Теория шести рукопожатий: как это работает

Иной раз в далеких от родины местах можно случайно встретить человека, который дружил с твоими родителями, или сидел за одной партой с кем-нибудь из твоих коллег, или был начальником над твоим бывшим начальником. «Мир тесен», обычно говорят в таких случаях. Насколько далеко может протянуться такая цепочка взаимных знакомств? Можно ли через «друзей своих друзей» выйти, например, на английскую королеву?


Впервые идею о том, что любые два человека в мире могут быть соединены последовательностью личных контактов и что эта цепочка в большинстве случаев будет составлена из определенного числа (а именно — из пяти) звеньев, сформулировал венгерский писатель Фридеш Каринти. Его рассказ, написанный в 1929 году, так и назывался: «Звенья цепи». В рассказе шла речь о некой игре, мысленном эксперименте, имевшем целью доказать, что население Земли куда ближе друг к другу, чем принято считать. Выглядело это так: называли любого человека, знаменитого или неизвестного, из числа 1,5 млрд жителей Земли начала XX века, — и нужно было построить цепочку не более чем из пяти человек, соединяющих игрока с этим человеком.


Вот характерный отрывок из рассказа: «Хорошо, Сельма Лагерлеф, — сказал один из участников игры, — это проще простого». И уже через пару секунд он выдал решение: «Сельма Лагерлеф недавно получила Нобелевскую премию по литературе, так что она должна знать шведского короля Густава, он во время церемонии вручал ей награду. Широко известно, что король Густав любит играть в теннис и участвует в международных соревнованиях. Ему доводилось играть и с Белой Керлингом, так что они должны быть знакомы. Так получилось, что я тоже знаю Керлинга». (Говоривший сам был неплохим теннисистом.) «Для этого нам потребовалось два звена из пяти. И неудивительно, всегда проще найти кого-нибудь, кто знаком со знаменитостью, нежели с заурядной персоной. Ну, дайте-ка мне что-нибудь посложнее!»

Сегодня эта идея известна в русскоязычной части мира под названием «теории шести рукопожатий», по‑английски же ее принято называть «теорией о шести рубежах отдаления».

Эксперименты, подтверждающие гипотезу


Однако без экспериментальных подтверждений это предположение остается не более чем игрой мысли. И эксперименты неоднократно проводились. Сначала гипотезу о том, что все люди знакомы друг с другом через относительно небольшое число промежуточных связей, проверил известный американский психолог Стэнли Милгрэм. Эксперимент, поставленный в 1967 году, назывался «Тесный мир».


Триста человек участников, случайно выбранные жители двух городов- Омахи, штат Небраска, и Уичито, штат Канзас, — должны были отправить письма некоему биржевому брокеру в Бостоне. Адрес был неизвестен, однако можно было переслать письмо через кого-нибудь из знакомых, кто теоретически мог знать этого таинственного получателя, — и так далее, пока письмо не придет куда надо. Каждый промежуточный получатель-отправитель должен был дописать в письме свое имя, чтобы можно было проследить, как шло письмо и какой длины получилась цепочка. Когда подвели итоги эксперимента, оказалось, что средняя длина цепочки между первым отправителем и бостонским получателем — пять человек (или шесть связей — «рукопожатий»). В последующие годы подобные эксперименты проводились не раз, в разных условиях и с различными исходными данными. Все они подтверждали гипотезу.

Так, например, двое исследователей из Корнеллского университета, Дункан Уоттс и Стивен Строгатц, в 1998 году создали математическую модель «тесного мира» и повторили эксперимент Милгрэма с большим размахом. В их эксперименте участвовали несколько десятков тысяч добровольцев со всего мира, и конечных точек было несколько — получатели жили в разных странах, в крупных городах и в относительной глубинке, были людьми разных занятий и из разных социальных слоев. В этом исследовании письма передавались уже не по почте и не из рук в руки, а через интернет. Результат был близок к результату Стэнли Милгрэма: средняя длина цепочки составила около шести звеньев. Кроме того, математическая модель показала некоторые интересные закономерности организации человеческих сообществ: например, что важную роль в глобальной коммуникации играют отдельные люди, принадлежащие одновременно к нескольким сообществам.


Наиболее же масштабное исследование, доказывающее гипотезу, провели в 2006 году Юре Лесковец и Эрик Хорвитц из компании Microsoft. Они проанализировали логи службы мгновенных сообщений MSN Messenger — всего более 30 млрд сообщений, отправленных 240 млн человек за 30 дней (разумеется, вся эта статистика обсчитывалась не вручную, а на компьютере, и исследование заняло около двух лет). Не читая тексты сообщений, Лесковец и Хорвитц могли видеть данные пользователей: пол, возраст, местоположение, кто как часто общается, насколько объемны его сообщения и кто кого знает. Результаты этого исследования обширны, но главное, что нам интересно, — среднее расстояние между двумя пользователями MSN составило 6,6 связи. Это число больше, чем в эксперименте Милгрэма, но довольно близко к нему.

С повсеместным распространением интернета принцип легкодоступности практически любого человека стал очевиден. В социальных сетях и крупных тематических сообществах — таких как Facebook, VKontakte, Twitter и даже Wikipedia — существуют сервисы, позволяющие проследить цепочку общих знакомых от одного пользователя до другого, игры, основанные на принципах «тесного мира», и исследовательские приложения; есть и специальные сетевые проекты, созданные с целью дальнейшего исследования возможностей глобальной коммуникации.


И все-таки: научный факт — или миф?


Сегодня гипотеза о «шести рукопожатиях» широко распространена. Она популяризируется в художественных фильмах, телешоу и других явлениях массовой культуры, принцип «тесного мира» наглядно иллюстрируют социальные сети интернета, да и сама по себе идея доступности любого человека весьма притягательна. Кому не хочется быть «знакомым знакомого знакомого» английской королевы или Билла Гейтса, Джонни Деппа или Фиделя Кастро?..

Однако гипотезу зачастую трактуют неправильно: «я знаком с любым человеком на Земле через шесть рукопожатий» — так обычно говорят. Но «шесть» — это средняя длина цепочки, и до какого-нибудь африканского пигмея, тибетского монаха или полинезийского рыбака может оказаться все десять или пятнадцать «рукопожатий», если вообще удастся построить цепочку.


Второе распространенное заблуждение, связанное с «тесным миром», — что уже через один-два уровня знакомств мы имеем доступ к огромному числу людей. У каждого из нас, предположим, есть пресловутые сто друзей, у каждого из которых еще по сто друзей и т. д. На самом деле людям свойственно образовывать замкнутые группы: по месту проживания, по роду деятельности или по работе, по интересам и увлечениям, по политическим и религиозным воззрениям, по образовательному уровню и уровню доходов… а ведь где-то есть и кастовые системы с весьма жесткими границами. И если основательно взяться и посчитать, сколько всего у вас «знакомых знакомых», довольно скоро обнаружатся границы социальной группы (или нескольких групп), к которой вы принадлежите, и станет видно, что на третьем уровне вы имеете доступ не к миллиону человек, как казалось, а всего к нескольким тысячам или десяткам тысяч.

Кроме заблуждений, происходящих от неправильного понимания «теории шести рукопожатий», недостатки присущи и ей самой. Уже Фридеш Каринти в своем рассказе заметил, что человечество не всегда было целостным. Если Юлию Цезарю, писал Каринти, пришла бы в голову мысль связаться с одним из жрецов ацтеков или майя, жившим в Америке в одно время с ним, то у него ничего бы не вышло, невозможно было бы построить между ними цепочку ни из пяти, ни даже из трехсот звеньев — во времена Цезаря Америка была неизвестна европейцам.

И сейчас, в XXI веке, мир далеко не так монолитен и пронизан связями, как можно было бы предположить. По‑прежнему существуют замкнутые или практически полностью изолированные от остального мира группы. Интернет, который, казалось бы, сокращает связи между людьми, на самом деле в разных частях мира доступен очень неравномерно. Следовательно, результаты экспериментов, эти «шесть рукопожатий», могут быть применимы к Европе, к США, к европейской части России, быть может, к отдельным крупным городам, но не ко всей территории Земли, в разных районах будут разные цифры.


С результатами описанных выше исследований тоже не все безупречно. В 2006 году Джудит Клейнфилд, профессор психологии из Аляскинского университета в Фэрбэнксе, обратила внимание, что 95% писем, отправленных входе эксперимента Милгрэма, не дошли до конечного адресата — то есть просто потерялись где-то на полпути. Она обратилась к результатам других подобных исследований и обнаружила там то же самое. Так, например, во время эксперимента Уоттса и Строгатца из 24000 писем дошли 384. «Если 95−97 писем из ста не доходят, можно ли говорить о доказательности такого эксперимента? — спрашивает Клейнфилд. — Почему мы в это верим? Соблазнительная идея, будто мы живем в ‘тесном мире', где все знакомы со всеми максимум через шесть промежуточных знакомых, — это академический эквивалент городского мифа».

Что такое «теория шести рукопожатий» — факт или миф, точно сказать нельзя. Истина, скорее всего, где-то посередине. Но, так или иначе, «теория шести рукопожатий» — это интересное предположение, и вероятно, что по мере движения в будущее, с увеличением плотности населения Земли, с распространением интернета и взаимопроникновением культур люди будут становиться ближе друг к другу.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2011).
Источник: popmech.ru
Поделись
с друзьями!
750
4
9
2 месяца

Теория ведра с крабами

Есть такая чудесная штука, называется crab bucket theory — «теория ведра с крабами». Если вкратце, она гласит, что крабы — настолько глупые животные, что по одиночке каждый из них легко бы выбрался из ведра, но когда один из них пытается из ведра выбраться, его же сородичи цепляются за него и затягивают обратно.
Когда человек пытается бросить курить, а дружки говорят «всё равно не получится» и протягивают сигарету — crab bucket.

Когда ты получаешь второе высшее образование, а коллеги громко удивляются, зачем тебе это надо, ведь на работе и так устаёшь — crab bucket.

Когда твои собственные родители говорят тебе, что ты глуп (неудачник, бездарь, ничего путного не выйдет) — да-да, crab bucket.

Это человеческая природа, и ничего с ней не поделать, кроме одного — быть сильнее ведра и лезть вперёд, даже когда тебя тянут назад сто человек.
Поделись
с друзьями!
3391
6
146
45 месяцев

Теория разбитых окон или как снизить преступность в несколько раз

В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. 6-7 убийств в сутки. Ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рисковано ездить даже днем. Грабители и попрошайки в подземке были обычным делом. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити.

Вот что рассказывали о нью-йоркской подземке:

«Выстояв бесконечную очередь за жетоном, я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стояли какие-то бродяги: поломав турникет, теперь они требовали, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично им. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада».

Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории.

Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. За ближайшие годы количество убийств снизилось на 2/3, а число тяжких преступлений – наполовину. К концу десятилетия в метро совершалось уже на 75 % меньше преступлений, чем в начале. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон.

Что произошло? Кто нажал волшебный стоп-кран и что это за кран?

Его название – «Теория разбитых окон». Канадский социолог Малкольм Гладуэлл в книге «Переломный момент» рассказывает:

«Разбитые окна» — это детище криминалистов Уилсона и Келлинга. Они утверждали, что преступность — это неизбежный результат отсутствия порядка. Если окно разбито и не застеклено, то проходящие мимо решают, что всем наплевать и никто ни за что не отвечает. Вскоре будут разбиты и другие окна, и чувство безнаказанности распространится на всю улицу, посылая сигнал всей округе. Сигнал, призывающий к более серьезным преступлениям».

Гладуэлл занимается социальными эпидемиями. Он считает, что человек нарушает закон не только (и даже не столько) из-за плохой наследственности или неправильного воспитания. Огромное значение на него оказывает то, что он видит вокруг. Контекст.

Нидерландские социологи подтверждают эту мысль. Они провели серию любопытных экспериментов. Например, такой. С велосипедной стоянки возле магазина убрали урны и на рули велосипедов повесили рекламные листовки. Стали наблюдать – сколько народа бросит флаеры на асфальт, а сколько постесняется. Стена магазина, возле которого припаркованы велосипеды, была идеально чистой.

Листовки бросили на землю 33% велосипедистов.

Затем эксперимент повторили, предварительно размалевав стену бессодержательными рисунками.

Намусорили уже 69 % велосипедистов.

Но вернемся в Нью-Йорк в эпоху дикой преступности. В середине 1980-х в нью-йоркском метрополитене поменялось руководство. Новый директор Дэвид Ганн начал работу с… борьбы против граффити. Нельзя сказать, что вся городская общественность обрадовалась идее. «Парень, займись серьезными вопросами – техническими проблемами, пожарной безопасностью, преступностью… Не трать наши деньги на ерунду!» Но Ганн был настойчив:

И Ганн дал команду очищать вагоны. Маршрут за маршрутом. Состав за составом. Каждый вагон, каждый божий день. «Для нас это было как религиозное действо», — рассказывал он позже.

В конце маршрутов установили моечные пункты. Если вагон приходил с граффити на стенах, рисунки смывались во время разворота, в противном случае вагон вообще выводили из эксплуатации. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. Ганн доносил до вандалов четкое послание.

«У нас было депо в Гарлеме, где вагоны стояли ночью, – рассказывал он. – В первую же ночь явились тинейджеры и заляпали стены вагонов белой краской. На следующую ночь, когда краска высохла, они пришли и обвели контуры, а через сутки все это раскрашивали. То есть они трудились 3 ночи. Мы ждали, когда они закончат свою «работу». Потом мы взяли валики и все закрасили. Парни расстроились до слез, но все было закрашено снизу доверху. Это был наш мэссидж для них: «Хотите потратить 3 ночи на то, чтобы обезобразить поезд? Давайте. Но этого никто не увидит»…

В 1990-м году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон. Вместо того, чтобы заняться серьезным делом – тяжкими преступлениями, он вплотную взялся за… безбилетников. Почему?

Новый начальник полиции верил – как и проблема граффити, огромное число «зайцев» могло быть сигналом, показателем отсутствия порядка. И это поощряло совершение более тяжких преступлений. В то время 170 тысяч пассажиров пробирались в метро бесплатно. Подростки просто перепрыгивали через турникеты или прорывались силой. И если 2 или 3 человека обманывали систему, окружающие (которые в иных обстоятельствах не стали бы нарушать закон) присоединялись к ним. Они решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут. Проблема росла как снежный ком.

Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев» по одному, надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. Там безбилетники стояли, пока не завершалась «большая ловля». После этого их провожали в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом.

«Для копов это стало настоящим Эльдорадо, – рассказывал Браттон. – Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство!.. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд».

В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Рудольф Джулиани. Он забрал Браттона из транспортного управления и назначил шефом полиции города. Кстати, в Википедии написано, что именно Джулиани впервые применил Теорию разбитых окон. Теперь мы знаем, что это не так. Тем не менее, заслуга мэра несомненна – он дал команду развить стратегию в масштабах всего Нью-Йорка.

Полиция заняла принципиально жесткую позицию по отношению к мелким правонарушителям. Арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах. Кто кидал пустые бутылки. Разрисовывал стены. Прыгал через турникеты. Если кто-то мочился на улице, он отправлялся прямиком в тюрьму.

Уровень городской преступности стал резко падать – так же быстро, как в подземке. Начальник полиции Браттон и мэр Джулиани объясняют: «Мелкие и незначительные, на первый взгляд, проступки служили сигналом для осуществления тяжких преступлений».

Цепная реакция была остановлена. Насквозь криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки.

Волшебный стоп-кран сработал.
Источник: www.psychologos.ru
Поделись
с друзьями!
1878
2
66
46 месяцев

«Теория ведра с крабами»

Есть такая чудесная штука, называется crab bucket theory — «теория ведра с крабами». Если вкратце, она гласит, что крабы — настолько глупые животные, что по одиночке каждый из них легко бы выбрался из ведра, но когда один из них пытается из ведра выбраться, его же сородичи цепляются за него и затягивают обратно.

Таким образом, термин «менталитет краба» используется для описания эгоистичного, близорукого мышления, которое настроено на установку «Если я не смогу, то и вы не сможете».

Когда человек пытается бросить курить, а дружки говорят «всё равно не получится» и протягивают сигарету — «ведро с крабами». Когда ты получаешь второе высшее образование, а коллеги громко удивляются, зачем тебе это надо, ведь на работе и так устаёшь — «ведро с крабами». Когда твои собственные родители говорят тебе, что ты глуп (неудачник, бездарь, ничего путного не выйдет) — да-да, всё то же ведро.

Это человеческая природа, и ничего с ней не поделать, кроме одного — быть сильнее ведра и лезть вперёд, даже когда тебя тянут назад сто человек.
Источник: fit4brain.com
Поделись
с друзьями!
2212
11
67
56 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!