Намётанный глаз: юмористический рассказ

Если бы у Коли и Оли спросили в тот день: «Какой самый короткий месяц в году?» – они бы не задумываясь ответили: «Медовый». Только через четыре месяца после его начала, когда у Оли наконец впервые возникла потребность в платье (во всяком случае, в выходном), они с Колей вышли из своей комнаты в общежитии, держа в руках отрез крепдешина, купленный молодым на свадьбу в складчину всеми студентами и преподавателями родного техникума, и направились к дамскому портному Перельмутеру.


В тот день Коля точно знал, что его жена – самая красивая женщина в мире, Оля точно знала, что ее муж – самый благородный и умный мужчина, и оба они совершенно не знали дамского портного Перельмутера, поэтому не задумываясь нажали кнопку его дверного звонка.

– А-а!.. – закричал портной, открывая им дверь. – Ну наконец-то! – закричал этот портной, похожий на Людвига ван Бетховена, каким гениального музыканта рисуют на портретах в тот период его жизни, когда он уже сильно постарел.

– Ты видишь, Римма? – продолжал Перельмутер, обращаясь к кому-то в глубине квартиры. – Между прочим, это клиенты! И они все-таки пришли! А ты мне еще говорила, что после того, как я четыре года назад сшил домашний капот для мадам Лисогорской, ко мне уже не придет ни один здравомыслящий человек!

– Мы к вам по поводу платья, – начал Коля. – Нам сказали...

– Слышишь, Римма?! – перебил его Перельмутер. – Им сказали, что по поводу платья – это ко мне. Ну слава тебе, Господи! Значит, есть еще на земле нормальные люди. А то я уже думал, что все посходили с ума. Только и слышно вокруг: «Карден!», «Диор!», «Лагерфельд!»... Кто такой этот Лагерфельд, я вас спрашиваю? – кипятился портной, наступая на Колю. – Подумаешь, он одевает английскую королеву! Нет, пожалуйста, если вы хотите, чтобы ваша жена в ее юном возрасте выглядела так же, как выглядит сейчас английская королева, можете пойти к Лагерфельду!..

– Мы не можем пойти к Лагерфельду, – успокоил портного Коля.

– Так это ваше большое счастье! – в свою очередь успокоил его портной. – Потому что, в отличие от Лагерфельда, я таки действительно могу сделать из вашей жены королеву. И не какую-нибудь там английскую! А настоящую королеву красоты! Ну а теперь за работу... Но вначале последний вопрос: вы вообще знаете, что такое платье? Молчите! Можете не отвечать. Сейчас вы мне скажете: рюшечки, оборочки, вытачки... Ерунда! Это как раз может и Лагерфельд. Платье – это совершенно другое. Платье, молодой человек, это прежде всего кусок материи, созданный для того, чтобы закрыть у женщины все, на чем мы проигрываем, и открыть у нее все, на чем мы выигрываем. Понимаете мою мысль? Допустим, у дамы красивые ноги. Значит, мы шьем ей что-нибудь очень короткое и таким образом выигрываем на ногах. Или, допустим, у нее некрасивые ноги, но красивый бюст. Тогда мы шьем ей что-нибудь длинное. То есть закрываем ей ноги. Зато открываем бюст, подчеркиваем его и выигрываем уже на бюсте. И так до бесконечности... Ну, в данном случае, – портной внимательно посмотрел на Олю, – в данном случае, я думаю, мы вообще ничего открывать не будем, а будем, наоборот, шить что-нибудь очень строгое, абсолютно закрытое от самой шеи и до ступней ног!

– То есть как это «абсолютно закрытое»? – опешил Коля. – А... на чем же мы тогда будем выигрывать?

– На расцветке! – радостно воскликнул портной. – Эти малиновые попугайчики на зеленом фоне, которых вы мне принесли, по-моему, очень симпатичные! – И, схватив свой портняжный метр, он начал ловко обмерять Олю, что-то записывая в блокнот.

– Нет, подождите, – сказал Коля, – что-то я не совсем понимаю!.. Вы что же, считаете, что в данном случае мы уже вообще ничего не можем открыть? А вот, например, ноги... Чем они вам не нравятся? Они что, по-вашему, слишком тонкие или слишком толстые?

– При чем здесь... – ответил портной, не отрываясь от работы. – Разве тут в этом дело? Ноги могут быть тонкие, могут быть толстые. В конце концов, у разных женщин бывают разные ноги. И это хорошо! Хуже, когда они разные у одной...

– Что-что-что? – опешил Коля.

– Может, уйдем отсюда, а? – спросила у него Оля.

– Нет, подожди, – остановил ее супруг. – Что это вы такое говорите, уважаемый? Как это – разные?! Где?!

– А вы присмотритесь, – сказал портной. – Неужели вы не видите, что правая нога у вашей очаровательной жены значительно более массивная, чем левая. Она... более мускулистая...

– Действительно, – присмотрелся Коля. – Что это значит, Ольга? Почему ты мне об этом ничего не говорила?

– А что тут было говорить? – засмущалась та. – Просто в школе я много прыгала в высоту. Отстаивала спортивную честь класса. А правая нога у меня толчковая.

– Ну вот! – торжествующе вскричал портной. – А я о чем говорю! Левая нога у нее нормальная. Человеческая. А правая – это же явно видно, что она у нее толчковая. Нет! Этот дефект нужно обязательно закрывать!..

– Ну допустим, – сказал Коля. – А бюст?

– И этот дефект тоже.

– Что – тоже? Почему? Мне, наоборот, кажется, что на ее бюсте мы можем в данном случае... это... как вы там говорите, сильно выиграть... Так что я совершенно не понимаю, почему бы нам его не открыть?

– Видите ли, молодой человек, – сказал Перельмутер, – если бы на моем месте был не портной, а, например, скульптор, то на ваш вопрос он бы ответил так: прежде чем открыть какой-либо бюст, его нужно как минимум установить. Думаю, что в данном случае мы с вами имеем ту же проблему. Да вы не расстраивайтесь! Подумаешь, бюст! Верьте в силу человеческого воображения! Стоит нам правильно задрапировать тканью даже то, что мы имеем сейчас, – и воображение мужчин легко дорисует под этой тканью такое, чего мать-природа при всем своем могуществе создать не в силах. И это относится не только к бюсту. Взять, например, ее лицо. Мне, между прочим, всегда было очень обидно, что такое изобретение древних восточных модельеров, как паранджа...

– Так вы что, предлагаете надеть на нее еще и паранджу? – испугался Коля.

– Я этого не говорил...

– Коля, – сказала Оля, – давай все-таки уйдем.

– Да стой ты уже! – оборвал ее муж. – Должен же я, в конце концов, разобраться... Послушайте... э... не знаю вашего имени-отчества... ну, с бюстом вы меня убедили... Да я и сам теперь вижу... А вот что если нам попробовать выиграть ну, скажем, на ее бедрах?

– То есть как? – заинтересовался портной. – Вы что же, предлагаете их открыть?

– Ну зачем, можно же, как вы там говорите, подчеркнуть... Сделать какую-нибудь вытачку...

– Это можно, – согласился портной. – Только сначала вы мне подчеркнете, где вы видите у нее бедра, а уже потом я ей на этом месте сделаю вытачку. И вообще, молодой человек, перестаньте морочить мне голову своими дурацкими советами! Вы свое дело уже сделали. Вы женились. Значит, вы и так считаете свою жену самой главной красавицей в мире. Теперь моя задача – убедить в этом еще хотя бы нескольких человек. Да и вы, барышня, тоже – «пойдем отсюда, пойдем»! Хотите быть красивой – терпите! Все. На сегодня работа закончена. Примерка через четыре дня.

Через четыре дня портной Перельмутер встретил Колю и Олю прямо на лестнице. Глаза его сверкали.

– Поздравляю вас, молодые люди! – закричал он. – Я не спал три ночи. Но, знаете, я таки понял, на чем в данном случае мы будем выигрывать. Кроме расцветки, естественно. Действительно на ногах! Да, не на всех. Правая нога у нас, конечно, толчковая, но левая-то – нормальная. Человеческая! Поэтому я предлагаю разрез. По левой стороне. От середины так называемого бедра до самого пола. Понимаете? А теперь представляете картину: солнечный день, вы с женой идете по улице. На ней новое платье с разрезом от Перельмутера. И все радуются! Окружающие – потому что они видят роскошную левую ногу вашей супруги, а вы – потому что при этом они не видят ее менее эффектную правую! По-моему, гениально!

– Наверное... – кисло согласился Коля.

– Слышишь, Римма! – закричал портной в глубину квартиры. – И он еще сомневается!..

Через несколько дней Оля пришла забирать свое платье уже без Коли.

– А где же ваш достойный супруг? – спросил Перельмутер.

– Мы расстались... – всхлипнула Оля. – Оказывается, Коля не ожидал, что у меня такое количество недостатков.

– Ах вот оно что!.. – сказал портной, приглашая ее войти. – Ну и прекрасно, – сказал этот портной, помогая ей застегнуть действительно очень красивое и очень идущее ей платье. – Между прочим, мне этот ваш бывший супруг сразу не понравился. У нас, дамских портных, на этот счет наметанный глаз. Подумаешь, недостатки! Вам же сейчас, наверное, нет восемнадцати. Так вот, не попрыгаете годик-другой в высоту – и обе ноги у вас станут совершенно одинаковыми. А бедра и бюст... При наличии в нашем городе рынка «Привоз»... В общем, поверьте мне, через какое-то время вам еще придется придумывать себе недостатки. Потому что, если говорить откровенно, мы, мужчины, женскими достоинствами только любуемся. А любим мы вас... я даже не знаю за что. Может быть, как раз за недостатки. У моей Риммы, например, их было огромное количество. Наверное, поэтому я и сейчас люблю ее так же, как и в первый день знакомства, хотя ее уже десять лет как нету на этом свете.

– Как это нету? – изумилась Оля. – А с кем же это вы тогда все время разговариваете?

– С ней, конечно! А с кем же еще? И знаете, это как раз главное, что я хотел вам сказать про вашего бывшего мужа. Если мужчина действительно любит женщину, его с ней не сможет разлучить даже такая серьезная неприятность как смерть! Не то что какой-нибудь там полусумасшедший портной Перельмутер... А, Римма, я правильно говорю? Слышите, молчит. Не возражает... Значит, я говорю правильно…

Георгий Голубенко
Поделись
с друзьями!
3182
14
83
3 месяца
РЕКЛАМА

Немного одесских шуток для хорошего настроения!


Старый Соломон Маркович уже столько отложил себе на чёрный день, что таки ждал его с большим нетерпением.

***

— Доктор, скажите мне правду: почём я болен?

***

Объявление на столбе возле одесской консерватории: "Всемирно известный квартет ищет двух скрипачей и виолончелиста".

***

Маленький Додик доплатил несущему его аисту 200 баксов и стал гражданином Швеции.

***

— Сара Ефимовна, да из вас уже песок сыпется!
— Вовсе это не песок… Это не сгоревший в молодости порох!

***

— Семён Маркович, а шо вы делаете для сохранения чистоты нашего Чёрного моря?
— Для сохранения чистоты нашего Чёрного моря мы с моей женой Розой туда ничего не делаем.

***

— Рабинович дома?
— Нет.
— На работе?
— Нет.
— В командировке?
— Нет
— Я Вас правильно понял?
— Да.

***

— Мама! Посмотрите лучше на вон то ружьё на стене... Мама, не доводите-таки этот спектакль до третьего акта!

***

— Лева, а как вы думаете, почему у Пушкина кот ученый все-таки сидит на цепи?
— Я думаю, шо если он ученый, то цепь для того, шобы он не эмигрировал.

***

— Роза! У тебя лишний вес!
— Это не лишний... Это запасной...

***

— Рабинович, а вы далеко не дурак!
— Так я и вблизи тоже не идиот...

***

У Сёмы-таки была противозачаточная внешность.

***

— Изя, дорогой, я не верю, что ты нас покинул!
— Товарищ, отойдите от гроба... Дайте подойти тем, кто уже верит или хочет убедиться.

***

— Яша, у тебя все равно рот открыт, позови Сёмочку со двора!

***

— Вы уже кому-нибудь читали свои стихи?
— Нет, а что?
— Просто... Я смотрю — у Вас глаз подбит.

***

В одесском трамвае:
— Мадам, ваша нога у меня уже поперёк горла стала!

***

Конферансье в филармонии:
— Берта Гинзбург …Каприз №23.
Тихий голос из зала:
— Шоб я так жила, она свои капризы ещё и нумерует.

***

В Одесской филармонии на фортепьянном концерте карманник Фима Залкинд смотрит на пианиста и бормочет:
— Такие великолепные пальцы — и такой ерундой занимаются!

***

— Сарочка, радость моя, пожалуйста, говори потише! Ты так кричишь, что я уже полчаса не могу понять, в чем ты абсолютно права!

***

Лиля Сигизмундовна была настолько хороша, что у Льва Марковича невольно сжался бумажник..

***

Скажите, ребе, это большой грех, что у моей Сарочки ребенок родился до свадьбы?
– Какой там грех! Откуда ребенок мог знать, когда свадьба?

***

— Соня, тебе давно пора замуж!
— Да, никак не могу найти подходящего, всё о твоём Лёве думаю…
— О моём муже!?
— Ну да… Думаю, таки, не дай Бог, такой же попадётся…

***

— Я, Фира, конечно, не лучший из лучших, но и вы не мамин борщ!

***

Памятка в туалете коммунальной квартиры: «Не сиди просто так, думай что-нибудь».

***

— Сёма, ты сказал про меня, что я осёл? Это правда?!
— Конечно, правда. Только я этого не говорил.

***

— Семён Маркович, как часто вы соглашаетесь со своей женой?
— Никогда!
— И как она к этому относится?
— Никак, она об этом не знает!

***

Когда Роза Львовна перестала есть после шести, она начала грызть Семёна Марковича после семи.

***

В одесской библиотеке.
— Срочно дайте мне жалобную книгу!
— «Му-му» таки подойдёт? Или вам ещё жалобней?

***

— Ребе, у меня такие проблемы, такие проблемы! Я не могу с этими проблемами справиться! Что мне делать, Ребе?
— Хаим, Бог посылает каждому проблемы по его силам. Так что одно из двух: либо ты таки можешь справиться с проблемами, либо это не твои проблемы.
Поделись
с друзьями!
3544
11
105
6 месяцев

Одесский юмор о семейной жизни

Фима в поисках свидетельства о браке:
- Соня, где эта бумажка о моем тюремном заключении???
- Фима, ша! Это твой пожизненный абонемент на трехразовое питание!

***

— Яша, а шо вы скажете за фигуру Симы?
— Ой, а шо тут мое мнение? Таки раньше она за ней следила, а теперь просто наблюдает...

***

Доверие, Сарочка, это когда тебе говорят: "Знаешь, а он у тебя гуляет!" А ты отвечаешь: "Пусть гуляет - он тепло одет"!

***

— Ты, конечно, никогда бы не женился на девушке из-за денег, Мойша?
— Конечно! Но, с другой стороны, нехорошо, чтобы она осталась в старых девах из-за того, что у нее есть деньги. 

***

Памятка в туалете: «Не сиди просто так, думай что-нибудь».

***

Умирает старый еврей. Говорит жене:
— Мой серый костюм отдашь Изе.
— Нет, лучше Якову.
— Сара, я хочу Изе.
— А я хочу Якову.
— Слушай, Сара, кто умирает: ты или я?!

***

— Я приехал в Израиль только ради детей. Они теперь так счастливы!
— Вы живете вместе?
— Что вы, как можно?! Они остались в Одессе.

***

— Софочка, ты всегда делаешь мне нервы... Почему я должен ждать тебя так долго?!
— Ёсик, я тебя умоляю, ты шо не знаешь? Мне нравится быть такой долгожданной...

***

— Рабинович, вчера в театре я видел вашу супругу. Она так кашляла, что все на нее оглядывались. У нее грипп?
— Нет, у нее новое платье!

***

— Тетя Роза, Абрамчик дома?
— Ромочка, он сейчас кушает. Ты, наверное, тоже кушать хочешь?
— Хочу.
— Ну так сходи пока домой, тоже покушай.

***

— Моня, я отдала твои джинсы нашему соседу...
— Это еще в честь чего?!
— Ну они все равно тебе не нравились...
— Так и шо? Давай теперь отдадим соседу твою маму...

***

Ицик кричит на Розу:
— Идиётка! Ты идиётка!
Роза спокойно отвечает:
— Правильно! Вышла бы замуж за царя, была бы царицей!

***

А Сарочку можно?
— Она в роддоме.
— А шо случилось?...

***

- Абрам, почему ты на мене женился?
- Потому что так мене Бог наказал.
Поделись
с друзьями!
4271
16
149
19 месяцев

Немного одесского юмора не помешает!

Сара, твой муж выглядит умнейшим человеком. Он знает всё!
- Не говори глупостей, он даже ничего не подозревает!

***

- Фима, Вы знаете, шо тaкое этикет?
- Что?
- Этикет - это когда думаешь:"Чтоб ты сдох!", а говоришь:"Здравствуйте!"

***

В Одессе на Привозе три размера одежды: «на вас», «не на вас» и «надо мерить»!

***

- Рабинович, а "холостяк" - это кто?
- Это человек, который не женится, не подумавши, а, подумавши, - не женится.

***

- Изольд Маркович, а вы любите секс втроем?
- Да, а шо?
- Ну так бегите домой, может успеете!

***

Слушай, Изя, как ты можешь терпеть свою жену?
Она ж у тебя вечно бурчит, пилит и цепляется к каждой мелочи!
У нее когда-нибудь вообще бывает хорошее настроение?
- Ой, Фима, да не дай Бог! Когда у нее хорошее настроение, она таки еще и поет!

***

Турист прилетел в Израиль. В аэропорту, взяв такси, он расспрашивает таксиста:
- Скажите, а здесь на самом деле уникальный оздоравливающий климат?
- Да, безусловно. Когда я здесь появился, я не мог сказать ни слова, у меня на голове не было ни единого волоска. У меня не хватало сил даже ходить, и меня носили на руках!
- И давно вы здесь?
- Я здесь родился!

***

— Сара, ты слышала новость? Вчера Софочку увезли в больницу с тяжелейшим отравлением.
— Она шо, язык прикусила?

***

Семейная ссора в Одессе.
Роза: - Сёма, собирай свои монатки и катись отсюда!
Семён хватает, что попадается под руку, и побыстрее выскальзывает за дверь.
Роза продолжает с балкона:
- И шобы ты всю жизнь мучался!
- Роза, я таки шо-то не пойму: то ты меня гонишь, то опять хочешь, шобы я вернулся?!

***

- Сема! Еще раз пошутишь за мою фигуру - получишь сковородкой в лоб. Ты меня понял?
- Да, Роза...
- И шо ты понял?
- Шо твой лишний вес мне реально угрожает!

***

- Рабинович, Вы бы хотели прожить миллион лет?
- Всего или ещё?

***

Одесский полицейский останавливает машину:
- Вы превысили скорость.
- Тю, Вы мне скажите, и как я мог её таки превысить, если я еду до тёщи, шобы забрать жену?!

***

Объявление в одесском трамвае: «Граждане! Не колупайте сиденья - бриллиантов там нет!»

***

- Соломон Маркович! Зачем Вы это сделали?!
- Шо из того, шо я сделал, зачем?

***

- Фима, ты шо стоишь как истукан? Давай гуляй быстрее, а то щас пойдёшь домой!

***

Как говорила тётя Роза: "Живите от Мендельсона до Шопена!"

***

— Тетя Соня, а шо такое старость?
— Молодой человек, это когда на смену вопросам "Что? Где? Почему? Когда?" приходит таки единственный вопрос: "Зачем? "

***

К платформе в Одессе подходит пассажирский поезд.
В тамбуре у открытой двери стоит тётя Соня и кричит:
— Носильщик! Имейте меня первой!

***

Мине все говорят: - Не будь таким жадным! Ну хорошо, ну допустим не буду — и шо я с этого буду иметь?

***

- Повезло тебе, Розочка, с мужем! Солидный весь такой, молчаливый.
- Четвертый раз женат. Все уже успел сказать предыдущим женам!

***

- Мойше, скажите, вы с вашей Басей счастливы?
- А куда деваться?

***

— Абрам, как жизнь?
— Сара, я тебя не понял! Шо это за вопрос? Мы шо уже не в одном государстве живём?

***

- А Сарочку можно?
— Она в роддоме.
— А шо случилось?

***

Одесса. На балкон выходит мама и кричит:
- Аркаша! Домой!
Мальчик поднимает голову и кричит в ответ:
- Я замёрз?
- Нет! Ты хочешь кушать!

***

- Вам сколько сахара в чай, 2 или 3 ложки?
- Одну, но чтобы я видел!
Поделись
с друзьями!
3427
9
118
27 месяцев

Бриллиантовая нога

При советской власти в Одессе жил один потомственный ювелир – Хаим Осипович Ермолицкий. Когда он решил эмигрировать, КГБ установило за ним круглосуточную слежку. Комитетчики не сомневались, что он попытается вывезти свои бриллианты. Увидев, что он купил на толкучке две пары обуви на толстой подошве, они поняли, что он хочет спрятать драгоценности в них.
И они оказались правы. Дома Хаим задернул занавески на окнах, взял дрель, просверлил в подошвах отверстия и всыпал в них камни. А дырки аккуратно заклеил. Потом надел туфли и походил по комнате. Бриллианты издавали такой страшный скрип, что от ужаса старик вспотел.

Но поскольку никаких других планов их вывоза у него не было, он махнул рукой и сказал: «Будь что будет!» Бриллиантов у него, в принципе, было не очень много, поэтому хватило одной пары обуви. А вторую он подарил своему племяннику Мише.

В назначенный день Хаим отправился на морской вокзал. Пароход на Хайфу отходил оттуда. Миша поехал провожать его. В машине Хаим страшно разнервничался.

– Миша, знаешь что? – сказал он племяннику. – Мне – 80 лет. Зачем мне эти сокровища? Я хочу поцеловать Святую землю и спокойно умереть. А тебе они еще пригодятся.

После этого он поменялся с Мишей обувью. На вокзале Хаима сразу же направили к таможенникам, которые уже были предупреждены. Они вежливо попросили его разуться и разобрали его новые туфли на составные части. Они были так уверены, что отправят этого афериста не в Израиль, а в полностью противоположную сторону, что даже расстроились.

Тогда они позвонили куда надо и говорят: в туфлях ничего нет, что делать? Им отвечают: потрошите чемодан, пиджак, штаны, если есть кепка, потрошите кепку. Они так и сделали – ничего! Снова звонят куда надо, те: выворачивайте его наизнанку, невозможно, чтобы не было!

Таможенники, недолго думая, отвезли несчастного в больницу, где ему промыли желудок, заставили выпить литр контрастной жидкости, сделали рентген и снова ничего не нашли. На этот раз уже те говорят: трудно поверить, но, видимо, мы таки ошиблись, извините за беспокойство.

Тогда эти таможенники умыли руки с мылом и разошлись по домам. А на следующую смену заступила новая группа таможенников, в которую входила младший лейтенант Татьяна Николаевна Луговская.

Это была простая советская женщина 55 лет, которая в силу обстоятельств личной и трудовой жизни находилась в довольно-таки депрессивном состоянии духа. Причин для этого было – хоть отбавляй. Как раз в тот день ее кошка родила шестерых котят, и раздать их не удалось. Ни одного. Раньше брали, а сейчас говорят самим жрать нечего.

Тогда она с тяжелым сердцем налила полведра воды и утопила их. А кошка все норовила заглянуть в ведро, чтобы выяснить, что хозяйка делает с ее детенышами. При этом мяукала таким диким голосом, что это мяуканье стояло в ушах у Татьяны Николаевны все время, пока она ехала на службу.

За своим обычным делом Татьяна Николаевна надеялась отвлечься от пережитого, но не тут-то было. В кабинете ее ждал Ермолицкий. На старике, как говорится, не было лица. А если точнее, то на нем вообще ничего не было, кроме синих ситцевых трусов и частично белой майки.

– Это кто? – спросила она.

– Та застрял тут один, – объяснили ей небрежно.

Татьяна Николаевна подошла к старику, посмотрела его документы и спросила:

– Хаим Осипович, у вас есть, что надеть на себя?

– У меня есть желание умереть и не видеть этого кошмара, – ответил Хаим Осипович.

– Вас кто-то провожает? – спросила таможенница.

– Племянник, – сказал старик и слабо махнул в направлении двери, через которую он вошел в это чистилище.

Тогда Татьяна Николаевна вышла в зал, где толпились провожающие, и спросила – есть ли среди них племянник Хаима Осиповича Ермолицкого.

– Есть! – тут же нашелся тот.

– Молодой человек, – сказала Татьяна Николаевна. – По независящим от меня причинам костюм и обувь, в которых Хаим Осипович собирался ехать на свою историческую родину, пришли в негодность. Но вы не волнуйтесь, сам Хаим Осипович почти в полном прядке. Ему просто надо переодеться перед отъездом.

– Я могу только снять с себя, – предложил племянник.

– А сами пойдете домой в трусах и майке?

– Послушайте, в Одессе пешеход в трусах и майке – нормальное явление, – нашелся племянник. – Может, он с пляжа возвращается, а может, вышел мусор выбросить. Но появиться в таком виде за границей таки неловко. Зарубежная пресса может это неправильно истолковать. Вы меня понимаете?

– Ну, давайте, что там на вас есть, – вздохнула Татьяна Николаевна, и через пять минут Хаим Осипович надел на себя джинсы своего племянника, его футболку «Адидас» с тремя красными полосками на плечах и совершенно новые туфли, где лежали все сбережения его жизни.

– Как вы себя чувствуете? – спросила младший лейтенант Луговская.

– Лучше, – лаконично ответил Хаим Осипович и пошел к трапу.

Вадим Ярмолинец
Источник: jewish.org.ua
Поделись
с друзьями!
2376
7
39
32 месяца

Одесский жаргон, нарезка из фильма Ликвидация

Об уникальном юморе и знаменитом жаргоне жителей Одессы складывают легенды, эти люди никогда не лезут в карман за метким и колким словом.
Одесский жаргон, нарезка Ликвидация
Источник: youtu.be
Поделись
с друзьями!
992
0
14
44 месяца

Одессу накрыло облако-торнадо

Одесситы вчера наблюдали над городом весьма драматичный пейзаж. Огромное грозовое облако, по форме напоминающее торнадо накрыло Одессу, после чего начался продолжительный ливень, затопивший улицы. Пользователи соцсетей буквально взорвали интернет потрясающими снимками этого необычного явления. Некоторые даже отмечают, что видели элементы зарождающегося смерча.
Источник: culturemeter.od.ua
Поделись
с друзьями!
188
0
5
48 месяцев