Мы теряем мозг: почему выживает глупейший

Происхождение человеческого мозга относится к главным загадкам эволюции и к одной из наиболее дискуссионных тем в биологической науке. Почему в какой-то момент времени эволюция поддержала развитие мозга у одной из ветвей приматов? Почему мозг так стремительно вырос за столь короткий период? И почему в течение 30 000 лет мозг homo sapiens постоянно теряет в весе?


Чтобы ответить на эти вопросы, придется обратиться к интересным метаморфозам, происходившим с древнейшими предками человечества миллионы лет назад. До появления человека эволюция совершалась традиционным способом. «Топливо» эволюции — полиморфизм, вариабельность, изменчивость внутри одного вида. Если внешние условия обитания не изменялись, признаки вида сохранялись более-менее консервативно, если же условия претерпевали изменения, то полиморфизм позволял выжить тем существам, у которых оказывались более пригодные для изменившихся условий качества. А вот когда изменчивость признаков не перекрывала изменившихся условий, популяция вымирала. Естественный отбор — это вечное противостояние множественности признаков и давления среды. Сумели животные отыскать себе еду — хорошо, не сумели — вымерли. Есть возможность размножаться — хорошо, нет — все опять же вымерли.


Лобная доля, ставшая морфологической основой человеческого интеллекта, изначально имела задачу торможения животных инстинктов. Только благодаря лобной доле человек способен отказаться от еды, поделившись ею с ближним и поддержав тем самым отношения внутри социума. И этому есть одно простое доказательство.
Все знают, что некоторые дамы, слишком сильно озабоченные похудением, стараются есть как можно меньше, и при достижении веса около 40 кг у них нередко начинается болезнь под названием анорексия. Больных анорексией заставить есть практически невозможно, и современная медицина бессильна помочь этим несчастным. В итоге эти женщины безвременно уходят из жизни. Зато лет 60 назад, когда медицина была не столь гуманной, больным анорексией вводили острый скальпель в нижнюю часть височной области и отсекали лобную долю. Через некоторое время у пациенток восстанавливался аппетит и менструальный цикл и они возвращались к нормальной жизни. Ну или почти нормальной. Та часть мозга, которая вопреки животным инстинктам давала нам возможность отказаться от еды, переставала работать и мысль о неприятии еды человека больше не посещала.
Лобная доля поддерживала общественные связи у древних гоминид. Кто оказывался не способен делиться едой, того съедали самого или изгоняли. Поэтому всего за несколько миллионов лет лобные области мозга очень быстро выросли и однажды стали основой разума.


Человек — естественная часть природы, и долгое время эволюция человеческого мозга шла по тем же биологическим законам. Шла она не то чтобы очень быстро, да и само появление приматов (около 65 млн лет назад) нельзя считать какой-то вершиной эволюции — это не что иное, как приспособление млекопитающих к жизни на деревьях. Настоящая человеческая история в обезьяньем мире началась в тот момент, когда возникли необычные условия, то есть та самая переходная среда, которая в корне изменила характер эволюции человеческого мозга. Понятно, что ни с того ни с сего столь серьезные перемены, приведшие в конечном итоге к появлению homo sapiens, произойти не могли. Чтобы объяснить причину этих революционных преобразований, масса теоретиков склоняется к разным формам так называемой речесоциально-трудовой теории. Дескать, человек стал общаться, стал трудиться, и тогда мозг начал радикальным образом меняться. Однако эта теория не выдерживает даже поверхностной критики. Сейчас известно много видов животных, использующих орудия, системы сложных коммуникаций и развитую структуру сообществ, но это так и не привело к появлению крупного мозга.
Так что же произошло?

Рай находился в Африке


Судя по всему, архетип человеческого мозга сформировался в определенной уникальной среде в результате длительного биологического процесса. В какой-то момент времени, примерно 15 млн лет назад, на востоке Африки сложились очень благоприятные условия для жизни любых млекопитающих. Тогда в субтропиках или в тропиках, в полузатопленных местах, в неглубоких проточных водоемах в огромных количествах размножались какие-то вкусные и питательные животные — беспозвоночные или рыбы. На этих существах паразитировало огромное количество птиц и других животных. Среди последних и оказались наши далекие предки — тогда они были чуть поменьше современных шимпанзе. И в наши дни в Норвегии можно увидеть, как во время нереста сельди медведи заходят на задних лапах вводу и, стоя там по грудь, черпают лапами икру и едят ее, пока не насытятся. Вот и нашим предкам достаточно было войти в воду и слегка почерпать лапками, чтобы наесться.

Такой полуводный образ жизни, кстати, хорошо объясняет происхождение двуногости. Понятно, что чем дальше животное может зайти в воду, тем больше оно сможет собрать там пищи. Но заходить на глубину на четвереньках неудобно, поэтому и норвежские медведи, и многие современные приматы вступают в воду, стоя на двух ногах. При этом передвижение на двух ногах освободило передние конечности, которые тоже пригодились. Поскольку, как уже говорилось, водные животные стали обильной пищей птицам, последние активно размножались, а значит, несли яйца. Чтобы доставать яйца из гнезд и употреблять в пищу, предкам человека нужны были руки.


Если фрукты для лазящих животных легкодоступны, то получение белковой пищи дается приматам с большим трудом. В погоне за мясом современные обезьяны охотятся даже на других обезьян. А вот в «африканском раю», сложившемся 15 млн лет назад, с высококачественной белковой пищей у тогдашних приматов не было никаких проблем: икра и птичьи яйца находились почти на расстоянии вытянутой руки. Все это привело к формированию группы животных, практически выпавших из системы отбора: зачем меняться, если условия среды близки к райским? Однако, как известно, при избытке пищи животных вообще ничего не интересует, кроме размножения. Обилие еды, таким образом, усилило конкуренцию при размножении и, как следствие, стало причиной гонки за доминантность.

Мысль изреченная есть ложь


Одним из последствий сложившейся ситуации стала речь, которая, по-видимому, зародилась как раз в «райский» период. Речь могла возникнуть как способ организации совместных действий, а начиналась, возможно, с простых звуков или, например, пения, как у современных гиббонов. Кстати, у гиббонов в мозге есть такие же поля, как и в мозге человека, и именно там у нас локализуется речь. Далее на этой базе уже возникла речь, используемая не как средство общения, а как средство имитации. Можно было впечатлить самку реальными успехами на охоте и обильной добычей, что добавляло самцу привлекательности, увеличивая шансы на передачу своего генома будущим поколениям. А можно было ей об этом просто рассказать и заполучить в ее глазах те же лавры победителя, не прилагая реальных усилий. В биологическом мире все поддерживается именно в такой пропорции: чем меньше действий и больше биологического результата — тем эффективней событие. Поэтому имитация действия с помощью речи стала бесценным качеством у архаичных антропоидов. Речь стала выгодным продуктом, и на нее начал действовать интенсивный отбор, поскольку она позволяла достигать результата в размножении. По сути дела, речь возникла как форма обмана, а обман был эффективен и тогда, и в наши дни.

На схеме отчетливо видно, что мозг австралопитека, считающегося непосредственным предком человека разумного, заметно уступал по весу и объему мозгу современной гориллы. Но уже homo erectus значительно опередил по объему мозга человекообразных обезьян: 900–1200 см^3 против 600 см^3.

Итак, пока в райских условиях пищи хватало с лихвой, естественный отбор практически не действовал, работал разве что половой отбор, о котором говорил Дарвин. Все изменилось тогда, когда изменились места нереста водных животных, сформировавших эту переходную среду. И примерно 5 млн лет назад бедные антропоиды остались у разбитого корыта. Пища исчезла. Что у наших предков было в активе? Зубы, которые уже стали почти человеческими? Этими зубами даже ничего толком откусить нельзя. Они были гиперспециализированы под качественную и легко пережевываемую белковую пищу. Есть и другие объяснения возникновению человеческих зубов — некоторые антропологи считают, что они трансформировались тогда, когда антропоиды слезли с деревьев и ушли в полубуш, чтобы вырывать из земли и поедать корешки. Но мало того что на зубах человека нет никаких следов их якобы использования для перетирания корешков — не понятно и то, зачем было слезать с деревьев и отказываться от плодов в пользу корнеплодов.

Что там зубы — у вышедших из «рая» предков человека не было ни когтей, ни быстрых ловких ног, ни шерсти, которая исчезла, видимо, благодаря полуводной среде обитания. С таким печальным наследством большая часть антропоидов, конечно же, вымерла, но остальные стали использовать единственный свой ресурс, на который не действовал отбор, — мозг. Тут-то и началась биологическая эволюция человека.

«Ишь ты какой умник!


И она пошла по очень интересному пути. Когда разные группы австралопитеков занялись поиском пищи, на них впервые стал действовать биологический отбор. И тогда они стали объединяться в большие группы и утрачивать те биологические качества, которые позволяют выживать отдельным животным. Теперь отбор благоприятствовал лишь тем, кто мог существовать в группе. Они-то и выживали, размножались и переносили геном в следующие поколения. А кто не мог — из такой группы элиминировался. Мы и сейчас видим это на примерах человеческих общностей, которые ради сохранения среднего уровня отношений отбрасывают как «корешки», так и «вершки», то есть избавляются как от социопатов, так и от самых способных и талантливых. В общностях австралопитеков этот процесс шел полным ходом, и принудительная элиминация самых буйных и самых умных привела к миграциям с прародины человечества — Африки.

Если разложить по этапам историю миграции человека из Африки, то получается следующая картинка: асоциальные и наиболее интеллектуальные особи мигрировали, создавали новую оседлую группу, и в этой оседлой группе мозг оказывался в среднем больше, чем у членов исходной группы. Затем новая группа становилась более социально стабильной, а всех, кто разрушал стабильность, — опять «вышибали», они опять мигрировали и образовывали за счет высокого полиморфизма новую группу. И при каждой следующей миграции мозг чуть-чуть увеличивался. Сначала группы «изгоев» путешествовали по Африке. Представители homo erectus уже заселили Евразию. Все это время мозг продолжал расти. Если мы посмотрим на антропогенез в той его части, где он хорошо палеонтологически и археологически представлен, то окажется, что на протяжении эволюции каждого вида гоминид мозг непрерывно увеличивался. В частности, у homo erectus он первоначально весил около 900 г, но постепенно вырос до 1200 г.


Альтруистический интеллект


Получается, что в стабильной социальной группе любых ранних и поздних гоминид действовал непреложный закон искусственного отбора. И именно в этом заключена квинтэссенция эволюции мозга человека.

Никакой эволюции и естественного отбора не хватило бы, чтобы всего за 4,5 млн лет наш мозг проделал путь от мозга шимпанзе к мозгу homo sapiens. Но если происходит селекция по социальному принципу, эволюция невероятно ускоряется. Благодаря жесточайшему внутреннему искусственному отбору.

Вот вопрос: что трудно отнять даже у любимой собаки? Конечно, вкусную еду — кусок колбасы или косточку. В животном мире пищей не принято делиться — наоборот, животные стараются отнять еду друг у друга любым способом. Украл — значит, наелся, наелся — значит, получил преимущество в размножении. В человеческом же социуме едой принято делиться. И вот, как выяснилось, нижняя часть лобной области человеческого мозга потребовалась нам для того, чтобы мы могли отказаться от пищи. Иными словами, лобная область, считающаяся морфологической основой интеллекта, исторически развивалась не для того, чтобы думать о высоком или играть в шахматы. Не было в те далекие времена ни «высокого», ни шахмат. Главной задачей этой части мозга стало торможение животных инстинктов. Ибо только делясь едой, можно было поддержать взаимодействие и общение в группе.


Плод пирровой победы


Человечество расселялось по планете, наращивая объем мозга, и наконец, на историческую сцену вышли две крупные группы — неандертальцы и кроманьонцы. У представителей обеих групп мозг достиг огромного размера — 1560−1600 г. Однако при том, что мозг по массе был одинаков, стратегия поведения и результаты отбора оказались разные. Неандертальцы были мощными, сильными, умными существами, которые селились очень маленькими семьями. Они придумывали орудия и вообще, возможно, были более интеллектуальными, чем homo sapiens sapiens. Но отбор, связанный с поддержанием бесконфликтных ситуаций в группах, на них не действовал. А кроманьонцы, похоже, были туповатыми, ограниченными, но их мозг прошел больший путь социализации. Жестокий отбор приспособил их к общественному образу жизни. Каков же оказался результат конкуренции? Когда на трех жуков нападает банда муравьев, она их уничтожает. Примерно так же кроманьонцы расправились с неандертальцами. И дальше мы, сапиенсы, пожали печальные плоды своей победы. 30 000 лет назад социальный отбор, который тогда, в условиях конкуренции, требовал колоссальных усилий со стороны сапиенсов, прекратился. И ситуация вернулась в каком-то смысле к началу пути: ускорился отбор людей по социальной адаптированности, только теперь отдельные слишком умные «изгои» не могли повлиять на ситуацию — общество стало слишком большим. А безынициативные особи с посредственными данными, способные к плодотворному общению и коллективным действиям, получали преимущество. Кто мог выполнять правила игры в группе, какими бы они ни были идиотскими, получал возможность размножиться и перенести геном в следующее поколение. Кто нарушал правила — тот не размножался. Так мозг постепенно и уменьшился с 1600 до 1300 г. и надо сказать, что подобный регресс не наблюдался ни у одного вида за всю историю гоминид.

Есть ли у мозга шансы на биологический прогресс? Скорее всего нет, по крайней мере до тех пор, пока действие биологического отбора будет подменяться искусственным социальным отбором. Преференции получают наиболее общественно адаптированные люди, а наличие маленького мозга в большинстве случаев им не мешает.

Автор — доктор биологических наук, профессор, руководитель отдела эмбриологии НИИ морфологии человека РАМН
Сергей Савельев
Источник: popmech.ru
Поделись
с друзьями!
186
2
14
3 месяца

Почему люди не видели синий цвет до недавнего времени

Знаете ли вы, что люди не различали синий цвет вплоть до эпохи средних веков? А что в некоторых священных писаниях небо не голубое? Или что в «Одиссее» Гомера овцы фиолетовые? Эта статья о том, в каких цветах люди видели мир раньше и когда мы научились различать синий.

Ещё недавно в истории человечества такой цвет, как синий, просто не существовал. Нет слова, определяющего этот цвет, в древних версиях греческого, китайского, японского и иврита. Мало того, что нет слова, есть свидетельства, что древние люди не видели этот цвет вовсе.

Как выяснился факт, что синего цвета не хватает?

Всё началось с древних произведений. В «Одиссее» Гомер сравнивает цвет моря с цветом тёмного вина, но почему не упоминает синий или зелёный?

В 1858 году учёный Уильям Гладстон (William Gladstone) заметил, что это не единственное странное описание цвета в этом произведении. Гомер описывает также детали одежды, вооружения, брони, черты лица, животных, и цвета, которые он присваивает многим вещам, крайне странные. Например, железо и овцы фиолетовые, а мёд зелёный.

Гладстон решил подсчитать, сколько раз встречается упоминание цветов в «Одиссее». Чёрный приблизительно 200 раз, белый около 100, красный 15 раз, а жёлтый и зелёный менее 10 раз.

Тогда он стал изучать другие древнегреческие произведения и заметил интересную закономерность: нигде не упоминался синий цвет. Нет даже намёка на него. Такое ощущение, что греки жили в тёмном и мутном мире, лишённом ярких цветов. Были только белый, чёрный и цвет металла с редкими вкраплениями красного и жёлтого.

Гладстон предположил, что это была какая-то общая черта, присущая только грекам, но филолог Лазарус Гейгер (Lazarus Geiger) продолжил его работу и пришёл к выводу, что это справедливо и для других древних культур.

Он изучил исландские саги, Коран, древнекитайские истории и древнееврейскую версию Библии. Вот, например, что он написал об индуистских ведических гимнах: "Эти гимны состоят из более 10 тысяч строк, где множество раз встречается описание небес. Едва ли что-нибудь описывается чаще, чем небеса. Солнце, закаты, день и ночь, тучи и молнии и много чего ещё. Но есть одна вещь, о которой невозможно узнать из этих описаний. Это то, что небо синего цвета."

В древности не было синего цвета, он не отличался от зелёных и тёмных оттенков.

Тогда Гейгер стал копать дальше и выяснять, когда же появился синий цвет. И выявил ещё одну интересную закономерность. В каждом языке сначала были определения для тёмных и светлых оттенков, далее появлялось слово «красный» — цвет крови и вина, а только потом жёлтый и зелёный. И в самом конце, через много лет, наконец-то появился синий.

Единственная древняя культура, которая различала синий цвет, — египетская. У египтян даже была краска синего цвета.

Если так задуматься, то синего цвета не так много в природе. Есть, конечно, небо. Но действительно ли оно синее? Как мы видим из работ Гейгера, даже священные писания, которые часто описывают небеса, необязательно видят его таковым.
Один исследователь, Гай Дойчер (Guy Deutscher), автор книги «Сквозь зеркало языка», провёл любопытный эксперимент. Он знал, что один из первых вопросов, который задают многие дети, это «Почему небо голубое?». Так он растил дочь, стараясь при этом не описывать ей цвет неба, и однажды обратился к ней с вопросом, какой цвет она видит, когда смотрит на небо.

Девочка не могла ответить. Небо было для неё сначала бесцветным. Далее она решила, что оно белое. И только спустя некоторое время пришла к выводу, что оно синее. Синий цвет был для неё не первым, который она увидела. Он был последним.

Могут ли люди видеть цвета, которым ещё нет определения?

Ответ на этот вопрос дать сложно, потому что мы не знаем, что происходило в голове у Гомера, когда он описывал море цвета тёмного вина и фиолетовых овец. Но мы знаем, что древние греки и представители других древних культур имели такое же биологическое строение и способность воспринимать цвета, как и мы с вами.

Но действительно ли вы можете видеть то, чему ещё нет описания?

Учёный Джули Давидофф (Jules Davidoff) специально ездил в Намибию, чтобы выяснить это. Там он провёл эксперимент в местном племени химба, которое говорит на языке, где нет определения синему цвету и нет различий между голубым и зелёным.
Он показал им круг с 11 зелёными квадратами и одним голубым. Члены племени не смогли показать, какой из них отличается.

Но химба имеют в запасе больше слов, описывающих зелёный цвет, чем мы. Когда они смотрели на круг из зелёных квадратиков, где один немного отличался оттенком, они сразу же указывали на него.

А вы сможете?
Для большинства из нас это сложно.







Вот он, другой квадратик.
Джули Давидофф сделал вывод, что без слова, определяющего цвет, без способа его идентификации, нам очень сложно заметить какое-то различие, хотя наши глаза физически их воспринимают.

Итак, прежде чем синий цвет стал общепринятой нормой, люди могли видеть его, но не понимали, что они видят.

Получается, что новые цвета постепенно появляются в нашем мире. Не фактически (они уже существуют в природе), просто с течением времени люди развивают способность видеть и различать их.

Интересно, видите ли вы сейчас что-нибудь, что другие пока не видят? И действительно ли это что-то существует?
Источник: lifehacker.ru
Поделись
с друзьями!
2799
27
43 месяца

Современные племена, которые живут так же, как и много лет назад

Интересно, была бы наша жизнь намного спокойнее и менее нервной и суетливой без всех современных технологических достижений? Наверное, да, но вот комфортней – вряд ли. Теперь представьте себе, что на нашей планете преспокойно живут люди, которые запросто без всего этого обходятся.

Некоторые ролики не переведены на русский язык, но дают иллюстрацию быта и внешности племен.

1. Ярава


Это племя живет на Андаманских островах в Индийском океане. Считается, что возраст Ярава от 50 до 55 тысяч лет. Они мигрировали туда из Африки и сейчас их осталось около 400 человек. Живут Ярава в кочевых группах по 50 человек, охотятся с луками и стрелами, ловят рыбу в коралловых рифах и собирают фрукты и мед. В 1990-е годы индийское правительство хотело предоставить им более современные условия для жизни, но Ярава отказались.
Human Safari: Observing the Jarawa

2. Яномами


Яномами ведут свой привычный древний образ жизни на границе между Бразилией и Венесуэлой: 22 тысячи живут на бразильской стороне и 16 тысяч на венесуэльской. Некоторые из них освоили обработку металлов и ткачество, но остальные предпочитают не контактировать с внешним миром, который грозит нарушить их многовековой быт. Они отличные знахари и даже умеют ловить рыбу с помощью растительных ядов.
Яномами - Виталий Сундаков

3. Номоле


Около 600-800 представителей этого племени живут в тропических лесах Перу, и только примерно с 2015 года они начали показываться и осторожно контактировать с цивилизацией, не всегда успешно, надо сказать. Они называют себя «номоле», что означает «братья и сестры». Считается, что у людей Номоле отсутствует понятия добра и зла в нашем понимании, и если они хотят что-либо, то не задумываюсь убьют оппонента, дабы завладеть его вещью.
Uncontacted tribe: new footage of Peru's Mashco Piro tribe

4. Ава-Гуайя


Первый контакт с Ава-Гуайя произошел в 1989 году, но вряд ли цивилизация сделала их счастливее, так как вырубка лесов фактически означает исчезновение этого полукочевого бразильского племени, которых насчитывается не более 350-450 человек. Они выживают с помощью охоты, живут небольшими семейными группами, заводят много домашних питомцев (попугаев, обезьян, сов, зайцев агути) и обладают собственными именами, называя себя в честь любимого лесного животного.
ep 2 Tribal Journeys The Awa Guaja

5. Сентинельцы


Если другие племена хоть как-то идут на контакт с внешним миром, то обитатели Северного Сентинельского острова (Андаманские острова в Бенгальском заливе) особым дружелюбием не отличаются.
Meet The Forgotten Tribe That Has Not Yet Discovered Fire...

6. Хуаорани, Тагаэри и Тароменане


Все три племени проживают в Эквадоре. Хуаорани имели несчастье жить в области, богатой нефтью, потому в 1950-х годов большинство из них были переселены, а вот Тагаэри и Тароменане отделились от основной группы Хуаорани в 1970-е годы и ушли в тропические леса, чтобы продолжить кочевой, древний образ жизни. Племена эти довольно осторожные, потому особых контактов с ними налажено не было.
The Blowgun Warriors Of The Amazon Tales Of The Huaorani Tribe

7. Кавахива


Оставшиеся представители бразильского племени Кавахива – это в основном кочевники. Они не любят контактировать с людьми и просто стараются выжить с помощью охоты, рыбалки и периодически земледелия. Кавахива находятся под угрозой исчезновения из-за незаконной вырубки леса. Кроме того, многие из них погибли после общения с цивилизацией, подцепив от людей корь. По скромным оценкам осталось их сейчас не более 25-50 человек.
Опубликовано редкое видео неконтактных индейцев кавахива из Бразилии

8. Хадза


Хадза – одно из последних племен охотников-собирателей (около 1300 человек), живущих в Африке недалеко от экватора около озера Эяси в Танзании. Они по-прежнему обитают в одном и том же месте последние 1,9 миллионов лет. Только 300-400 Хадза продолжают жить по старинке и даже официально отвоевали часть своих земель в 2011 году. Их образ жизни основан на том, что все находится в совместном использовании, а имуществом и питанием следует всегда делиться.
Hadzabe Bushman at the Lake Eyasi
Hadzabe Bushman at the Lake Eyasi
Источник: flytothesky.ru
Поделись
с друзьями!
1641
6
43
49 месяцев

Обнаружены древнейшие останки человека разумного

На севере Африки антропологи нашли останки человека, которые датируются возрастом 300 тыс. лет – намного старше, чем можно было предположить.

Кости, принадлежавшие древнейшим Homo sapiens, а также каменные орудия были найдены на известной палеолитической стоянке Джебель-Ирхуд, на территории современного Марокко. Раскопки здесь начались еще в 1960-х, и поначалу находки сочли неандертальскими.

В новой работе антропологов из Марокко и Германии возраст находок Джебель-Ирхуда оценивается уже примерно в 300 тыс. лет, и идентифицированы они уже как принадлежащие Homo sapiens. Это делает их древнейшими известными останками представителей нашего вида: до сих пор рекорд удерживали найденные в Восточной Африке кости возрастом 195 тыс. лет. Похоже, что развитие и расселение человека шло не совсем так, как мы представляли.
«Задолго до расселения Homo sapiens за пределами Африки [60–70 тыс. лет назад, – NS] началось его расселение по самой Африке», – говорит Жан-Жак Хабли (Jean-Jacques Hublin) из Института эволюционной антропологии Общества Макса Планка. – Развитие человечества вовлекало популяции, жившие в обширных регионах Африки, и началось на 100 тыс. лет раньше, чем считалось».

Описание 16 новых находок в Джебель-Ирхуде Хабли и его соавторы приводят в статье, опубликованной журналом Nature. Они были сделаны в 2004–2011 гг. и принадлежали как минимум пяти людям: троим взрослым, подростку и ребенку. Среди останков – части черепа, нижняя челюсть, часть верхней челюсти, шесть зубов и несколько костей конечностей. До сих пор Северная Африка выпадала из внимания ученых, занятых проблемой происхождения нашего вида, – и, похоже, совершенно напрасно.
Используя данные компьютерной томографии фрагментов черепа и нижней челюсти, ученые реконструировали его в виде 3D-модели, сравнив с черепами различных видов Homo, живших начиная с 1,8 млн лет назад – включая H. erectus, неандертальцев и H. sapiens. Лицевая часть черепа, челюсть и зубы оказались замечательно похожими на наши, хотя чуть крупнее. Это позволило антропологам решить, что останки из Джебель-Ирхуда принадлежат H. sapiens.

С другой стороны, сама черепная коробка, заключающая мозг, не совсем «сапиентная». И у недавно найденного черепа, и у пары менее сохранившихся черепов, обнаруженных в Джебель-Ирхуде ранее, она чуть занижена и вытянута, напоминая черепную коробку более ранних людей, H. erectus. Это позволило Жан-Жаку Хабли и его соавторам решить, что ключевые характеристики лицевой части к 300 тыс. лет назад у наших предков уже стали вполне современными, но вот развитие мозга еще продолжалось.
Помимо костей в Джебель-Ирхуде обнаружено и немало каменных кремниевых орудий. 14 таких образцов исследовали коллеги Хабли во главе с Шэнноном Макферроном (Shannon McPherron), статья которых опубликована в том же номере журнала Nature. Датировки, проведенные с помощью различных методов, дали близкие результаты: 315 (±34) тыс. лет и 286 (±32) тыс. лет. Это делает находки Джебель-Ирхуда древнейшей известной стоянкой представителей Homo sapiens.

Многие орудия несут следы воздействия огня и находятся в комбинации с массой костей животных, обычно газелей. Технически они напоминают индустрию Леваллуа неандертальцев мустьерской культуры: для этих методов обработки камня характерны приготовление заготовок-нуклеусов и остроконечная форма готового орудия. Все это создает в Джебель-Ирхуде картину вполне развитого, «классического» среднего палеолита.
Источник: naked-science.ru
Поделись
с друзьями!
960
2
47
50 месяцев

Эволюция формы лица за миллионы лет

Аниматор John Gurche визуализировал свое видение хода трансформации лица человека за миллионы лет эволюции.
Shaping Humanity: How Science, Art, and Imagination Help Us Understand Our Origins [Book Teaser]
Источник: www.youtube.com
Поделись
с друзьями!
1065
7
49
51 месяц

Эволюция в музыке. Evolution of Music - Pentatonix

Группа Pentatonix прославилась своим умением создавать каверы на известные композиции «а капелла» – без использования каких-либо музыкальных инструментов, только голосами.
Evolution of Music - Pentatonix
Источник: youtu.be
Поделись
с друзьями!
1341
2
30
63 месяца
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!