Теория шести рукопожатий: как это работает

Иной раз в далеких от родины местах можно случайно встретить человека, который дружил с твоими родителями, или сидел за одной партой с кем-нибудь из твоих коллег, или был начальником над твоим бывшим начальником. «Мир тесен», обычно говорят в таких случаях. Насколько далеко может протянуться такая цепочка взаимных знакомств? Можно ли через «друзей своих друзей» выйти, например, на английскую королеву?


Впервые идею о том, что любые два человека в мире могут быть соединены последовательностью личных контактов и что эта цепочка в большинстве случаев будет составлена из определенного числа (а именно — из пяти) звеньев, сформулировал венгерский писатель Фридеш Каринти. Его рассказ, написанный в 1929 году, так и назывался: «Звенья цепи». В рассказе шла речь о некой игре, мысленном эксперименте, имевшем целью доказать, что население Земли куда ближе друг к другу, чем принято считать. Выглядело это так: называли любого человека, знаменитого или неизвестного, из числа 1,5 млрд жителей Земли начала XX века, — и нужно было построить цепочку не более чем из пяти человек, соединяющих игрока с этим человеком.


Вот характерный отрывок из рассказа: «Хорошо, Сельма Лагерлеф, — сказал один из участников игры, — это проще простого». И уже через пару секунд он выдал решение: «Сельма Лагерлеф недавно получила Нобелевскую премию по литературе, так что она должна знать шведского короля Густава, он во время церемонии вручал ей награду. Широко известно, что король Густав любит играть в теннис и участвует в международных соревнованиях. Ему доводилось играть и с Белой Керлингом, так что они должны быть знакомы. Так получилось, что я тоже знаю Керлинга». (Говоривший сам был неплохим теннисистом.) «Для этого нам потребовалось два звена из пяти. И неудивительно, всегда проще найти кого-нибудь, кто знаком со знаменитостью, нежели с заурядной персоной. Ну, дайте-ка мне что-нибудь посложнее!»

Сегодня эта идея известна в русскоязычной части мира под названием «теории шести рукопожатий», по‑английски же ее принято называть «теорией о шести рубежах отдаления».

Эксперименты, подтверждающие гипотезу


Однако без экспериментальных подтверждений это предположение остается не более чем игрой мысли. И эксперименты неоднократно проводились. Сначала гипотезу о том, что все люди знакомы друг с другом через относительно небольшое число промежуточных связей, проверил известный американский психолог Стэнли Милгрэм. Эксперимент, поставленный в 1967 году, назывался «Тесный мир».


Триста человек участников, случайно выбранные жители двух городов- Омахи, штат Небраска, и Уичито, штат Канзас, — должны были отправить письма некоему биржевому брокеру в Бостоне. Адрес был неизвестен, однако можно было переслать письмо через кого-нибудь из знакомых, кто теоретически мог знать этого таинственного получателя, — и так далее, пока письмо не придет куда надо. Каждый промежуточный получатель-отправитель должен был дописать в письме свое имя, чтобы можно было проследить, как шло письмо и какой длины получилась цепочка. Когда подвели итоги эксперимента, оказалось, что средняя длина цепочки между первым отправителем и бостонским получателем — пять человек (или шесть связей — «рукопожатий»). В последующие годы подобные эксперименты проводились не раз, в разных условиях и с различными исходными данными. Все они подтверждали гипотезу.

Так, например, двое исследователей из Корнеллского университета, Дункан Уоттс и Стивен Строгатц, в 1998 году создали математическую модель «тесного мира» и повторили эксперимент Милгрэма с большим размахом. В их эксперименте участвовали несколько десятков тысяч добровольцев со всего мира, и конечных точек было несколько — получатели жили в разных странах, в крупных городах и в относительной глубинке, были людьми разных занятий и из разных социальных слоев. В этом исследовании письма передавались уже не по почте и не из рук в руки, а через интернет. Результат был близок к результату Стэнли Милгрэма: средняя длина цепочки составила около шести звеньев. Кроме того, математическая модель показала некоторые интересные закономерности организации человеческих сообществ: например, что важную роль в глобальной коммуникации играют отдельные люди, принадлежащие одновременно к нескольким сообществам.


Наиболее же масштабное исследование, доказывающее гипотезу, провели в 2006 году Юре Лесковец и Эрик Хорвитц из компании Microsoft. Они проанализировали логи службы мгновенных сообщений MSN Messenger — всего более 30 млрд сообщений, отправленных 240 млн человек за 30 дней (разумеется, вся эта статистика обсчитывалась не вручную, а на компьютере, и исследование заняло около двух лет). Не читая тексты сообщений, Лесковец и Хорвитц могли видеть данные пользователей: пол, возраст, местоположение, кто как часто общается, насколько объемны его сообщения и кто кого знает. Результаты этого исследования обширны, но главное, что нам интересно, — среднее расстояние между двумя пользователями MSN составило 6,6 связи. Это число больше, чем в эксперименте Милгрэма, но довольно близко к нему.

С повсеместным распространением интернета принцип легкодоступности практически любого человека стал очевиден. В социальных сетях и крупных тематических сообществах — таких как Facebook, VKontakte, Twitter и даже Wikipedia — существуют сервисы, позволяющие проследить цепочку общих знакомых от одного пользователя до другого, игры, основанные на принципах «тесного мира», и исследовательские приложения; есть и специальные сетевые проекты, созданные с целью дальнейшего исследования возможностей глобальной коммуникации.


И все-таки: научный факт — или миф?


Сегодня гипотеза о «шести рукопожатиях» широко распространена. Она популяризируется в художественных фильмах, телешоу и других явлениях массовой культуры, принцип «тесного мира» наглядно иллюстрируют социальные сети интернета, да и сама по себе идея доступности любого человека весьма притягательна. Кому не хочется быть «знакомым знакомого знакомого» английской королевы или Билла Гейтса, Джонни Деппа или Фиделя Кастро?..

Однако гипотезу зачастую трактуют неправильно: «я знаком с любым человеком на Земле через шесть рукопожатий» — так обычно говорят. Но «шесть» — это средняя длина цепочки, и до какого-нибудь африканского пигмея, тибетского монаха или полинезийского рыбака может оказаться все десять или пятнадцать «рукопожатий», если вообще удастся построить цепочку.


Второе распространенное заблуждение, связанное с «тесным миром», — что уже через один-два уровня знакомств мы имеем доступ к огромному числу людей. У каждого из нас, предположим, есть пресловутые сто друзей, у каждого из которых еще по сто друзей и т. д. На самом деле людям свойственно образовывать замкнутые группы: по месту проживания, по роду деятельности или по работе, по интересам и увлечениям, по политическим и религиозным воззрениям, по образовательному уровню и уровню доходов… а ведь где-то есть и кастовые системы с весьма жесткими границами. И если основательно взяться и посчитать, сколько всего у вас «знакомых знакомых», довольно скоро обнаружатся границы социальной группы (или нескольких групп), к которой вы принадлежите, и станет видно, что на третьем уровне вы имеете доступ не к миллиону человек, как казалось, а всего к нескольким тысячам или десяткам тысяч.

Кроме заблуждений, происходящих от неправильного понимания «теории шести рукопожатий», недостатки присущи и ей самой. Уже Фридеш Каринти в своем рассказе заметил, что человечество не всегда было целостным. Если Юлию Цезарю, писал Каринти, пришла бы в голову мысль связаться с одним из жрецов ацтеков или майя, жившим в Америке в одно время с ним, то у него ничего бы не вышло, невозможно было бы построить между ними цепочку ни из пяти, ни даже из трехсот звеньев — во времена Цезаря Америка была неизвестна европейцам.

И сейчас, в XXI веке, мир далеко не так монолитен и пронизан связями, как можно было бы предположить. По‑прежнему существуют замкнутые или практически полностью изолированные от остального мира группы. Интернет, который, казалось бы, сокращает связи между людьми, на самом деле в разных частях мира доступен очень неравномерно. Следовательно, результаты экспериментов, эти «шесть рукопожатий», могут быть применимы к Европе, к США, к европейской части России, быть может, к отдельным крупным городам, но не ко всей территории Земли, в разных районах будут разные цифры.


С результатами описанных выше исследований тоже не все безупречно. В 2006 году Джудит Клейнфилд, профессор психологии из Аляскинского университета в Фэрбэнксе, обратила внимание, что 95% писем, отправленных входе эксперимента Милгрэма, не дошли до конечного адресата — то есть просто потерялись где-то на полпути. Она обратилась к результатам других подобных исследований и обнаружила там то же самое. Так, например, во время эксперимента Уоттса и Строгатца из 24000 писем дошли 384. «Если 95−97 писем из ста не доходят, можно ли говорить о доказательности такого эксперимента? — спрашивает Клейнфилд. — Почему мы в это верим? Соблазнительная идея, будто мы живем в ‘тесном мире', где все знакомы со всеми максимум через шесть промежуточных знакомых, — это академический эквивалент городского мифа».

Что такое «теория шести рукопожатий» — факт или миф, точно сказать нельзя. Истина, скорее всего, где-то посередине. Но, так или иначе, «теория шести рукопожатий» — это интересное предположение, и вероятно, что по мере движения в будущее, с увеличением плотности населения Земли, с распространением интернета и взаимопроникновением культур люди будут становиться ближе друг к другу.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2011).
Источник: popmech.ru
Поделись
с друзьями!
631
4
7
24 дня

Ошибка игрока. Почему мы недооцениваем случайности


Почему за темной полосой не обязательно будет светлая


Пять дней подряд светило солнце, наверняка завтра будет дождь? Если ваш ответ «да», значит, вы готовы совершить ту же ошибку, что и герой романа Достоевского «Игрок», который советует героине не ставить на «зеро» в рулетку, потому что оно уже выпадало, а дважды за один вечер такого не бывает. Однажды гостям казино Монте-Карло такая уверенность обошлась в целое состояние: чем чаще в рулетке выпадало «черное», тем настойчивее они ставили на «красное», рассчитывая, что теперь-то уж точно выиграют. Но не подозревающий об их расчетах шарик 26 раз подряд останавливался на «черном».


Что такое ошибка игрока


Это когнитивное искажение, из-за которого мы видим причинно-следственную связь там, где есть лишь хронологическая последовательность независимых друг от друга событий. Если что-то происходит чаще обычного, нам кажется, что вероятность повторения этого действия с каждым разом уменьшается. И наоборот: если что-то случается реже, чем должно происходить по нашим расчетам, значит, вероятность этого события растет.

Несмотря на название, это когнитивное искажение действует не только в казино или зале игровых автоматов. Ошибка игрока влияет на многие важные решения, которые мы принимаем на работе и в обыденной жизни.

Именно в таких реальных условиях это явление изучили исследователи из Цюриха и Бостона. Ученых заинтересовала статистика решений, которые выносят кредитные инспекторы, иммиграционные судьи и бейсбольные рефери. Все они оказались подвержены «негативной автокорректировке». Это означает, что эксперты неосознанно стараются избегать длинных цепочек одинаковых решений. Например, кредитный инспектор, одобрив подряд несколько заявок на кредит, обычно отказывает следующему заявителю, даже если его кредитная история не хуже. Мотив: эксперты знают, что клиенты не могут быть одинаково платежеспособными, поэтому после ряда положительных решений они начинают больше бояться пропустить ненадежного заявителя и придираются к очередной заявке.

По оценкам исследователей, до 9% отказов в займе могут быть продиктованы ошибкой игрока. На практике это означает, что в 1 из 10 случаев решение о финансировании вашего проекта зависит не от бизнес-плана, а от того, сколько заявок было одобрено перед вашей. Та же закономерность отмечена в судах при рассмотрении заявлений на предоставление статуса беженца и в спорных ситуациях во время игры в бейсбол. Ошибка игрока — универсальное искажение, которому подвержены и специалисты по подбору персонала, и аудиторы, и даже пары, мечтающие о пополнении семьи. Если до этого родились два мальчика, теперь уж точно будет девочка, не так ли?

Что не так?


Ошибка игрока возникает, как правило, в ситуации выбора, когда есть как минимум две альтернативы. В ее основе — неправильное представление о вероятности. Представьте, что вы подбрасываете монету и у вас пять раз подряд выпадает «решка». Есть ли связь между серией из пяти «решек» и исходом следующего броска? Конечно, нет. Потому что ни один из этих результатов не является ни причиной следующего, ни следствием предыдущего. Это независимые события, которые никак не влияют друг на друга. Доказать это очень просто: допустим, вы не видели результаты пяти предыдущих бросков. Что поменялось? Только ваши ожидания.

На самом деле вероятность того или иного результата каждый раз остается одинаковой и зависит лишь от того, сколько вариантов у вас есть изначально. В случае с монеткой, у которой всего две стороны, вероятность каждого исхода составляет 1/2. В случае с игровым кубиком вероятность — уже 1/6, потому что у него шесть граней. И сколько бы раз подряд ни выпала шестерка, это не изменит шансы на ее выпадение в следующий раз.

У многих событий в нашей жизни могут быть сотни, тысячи и даже миллионы вариантов исхода. Например, если вы часто летаете на самолетах, каждый раз риск попасть в авиакатастрофу у вас все равно не больше, чем у того, кто отправляется в свой первый рейс, — 1/1,2 млн. Потому что каждый рейс — это новый самолет, новые условия, новые пилоты, новый набор факторов и вероятностей.


Почему мы впадаем в ошибку игрока


Мы не только легко поддаемся этому искажению, иногда оно даже кажется нам проявлением железной логики. Это связано с двумя особенностями психологии восприятия и одним малоизученным нейрофизиологическим механизмом.

Первая причина — естественная вера в сбалансированность событий. Повторение одного и того же результата кажется нам нарушением вселенского баланса, который обязательно должно исправить следующее событие в серии. Любой перекос требует противовеса. За темной полосой всегда следует светлая. Почему? Потому что это честно. Проблема в том, что монета или игровой кубик за неимением морали и памяти не могут оправдать наши справедливые ожидания, иронизируют Даниэль Канеман и Амос Тверски в книге «Принятие решений в неопределенности: правила и предубеждения».

Вторая причина — бессознательная склонность объединять ряд разрозненных событий в один процесс просто потому, что они происходят друг за другом. Ученые обнаружили это свойство, изучив реакции компьютерной нейронной сети, которая моделировала образ мышления азартного игрока. Наш мозг воспринимает последовательность однотипных событий как одно событие, разделенное на несколько этапов. И чем меньше временной интервал между ними, тем сильнее это ощущение. Это похоже на эффект мультипликации, в которой иллюзия движения создается за счет быстрой смены не связанных друг с другом картинок.

Нейробиологические корни ошибки игрока могут быть еще глубже. Проведенное в прошлом году сканирование мозга у 350 испытуемых выявило интересную закономерность: чем меньше объем серого вещества в передней части поясной извилины и медиальной височной доле и чем больше его в полосатом теле и орбитофронтальной коре, тем выше вероятность ошибки игрока. О чем это говорит? Первые две области связаны с когнитивной системой, две другие — с эмоциональной. Авторы исследования считают, что ошибка игрока — это пример того, как перекос в сторону эмоциональности может нарушать когнитивные функции.

Эту идею подтверждает и еще одно открытие. Оказывается, ошибке игрока не подвержены люди с повреждением островковой доли. А эта часть мозга тоже участвует в обработке эмоциональной информации. Чтобы «успокоить» гиперактивную островковую долю, ученые рекомендуют медитацию.

Как не стать ошибающимся игроком


Главное — научиться отличать взаимосвязанные события от независимых, советует венчурный инвестор и когнитивный исследователь Джефф Стайбел. Если у вас возникает ощущение причинно-следственной связи между двумя событиями, постарайтесь сформулировать для себя хотя бы еще одно логическое объяснение этой связи, помимо того, что события следуют друг за другом.

Рассматривайте каждое явление как начало чего-то нового, а не как продолжение последовательности, предлагает финансист Шанкар Нат.

Еще один его совет: избавьтесь от иллюзии контроля. Вы не можете предсказывать случайные события, и точка. Мнение, что вы способны на это, мешает принимать решения на основании фактов и анализа данных.

И, наконец, повзрослейте: исследования показывают, что с возрастом склонность впадать в ошибку игрока ослабевает.

Ирина Соломонова
Источник: reminder.media
Поделись
с друзьями!
1024
8
30
2 месяца

Как изменится потребление в будущем?

Тысячи лет люди много работали и боролись за выживание. Сегодня все иначе: у многих есть возможность приобретать не только жизненно необходимые товары, но предметы роскоши. Однако на смену демонстративному потреблению приходит символическое, зачастую связанное с отказом от материальных благ. Как это все влияет на состояние экономики и экологии? И как изменится потребление в будущем?

В проекте «Краткая история будущего» совместно с Яндекс.Кью рассказываем о главных явлениях будущего, с которыми мы должны научиться сосуществовать.

Как изменится потребление в будущем? / ПостНаука
Источник: postnauka.ru
Поделись
с друзьями!
726
6
17
3 месяца

Догматизм: инструкция по отключению

Сколько утверждений вы приняли на веру? Есть ли у вас убеждения, которые вы ни разу не пытались проверить, проанализировать? Не находитесь ли вы под влиянием общественных догм? Не создают ли они оковы для вас? О том, что такое догматизм, почему от него стоит избавиться и как это сделать – в этой статье.


Что такое догматизм?


Догматизм (в переводе с греческого – «мнение, учение, решение») – способ мышления человека, оперирующий догмами (утверждениями, считающимися неизменной и неопровержимой истиной и не подвергаемыми критике). Проще говоря, догматизм – слепая вера в авторитеты.

Человек с догматическим мышлением не подвергает свои знания, убеждения и установки (иногда кем-то навязанные) сомнению и критическому анализу. Догма предполагает, что вы сразу начнёте принимать её за истину, не проводя никакого анализа. Догматикам свойственен консерватизм, невозможность воспринимать новую информацию, противоречащую догмам.

История одного эксперимента


Лучше всего сущность догматизма описывает следующий эксперимент. Группа учёных поместила в клетку пять обезьян. В середине клетки, на потолке, висела связка бананов. Была приставлена лестница, забравшись по которой, эти аппетитные бананы можно было достать.

Когда одна из обезьян полезла за лакомством, всю клетку окатило душем с очень холодной водой. Потом ещё одна из обезьян полезла за бананами. Когда она попыталась это сделать, её сородичей снова начали поливать ледяной водой. Потом ещё раз и ещё. Так было каждый раз.

Найдя причинно-следственную связь между бананами вверху лестницы и холодным душем, обезьяны стали мешать друг другу в попытках слазить за бананами. Как только одна шла к лестнице, её хватили четыре других, начинали бить и силой заставляли отказаться от затеи забираться по лестнице. Причём обезьяна, которую только что спустили с лестницы её сородичи, была тут же готова напасть на другую обезьяну, полезшую за лакомством.

В конечном счёте, обезьяны поняли, что их ждёт за попытку заполучить связку бананов, и перестали пробовать их достать. Несмотря на соблазн, они больше не лезли за бананами.

Потом учёные заменили одну обезьяну на другую, новую. Естественно, что первым её действием в клетке была попытка достать бананы. Но её за это жестоко избили другие обезьяны. Она ничего не поняла, попробовала ещё раз – её опять спустили с лестницы силой.

После нескольких атак со стороны сородичей новая обезьяна прекратила попытки достать связку бананов. Она не понимала поведения других обезьян, но усвоила, что приближаться к лестнице не стоит.

После этого учёные приняли решение заменить ещё одну обезьяну новой. Как только новая обезьяна оказалась в клетке, она полезла за связкой бананов. Если сбили с лестницы. И отдельно отметим, что в драке участвовала и та обезьяна, которую недавно поменяли. Она вместе со всеми нападала на новую обезьяну всякий раз, когда та пыталась достать бананы. Вскоре новая обезьяна тоже перестала предпринимать попытки.

Потом заменили ещё одну, уже третью обезьяну, на новую. Естественная реакция – нужно достать бананы. Но ей тоже отбили это желание. И да, в драках участвовали и те обезьяны, которых заменили до этого. То же было с четвёртой обезьяной: попытка достать связку – побои – отказ от своего желания.

Потом учёные заменили последнюю обезьяну. Да, ей тоже не позволили забраться на лестницу за бананами. Но вот в чём загвоздка: в клетке не осталось ни одной обезьяны, которую поливали холодным душем.

Через какое-то время последняя обезьяна тоже поняла, что лезть за бананами нельзя. В итоге все пять обезьян знали, что забираться по лестнице за бананами строго запрещено, но ни одна не знала причины этого запрета. Никого из них не поливали холодной водой, но все пять обезьян агрессивно пресекали попытки достать бананы.

«У нас так принято», «Так было всегда», – сказали бы они, если бы умели.

Почему мы становимся догматиками?


Корни догматизма лежат в том, что человеческий мозг инертен. Нам легче принять догму за истину, согласиться с ней, чем пробовать объяснить, проанализировать. Но легче не значит лучше.

Если мы будем принимать на веру любую догму, не будем пытаться найти объективную истину, нас ждёт та же ловушка, что и обезьян из эксперимента.


Как избавиться от слепого подчинения догмам и начать жить полноценно?


Откройтесь для нового. Первый шаг, который вы должны сделать, чтобы вырваться из лап догматизма – отказ от излишнего консерватизма. Откройтесь для новых знаний, взглядов, идей и концепций. Общайтесь с людьми, узнавайте их мнения, читайте книги, которые идут вразрез с вашими представлениями. Анализируйте, критикуйте. Не бойтесь знакомиться с тем, что противоречит вашим убеждениям. Сравнивайте и находите слабые места в своей теории и противоположной. Откройтесь для новой информации и жадно начинайте впитывать её. Чем большее количество идей вы знаете, чем большее количество мнений вы выслушали, тем больше у вас шансов вынести верное суждение.

Если вы правы, то ваши взгляды и идеи смогут выдержать любую критику, а если нет, то зачем вы за них так держитесь?

Задавайте вопросы. Вопросы – двигатель развития. Задавайте их, отвечайте на них. Если есть вопросы, которые загоняют вас в тупик, может быть, вы ошибаетесь в чём-то? Возьмите любую догму и начните задавать вопросы к ней. Пять, десять, двадцать, пятьдесят вопросов. Если она даёт разумные и исчерпывающие ответы на все из них – поздравляю. Если нет – задумайтесь, вдруг вы в плену догматизма? Справедливая и истинная теория не боится вопросов, а от всех других нужно избавляться.

Не будьте каменными. Будьте гибкими. Если вы долгое время были убеждены в чём-то, а потом оказалось, что ошибались, не бойтесь менять своё мнение. Не застывайте, не будьте камнем. Если вы долгое время ошибались – это не плохо. Плохо, если вы знаете, что ошибаетесь, но не меняете точку зрения.

Смотрите с разных сторон. Этот совет близок к тому, что нужно быть открытым. Не ограничивайтесь одним источником знания, одним видением. Всегда старайтесь познакомиться с разными взглядами, чтобы получить более полную картину. Критикуйте каждый взгляд, каждое мнение, очищайте зёрна от плевел.

Помните, что мнение может быть правильным лишь частично.
Если вы согласны с одной частью, вы не обязаны слепо верить и во вторую. Собирайте своё мнение из множества других, прогоняя их через фильтры критического мышления. Так будет лучше всего.

Не доверяйте стадному инстинкту. Да, стадный инстинкт полезен и необходим в ряде случаев, но формирование мнения к таким случаям не относится. Вы должны научиться выводить собственные суждения, а не соглашаться с тем, что говорит большинство. Оно может ошибаться. В любом случае перепроверить устоявшуюся догму никогда не будет лишним. Ведь если она справедлива, вы просто убедитесь в этом.

И поскольку мы с вами много говорим о критике, приведу одну рекомендацию на этот счет:

Разрежьте на части. Перед тем как приступить непосредственно к критике, разделите мнение на три части:

  • То, с чем вы согласны. Это то, в чем вы полностью согласны, чему вы можете найти доказательства и подтверждение уже из своего опыта.
  • То, с чем вы не согласны. Утверждения, которые вы считаете ложными. У вас есть аргументы и факты, которые опровергают эти суждения.
  • То, в чем вы не уверены. Здесь вы не можете сказать однозначно.
    Склоняетесь вы к тому, что это ложь, или к тому, что это истина, – не важно. У вас нет доводов, чтобы подтвердить или опровергнуть, вы не можете судить наверно.

Так вам будет легче оценить чью-то позицию. Правда, заблуждение и то, что следует проверить. Не обобщайте и не принимайте или отвергайте мнение целиком, делайте это с его частями.

Итак, подытожим: человек находится во власти общественных догм, многие свои убеждения и взгляды он принимает на веру, не анализирует и не проверяет их. Но он может начать это делать. Следуя рекомендациям из этой статьи, вы можете избавиться от оков догматизма и начать жить более осознанно и полноценно. Уверен, что у вас получится.

Желаю успехов!

Автор: Игорь Болтовнин
Источник: 4brain.ru
Поделись
с друзьями!
1116
5
74
4 месяца

9 техник ухода от прямого вопроса


Уклонение от ответа является одним из наиболее часто применяемых человеком в повседневной жизни приёмов. Умея делать это грамотно, можно достойно выйти из неудобной ситуации, сохранив своё лицо и переключив внимание на того, кто изначально задал вопрос. Если, к примеру, обратить внимание на некоторых политиков, общественных деятелей, да и вообще публичных людей, то можно заметить, как они умело уходят от ответов, находясь в самых щекотливых положениях.

Важно знать о том, что каждое слово может послужить причиной для нападок со стороны других людей. К тому же, ответ на вопрос во многих случаях является манипуляцией, т.к. чем более правдиво и конкретно человек отвечает на вопрос, тем больше власти над ним получает его собеседник. Любая коммуникация между людьми вообще построена на том, что они задают друг другу разные вопросы. Общение является обменом информацией, а вопросы – это всегда уточняющие либо провокационные факторы. Они могут быть совершенно простыми и безобидными и подразумевать простые ответы. Но бывают случаи, когда общение имеет уже несколько иной характер, вопросы конкретизируются, а от ответов на них может зависеть не только исход разговора, но и репутация человека, отношение к нему других людей и т.п.

Вопросы также могут навязывать человеку, которому они задаются, какую-то роль. А ответ на них – это принятие им на себя этой роли. Вот, к примеру, простейший вопрос: «Какой вариант вы выбираете, первый или второй?». Вопроса как такового здесь, в общем-то, и нет – простое навязывание человеку конкретного выбора, завуалированное под заинтересованность в его мнении. Когда человека спрашивают: «Ты что – тупой?», что здесь скрывается: утверждение или вопрос? И подобных вопросов может быть множество, но отвечать на них совсем не обязательно. Однако дабы не выказать не уважения или безразличия, нужно уметь от таких вопросов уклоняться, оставляя при этом за собой достойное место.

Безразличие к вопросу


Применять этот приём наиболее эффективно, когда в вашу сторону есть провокация или агрессия, когда вас стараются подколоть, поставить в невыгодное положение. В этом случае лучше всего не проявлять абсолютно никаких эмоций, даже если внутри вас всё «кипит». Для ответа можно использовать как какие-то общие фразы, так и вообще молчание. Самое главное – не вдаваться в конкретику и не показывать, что собеседник вас зацепил. При помощи этого метода можно поставить любого человека в дурацкое положение. Причём, даже если он будет смеяться над вами или критиковать вас, внутри он будет чувствовать полный провал, т.к. изначально он ожидал от вас иной реакции, а вы остались безразличны, т.е. ни вопрос, ни сам собеседник не имеют для вас никакого значения.

Игнорирование основного вопроса


Чаще всего этот способ применяется в случаях, когда задаётся много вопросов. Из всего числа заданных вопросов следует выбрать наиболее безобидный из них, а затем высказаться по этому поводу, эмоционально высказываясь и вдаваясь во множество всевозможных подробностей. Нужно просто откинуть все остальные вопросы на задний план.

Ответ вопросом на вопрос


Данный способ является наиболее распространённым и может использоваться во множестве различных ситуаций: когда идёт какая-то провокация, когда задаются неудобные вопросы, а также в тех случаях, когда требуется узнать о задающем вопрос человеке больше информации. На задающего здесь перекидывается ярлык ответчика – теперь остаётся ждать уже его реакции. Но это метод, хоть и эффективен, из-за своей распространённости нередко вызывает раздражение в окружающих людях, а иногда даже чувство отвращения и некоторую опаску. По этой причине, если вам нужно сохранить с собеседником хорошие отношения или он имеет для вас какую-то важность, проще будет не отвечать на его вопрос своим, а ответить сначала в наиболее нейтральной форме и затем уже задать свой вопрос.

Ответ на свой вопрос


Здесь имеется в виду, что вы отвечаете не на тот вопрос, который вам был задан, а на свою интерпретацию этого вопроса, т.е. ваш ответ — это отражение вашей линии; стратегии, которой вы придерживаетесь. Но здесь есть как свои плюсы, так и свои минусы. От ответа на неудобные вопросы, конечно же, можно уйти, но, одновременно с этим, можно вызвать раздражение у собеседника и окружающих. Особенно, если это делается чрезмерно открыто и прямолинейно. Помимо этого, можно и самому поставить себя в неловкое положение, став человеком, который не может сообразить, чего от него хотят.

Хотя, в случае, если вопрос состоит из нескольких частей, можно взять какую-то отдельную часть и отвечать именно на неё, и делать это именно так, как вы считаете нужным. В такой ситуации в щекотливом положении может оказаться собеседник. Особенно хорошо совместить ответ проявлением своего актёрского таланта – трансформировать ситуацию так, чтобы собеседник понял, что это не вы не понимаете того, о чём он спрашивает, а он сам задаёт свои вопросы в непонятно какой форме.

Подведение собеседника к нужному вопросу


Такая техника требует высокого мастерства в общении, т.к. здесь происходит полная манипуляция человеком, задающим вопросы. Интересно то, что для этого вам даже не стоит спрашивать или просить собеседника о чём-то. Нужно лишь подтолкнуть его к тому, чтобы он задал нужный вам вопрос, постоянно возвращаясь к интересующей вас теме и связывая её со всем, что говорит собеседник. Чтобы это сделать требуется выбрать конкретную тему для разговора, ответить на несколько простых вопросов собеседника, тем самым располагая его к себе, а затем продолжить беседу на интересующую вас тему. А когда собеседник вместе с вами начнёт этот разговор поддерживать, то и его вопросы и ваши на них ответы будут именно такими, которые эффективны лично для вас.

Отвечать на вопрос так, как хочет собеседник


Другими словами – говорить человеку то, что он хочет услышать. Более всего такой способ будет эффективен, если его применять, когда нужно в чём-то убедить другого человека, заручиться его поддержкой или успокоить. Нужно отвечать на вопросы так, как собеседник хотел бы, чтобы вы на них ответили. Можно (и иногда даже нужно) говорить неправду. Ведь, по сути, это не является обманом, а лишь потаканием человеку в его желании быть обманутым. Нужно рассматривать этот способ, как предоставление человеку того, что он хочет; как поддержку той иллюзии, с которой (или в которой) ему легче живётся. Причём, вы не уходите от ответа, но отвечаете с пользой для себя. Определить какой ответ нужен человеку может быть очень просто: сам его вопрос может быть задан в такой форме, что подразумевает определённый ответ. Вам остаётся только решить: каким способом лучше ответить и какой эффект это произведёт.

Кроме этих способов существуют ещё и другие, более простые способы!

1. Если у вас развиты ораторские способности, вы можете просто «лить воду»: говорить много слов, которые ни к чему никого не обязывают; отвечать так, чтобы запутать задающего вопрос человека; «отзеркаливать» вопрос, ставя собеседника на своё место.
Если вопрос поставлен некорректно, можно просто не отвечать на него, сделав вид, что не поняли, о чём вообще речь или не расслышали вопрос.

2. Выяснить у собеседника для чего он задаёт свой вопрос, какую цель преследует, что конкретно хочет узнать. Учитывая, что цели могут быть как достойными, так и нет, внимание в разговоре переключится полностью на собеседника.

3. Уточнять один вопрос множеством мелких. Если научиться делать это с энтузиазмом и неподдельным интересом, можно обескуражить собеседника.

4. Перевести внимание на саму формулировку вопроса: уточнить, почему он поставлен именно так, предложить задать его в другой форме. При помощи этого способа можно перевести диалог в форме «вопрос-ответ» в оживлённый и интересный диспут.

5. Если нет желания отвечать или нет вариантов ответа, можно польстить оппоненту: похвалить его нестандартное мышление, ум, смекалку, находчивость; затем ненавязчиво перевести разговор в иное русло.

6. Если вопрос некорректный и собеседник начинает переходить границы, нужно объяснить ему это, повысив тон, выразив недовольство или даже создав конфликтную ситуацию. Но здесь нужно быть уверенным в том, что это того стоит.

7. Все эти методы довольно просты в применении. Самое главное- это начать их применять. Причём, делать это вы можете начать даже сегодня – в беседе за ужином, при встрече с друзьями, в разговоре с кассиром в магазине. Начинайте ненавязчиво внедрять новый навык в практику своего общения и по мере продвижения ваши успехи будут становиться всё лучше, а вопросов, на которые вы бы не смогли ответить ли от которых не смогли бы уйти, не останется вовсе.

Но сказать также хочется ещё вот о чём: во время любого общения будьте внимательны к людям, с которыми общаетесь, особенно, к малознакомым. Если вам регулярно приходится отвечать на вопросы, если вопросов слишком много или если разговор всегда сводится к одной и той же теме, вполне вероятно, что ваш собеседник может проявлять к вам скрытую агрессию, хочет манипулировать вами, что-то получить от вас или желает вам зла. Лучше держаться от таких людей в стороне – люди, которые о вас много знают, всегда могут быть потенциально опасны. Естественно, нужно быть не параноиком, а просто внимательным к происходящему вокруг.
Источник: 4brain.ru
Поделись
с друзьями!
1816
29
62
12 месяцев

Притча о Человеке


Однажды к человеку во сне пришел Ангел и сказал, что в эту ночь вся вода на Земле станет отравленной, и каждый, кто выпьет ее, сойдет с ума. Ангел советовал набрать побольше чистой воды и пить только ее, пока вода не очистится...

Проснувшись, человек выскочил из дома и попытался предупредить всех кого мог о наступившей беде. Но люди не поверили ему. Они смеялись и пили воду. И сходили с ума.

Он пытался спасти хоть кого-нибудь. Но все отворачивались, не желая слушать его. С ужасом он смотрел на то, как мир вокруг него рушится. Но, выпившие отравленной воды, не замечали этого, ведь все вокруг были такими же, как они.

Только лишь какой-то сумасшедший бегал по улицам и кричал про отравленную воду и про то, каким мир был до сегодняшнего дня…

Делать нечего... Человек делал так, как сказал ему Ангел, и пил чистую воду...
Все продолжали считать его сумасшедшим, а он ждал, когда вода очистится...

Шло время... Человек устал жить один - в непонимании и насмешках.
И однажды испил воду из местного колодца. С тех пор стала ходить молва о чудесном колодце, вода из которого исцелила сумасшедшего...
Поделись
с друзьями!
2281
12
268
15 месяцев

Почему играть в детстве гораздо важнее, чем ходить в школу


Психолог Питер Грей приводит неопровержимые доказательства того, что играть в детстве гораздо важнее, чем ходить в школу.

Я рос в пятидесятые. В те времена дети получали образование двух видов: во‑первых, школьное, а во-вторых, как я говорю, охотничье-собирательское. Каждый день после школы мы выходили на улицу поиграть с соседскими детьми и возвращались обычно затемно. Мы играли все выходные и лето напролет. Мы успевали что-нибудь поисследовать, поскучать, самостоятельно найти себе занятие, попасть в истории и из них выпутаться, повитать в облаках, найти новые увлечения, а также прочитать комиксы и прочие книги, которые нам хотелось, а не только те, что нам задали.

Вот уже больше 50 лет взрослые шаг за шагом лишают детей возможности играть. В своей книге «Дети за игрой: американская история» Говард Чудакофф назвал первую половину XX века золотым веком детских игр: к 1900 году исчезла острая необходимость в детском труде, и у детей появилось много свободного времени. Но начиная с 1960-х взрослые принялись урезать эту свободу, постепенно увеличивая время, которое дети вынуждены проводить за школьными занятиями, и, что еще важнее, все меньше и меньше позволяя им играть самим по себе, даже когда они не в школе и не делают уроки. Место дворовых игр стали занимать спортивные занятия, место хобби — внешкольные кружки, которые ведут взрослые. Страх заставляет родителей все реже и реже выпускать детей на улицу одних.

По времени закат детских игр совпадает с началом роста числа детских психических расстройств. И это нельзя объяснить тем, что мы стали диагностировать больше заболеваний. Скажем, на протяжении всего этого времени американским школьникам регулярно раздают клинические опросники, выявляющие тревожные состояния и депрессию, и они не меняются. Из этих опросников следует, что доля детей, страдающих тем, что теперь называют тревожным расстройством и глубокой депрессией, сегодня в 5−8 раз выше, чем в 1950-е. За тот же период процент самоубийств среди молодых людей от 15 до 24 лет увеличился больше чем в два раза, а среди детей до 15 лет — учетверился. Нормативные опросники, которые студентам колледжей раздают с конца 1970-х, показывают, что молодежь становится все меньше склонна к эмпатии и все больше — к нарциссизму.

Дети всех млекопитающих играют. Почему? Зачем они тратят энергию, рискуют жизнью и здоровьем, вместо того чтобы набираться сил, спрятавшись в какой-нибудь норе? Впервые с эволюционной точки зрения на этот вопрос попытался ответить немецкий философ и натуралист Карл Гроос. В 1898 году в книге «Игра животных» он предположил, что игра возникла в результате естественного отбора — как способ научиться навыкам, необходимым для выживания и размножения.

Теория игры Грооса объясняет, почему молодые животные играют больше, чем взрослые (им еще надо многому научиться), и почему чем меньше выживание животного зависит от инстинктов и чем больше — от навыков, тем чаще оно играет. В значительной степени предсказать, во что животное будет играть в детстве, можно исходя из того, какие умения ему понадобятся для выживания и размножения: львята бегают друг за другом или крадутся за партнером, чтобы потом неожиданно на него наброситься, а жеребята зебры учатся убегать и обманывать ожидания противника.

Следующей книгой Грооса стала «Игра человека» (1901 год), в которой его гипотеза распространялась на людей. Люди играют больше всех остальных животных. Человеческие дети, в отличие от детенышей других видов, должны выучиться множеству вещей, связанных с культурой, в которой им предстоит жить. Поэтому, благодаря естественному отбору, дети играют не только в то, что нужно уметь вообще всем людям (скажем, ходить на двух ногах или бегать), но и навыкам, необходимым представителям именно их культуры (например, стрелять, пускать стрелы или пасти скот).

Основываясь на работах Грооса, я опросил десять антропологов, которые в общей сложности изучили семь различных охотничье-собирательских культур на трех континентах. Выяснилось, что у охотников и собирателей нет ничего похожего на школу — они считают, что дети учатся, наблюдая, исследуя и играя. Отвечая на мой вопрос «Сколько времени в изученном вами обществе дети проводят за игрой?», антропологи в один голос ответили: практически все время, когда не спят, начиная примерно с четырех лет (с этого возраста их считают достаточно ответственными, чтобы оставаться без взрослых) и заканчивая 15−19 годами (когда они по собственной воле начинают брать на себя какие-то взрослые обязанности).

Мальчики играют в выслеживание и охоту. Вместе с девочками они играют в поиск и выкапывание съедобных корешков, в лазанье по деревьям, приготовление еды, строительство хижин, долбленных каноэ и прочих вещей, значимых для их культур. Играя, они спорят и обсуждают проблемы — в том числе те, о которых услышали от взрослых. Они делают музыкальные инструменты и играют на них, танцуют традиционные танцы и поют традиционные песни — а иногда, отталкиваясь от традиции, придумывают что-то свое. Маленькие дети играют с опасными вещами, например с ножом или огнем, потому что «как же они иначе научатся ими пользоваться?». Все это и многое другое они делают не потому, что кто-то из взрослых их к этому подталкивает, им просто весело в это играть.

Игра является лучшим способом приобретения социальных навыков. Причина — в ее добровольности. Игроки всегда могут выйти из игры — и делают это, если им не нравится играть. Поэтому целью каждого, кто хочет продолжить игру, является удовлетворение не только своих, но и чужих потребностей и желаний. Чтобы получать от социальной игры удовольствие, человек должен быть настойчивым, но не слишком авторитарным. И надо сказать, это касается и социальной жизни в целом.

Понаблюдайте за любой группой играющих детей. Вы увидите, что они постоянно договариваются и ищут компромиссы. Дошкольники, играющие в «семью», большую часть времени решают, кто будет мамой, кто ребенком, кто что может взять и каким образом будет строиться драматургия. Или возьмите разновозрастную компанию, играющую во дворе в бейсбол. Правила устанавливают дети, а не внешняя власть — тренеры или арбитры. Игроки должны сами разбиться на команды, решить, что честно, а что нет, и взаимодействовать с командой противника. Всем важнее продолжить игру и получить от нее удовольствие, чем выиграть.

Я не хочу чрезмерно идеализировать детей. Среди них встречаются хулиганы. Но антропологи говорят о практически полном отсутствии хулиганства и доминирующего поведения среди охотников и собирателей. У них нет вождей, нет иерархии власти. Они вынуждены всем делиться и постоянно взаимодействовать друг с другом, потому что это необходимо для выживания.

Ученые, которые занимаются играми животных, утверждают, что одна из главных целей игры — научиться эмоционально и физически справляться с опасностями. Молодые млекопитающие во время игры снова и снова ставят себя в умеренно опасные и не слишком страшные ситуации. Детеныши одних видов неуклюже подпрыгивают, усложняя себе приземление, детеныши других бегают по краю обрыва, на опасной высоте перескакивают с ветки на ветку или борются друг с другом, по очереди оказываясь в уязвимой позиции.

Человеческие дети, предоставленные сами себе, делают то же самое. Они постепенно, шаг за шагом, подходят к самому сильному страху, который могут выдержать. Делать это ребенок может только сам, его ни в коем случае нельзя заставлять или подстрекать — вынуждать человека переживать страх, к которому он не готов, жестоко. Но именно так поступают учителя физкультуры, когда требуют, чтобы все дети в классе забирались по канату к потолку или прыгали через козла. При такой постановке задачи единственным результатом может быть паника или чувство стыда, которые лишь уменьшают способность справляться со страхом.

Кроме того, играя, дети испытывают злость. Вызвать ее может случайный или намеренный толчок, дразнилка или собственная неспособность настоять на своем. Но дети, которые хотят продолжить игру, знают, что злость можно контролировать, что ее нужно не выпускать наружу, а конструктивно использовать для защиты своих интересов. По некоторым свидетельствам, молодые животные других видов тоже учатся регулировать злость и агрессию с помощью социальной игры.

В школе взрослые несут за детей ответственность, принимают за них решения и разбираются с их проблемами. В игре дети делают это сами. Для ребенка игра — это опыт взрослости: так они учатся контролировать свое поведение и нести за себя ответственность. Лишая детей игр, мы формируем зависимых людей и людей с комплексом жертвы, живущих с ощущением, что кто-то облеченный властью должен говорить им, что делать.

В одном из экспериментов детенышам обезьян позволяли участвовать в любых социальных взаимодействиях, кроме игр. В результате они превращались в эмоционально искалеченных взрослых. Оказавшись в не очень опасной, но незнакомой среде, они в ужасе замирали, не в силах преодолеть страх, чтобы осмотреться. Столкнувшись с незнакомым животным своего вида, они либо сжимались от страха, либо нападали, либо делали и то, и другое — даже если в этом не было никакого практического смысла.

В отличие от подопытных обезьян, современные дети пока что играют друг с другом, но уже меньше, чем люди, которые росли 60 лет назад, и несопоставимо меньше, чем дети в обществах охотников и собирателей. Думаю, мы уже можем видеть результаты. И они говорят нам о том, что может быть пора что-то изменить?

Перевод Ирины Калитеевской
Источник: esquire.ru
Поделись
с друзьями!
1987
7
65
17 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!