«Нет, вы не знаете». Теплая зимняя поэзия

Иллюстрация Лии Селиной

Нет, вы не знаете.
Нет, вы не слышали.
Снег - не вода, что замерзла над крышами;
не непогода,
не зимний трофей.
Снег - это тысячи маленьких фей.

Нет, вы не знаете,
нет, вы не видели -
феи похожи на бабочек издали:
милые крошки,
хрустальные ножки,
белого цвета стучат босоножки.
Ночью, украдкой, седлая карету - феи несутся по белому свету!..
Вы не услышали
(спали, наверное) -
осень сбежала капризная, скверная.
Парки смутились и в пасмурный вечер
прятали
голые руки
и
плечи.
Ели баюкали зимнюю стужу
и
примеряли наряды из кружев...

Вы не увидели -
ночь была темная:
феи, смеясь, танцевали под кленами;
в платьях,
похожих
на
светлые тучки;
крепко держались
за
тонкие ручки...

Алёна Васильченко
Поделись
с друзьями!
539
1
7
4 дня

«Незаметный человечек». Проникновенные стихи.


Там, где в хлопьях снега соль
На земле увечья лечит,
Незаметный человечек
Выбирает канифоль.

Поднимает свой смычок
И вздымаются пылинки.
На волнах ноктюрна Глинки
Не расслышится щелчок.

Дверь раскроет и войдёт
Снег. А, вслед за снегом, души,
Те, кого несчастья душат.
Те, кого печаль ведёт.

В полукружье снежных нот
Заструится радость в окна.
Снег растает, пол промокнет,
Человек за дверь шагнет.

Пальцы выпустят смычок,
Тёплый ветер лужи слижет.
Там, где радость жизнью движет,
Не расслышится щелчок.

Даже в целом мире боль
Музыку не изувечит.
Незаметный человечек,
Как прекрасна твоя роль!

Марина Линда

Незаметный человечек
Поделись
с друзьями!
686
17
28
1 месяц

Зимние стихи о любви


Её песни


Не в земной темнице душной
Я гублю.
Душу вверь ладье воздушной —
Кораблю.
Ты пойми душой послушной,
Что люблю.

Взор твой ясный к выси звездной
Обрати.
И в руке твой меч железный
Опусти.
Сердце с дрожью бесполезной
Укроти.
Вихри снежные над бездной
Закрути.

Рукавом моих метелей
Задушу.
Серебром моих веселий
Оглушу.
На воздушной карусели
Закружу.
Пряжей спутанной кудели
Обовью.
Легкой брагой снежных хмелей
Напою.

Александр Блок


Музыка твоих шагов...


Музыка твоих шагов
В тишине лесных снегов,

И, как медленная тень,
Ты сошла в морозный день.

Глубока, как ночь, зима,
Снег висит как бахрома.

Ворон на своем суку
Много видел на веку.

А встающая волна
Набегающего сна

Вдохновенно разобьет
Молодой и тонкий лед,

Тонкий лед моей души —
Созревающий в тиши.

О. Мандельштам


Моей любви негромкие слова


Представь себе: такое вдруг случается,
Чему поверить можно лишь едва.
Представь себе: в снежинки превращаются
В моей любви негромкие слова.

И уплывут снежинки эти чистые,
В них растворится неба синева.
И заблестят капелью золотистою
Моей любви негромкие слова.

Они в саду прикинутся черешнями,
Прошепчет им доверчиво листва.
И зазвучат слышнее грома вешнего
Моей любви негромкие слова.

Представь себе, что всё ещё исполнится,
Что вновь душа надеждою жива.
И вспыхнут ночью ярким светом солнечным
Моей любви негромкие слова.

Б. Дубровин


Зимняя ночь


Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол,
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Борис Пастернак


Зимняя сказка


Метелица, как медведица,
Весь вечер буянит зло,
То воет внизу под лестницей,
То лапой скребет стекло.

Дома под ветром сутулятся,
Плывут в молоке огоньки,
Стоят постовые на улицах,
Как белые снеговики.

Сугробы выгнули спины,
Пушистые, как из ваты,
И жмутся к домам машины,
Как зябнущие щенята.

Кружится ветер белый,
Посвистывает на бегу...
Мне нужно заняться делом,
А я никак не могу.

Приемник бурчит бессвязно,
В доме прохладней к ночи,
Чайник мурлычет важно,
А закипать не хочет.

Все в мире сейчас загадочно,
Все будто летит куда-то,
Метельно, красиво, сказочно...
А сказкам я верю свято.

Сказка... мечта-полуночница...
Но где ее взять? Откуда?
А сердцу так чуда хочется,
Пусть маленького, но чуда!

До боли хочется верить,
Что сбудутся вдруг мечты,
Сквозь вьюгу звонок у двери –
И вот на пороге ты!

Трепетная, смущенная,
Снится или не снится?!
Снегом запорошенная,
Звездочки на ресницах...

– Не ждал меня? Скажешь, дурочка?
А я вот явилась... Можно? –
Сказка моя! Снегурочка!
Чудо мое невозможное!

Нет больше зимней ночи!
Сердцу хмельно и ярко!
Весело чай клокочет,
В доме, как в пекле, жарко...

Довольно! Хватит! Не буду!
Полночь... гудят провода...
Гаснут огни повсюду.
Я знаю: сбывается чудо,
Да только вот не всегда...



Метелица как медведица,
Косматая голова.
А сердцу все-таки верится
В несбыточные слова:

– Не ждал меня? Скажешь, дурочка?
Полночь гудит тревожная...
Где ты, моя Снегурочка,
Сказка моя невозможная?..

Эдуард Асадов


И опять снега бессонные,
жаркие - в проем окна.
И опять глаза влюбленные
И прозрачные до дна.

Две свечи неопалимые -
Сочетанье душ и дум.
Ночи льдинные и длинные.
Дом в завъюженном саду.

Говори да отговаривай, -
Сладкой негой на губах, -
Всюду кружевное марево -
Сходит белая крупа.

Все равно на этом шарике
Нам иного места нет.
Лунный лик да очи карие,
Притяженье двух планет.

Светлана Скорик


Зимнее утро


Мороз и солнце, день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный,-
Пора, красавица, проснись:
Отркрой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись!

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,
На мутном небе мгла носилась;
Луна, как бледное пятно,
Сквозь тучи мрачные желтела,
И ты печальная сидела —
А нынче… погляди в окно:

Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
И речка подо льдом блестит.

Вся комната янтарным блеском
Озарена. Веселым треском
Трещит затопленная печь.
Приятно думать у лежанки.
Но знаешь: не велеть ли в санки
Кобылку бурую запречь?

Скользя по утреннему снегу,
Друг милый, предадимся бегу
Нетерпеливого коня
И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня.

Александр Пушкин
Поделись
с друзьями!
946
2
20
10 месяцев

А за окном пушистый белый снег...


А за окном пушистый белый снег –
Предвестник долгожданных перемен…
Он радует людей сегодня всех,
Кто так устал от быта и проблем.

И отодвинув шторы невзначай,
Вдруг улыбнулась грустная душа.
Ты слышишь, небо, снег не выключай!
Зима сегодня слишком хороша!

И, улыбаясь снегу, брёл старик
Своей знакомой улочкой, домой.
Он радоваться снегу так отвык,
А вот сейчас, как будто молодой…

А рядом лепит девочка снежки
И слышится весёлый детский смех…
Снежинки, как от Бога маячки,
Чтоб снова стал светлее человек…

Чтоб мы опять смотрели в небеса
И верили, как в детстве, сердцем всем,
Не в курс валют, а в счастье, в чудеса,
Чтоб отдохнули от «вконтакте» стен…

Снежинки ловит дружно вся семья –
Жена и муж, и двое сыновей…
В окно на счастье их смотрела я
И становился мир вокруг светлей.

А девушка в обнимку с пареньком
Вдыхала сердцем первую любовь.
Казалось им волшебным всё кругом.
Зима вдруг стала сказочной такой…

Всё потому что мира красота
Не с внешней стороны – а здесь… внутри.
Когда в душе любовь и теплота,
То как прекрасен белый снег, смотри…

Ирина Самарина-Лабиринт
Поделись
с друзьями!
983
5
11
11 месяцев

Новый год в ваших руках!


Одна женщина думала, с кем ей встречать Новый год – с Анатолием или телевизором. Телевизор победил, поскольку вчистую проиграл Анатолию по занудству.

Перед Новым годом времени в обрез – отчеты, залатывание дыр, по магазинам бегать некогда, – и женщина заказала в Интернете корзину продуктов: конфеты, шампанское, фрукты, нарезка всякая, бонусом от фирмы крохотная елочка.

Тридцать первого, в начале седьмого, домофон объявил о прибытии курьера. Женщина подождала пять минут, десять – ну сколько еще нужно, чтоб дойти до четвертого этажа, – не выдержала, оделась и спустилась вниз.

Дверь в подъезд была распахнута, а на крыльце стояла корзина и сидел курьер, мужик лет тридцати пяти. В ответ на напоминание о слогане «От прилавка до двери – мигом!» замахал руками и заорал: вы специально крыльцо не чистите, да?! Чтоб веселей было?! Лед сплошной! Грохнулся, голеностоп потянул, хорошо, не сломал!

Женщина сказала, если дворник не чистит, обращайтесь в ЖЭС, а она-то при чем, каждый должен заниматься своим делом.

А курьер сказал, когда на его крыльце снег-лед, а дворник в нетях, то он сам берет лопату, наводит порядок и не ждет вмешательства высших сил, и, что интересно, руки от непосильного труда не отваливаются.

А женщина сказала, что счастлива видеть такую сознательность, до свиданья, и, уже закрывая дверь, увидела, как курьер на одной ноге пытается спуститься с крыльца. Женщина посмотрела, как он прыгает подстреленным воробьем, неожиданно для самой себя развернулась и сказала:

– Вы не сможете вести машину. Подождите, я помогу. Что вы уставились, я пятнадцать лет за рулем!

– Вам нечем заняться? Имейте в виду, у меня еще пять заказов, часа на три.

– Да, нечем, но вам-то какое дело, – сказала женщина. – Поставлю свою корзину на заднее сиденье, напомните потом, чтоб забрала.

Машина оказалась новой «хондой».

– Как, однако, выросло благосостояние курьеров. Может, и мне бросить все, к вам податься?

– У нас конкуренция, вам не светит. Артем.

– Мария.

И они отвезли плюшевого тигра на 3-ю Поселковую – мальчику Феде от бабушки Эммы из Ванкувера (ура! бабуля не обманула!), и большой мягкий пакет на Севастопольскую – пожилой паре от племянницы Иры с семьей (зачем же они так тратились?), и три толстых книги на французском в самый конец Логойского тракта – профессору Климовскому от бывшего студента Олега (не ожидал, никак не ожидал), и букет бело-розовых хризантем на Седых – девушке Ассоль от неизвестно кого (ой! это Юрка! точно, Юрка!), и красивую тяжелую коробку на Жасминовую – Елене Викторовне от Костюкевича И. (нет-нет, я не плачу, я просто счастлива!).

– Ого, десять часов, спасибо, выручили, – сказал Артем. – Раз вы нынче добрая самаритянка, доставьте меня домой, тут рядом, машина пусть у вас во дворе постоит, завтра пришлю за ней. Один курьер заболел, у второго жена рожает, остальные – дай бог, чтоб свое развести успели; пришлось самому.

– Хорошо, – сказала Мария, – отвезу, семья, наверно, отчаялась вас дождаться.

– Из семьи у меня кот, вряд ли он все глаза выплакал, вот сюда, налево.

Шел тихий снег, за домами бабахал фейерверк, на лавочке под фонарем сидела старушка с палочкой.

– Бабушка, почему вы тут сидите, вам плохо?

– Что ты, деточка, не волнуйся, вышла на воздух, от телевизора глаза болят, посижу, на людей посмотрю.

– Бабушка, вы из какой квартиры? Из семнадцатой? А звать вас как? Антонина Петровна? А фамилия? Егорова? О, мне повезло, искать не надо, я из службы доставки, вам кто-то прислал подарок – не знаю, кто именно, но точно вам, Егоровой Антонине Петровне, квартира семнадцать. Вот, тут продукты всякие, конфеты, вот елочка еще. Сами донесете? Нет-нет, не ошиблась, что вы, у нас строго, у нас не перепутаешь.

Старушка сняла варежку, дотронулась рукой до елочки.

– Сыночек мой, столько лет ни письма, ни открытки, не мастер писать, а помнит. Знала я, что не забыл, знала, деточка, это от сыночка моего, не забыл. Стой, деточка, дай угощу тебя чем-нибудь, стой, от молодые, все бегом...

PS. Давайте не забывать делать друг другу пусть небольшие, но приятные подарки. У Деда Мороза ноги не казенные, а вдруг он не успевает ко всем прийти? Так почему бы ему не помочь?
Источник: Наталья Волнистая
Поделись
с друзьями!
1462
1
26
11 месяцев

Удивительная снежная зима простым карандашом


Гурам Николаевич Доленджашвили (род. 9 марта 1943, Кутаиси) — советский и грузинский художник, график. Заслуженный художник Грузии. Почётный академик Российской академии художеств. Пишет на бумаге большого формата почти не видными глазу штрихами графитного карандаша.

Утончённый реализм, изящная графика, десятки тысяч параллельных коротких штрихов. Этого человека называют «художником зимы», «романтиком Имеретии», «блистательным мастером тишины». На всех его выставках рядом с картинами висит табличка с надписью «не продаётся». Заслуженный художник Грузии, почётный академик Российской Академии Художеств Гурам Николаевич Доленджашвили умеет создавать снег не хуже, чем матушка-природа.


Невесомые карандашные полоски покрывают бумагу, словно тончайший шёлковый шарф. Игра света и тени, бликов и объёма бросает вызов даже самому избалованному глазу. На картинах художника пушистый снег словно флиртует с лёгкими облаками, а нежные сумерки будто заботливо присматривают за ними. Кажется, что протянешь руку, и пальцы обожжёт приятный холод. Но обожжёт ласково.

Почему художник так любит именно снег? Прелюдия к этой истории любви произошла много-много лет назад в самолёте.

«Когда я летел в самолёте на Север […], увидел, как свет смыкается с тьмой, день — с полярной ночью. Там передо мной предстали настоящие снега, и мне захотелось делать большие листы, где было бы много снега и неба», – рассказал Гурам Николаевич.



Художник родился в Западной Грузии в 1943 году. Своему родному краю – Имеретии – он посвятил целый цикл картин. Кстати, на одной из выставок некий миллионер хотел купить серию «Имеретинская зима» за любые деньги, но получил твёрдый отказ.

«В Имеретии снег – редкость. Я люблю смотреть на него, снег очищает и успокаивает», – признаётся автор.

А ещё он очень любит рисовать под классическую музыку. Критики называют его картины «снежной рапсодией». У Гурама даже есть «музыкальная мечта» – написать произведение к «Ночной серенаде» Шуберта.

Рисует «мэтр графики» с раннего возраста. Ещё в детском саду мальчику дали карандаш и альбом, и больше он с не расставался с этими предметами. Впрочем, в юности пробовал писать маслом, но понял, что душа лежит к карандашу. Серая гамма богата самыми разнообразными оттенками и тонами. Нужно лишь всё время находиться в напряжении, чтобы не потерять нужное соотношение света и тени.












Поделись
с друзьями!
1730
3
49
11 месяцев

Вези меня, ледянка, в детство...


Вези меня, ледянка, в детство,
Где мне совсем не больно падать,
Где «Чур» от всех напастей средство,
Где каждая снежинка — радость…

Где папа — молодой и сильный,
Где плакать хочется без мамы,
Где лес и розовый, и синий,
И Дед Мороз такой румяный…

Где ничего вкусней сосульки,
Где сам себе игрушки клеишь,
Где каша манная в кастрюльке
Где апельсин, когда болеешь.

Где горькая микстура в ложке,
Где с пенкой молоко в стакане,
Где в плед завернутая кошка,
Где тетя Валя на экране.

Где счастье — если мама дома,
Где горе — если спать ложиться,
И ничего ценней альбома,
И ничего страшнее «Мыться!»

Где мандарины пахнут ёлкой,
Где под столами новоселье,
Где нос кусает шарфик колкий,
Где угол — плата за веселье…

Где примерзают руки к санкам
И где еще не стыдно плакать…
Вези меня вперед, ледянка!
Ты знаешь, я умею падать!!!

Л. Сердечная
Поделись
с друзьями!
865
3
8
11 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!