лукавый, певец захожий,
С ресницами — нет длинней?

Сергей Есенин


Вы помните,
Вы всё, конечно, помните,
Как я стоял,
Приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое
В лицо бросали мне.

Вы говорили:
Нам пора расстаться,
Что вас измучила
Моя шальная жизнь,
Что вам пора за дело приниматься,
А мой удел —
Катиться дальше, вниз.

Любимая!
Меня вы не любили.
Не знали вы, что в сонмище людском
Я был как лошадь, загнанная в мыле,
Пришпоренная смелым ездоком.

Не знали вы,
Что я в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь, что не пойму —
Куда несет нас рок событий.

Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстоянье.
Когда кипит морская гладь —
Корабль в плачевном состоянье.

Земля — корабль!
Но кто-то вдруг
За новой жизнью, новой славой
В прямую гущу бурь и вьюг
Ее направил величаво.

Ну кто ж из нас на палубе большой
Не падал, не блевал и не ругался?
Их мало, с опытной душой,
Кто крепким в качке оставался.

Тогда и я,
Под дикий шум,
Но зрело знающий работу,
Спустился в корабельный трюм,
Чтоб не смотреть людскую рвоту.

Тот трюм был —
Русским кабаком.
И я склонился над стаканом,
Чтоб, не страдая ни о ком,
Себя сгубить
В угаре пьяном.

Любимая!
Я мучил вас,
У вас была тоска
В глазах усталых:
Что я пред вами напоказ
Себя растрачивал в скандалах.

Но вы не знали,
Что в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь,
Что не пойму,
Куда несет нас рок событий…

Теперь года прошли.
Я в возрасте ином.
И чувствую и мыслю по-иному.
И говорю за праздничным вином:
Хвала и слава рулевому!

Сегодня я
В ударе нежных чувств.
Я вспомнил вашу грустную усталость.
И вот теперь
Я сообщить вам мчусь,
Каков я был,
И что со мною сталось!

Любимая!
Сказать приятно мне:
Я избежал паденья с кручи.
Теперь в Советской стороне
Я самый яростный попутчик.

Я стал не тем,
Кем был тогда.
Не мучил бы я вас,
Как это было раньше.
За знамя вольности
И светлого труда
Готов идти хоть до Ла-Манша.

Простите мне…
Я знаю: вы не та —
Живете вы
С серьезным, умным мужем;
Что не нужна вам наша маета,
И сам я вам
Ни капельки не нужен.

Живите так,
Как вас ведет звезда,
Под кущей обновленной сени.
С приветствием,
Вас помнящий всегда
Знакомый ваш
Сергей Есенин.


Владимир Маяковский

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще —
выгонишь,
может быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом умо́рят —
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
несуетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

Александр Пушкин


Прощай, письмо любви! прощай: она велела.
Как долго медлил я! как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои!..
Но полно, час настал. Гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет…
Минуту!.. вспыхнули! пылают — легкий дым
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит… О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют… Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди…

Андрей Вознесенский


В человеческом организме
В человеческом организме
Девяносто процентов воды,
Как, наверное, в Паганини,
Девяносто процентов любви.
Даже если — как исключение —
Вас растаптывает толпа,
В человеческом назначении —
Девяносто процентов добра.
Девяносто процентов музыки,
Даже если она беда,
Так во мне, несмотря на мусор,
Девяносто процентов тебя.


Владимир Высоцкий


Лирическая (Здесь лапы у елей дрожат на весу)
Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно —
Живёшь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно.Пусть черёмухи сохнут бельём на ветру,
Пусть дождём опадают сирени —
Всё равно я отсюда тебя заберу
Во дворец, где играют свирели! Твой мир колдунами на тысячи лет
Укрыт от меня и от света,
И думаешь ты, что прекраснее нет,
Чем лес заколдованный этот.Пусть на листьях не будет росы поутру,
Пусть луна с небом пасмурным в ссоре —
Всё равно я отсюда тебя заберу
В светлый терем с балконом на море! В какой день недели, в котором часу
Ты выйдешь ко мне осторожно,
Когда я тебя на руках унесу
Туда, где найти невозможно? Украду, если кража тебе по душе, —
Зря ли я столько сил разбазарил.
Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,
Если терем с дворцом кто-то занял!

Вера Полозкова


Город стоит в метельном лихом дурмане —
Заспанный, индевеющий и ничей,
Изредка отдаваясь в моем кармане
Связкой твоих ключей,
К двери в сады Эдема. Или в Освенцим.
Два поворота вправо, секунд за пять.
Встреть меня чистым выцветшим полотенцем.
И футболкой, в которой спать…

Лорд Джордж Байрон


Прости! И если так судьбою
Нам суждено — навек прости!
Пусть ты безжалостна — с тобою
Вражды мне сердца не снести.
Не может быть, чтоб повстречала
Ты непреклонность чувства в том,
На чьей груди ты засыпала
Невозвратимо-сладким сном!
Когда б ты в ней насквозь узрела
Все чувства сердца моего,
Тогда бы, верно, пожалела,
Что столько презрела его.
Пусть свет улыбкой одобряет
Теперь удар жестокий твой:
Тебя хвалой он обижает,
Чужою купленной бедой.
Пускай я, очернен виною,
Себя дал право обвинять,
Но для чего ж убит рукою,
Меня привыкшей обнимать?
И верь, о, верь! Пыл страсти нежной
Лишь годы могут охлаждать:
Но вдруг не в силах гнев мятежный
От сердца сердце оторвать.
Твое то ж чувство сохраняет;
Удел же мой — страдать, любить,
И мысль бессменная терзает,
Что мы не будем вместе жить.
Печальный вопль над мертвецами
С той думой страшной как сравнять?
Мы оба живы, но вдовцами
Уже нам день с тобой встречать.
И в час, как нашу дочь ласкаешь,
Любуясь лепетом речей,
Как об отце ей намекаешь?
Ее отец в разлуке с ней.
Когда ж твой взор малютка ловит,
Ее целуя, вспомяни
О том, тебе кто счастья молит,
Кто рай нашел в твоей любви.
И если сходство в ней найдется
С отцом, покинутым тобой,
Твое вдруг сердце встрепенется,
И трепет сердца — будет мой.
Мои вины, быть может, знаешь,
Мое безумство можно ль знать?
Надежды — ты же увлекаешь:
С тобой увядшие летят.
Ты потрясла моей душою;
Презревший свет, дух гордый мой
Тебе покорным был; с тобою
Расставшись, расстаюсь с душой!
Свершилось все — слова напрасны,
И нет напрасней слов моих;
Но в чувствах сердца мы не властны,
И нет преград стремленью их.
Прости ж, прости! Тебя лишенный,
Всего, в чем думал счастье зреть,
Истлевший сердцем, сокрушенный,
Могу ль я больше умереть?


Златенция Золотова


Искупление — штука сложная.
Как ни ставь его на весы,
Но не сделает невозможное.
И назад не пойдут часы.
Можно долго молить и каяться.
Исповедоваться стене.
Непростительное прощается?
Никогда. Ни тебе, ни мне.
И не выльется в виде слез оно.
И не выйдет, как кровь из вен.
Знаешь, мне абсолютно все равно,
Что ты можешь отдать взамен.
В арифметике я не плавала.
Мне душа твоя, как пятак.
Если душу, то сразу — дьявола.
А твоя у него и так.

Афанасий Фет


Не избегай; я не молю
Ни слез, ни сердца тайной боли,
Своей тоске хочу я воли
И повторять тебе: «люблю».

Хочу нестись к тебе, лететь,
Как волны по равнине водной,
Поцеловать гранит холодный,
Поцеловать — и умереть!

Эдуард Асадов


Я тебе посвящаю столько стихов,
Что вокруг тебя вечно смеется лето.
Я тебя вынимаю из всех грехов
И сажаю на трон доброты и света.

Говорят, что без минусов нет людей.
Ну так что ж, это я превосходно знаю!
Недостатки я мысленно отсекаю,
Оставляя лишь плюсы души твоей.

Впрочем, только лишь плюсы души одной?
А весь образ, таящий одни блаженства?!
Коль творить тебя с радостью и душой —
То выходит действительно совершенство.

Я, как скульптор, из песен тебя леплю —
И чем дольше, тем больше тебя люблю!

Вероника Тушнова


Улыбаюсь, а сердце плачет
в одинокие вечера.
Я люблю тебя.
Это значит —

я желаю тебе добра.
Это значит, моя отрада,
слов не надо и встреч не надо,
и не надо моей печали,

и не надо моей тревоги,
и не надо, чтобы в дороге
мы рассветы с тобой встречали.
Вот и старость вдали маячит,

и о многом забыть пора…
Я люблю тебя.
Это значит —
я желаю тебе добра.

Значит, как мне тебя покинуть,
как мне память из сердца вынуть,
как не греть твоих рук озябших,
непосильную ношу взявших?

Кто же скажет, моя отрада,
что нам надо,
а что не надо,
посоветует, как же быть?

Нам никто об этом не скажет,
и никто пути не укажет,
и никто узла не развяжет…
Кто сказал, что легко любить?
Поделись
с друзьями!
587
0
14
4 месяца

НЕ поэт Яна Мкр. По воинам света ориентируются в дороге...


У меня постоянно нет цели, есть только путь
Дорогу осилит лишь тот, кто сумел шагнуть
И даже когда я сижу дрожа и обняв колени
Внутри меня воин света на самом деле.
И он несёт меч, который не рубит ничьих голов
Меч воина света разбрасывает любовь
Как семечки на поля,
где скоро взойдёт подсолнух
И ночью, когда города умолкнут
Наступит полная тьма и где-то под звук сверчков
Воины света распространяют свою Любовь...
Как звёзды, ходящие по земле,
всегда и в любую погоду
По воинам света ориентируются в дороге
И я не знаю зачем усложнять такие простые маршруты
Ведь быть просто на просто добрым невероятно круто
И просто протягивать руку тому, кто застрял в канаве
Этот обычный жест и делает нас нами.
И можно наверное не усложнять, глядя на муравейник
Помни, что для вселенной мы — маленький человейник.
А помогать друг другу так просто, но очень важно
В мире многоэтажек воин всегда отважный.
И не гонись за счастьем, может тогда оно
Сядет как бабочка утром прям на твоё плечо..
Если пошло не по плану — важно — а то ли мы ищем?
Будет ещё один день — будет к нему и пища.
Можно часами сидеть и слушать внутреннее дыхание,
Но есть лишь один ритуал для исполнений желания...
Благодарить, быть просто открытым и делать дрожащий шаг
Просто разжать кулак...
Боже, какой пустяк.
Жизнь сама по себе — практика медитации
Каждое утро и каждый вечер повод для трансформации
И можно конечно петь сложные мантры
И выучить чисто санскрит
Но мантра обычного доброго слова так же прекрасно звучит
На любом языке посредством любого жеста
Просто пойми из какого ты, воин, теста
И держись своего пути, без вечной конечной цели
И когда ты сидишь, дрожа и обняв колени
Этот мир все равно в тебя верит, не предавай мечты
И зимой не всходят подсолнухи и цветы,
А ростки любви всходят всегда... и зимой и летом
Воин, просто делись своим светом!

Яна Мкр
Поделись
с друзьями!
1025
18
58
5 месяцев

Это очень важно – уметь говорить «люблю» без слов...


«Я так люблю тебя, мам» – говорила я за завтраком, когда мне было лет 14. «Да? – улыбалась мне в ответ мама, – тогда в следующий раз к моему приходу с работы просто начисть картошки, и я это почувствую без всяких слов».

«Я обожаю своего кота!» – терлась я щекой о теплую, пушистую шерсть. «Тогда, может, сменишь ему песок? – спрашивал отец. – Он мучается, не желая садиться в мокрый»…

Я слушала своих родителей, и поражалась им: я же говорю о любви!!! При чем тут какой-то кошачий песок и пресловутая картошка?

Помню, я была еще совсем маленькой девочкой, лет около семи, и на несколько недель попала в больницу. Больница была за городом, порядки в те времена – очень строгие. Родители могли приносить передачи исключительно в отведенные часы, а на детей своих смотреть только из больничного парка, когда те подходили к открытым окнам – благо, что на улице стоял сентябрь. И вот мама приезжала ко мне дважды в день. Утром и вечером нянька ставила на мою тумбочку кулек, где был только что сделанный ею творог, еще теплый компот, гречневая каша, паровая котлета. Всего по чуть-чуть, ровно столько, чтоб я могла съесть за один раз, потому что через пару часов она принесет свежее.

А под стеночкой кулька, в газете – чтоб не помялись – 3-4 альбомных листка, на которых нарисованы одежки для бумажной куклы (помните, с такими белыми полосочками на рукавах и плечиках, чтоб загибать). Я обожала раскрашивать и вырезать такие одежки, и мама (когда она это успевала делать?!!) рисовала мне эти бесконечные платьица и юбочки, шубки и курточки, кофточки и пижамки. А какие фасоны придумывала – каждый раз разные: и бантики, и бумбоны и горошки… Я ни разу не просила ее об этом. Это не были лекарства, минеральная вода или свежий бульон. Она просто знала, что это занятие мне очень нравится. И в тот момент это был ее способ сказать: «Я тебя люблю»… Я смогла понять и в полной мере оценить это лишь спустя десятилетия, но зато запомнила на всю жизнь.

Мы очень часто недооцениваем мелочей… Да, красивые слова, признания, стихи – очень важны. Мы, женщины, любим ушами, и потому очень нуждаемся в этом постоянном «люблю». Но если на деле мы не видим отражения этих слов – они становятся лишь пустым звуком. Да, можно сказать «Я люблю тебя» бриллиантовым колечком или платиновыми запонками, огромным букетом или полетом на воздушном шаре – и это тоже замечательно (чего уж там)… Но можно выразить свою любовь гораздо проще, и каждый день дает нам шанс сделать это – главное только любить.

У наших друзей парализовало собаку. Такая симпатичная, добрая такса, а задние лапы обездвижены навсегда. Но вот уже три года собака живет в таком состоянии, а хозяин самолично сделал для нее ходунки на колесах – только для того, чтобы любимый домочадец каждый день гулял на свежем воздухе. Собаку можно было выносить на руках, или выкатывать в детской коляске. Но песик очень хочет ходить – ходить сам, и потому хозяева дали ему такой шанс, ведь они его очень любят.

Когда нами движет настоящая любовь, возможности выразить ее находятся на каждом шагу, и мы делаем это, совершенно искренне, ни на секунду не задумываясь. Заходя в комнату к спящему, бесшумно крадучись на цыпочках, чтоб не потревожить сон, поправляем подушку, чтоб не затекла спина, расправляем одеяло, чтоб не замерзли маленькие ножки, или, качая головой, осторожно вынимаем из ослабевших рук телефон, чтобы вечернюю дремоту не разрушил чей-то звонок. Мы становимся самыми искусными поварами, варя лучший на свете утренний кофе и выкладывая на детской тарелке паровозик из сыра, со всех паров спешащий к яркому цветку с помидорными и яичными лепестками. Мы часами выслушиваем откровения друзей, когда им нужно наше внимание, мы придумываем подарки, выдумываем сюрпризы, создаем настроение. И не раздумывая, отдаем последние деньги на лекарства… И легко распарываем любимые бусы, чтобы обшить ими платьице маленькой «снежинки».

А жизнь, она очень длинная и, вместе с тем, такая короткая… И мелочи помнятся, ох как долго. Просто любящее сердце дает нам почувствовать тот миг, когда наше «люблю» особенно важно.
Сколько себя помню, и мама и бабушка, всегда выходили в коридор, когда папа или дедушка возвращались с работы – ведь мужчина должен чувствовать, что его в этом доме ждут. Я тоже стараюсь вести себя также. Сижу перед монитором, и, нажимая на кнопки, пытаюсь из запутанных нитей-мыслей связать какой-то внятный узор. Слышу, как ключ поворачивается в замке, и думаю, что вот сейчас я встану – вот прямо-прямо сейчас, только «довяжу» до конца ряда, чтоб петли не спустились. Смотрю через плечо в открывшуюся в комнату дверь, улыбаюсь со словами: «Я еще пару минут, и будем ужинать». И улетаю в свое петляющее рукоделие из слов и знаков препинаний. И вдруг, совершенно беззвучно (чтоб не запутать уже приготовленные для спиц фразы) на столе появляется чашка с крепким чаем и тарелка, на которой два бутерброда и две конфеты, развернутые из фантиков. Я смотрю на эти бутерброды, где на кусочках хлеба все – буженина, колбаса, сыр, помидоры, маслины – все, что нашлось в холодильнике, смотрю на развернутые конфеты (чтоб я не отвлекалась, даже на такую мелочь) и слышу в полном молчании своей квартиры очень много важных для меня слов. И понимаю, что в данное мгновение жизни нет более емкого способа, чтобы сказать: «Я тебя люблю».

Это очень важно – уметь говорить «люблю» – без слов. Поездкой в путешествие и сваренной картошкой, выглаженной рубашкой и воздушными шариками, долгожданной куклой и своевременно наполненной кошачьей миской, страстным поцелуем и заботливо наброшенным пледом, раскрытым зонтом и оладушками с заячьими ушками, лайками и сердечками, улыбками и взглядами. Не важно, слушаете ли вы о проблемах перестройки общества или о пропущенном голе в последнем матче – главное – как вы это слушаете.

Не важно, пьете ли вы «Вдову Клико» из тонкого бокала или осенний кофе из картонного стаканчика – главное – с каким настроением вы это пьете. Не важно – гуляете ли вы по ночному Парижу или по полю с подсолнухами – главное – кто рядом с вами. Нам просто надо научиться помнить, что бесконечно яркие, трогательные и такие желанные слова: «Я тебя люблю», не имея отражения в делах и поступках, слишком быстро меркнут, тускнеют и обесцениваются. И допускать этого никак нельзя. Любовь не измеряется одними лишь словами…

Автор: Татьяна Лонская
Поделись
с друзьями!
1761
4
37
6 месяцев

Происхождение названия планеты любви - Венеры


Та звезда, что в небе всех звезд прекрасней..." — эти слова древнегреческой поэтессы Сафо (VII-VI вв. до н.э.), самой великой поэтессы древней Греции (недаром ее называли десятой музой), обращены к планете Венера — "Звезде Афродиты", покровительнице и вдохновительнице ее творчества.

Но Сафо была не только поэтессой. Она стояла во главе своеобразной школы, "кружка муз", основанной ей в городе Митилены. Туда со всей Греции съезжались девушки из самых знатных семей, чтобы обучиться музыке, пению, танцам и правилам хорошего тона. Эта школа была основана Сафо как культовое учреждение, посвященное богине любви и красоты Афродите, олицетворением которой на небе была планета Венера.

Название планеты Венера, используемое нами сегодня, имеет древнеримское происхождение. Но в прошлом каждый народ именовал ее по-своему.

Так, древние греки называли ее Фосфорос — несущий свет или Эосфорос — несущий утро. Этими названиями они величали Венеру утреннюю, а Венеру вечернюю именовали Геспер, что означает "вечерний". Гомер в своей "Илиаде" именно Геспер называет прекраснейшим светилом на небе.

Долгое время греки считали, что утренняя и вечерняя Венера — это два разных светила. Но уже в VI веке до н.э. Пифагор высказал догадку, что на самом деле это одна и та же планета (впрочем, до Пифагора об этом знали еще древние вавилоняне). Когда греки это поняли, у планеты появилось ее божественное имя — Афродита — богиня любви и красоты.

А в древнем Вавилоне Венера была олицетворением богини любви и плодородия Иштар. И именно ей были посвящены знаменитые висячие сады Семирамиды — одно из семи чудес света. Главные ворота Вавилона также были посвящены этой богине и назывались "воротами Иштар". Да и само название города Вавилон связано с этими воротами и планетой Венера: "Баб-иллун" — "ворота богини".

Там, в Вавилоне, в садах Семирамиды Александр Македонский искал убежища от жестоко палящего южного солнца. И там же, 13 июня 323 года до н.э., великий полководец умер от тропической малярии — наследия индийского похода. И скорбила о нем планета Венера, сиявшая в то утро в созвездии Тельца.

Вполне естественно, что Венера, богиня любви и красоты, была, в первую очередь, покровительницей женщин.

Рассказывают, что во время войны римлян с галатами, именно она вдохновила италийских женщин на подвиг. Они остригли головы и свои волосы отдали солдатам, чтобы те изготовили из них канаты для катапульт.

В эпоху эллинизма под именем Афродиты обожествляли цариц. Так, например, царица Египта Арсиноя II была после смерти обожествлена как Афродита Зе-фирийская. Ее храм находился близ города Канопа, недалеко от Александрии. Именно в этом храме Береника II принесла в жертву локон своих волос, ставший потом созвездием Волосы Вероники.

А в скандинавском обращении к женщине "фру" или немецком "фрау" и по сей день мы слышим отзвук имени этой планеты — Фрейя. Так в скандинавской языческой мифологии звали богиню любви, красоты и плодородия.

На Земле, наверное, вряд ли найдется хоть один народ, который не обращал бы свои взоры на эту планету. Так, у индейцев Центральной Америки одним из главных божеств был Кецалькоатль — "Пернатый Змей". Он был творцом мира, создателем человека, покровителем жрецов и богом утренней звезды — Венеры.

В древнем городе майя Чичен-Ица, где находилась пирамида Кецалькоатля, был специально посвященный Венере храм. Как полагают некоторые исследователи, культ Венеры перешел к майя от тольтеков — народа, переселившегося на Юкатан и в район Чичен-Ицы в XI веке. Тольтеки называли Венеру Тлаунскальпантекутли и она была символом бога Мишкоатля — "Облачного Змея", которому приносились человеческие жертвы. Почиталась у них Венера и как бог войны Кахин.

По одному из ацтекских мифов Кецалькоатль умер, а затем воскрес и улетел на Венеру, обещав вернуться. Он должен был вновь появиться на востоке из-за Океана. Поэтому, когда испанские завоеватели высадились на восточном побережье Мексики в 1519 году, в год, посвященный Кецалькоатлю, ацтеки сначала приняли Кортеса, предводителя испанцев, за вернувшегося бога.


Являясь внутренней планетой, Венера, подобно Луне и Меркурию, меняет свои фазы. В этом отношении очень интересен миф австралийских аборигенов о Смеющейся Звезде.

Когда-то жили на Земле семь сестер Меа-Мей. За ними ухаживали братья Береи-Береи и хотели жениться на них. Но однажды двух сестер похитил старый Варруна — "Странствующий Герой", а остальные пять сестер, спасаясь от преследования, вознеслись на небо. Через некоторое время двум девушкам удалось убежать от Варруны и они присоединились к своим сестрам. С тех пор семь сестер Меа-Мей сияют в небе и известны как звездное скопление Плеяды. Братья Береи-Береи, узнав," что Меа-Мей стали звездами, вскоре умерли от тоски по ним. И духи вознесли их на небо, превратив в звезды пояса и меча Ориона.

У сестер Меа-Мей был на небе один родственник. Случилось так, что в тот момент, когда две сестры, спасаясь от Варруны, поднимались к небу, этот родственник смотрел на Землю. Видя, как Варруна бегал, кричал и приказывал сестрам вернуться, он так забавлялся неудачей старика, так радовался побегу сестер, что не выдержал и рассмеялся. Так он продолжает смеяться и поныне. Австралийцам этот веселый родственник Плеяд известен как "Смеющаяся Звезда" — Венера.

В этом мифе нет ничего удивительного. В истории встречается очень много случаев, когда люди невооруженным глазом видели Венеру на дневном небе, ее фазы. И с большой степенью вероятности мы можем предположить, что улыбка "Смеющейся Звезды" у австралийцев — это серп Венеры.

В только что рассказанном австралийском мифе внимательный читатель, наверное, уже заметил некоторую связь Венеры с Плеядами. Эту связь мы можем обнаружить и в русской сказке "О волке и семерых козлятах". Наиболее популярна та ее версия, где козлята — это Плеяды, а волк — Луна. И пожирание волком козлят — это ни что иное, как покрытие Плеяд Луной. Но есть и другая трактовка этой сказки. На Руси помимо утренних и вечерних названий Венеры, таких как: Зарянка, Зорница, Заряница или Вечерница, Вечерняя Звезда, было и такое название — Волчья Звезда. Поэтому волк, съедающий козлят — это Венера вблизи Плеяд, затмевающая их своим блеском, а лунный серп — это мама-коза.

На Руси Венера не всегда вызывала приятные ассоциации, к тому же, по народным поверьям, из-за нее случались солнечные затмения, так как именно в ней видели виновницу ссор между Солнцем и Луной. Ведь супружеская пара Луна и Солнце ссорятся из-за того, что Месяц начинает ухаживать за Венерой, из-за чего разгорается семейный скандал и происходит затмение.

Любовные связи Венеры и Месяца — очень распространенный сюжет в мифах и сказаниях многих народов. Например, в архаическом балтийском мифе о "небесной свадьбе", Месяц изменяет Солнцу с Венерой, за что бог-громовержец Перкунас разрубает Месяц мечом. А в латышской мифологии Солнце, Сауле, из ревности повелевает Венере, Аустре, всегда держаться рядом. Поэтому Венера никогда не удаляется далеко от Солнца.

Венера была влюблена не только в Месяц. Двигаясь по небосклону, она соединяется с другими планетами. За это на древнем Востоке ее называли "блудницей". Согласно греческим мифам Афродита была женой Ареса и Гермеса (Марса и Меркурия), а также других богов. Но это уже более поздние мифы. В самых же ранних Афродита была воплощением всепроникающей космической любви. Недаром ее самым древним титулом был Афродита Урания — то есть Афродита Небесная.

В эти вечера Венера величественно сияет на небосводе. Когда Вы будете смотреть на нее, подумайте о том, что на протяжении многих тысячелетий миллиарды людей устремляли к ней взоры. Миллиарды сердец учащенно бились, пораженные ее светлыми стрелами.

О, сколько влюбленных сходили с ума от страсти, вселяемой в них Венерой, сколько юных невест, из поколения в поколение, на протяжении многих тысяч лет с нетерпением ждали ее появления на небесах и делились с ней своими самыми сокровенными мечтами! Только подумать - сколько неспокойных душ, мучимых любовью, сгорело в её лучах...
Источник: www.hypernova.ru
Поделись
с друзьями!
642
1
12
7 месяцев

Вот как хорошо жить эту жизнь!


Детская площадка. Две девочки качаются на качелях и ведут неторопливую, светскую беседу.

— Что-то давно никакого праздника не было, — задумчиво говорит одна. — Жалко!

— Мне не жалко, — говорит вторая.

— Ты праздники не любишь?!

— Люблю! Очень! У меня их полно, каждый день — праздник!

— Не может быть!

— Может. Мы празднуем Дня рождение.

— День рождения, ты хотела сказать.

— Дни рождения мы тоже празднуем, но редко, только раз в год. А Дня рождения — каждый день. Мой папа этот праздник выдумал.

— И как вы его празднуете?

— Очень просто! Папа будит утром меня и маму, мы все бежим на кухню, берем стаканы с водой и папа говорит тост: «Отличный день сегодня родился! Нам с ним очень повезло! За Новый День!» И мы пьем воду, едим мед и поем какую-нибудь песню.

— А если день плохим получится?

— Так раньше и было. А как только мы стали отмечать этот праздник, почти все дни или хорошие или очень хорошие. Редко-редко что-то не очень хорошее происходит.

— Почему же тогда у других людей такого праздника нет?

— Папа сказал, что этот праздник есть у всех, только не все его замечают. Многие просто забыли об этом празднике. Если хочешь, приходи в субботу к нам. Переночуешь, а утром вместе с нами попразднуешь!

Автор: Григорий Беркович
Поделись
с друзьями!
1511
2
20
7 месяцев

Зимние стихи о любви


Её песни


Не в земной темнице душной
Я гублю.
Душу вверь ладье воздушной —
Кораблю.
Ты пойми душой послушной,
Что люблю.

Взор твой ясный к выси звездной
Обрати.
И в руке твой меч железный
Опусти.
Сердце с дрожью бесполезной
Укроти.
Вихри снежные над бездной
Закрути.

Рукавом моих метелей
Задушу.
Серебром моих веселий
Оглушу.
На воздушной карусели
Закружу.
Пряжей спутанной кудели
Обовью.
Легкой брагой снежных хмелей
Напою.

Александр Блок


Музыка твоих шагов...


Музыка твоих шагов
В тишине лесных снегов,

И, как медленная тень,
Ты сошла в морозный день.

Глубока, как ночь, зима,
Снег висит как бахрома.

Ворон на своем суку
Много видел на веку.

А встающая волна
Набегающего сна

Вдохновенно разобьет
Молодой и тонкий лед,

Тонкий лед моей души —
Созревающий в тиши.

О. Мандельштам


Моей любви негромкие слова


Представь себе: такое вдруг случается,
Чему поверить можно лишь едва.
Представь себе: в снежинки превращаются
В моей любви негромкие слова.

И уплывут снежинки эти чистые,
В них растворится неба синева.
И заблестят капелью золотистою
Моей любви негромкие слова.

Они в саду прикинутся черешнями,
Прошепчет им доверчиво листва.
И зазвучат слышнее грома вешнего
Моей любви негромкие слова.

Представь себе, что всё ещё исполнится,
Что вновь душа надеждою жива.
И вспыхнут ночью ярким светом солнечным
Моей любви негромкие слова.

Б. Дубровин


Зимняя ночь


Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол,
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Борис Пастернак


Зимняя сказка


Метелица, как медведица,
Весь вечер буянит зло,
То воет внизу под лестницей,
То лапой скребет стекло.

Дома под ветром сутулятся,
Плывут в молоке огоньки,
Стоят постовые на улицах,
Как белые снеговики.

Сугробы выгнули спины,
Пушистые, как из ваты,
И жмутся к домам машины,
Как зябнущие щенята.

Кружится ветер белый,
Посвистывает на бегу...
Мне нужно заняться делом,
А я никак не могу.

Приемник бурчит бессвязно,
В доме прохладней к ночи,
Чайник мурлычет важно,
А закипать не хочет.

Все в мире сейчас загадочно,
Все будто летит куда-то,
Метельно, красиво, сказочно...
А сказкам я верю свято.

Сказка... мечта-полуночница...
Но где ее взять? Откуда?
А сердцу так чуда хочется,
Пусть маленького, но чуда!

До боли хочется верить,
Что сбудутся вдруг мечты,
Сквозь вьюгу звонок у двери –
И вот на пороге ты!

Трепетная, смущенная,
Снится или не снится?!
Снегом запорошенная,
Звездочки на ресницах...

– Не ждал меня? Скажешь, дурочка?
А я вот явилась... Можно? –
Сказка моя! Снегурочка!
Чудо мое невозможное!

Нет больше зимней ночи!
Сердцу хмельно и ярко!
Весело чай клокочет,
В доме, как в пекле, жарко...

Довольно! Хватит! Не буду!
Полночь... гудят провода...
Гаснут огни повсюду.
Я знаю: сбывается чудо,
Да только вот не всегда...



Метелица как медведица,
Косматая голова.
А сердцу все-таки верится
В несбыточные слова:

– Не ждал меня? Скажешь, дурочка?
Полночь гудит тревожная...
Где ты, моя Снегурочка,
Сказка моя невозможная?..

Эдуард Асадов


И опять снега бессонные,
жаркие - в проем окна.
И опять глаза влюбленные
И прозрачные до дна.

Две свечи неопалимые -
Сочетанье душ и дум.
Ночи льдинные и длинные.
Дом в завъюженном саду.

Говори да отговаривай, -
Сладкой негой на губах, -
Всюду кружевное марево -
Сходит белая крупа.

Все равно на этом шарике
Нам иного места нет.
Лунный лик да очи карие,
Притяженье двух планет.

Светлана Скорик


Зимнее утро


Мороз и солнце, день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный,-
Пора, красавица, проснись:
Отркрой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись!

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,
На мутном небе мгла носилась;
Луна, как бледное пятно,
Сквозь тучи мрачные желтела,
И ты печальная сидела —
А нынче… погляди в окно:

Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
И речка подо льдом блестит.

Вся комната янтарным блеском
Озарена. Веселым треском
Трещит затопленная печь.
Приятно думать у лежанки.
Но знаешь: не велеть ли в санки
Кобылку бурую запречь?

Скользя по утреннему снегу,
Друг милый, предадимся бегу
Нетерпеливого коня
И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня.

Александр Пушкин
Поделись
с друзьями!
934
1
20
8 месяцев

А за окном пушистый белый снег...


А за окном пушистый белый снег –
Предвестник долгожданных перемен…
Он радует людей сегодня всех,
Кто так устал от быта и проблем.

И отодвинув шторы невзначай,
Вдруг улыбнулась грустная душа.
Ты слышишь, небо, снег не выключай!
Зима сегодня слишком хороша!

И, улыбаясь снегу, брёл старик
Своей знакомой улочкой, домой.
Он радоваться снегу так отвык,
А вот сейчас, как будто молодой…

А рядом лепит девочка снежки
И слышится весёлый детский смех…
Снежинки, как от Бога маячки,
Чтоб снова стал светлее человек…

Чтоб мы опять смотрели в небеса
И верили, как в детстве, сердцем всем,
Не в курс валют, а в счастье, в чудеса,
Чтоб отдохнули от «вконтакте» стен…

Снежинки ловит дружно вся семья –
Жена и муж, и двое сыновей…
В окно на счастье их смотрела я
И становился мир вокруг светлей.

А девушка в обнимку с пареньком
Вдыхала сердцем первую любовь.
Казалось им волшебным всё кругом.
Зима вдруг стала сказочной такой…

Всё потому что мира красота
Не с внешней стороны – а здесь… внутри.
Когда в душе любовь и теплота,
То как прекрасен белый снег, смотри…

Ирина Самарина-Лабиринт
Поделись
с друзьями!
976
4
11
8 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!