Как выглядела первая версия операционной системы Windows

И хотя первую графическую оболочку придумали в Apple, по-настоящему популярной её сделали Microsoft. С точки зрения современного пользователя, Windows 1.0 (вышедшая в 1986 году) даже сложно назвать «графической оболочкой», скорее она является «псевдографической». Связано это с тем, что самым передовым графическим стандартом на момент её выхода было разрешение 640х350 пикселей и отображение аж 16 цветов. С этим же, кстати, связан тот факт, что в первой версии Windows окна не могли перекрывать друг друга, а могли располагаться исключительно рядом. Кнопка в верхнем правом углу окон использовалась для разворачивания на весь экран. Размер окон можно было изменять при помощи соответствующего виджета в правом нижнем углу, но при этом автоматически изменялись размеры всех остальных открытых окон. Для работы операционной системы было необходимо всего 256кб. Для сравнения, современный средних параметров смартфон, имеет 2Гб памяти и это в 1,000 (!) раз больше, чем крутые персональные компьютеры того времени!


А вот как выглядели знакомые нам сегодня программы, тогда.

Notepad


Paint


Калькулятор и буфер обмена (который в Windows 1.0 был отдельным приложением)


Панель управления


Текстовый редактор Write, часы и игра реверси. Время пасьянсов и непотопляемого «Сапёра» ещё не пришло.


На всякий случай напомним, что в те времена Microsoft была не всесильным монополистом, а небольшой компанией-разработчиком, а Windows конкурировала с другими графическими оболочками.
Источник: gagadget.com
Поделись
с друзьями!
533
4
53
2 месяца

7 жутких историй возникновения известных фразеологизмов

«Одеться шиворот-навыворот, встать как вкопанному да перемывать косточки всем встречным и поперечным» — картина странноватая, но понятная. А вот лет 500 назад всё это выглядело иначе: гораздо страшнее. Если разобраться, какие насильственные практики стояли за обыденными сегодня фразеологизмами, ваша речь никогда не будет прежней.


Узнать всю подноготную


Забавно, но раньше услышать подлинную правду далеко не всегда означало услышать истинную правду, хотя и выбивалась эта правда довольно жестко, причем в прямом смысле слова «выбивалась».

Добывалась она с помощью специальных плетей — «линников» (от которых и пошло слово «подлинный»). Ими щедро избивали до крови, пока жертва не сознается во всём, что от нее хотят услышать. Если же плетьми так и не удалось выбить нужное признание, и подозреваемый оказывался слишком настойчивым в молчании, его отправляли на следующий уровень боли.

«Не говоришь правды подлинной? Скажешь подноготную!» — говорили палачи жертвам, стойко продержавшимся на допросах, после чего переходили к самой мучительной пытке: под ногти ног и рук жертвы медленно загоняли длинные гвозди или иглы.

Пока гвозди разрывали кожу под ногтями, несчастный мог наговорить что угодно, просто чтобы остановить дикую боль. Поэтому далеко не всегда сказанное им в итоге оказывалось правдой.

Мальчик для битья


Стать без вины виноватым, этаким мальчиком для битья, мало кому хочется. Но в XV–XVII веках стать бедолагой, расплачивающимся за чужие огрехи, считалось довольно престижным, если речь шла о расплате за промахи английского принца.

В то время считалось, что короли назначаются Богом, а значит, и сын короля связан с божественной силой, и никто, кроме короля, не имеет права наказывать такого ребенка.

Но принц, несмотря на всё свое божественное происхождение, вредничал не хуже любого другого ребенка, а король не всегда мог оперативно вмешаться в процесс воспитания мальчика, будучи по горло занятым своими делами.

Что же делать: принца бить за проказы нельзя, а воспитать придворным тонкостям всё-таки нужно. Воспитатели придумали бить кого-нибудь такого, кого юному наследнику престола было бы очень жалко. Так было решено, что принцу обязательно нужен друг — желательно благородных кровей, но иногда другом принца становился и простой подкидыш.

Мальчики были вместе с самого рождения, не разлучаясь ни во время игры, ни во время учебы и искренне привязывались друг к другу. Это-то и было нужно их воспитателям: стоило принцу провиниться, и вот перед его глазами тут же пороли его единственного друга. Всыпали щедро, как говорится, по первое число. Принц никак не мог помочь мальчику, просто стоял как вкопанный и мотал на ус, как больше не нужно себя вести.

Карьера таких «мальчиков» обычно была не очень успешной. Но иногда принцы желали «вознаградить» преданных друзей за детские страдания, так, например, Чарльз I пожаловал своего мальчика для битья, Вильяма Мюррея, титулом первого графа Мэнсфилда.

Всыпать по первое число


На Руси любили не самые гуманные способы воспитания, доставалось всем и не всегда за дело. Например, в дореволюционных школах круглых отличников пороли так же, как и круглых двоечников, — просто на всякий случай. Причем порка обычно проводилась строго по расписанию, в первых числах каждого месяца.

Иногда, чтобы усилить профилактическое «лечение», розги замачивали в соляном растворе: считалось, что после этого ученики намного дольше будут помнить про необходимость дисциплины в школе.

Правда, учителя нередко так увлекались процессом воспитания, что забывали вовремя остановиться: тогда следы от розг не сходили с учеников вплоть до новой порки в начале следующего месяца.

Стоять как вкопанный


Учитывая жуткую историю происхождения этого фразеологизма, правильнее и этичнее было бы говорить «как вкопанная». В русском языке фразеологизм вошел в активную лексику в XVII веке, во время царствования Алексея Михайловича, прозванного за мягкость характера «тишайшим». Именно тогда путешественники могли наблюдать жесточайшую растянутую во времени казнь: женщин, убивших своих мужей, закапывали в землю по уши прямо на Красной площади.

Ни выбраться, ни даже пошевелиться приговоренная убийца никак не могла: вокруг нее денно и нощно несли караул стрельцы, отгонявшие сердобольных прохожих, желающих помочь ей выбраться, попытаться напоить или накормить. Всё, что могли сделать неравнодушные, — бросить рядом с умирающей деньги на гроб для нее.

Смерть обычно приходила на 3–4-й день, но если несчастная «задерживалась» на этом свете, приставленные часовые просто брали молотки и утрамбовывали землю вокруг приговоренной.

Грунт сдавливал ее грудь, и через несколько часов женщина погибала.

Такой способ казни просуществовал на Руси почти 150 лет, пока к власти не пришла младшая дочка Петра I Елизавета Петровна, решившая остановить смертную казнь на территории страны, несмотря на протесты Сената. Правда, императрица узаконила другое наказание для преступников, родившее еще один знаменитый фразеологизм «на лбу написано». Бунтовщикам или провинившимся выжигали на щеке или лбу клеймо раскаленным железом, чтобы любой мог видеть, что перед ним — нарушитель закона.

Справедливости ради нужно сказать, что такие демонстративные казни проводились не только в России: практиковались они еще во времена Римской империи, исламских странах и даже в Англии.

Правда, в отличие от Англии, где за 30 лет таким способом было убито около 10 женщин, за это же время в России казнили столько женщин, что счет даже не велся.

Вот такие пироги.

Вот такие пироги


Кстати, о пирогах. Что это за пироги такие, которыми мы обычно заканчиваем не самые радостные истории, и с чем они? Как это ни неаппетитно звучит, но пироги эти — с котятами.

По одной из версий, в дикий голод, когда еды не было от слова «совсем», что обычно происходило во время осады городов, жителям ничего не оставалось, кроме того, как начать поедать домашних животных.

Начиная скотом и заканчивая котятами, которых могла принести родившая кошка. Так что полное выражение звучит так: «Вот такие пироги с котятами — их ешь, а они пищат», — но обычно оно сокращается, «опуская» несчастных котят вместе с первоначальным смыслом.
Кстати, «суп с котом», любезно подающийся на вопрос «а что потом?» — из этой же оперы. Правда, здесь ситуация еще безнадежнее: нет ничего, даже теста на такие вот «пироги».
Шиворот-навыворот

Сейчас это выражение считается безобидным и даже шутливым. А вот жители Древней Руси с этим не согласились бы.

Дело в том, что «шиворотом» раньше назывался шикарный, расшитый узорами воротник, и носить его могли только вельможи. Но если вдруг какой-нибудь боярин гневил царя непослушанием, его высокородие подвергалось публичному высмеиванию.

Для этого брали самого боярина, выворачивали его роскошную одежду шиворотом назад, подбирали самую хилую, едва стоящую на ногах клячу, и сажали провинившегося на нее, в вывернутой одежде, да еще лицом к хвосту.

В таком не самом приглядном виде вельможу провозили по всему городу на забаву толпе.

Заканчивалось, правда, это представление совсем не весело: после того, как кляча с боярином обходила весь город, несчастного и пристыженного, приговаривали к смерти, и отправляли прямо с клячи на казнь.

Перемывать косточки


Если сейчас выражение «перемывать косточки» означает злословить за спиной — то есть пока человека нет рядом, — то раньше, даже если обсуждаемый и захотел бы подслушать, что о нем говорят, то просто не смог бы физически. Дело в том, что в VIII–XI веках «косточки перемывали» исключительно покойникам.

Как только человек умирал, его обмывали, заворачивали в ткани и помещали в специальную нишу в стене. По прошествии 40 дней труп полностью разлагался, так что от покойника не оставалось ничего, кроме костей.

Казалось бы, всё: человек отошел на тот свет, нужно смириться и отпустить. Но древние считали совсем иначе и вовсе не собирались оставлять умершего в покое. Вместо этого они вытаскивали кости покойника, обмывали вином или простой водой, и, пока священник читал над ними молитвы, остальные занимались тем, что вспоминали жизнь усопшего, пытались дать оценку его поступкам, рассказывали друг другу всё, что знали о нем.

Главная цель всех этих действий заключалась в том, чтобы проверить, не являлся ли покойник упырем, то есть проклятым.

Так как проклятые, согласно поверьям тех лет, не разлагались (а значит, могли спокойно выбираться из своих могил после смерти, чтобы испить кровушку из какого-нибудь прохожего), церковь и родственники считали своим долгом перестраховаться и убедиться, что, кроме костей, в могиле ничего больше нет. А значит, никаких вурдалаков можно не опасаться.

Лилия Гринь
Источник: knife.media
Поделись
с друзьями!
2115
96
4 месяца

Кого на Руси называли «Подклобучниками», и почему им жилось лучше, чем их хозяевам

Царские забавы часто выливаются в сложный, а порой и опасный труд для тех людей, которые вынуждены эти развлечения устраивать. Так, с распространением соколиной охоты, в средневековье появилась профессия ловцов охотничьих птиц. Чтобы добыть особенно ценных кречетов, эти люди совершали длительные путешествия в северные районы. На Руси их называли «сокольи помытчики».


Соколиная охота – очень древний вид добычи пропитания, который позднее превратился в развлечение для знати. Первые упоминания о ней можно найти еще в источниках древней Ассирии, им уже больше четырех тысяч лет. На Руси об этой забаве было известно еще с языческих времен, а слово «кречет» встречается, начиная с XII века, оно упоминается в «Слове о полку Игореве». Охотиться можно было практически с любой хищной птицей, но именно кречеты – более крупные и ловкие, ценились на Руси гораздо выше соколов. Однако ареал их распространения – северные области. Поэтому для поимки птенцов ловцы совершали длительные путешествия на Белое море, в заполярные районы Сибири и Кольского полуострова.

Соколиная охота

Бескрайние поля нашей страны как будто созданы для соколиной охоты, поэтому этим благородным развлечением увлекались практически все русские цари, начиная от Рюриковичей. Осталось множество документов и свидетельств, по которым можно судить, что этой забаве придавалось огромное значение. Так, например, существует легенда, частично подтверждаемая фактами, рассказывающая о сокольничем царя Ивана III Трифоне. Он, якобы, упустил особенно ценную и любимую государем птицу, а затем чудесным образом нашел своего сокола в селе Напрудном и в благодарность на этом месте построил белокаменный храм. В 1930-е годы церковь взорвали, однако один из его приделов сохранился и до сих пор украшает Трифоновскую улицу в Москве. Несмотря на то, что эта легенда имеет множество вариантов и некоторые из которых расходятся, в целом она отражает тот уровень страха и уважения, которые испытывали простые люди перед царскими забавами.

Храм Трифона в Напрудном до революции и сохранившийся после взрыва придел в наши дни

Во время правления Ивана IV для охоты с ловчими птицами выделили специальное место - огромный лесной массив на Северо-восточной окраине города. Этот район Москвы до сих пор называется Сокольниками. Страстными охотниками слыли и первые Романовы. Михаил Фёдорович, например, даже издал указ о праве изымать у людей любого сословия самых лучших собак, птиц и медведей, которых в те времена иногда держали на цепи у дома, для царской охоты. Своего сына, Алексея Михайловича он впервые вывез в лес, когда тому было только три года. Разумеется, тот тоже вырос ярым поклонником этого развлечения. При его правлении оно стало статусным мероприятием. Кстати, еще одно московское название связано с любимой царской забавой. Алексей Михайлович знал всех своих лучших соколов и заботился о них, как о детях. Поэтому, когда на его глазах любимый кречет Ширяй, промахнувшись, разбился о землю, безутешный государь повелел назвать поле, на котором произошло трагическое событие, Ширяевым. Много веков спустя здесь появились Большая и Малая Ширяевские улицы.

В.Васнецов «Выезд на царскую охоту»

Понятно, что такая популярная забава требовала массового притока новых птиц. Соколов и кречетов в неволе не разводят, все царские любимцы были маленькими пойманы или забраны из гнезд, доставлены, порой за тысячи километров, и обучены затем приемам охоты. Для этих нужд было создано целое сословие специальных крепостных, которые назывались «сокольими помытчиками» (первоначальное значение слова «помыкать» — дрессировать, держать в неволе). Причем, если о птицах заботились действительно по-царски, то люди, добывающие и приручающие их, сами очень напоминали подневольных животных. Условия их существования были гораздо более тяжелыми, чем у обычных крестьян. Чтобы они не ленились и концентрировались только на одной задаче, им запрещено было иметь большие земельные наделы. Единственным источником существования таких семей была ловля птиц. Для добычи наиболее ценимых кречетов ловцы совершали длительные, порой до года, походы на Север – вдоль Двины, на Колу и в Сибирь.

Демонстрация соколов австрийским послам

Конечно, местные жители тоже подключались к этому делу, сдавая некоторое количество птенцов, но основная масса работы ложилась на плечи профессиональных ловцов. Чтобы они не обманывали царя, не ленились и не продавали пойманную птицу за границу, еще при Михаиле Фёдоровиче в 1632 году был издан указ, предписывавший каждому из них сдавать по 100-106 кречетов ко двору ежегодно, «а ежели кто в воровстве уличён будет, то быть ему в великой опале и казни». По этим цифрам можно судить о масштабе этой нелегкой работы. Всего царскому двору ежегодно требовались сотни тысяч ловчих птиц, ведь кроме собственных нужд цари всегда использовали их в качестве подарков боярам, придворным, иностранным государям и послам. Подобный дар всегда означал особую царскую милость.

После поимки птиц их требовалось доставить в Москву. Этот этап добычи был, вероятно, сложнее самой ловли, так как долгий путь по расхлябанным дорогам порой растягивался на многие месяцы. Молодых птиц везли в специальных возках или ящиках, обитых изнутри войлоком или рогожей. Благодаря особым царским грамотам этот «спецгруз» пропускался на всех заставах и обеспечивался кормом. Чтобы помытчики не подменяли птиц по пути, на каждую особь составлялось подробное описание. В конце нелегкого путешествия птиц ждали действительно царские условия существования, а вот крепостных, рискующих из-за них головой в тяжелых экспедициях, часто награждали батогами, если часть кречетов в дороге гибла. Для них это означало еще и голод для всей семьи.

Натаскивание кречетов

В Москве для птиц были построены две специальные башни – кречатни. Одна из них в Коломенском сохранилась до сих пор. Зимой кречатни отапливались, рядом с ними сотнями тысяч разводили голубей – на прокорм царским любимцам. Голуби, кстати, в те времена были частью крестьянского оброка. Кречеты жили всю жизнь, абсолютно ни в чем не нуждаясь. Тут для молодых привезенных птиц начиналось обучение. Сначала кречетов приучали сидеть под клобуком – специальным колпачком, закрывающим им глаза. Считается, что «подклобучниками» тогда называли птиц, приученных к подчинению. Позднее, когда слово «клобук» вышло из обихода, его заменили на созвучное «каблук» и стали называть так мужчин, подчиняющихся жене.

Белый сокол в клобуке (шапочке, закрывающей глаза)

Соколиная охота была популярна у наших царей вплоть до Александра III, который считается последним августейшим поклонником этой забавы в России. Сегодня это искусство – очень редкое увлечение отдельных энтузиастов, хотя, как и в давние времена, находятся отдельные любители, способные заплатить за подобное экзотическое развлечение огромные деньги.

Соколиная башня в Коломенском на гравюре и в наши дни
Источник: kulturologia.ru
Поделись
с друзьями!
1369
4
52
4 месяца

Увлекательная анимация: как Версальский дворец менялся на протяжении 400 лет

Франция – одна из самых популярных у туристов стран в мире, и Версальский дворец – несомненно, одна из ее наиболее востребованных достопримечательностей. Многие люди знают, как выглядит дворец сегодня, однако далеко не всем известно, как он менялся с момента своего создания и наших дней.

Versailles, from Louis XIII to the French Revolution

В рамках коллекции онлайн-проектов Versailles 3D были созданы три анимационных ролика, рассказывающих об истории Версальского дворца. Анимация подробно рассказывает о том, как дворец начинался со скромного охотничьего домика, как он постепенно расширялся, как представители французской монархии жили во дворце и в конечном итоге покинули его. Сериал разбит на три видеоролика: «От Людовика XIII до Французской революции», «Версаль после французской революции» и «От садов до дворцов Трианона». Анимация сопровождается комментариями на английском языке, но даже если вы его не знаете, смотреть ролики все равно очень интересно. По желанию можно включить русские субтитры.

Versailles after the French Revolution

Versailles, from gardens to Trianon palaces
Поделись
с друзьями!
1134
4
21
8 месяцев

Пронзительная история о том, как старый пес спас в человеке — человека

Больно! Как же больно… Невозможно дышать… Молодой мужчина шатаясь добрел до лавочки в сквере и присел, пытаясь отдышаться и унять боль, которая каленым стержнем пронизывала все тело. Но она не отступала, вгрызаясь в каждую клетку. Мужчина попытался сделать глубокий вдох, но боль нанесла еще один удар и тело обмякло… Он уже не увидел людей, столпившихся вокруг, не услышал звуков сирены Скорой и голосов врачей, спешащих на помощь.

Свет… Откуда он? Такой мягкий и теплый. Где я? Боли нет. Да и тело такое невесомое. Мужчина пытался оглянуться, но вокруг клубился легкий туман. А потом он увидел собаку… Большая овчарка шла к нему, неслышно ступая мягкими лапами. И мужчина узнал его! Это был Грей.


— Здравствуй, Хозяин.

— Грей? Ты? Но…как ты меня нашел? И почему ты разговариваешь со мной? Я сплю?

— Здесь все могут разговаривать и понимать друг друга. Нет, Хозяин, ты не спишь. Ты умираешь. А я умер уже давно. Там, на той дороге, где ты выбросил меня из машины.

И мужчина вспомнил то, что старательно пытался забыть все эти годы. То страшное и черное, что душило по ночам. Предательство!

— Вижу, что не забыл… Помнишь, как разозлился на меня, старика? Как трясясь от бешенства запихнул в машину и повез за город? Как оставил меня на дороге и уехал, не оглянувшись? Помнишь… А я ведь не виноват, что постарел и стал раздражать тебя.

Пес тяжело вздохнул и лег.

— Грей, я был уверен, что тебя подберут и ты найдешь новый дом!

— Не ври самому себе, Хозяин! Так ты успокаивал себя, оправдывая то, что сделал. А я… Я долго бежал за машиной, но не догнал тебя и потерял след. Старый нос и больные лапы подвели меня. Тогда я побрел на прежнее место и стал ждать, когда ты вернешься за мной. Я верил, что ты обязательно вернешься за своим Греем. Я верил тебе и любил так, как могут любить только собаки!

И очень волновался, как ты там один, без меня! Некому принести тебе тапки, разбудить утром, лизнув языком, помолчать с тобой, когда грустно. Но ты все не возвращался. Каждый день я метался вдоль дороги, боясь, что ты не увидишь меня! А потом меня сбила машина… Я не сразу умер там, на обочине. Знаешь, что я хотел больше всего в тот миг, когда жизнь уходила из меня?

Увидеть тебя, услышать твой голос и умереть, положив голову тебе на колени. Но последний мой вздох услышала только холодная лужа.

А знаешь, нас ведь тут много таких: выброшенных за ненадобностью, замерзших на пустых дачах, заморенных голодом, убитых ради забавы… Вы, люди, часто бываете жестоки. И не хотите думать, что за все придется платить!

Мужчина опустился на колени перед собакой. Тело опять пронзила боль. Но это была боль от осознания содеянного ужаса своего поступка. Колючие слезы резали глаза и не приносили облегчения.

— Прости меня, пес! Прости!!! Собаки могут любить и прощать! Прости, хоть я этого и не заслуживаю!

Старый пес кряхтя подошел к человеку. Хозяину, которого любил всегда.

— Я простил тебе мою смерть. А вот тебе еще рано умирать. Плачь! Твои слезы – твое искупление. Я попрошу за тебя. Теплый язык коснулся щеки, большая лапа накрыла руку мужчины.

— Прощай…

В реанимационном отделении врачи бились за жизнь молодого мужчины. Обширный инфаркт. Но все усилия были напрасны. В 18:30 зафиксировано время смерти. Сердце остановилось. Конец…

Тишину реанимации разорвал крик медсестры: «Слеза! На щеке слеза! Он плачет!»

— Адреналин в сердце!..

— Дефибриллятор!…

— Разряд!…

— Еще разряд!!!

Ровная линия на экране монитора дрогнула и выгнулась слабой, но такой жизнеутверждающей дугой…

Месяц спустя молодой мужчина стоял на пороге клиники. Он жив, и даже осенний дождь не может испортить счастье возвращения. Его спасение врачи называли не иначе, как чудом! Выйдя за ворота больницы, мужчина неспешно направился в сторону дома. Он шел, погруженный в свои мысли, когда под ноги ему выкатился грязный и мокрый клубок, оказавшийся щенком.


— Привет, малыш! Ты чей?

Весь внешний вид щенка говорил о том, что он ничей и отчаянно нуждается в помощи. Мужчина поднял малыша с земли, сунул за пазуху и заботливо поправил торчащее ухо.

— Пойдем домой,… Грей!

Старый пес, окруженный легким белым туманом, положил голову на лапы, устало вздохнул и прикрыл глаза. Он спас в человеке Человека!
Источник: allourworld.info
Поделись
с друзьями!
3408
10
107
10 месяцев

Как выглядели первые мотоциклы в истории?

История мотоциклов берет свое начало в 19 веке, когда был создан первый мотоцикл на паровом двигателе. Но, если честно, его трудно назвать настоящим мотоциклом, ведь настоящий мотоцикл – это двухколесное транспортное средство, сердцем которого является ДВС.

Первый мотоцикл в мире, на котором стал использоваться ДВС,изобрел Готлиб Даймлер. Свое изобретение он запатентовал в 1885 году под названием «Повозка для верховой езды с керосиновым двигателем».

Этот первый мотоцикл имел деревянную раму, ременную передачу. Двигатель имел всего лишь один цилиндр, который мог развить мощность в 0.5 л.с. Объем этого двигателя составлял 264 куб.см. Колеса имели металлический обод, а спицы были деревянными. Весило это чудо техники того времени 50 кг, и могло развить скорость до 12 км/ч.



Второй в истории мотоцикл не заставил себя долго ждать и уже в 1895 году свет увидел Hildebrand & Wolfmuller. На этом мотоцикле уже использовался двигатель с двумя цилиндрами и объемом 1498 куб. см. Такой мотор мог развить мощность до 2.5 л.с. А максимальная скорость возросла практически в четыре раза, по сравнению с первым мотоциклом, и равнялась 45 км/ч. Правда, выпускались они всего пару лет, так как не пользовались должным спросом.



И вот наступает первый год 20 века, а мир увидел третий в истории мотоцикл, выпущенный компанией NSU.

Этот аппарат мог развить скорость до 40 км/ч, при весе 38 кг. На этом мотоцикле использовался двигатель от компании Цедель, развивающий мощность 1.25 л.с. Двигатель устанавливался под велосипедной рамой. Привод был также ременный, соединенный с задним колесом. Также в качестве привода использовались и педали.



Дальше история мотоциклов терпит минипереворот, так как появляется первый мотоцикл из Америки, и четвертый в мире под маркой «Индиан».

А переворот заключался в том, что вместо велосипедной рамы здесь использовалась труба с большим диаметром, на которой располагалась батарея системы зажигания, также вместо привычной ременной передачи использовалась цепная, вопреки заверениям конструкторов в том, что цепь может порваться при старте с места.

Двигатель устанавливался непосредственно под сиденьем. Объем двигателя составлял 260 куб. см. Такой двигатель мог развить мощность 1.75 л.с. В нем использовался автоматический впускной клапан. Двигатель состоял из одного цилиндра, но работал в четыре такта. Бензобак тоже устанавливался в необычном месте, а именно на заднем крыле. В 1905 году на этот же мотоцикл стали устанавливать двигатель объемом 310 куб. см. и мощностью 2.25 л.с.



Следующие два года были некоторым затишьем перед бурей для истории мотоциклов, за этот период многие пытались соорудить мотоциклы, но эти попытки были не очень удачными.

Положил этому конец Джозеф Меркель, который создал мотоцикл Milwaukee Merkel, имеющий петлевидную раму, на котором был установлен одноцилиндровый двигатель и привод в виде кожаного ремня. Вообще он создал этот мотоцикл в 1902 году, но использовал при этом ромбовидную раму, но она оказалась не очень удобной для крепления двигателя, поэтому появление пятого мотоцикла датировано 1903 годом.


На этот мотоцикл пришли посмотреть двое парней из того же города Милуоки, которые уже пытались собрать мотоцикл ранее. Их фамилии были Харлей и Дэвидсон. Смотрели, смотрели они на мотоцикл Меркеля, и решили, что могут сделать лучше.

Так в 1904 году вышел шестой по счету мотоцикл под названием Harley-Davidson. Двигатель этого мотоцикла составлял в объеме 405 куб. см., в нем также был использован маховик, который имел в диаметре 23.5 см. и весил целых 12.7 кг.



Седьмой мотоцикл, который оставил след в истории образования мотоциклов стал опять Джозеф Меркель, который в 1905 году разработал мотоцикл для гонок под названием Flying Merkel. На этих мотоциклах впервые стала использоваться трансмиссия, имеющая две скорости, двигатель объемом в 1000 куб. см. Эти мотоциклы выпускались в течение 12 лет, после чего производство их свернулось.



В 1907 году на первые строчки опять выходит компания Индиан, которая создает мотоцикл с V-образным двигателем с двумя цилиндрами общим объемом 633 куб. см., способным развивать мощность 3.5 л.с. На следующий год, компания предложила спортивный вариант этого мотоцикла, двигатель которого был объемом 1000 куб. см. Этот мотоцикл стал восьмым, кого запомнила история мотоциклов.



В 1912 году свет увидел мотоцикл Yale, который выпускался выпускался в Калифорнии и имел двигатель с воздушным охлаждением. Для этого на нем были горизонтальные ребра, которые позволяли лучше охлаждать двигатель за счет сильного воздушного потока.



В 1912 года появился Excelsior с двигателем 1000 куб. см., состоящий из четырех цилиндров и развивающий мощность 20 л.с. Охлаждение было воздушным. Коробка передач состояла из четырех ступеней. Это был первый мотоцикл в мире, который смог достичь скорости в 160 км/ч. Вес этого мотоцикла составлял 227 кг.



Ну и десятым по счету замечательным мотоциклом в истории, стал BMW R 32, который увидел свет в 1923 году и имел колоссальнейший успех. Ведь благодаря этому мотоциклу европейские производители вновь вышли на передовые позиции в производстве двухколесной техники. Его двигатель развивал мощность 8.5 л.с., которая способствовала разгону мотоцикла до 95 км/ч.
Здесь использовалась коробка, имеющая три передачи, передние тормоза были барабанными, а задние — блочные. Вес мотоцикла составлял 122 кг, топливный бак мог вместить в себя 14 литров бензина, а расход топлива составлял всего три литра на 100 км.



А теперь сравните как сейчас выглядят, к примеру, модели Indian и Harley Davidson

Indian 2018

Harley Davidson 2018
Источник: 4motobike.ru
Поделись
с друзьями!
660
0
15
11 месяцев

Книжный магазин как произведение искусства

Отцом первой печатной книги является Иоганн Гутенберг (Johannes Gutenberg). Такую информацию можно найти в любом учебнике по издательскому делу или энциклопедии. Впрочем, это не совсем так. Печатная продукция существовала и до Гутенберга — в Древнем Китае. Знаменательное событие произошло в 581-м году нашей эры, когда в Поднебесной начались опыты с ксилографией.


При помощи этого метода позже публиковали разные сочинения, преимущественно религиозного характера. Наиболее известное из них — копия буддийской Алмазной сутры, датируемая 868-м годом. Вполне понятно: продукцию нужно было как-то реализовывать. Поэтому нет ничего странного в том, что вслед за развитием печатного дела, повсеместно стали открываться всевозможные книжные магазины. В Риме, например, они служили для встречи литераторов и ученых. Также при лавочках обычно располагались небольшие, обитые цельным массивом древесины кабинеты. Закрывшись в них, книгочеи знакомились с интересными новинками. А за отдельную плату получали копию понравившегося отрывка. Нет, безусловно, ксероксов тогда не было и в помине. Зато при заведениях трудились писцы. Они-то и выводили старательно от руки нужные пассажи. В зависимости от размера заказа, на его выполнение уходило от нескольких часов до целого месяца.


От эпохи к эпохе книжные ряды перестраивали свой дизайн, увеличивали площадь, меняли ассортимент литературы. Многие из них принялись соревноваться за звание «самых-самых». Так, один из красивейших в мире book store`ов разместился в Португалии, в городе Порту. Он же, кстати, один из самых старинных. Созданный в 1869-м, этот кладезь знаний до сих пор поражает посетителей своей великолепной резной деревянной лестницей и витражными окнами, вмонтированными в потолок. Проникая через них, солнечный свет распадается на спектры и озаряет атриум разноцветными лучами: синим, красным, зеленым, желтым.


А в Лондоне растянулся другой магазин. В прямом смысле слова. Длина его полок составляет тридцать миль. В километрах получается сорок восемь. Интересно, но история заведения начинается с того, что его будущие владельцы — братья Фойлиз (Foyles) — провалили экзамены в университете. Сильно разозлившись на придирчивую комиссию, они решили продать все учебники и дали объявление в газете. Предложений было настолько много, что начинающие дельцы успешно реализовали не только злосчастные академические фолианты, но и другие ненужные книги. Затея, взятая с потолка, превратилась в прибыльный бизнес.


Но больше всех в очередной раз удивили жители Поднебесной. В провинции Сычуань летом 2015 года распахнул свои двери необычный книжный магазин Fangsuo — дань тем первым китайским книгопечатным опытам. Дизайнеры проекта — представители компании Chu Chin-Kang Space Design — попытались воплотить в своем детище сразу два противоположных аспекта, прошлое и будущее. На внешнем фасаде здания архитекторы разместили одно из галактических созвездий. Это можно расценить как некий намек на то, что уже совсем скоро человечество построит космический корабль и осуществит свою давнюю мечту — отправится бороздить просторы Вселенной.


Открыв стеклянную входную дверь, публика попадает в совершенно другое изменение. Посередине вестибюля посетителей встречает эскалатор. Несмотря на всю свою тяжеловесность, это настоящий продукт модерн арта. Машина обрамлена плоским куполом из прочной меди. По всему его периметру разбросаны старинные письмена. Здесь есть и высказывания древних философов, и отрывки из известных произведений, и пословицы с затаенным смыслом.



Плавно и абсолютно бесшумно движущаяся лестница опустит всех желающих глубоко под землю — на первый уровень книжного универмага. На огромном пространстве в несколько километров развернулись сотни деревянных стеллажей с разнообразными изданиями — от современных столь популярных легких любовных романов до сочинений серьезной классики всех времен и народов. Пол помещения также деревянный. При ходьбе половицы приятно поскрипывают. Хотя в общем гаме негромких разговоров сея деталь практически незаметна. Из аналогичного материала сделаны колонны. Конусообразной формы, они «разрастаются» к потолку, образуя нечто вроде нависающих тяжелых глыб. Вдоль и поперек к ним привинчены железные трубы — основы для многочисленных светильников. Направленные в разные стороны, лампочки источают мягкий, приглушенный свет.





Архитекторы компании Chu Chin-Kang Space Design отмечают следующее:


При разработке внутреннего пространства за основу мы взяли идею депозитариев. Сегодня под оным понятием понимают специальное место, где содержатся ценные бумаги. Однако, много веков назад у депозитариев было совсем другое предназначение. В Древнем Китае в таких помещениях хранились редкие рукописи, буддийские трактаты, исторические данные. Комнаты строились изолированными, без окон, с плотными деревянными стенами, которые не пропускали ни единого шума. Собственно, мы предприняли попытку возвести что-то подобное.
В Fangsuo есть и зал детской литературы — настоящая кабина самолета. Вход в него сконструирован в виде открытого люка, который соединен с лестницей — трапом. На белоснежных стенах расположены разные по форме и размеру иллюминаторы — овальные, круглые, чуть меньше, чуть больше. Присутствует тут и некая имитация рядов. Их стилизуют шкафы, расставленные в том же порядке, что и сидения воображаемого воздушного судна. Юные гости, безусловно, почувствуют себя реальными пилотами и совершат увлекательный полет со множеством остановок у каждой секции — раскрасок, игрушек, стихов и сказок.


Те, кто уже посетил творение китайских архитекторов, с восторгом рассказывают о необыкновенной атмосфере, царящей внутри книжного магазина. Она располагает не только к покупкам, но также к отличному отдыху от суеты шумного мегаполиса, медитации и к постижению непростых мудростей мыслителей Поднебесной.

Автор: Виктория Дремо
Источник: cablook.com
Поделись
с друзьями!
1286
2
27
13 месяцев