Как древние славяне выбирали имена своим детям

Сегодня родители выбирают детям имена, ориентируясь на собственный вкус, а порой на моду. В древней Руси к этому относились гораздо серьезнее. Имя имело огромное значение и хранило в себе много ценной информации. Сегодня вряд ли можно представить себе, что мальчика назвали Иван-Квашня, Упырь или Грязной, а девочку Нежата. И это делалось специально, а не для того, чтобы как-то обидеть человека. Большое влияние оказывали обычаи и суеверия. Хотя, такое понятие, как династийные имена существует и поныне, во многих семьях придерживаются этого принципа. Читайте, как по имени можно было многое узнать о человеке и как возникали привычные сегодня фамилии.


Владимир миром владеет, а Людмила всем мила


В имени мог заключаться тайный смысл, который становится понятен при внимательном прочтении, к примеру, Владимир — миром владеющий. /Фото: comboplayer.ru

В истинно славянских именах очень часто имелись такие корни как «миро», «остро», «рад», «тверди», «нег», «стани», «слав», «вяче», «свято», «волод», «люб». Если прочитать их вслух, то в памяти сразу всплывут знакомые, друзья, актеры, писатели, художники.

У славянских народов были популярны различные имена. Например, у сербов широко использовался корень «мил» — стоит вспомнить Милену, Милоша, Малицу. У русских —«волод» и «влад», отсюда Всеволоды и Владимиры. Интуитивно понятен смысл, который вкладывался в имя. Людмила — женщина, которая мила людям, а Владимир — мужчина, который владеет миром. Кстати, известные древние имена Ольга, Олег и Игорь, кажущиеся исконно русскими, имеют в реальности скандинавское происхождение.

Имена для наследников: династические


Ярослав Мудрый дал сыну своему имя в честь отца своего, Владимира. /Фото: ic.pics.livejournal.com

На Руси люди из высших слоев чаше всего носили красивые, благозвучные имена, целью которых было подчеркивание хороших качеств. Достаточно вспомнить князей русских — Ярослава и Вячеслава, Владимира и Всеволода. Когда выбиралось имя для потомка какой-то княжеской династии, следовало сохранить память о предке. В случае если человек уже умер, то имя использовалось полностью, а если же был жив-здоров, то брали частичку. К примеру, если у Ярослава рождались дети и в момент их появления на свет он был жив, то в их имени был корень «слав» — Святослав, Вячеслав, Изяслав.

Как и сегодня, многие дети получали имена в честь предков. Яркий пример — сын Ярослава Мудрого, Владимир. По мнениям исследователей, на Руси верили, что душа деда или прадеда могла перейти к внуку или правнуку, если того называли таким же именем. Для знатных людей, князей, имя означало принадлежность к династии, роду, и давало право наследовать богатство родителей.

Квашня да Шевкун – странные прозвища


Имена отражали род занятий: в семье рыбака могли жить Карась и Щука. /Фото: i.pinimg.com

В древности очень часто имя шло «в комплекте» с прозвищем. Это была возможность отразить особенности внешности и характера человека, его индивидуальность. К примеру, Квашня — полный, неповоротливый ребенок, Прокуда — хулиган и непоседа, Голован — ребенок, у которого была большая голова, Шевкун — человек, говорящий невнятно. Бывали прозвища, связанные с профессией. В семье рыбаков могли быть Лещи, Караси, Окуни и Щуки. Нередко прозвище так прилипало к носителю, что о его настоящем имени просто забывали. Надо отметить, что старинные прозвища были меткими, яркими и несли в себе концентрированную информацию.

Имена-обереги, Волки да Лоси


Если ребенок был проказлив, подвижен, то ему могли дать имя Прокуда. /Фото: nlo-mir.ru

На Руси у человека могло быть несколько имен, в том числе и так называемые имена-обереги. Так как многим животным приписывались сверхъестественные способности, то их названия использовали в качестве имен. Например, Медведь — мощь и сила, Волк — удачливость в охоте и бесстрашие. Ребенка с таким именем не должен был тронуть ни один хищник. Заяц и Воробей отражали идеи плодородия. В дальнейшем от подобных имен произошли привычные сегодня фамилии (Волков, Воробьев, Зайцев и так далее).

Чтобы надежно защитить ребенка от сглаза и порчи, существовали особые имена, способные, по мнению народа, сбить с толку нечистую силу. Найден, Ненаш, Неждан, Приемыш — называя так малыша, родители условно отказывались от него, обесценивая тем самым все попытки нечисти навредить. Не наш ребенок, чего за него переживать. Могли даже придумать какой-то недостаток и сделать из него имя. Для того, чтобы злым духам малыш стал неинтересен, его называли Упырем, Бессоном, Некрасом, Грязным, Нелюбом, Немытым. Понятно, что и созвучные фамилии пошли именно отсюда.

Но не всем детям приходилось так защищаться от нечисти. Иногда наоборот, положительные качества подчеркивались, чтобы привлечь удачу: девочка Нежата (нежность) и мальчик Любим часто бегали по старинным деревням.

Уменьшительные варианты даже для богатырей


Уменьшительные имена носили даже взрослые и очень сильные люди. /Фото: aria-art.ru

На Руси часто использовались уменьшительные имена. Порой их даже сочетали с отчеством. Достаточно вспомнить русских богатырей — Алешу (Алексея) Поповича и Добрыню (Добромира или Доброслава).

Когда было принято христианство, на Руси появились новые имена. Речь о Романе и Георгии, Василии и Давиде, они быстро завоевали популярность и были позаимствованы в основном у римлян и греков. Сегодня самыми модными именами славянского происхождения остаются привычные слуху Вячеслав, Ярослав и Владимир.

Вряд ли в настоящее время можно встретить человека, которого зовут Мороз или Зима, Вешняк или Метелица. А раньше это было нередким явлением — родился зимой, будешь Зимой, в день рождения мела метель — станешь Метелицей. Какой простор для фантазии!

Итак, в старой Руси люди часто имели по несколько имен, и у каждого была своя функция: хранение информации о человеке, отражение связи с предками, защита от злых сил.
Источник: kulturologia.ru
Поделись
с друзьями!
841
5
31
23 дня

Зачем на Руси "перепекали" детей?

Помните злую Бабу-Ягу, которая сажала Иванушку на лопату и отправляла в печь? На самом деле – это отголосок старинного обряда «перепекания ребенка», который, несмотря на свою древность, был очень живуч и в иных местах сохранялся вплоть до XX века, а то и дольше...

Помимо записей этнографов и историков, сохранились и литературные упоминания об этом действе, которое было весьма распространено у наших предков. Например, ему подвергался в детстве Гаврила Романович Державин, по свидетельству В.Ходасевича, оставившего нам жизнеописание классика. Правда, процедурные подробности там не указываются.

Итак, «перепекание ребенка» – древний обряд. В одних местах к нему прибегали в случае рождения недоношенного, хилого младенца, при наличии рахита («собачьей старости»), атрофии и прочих недугов. В других – отправляли в печь всех подряд новорожденных. ЗАЧЕМ? — Вот об этом и поговорим.

Считалось, что если ребенок появился на свет раньше времени, если он слаб или болен, то это значит, что «не дозрел» в материнском чреве. А раз так, то нужно довести его до «нужной кондиции» с тем, чтобы он не только выжил, но и обрел необходимые жизненные силы.

Печь в традиции древних славян представляла собой своего рода отражение вселенной как триединого мира: небесного, земного и загробного, равно как и место общения с предками. Поэтому к ее помощи обращались, чтобы спасти недужное дитя.

При этом уподобляли рождение ребенка выпечке хлеба, а потому в классическом варианте «перепекания» младенца предварительно обмазывали ржаным (и только ржаным) тестом, оставляя свободными от него только рот и ноздри. Тесто, к слову сказать, тоже было не простое, а на воде, принесенной на рассвете из трех колодцев, желательно – бабкой-знахаркой.

Обмазанное тестом дитятко укладывали на хлебную лопату, привязывали к ней и трижды отправляли на короткое время в теплую (не горячую!) печь, в которой нет огня. В одних местах это поручалось бабушке-повитухе, в других – самой матери, в третьих – самой старой женщине в селении.

Никогда перепекание не проводилось в одиночку и всегда сопровождалось особыми речами. Но если бабушке-повитухе (при которой состояла помощница, чтобы снять ребенка с лопаты), достаточно было побормотать что-нибудь вроде: «Припекись, припекись, собачья старость», то в других случаях предполагался обязательный диалог участниц процесса.

Смысл его заключался не только в произносимых словах-иносказаниях, но и поддерживал ритм, в котором надо было отправлять и возвращать из печи ребенка, чтобы он не задохнулся. Например, если по ритуалу полагалось действовать лопатой матери, то у дверей могла стоять свекровь.

Входя в дом, она спрашивала: «Что ты делаешь»? Невестка отвечала: «Хлеб пеку» — и с этими словами двигала лопату в печь. Свекровь говорила: «Ну, пеки, пеки, да не перепеки» и выходила за дверь, а родительница доставала лопату из печи.

Аналогичный диалог мог происходить с женщиной, которая, трижды обойдя избу по ходу солнца, вставала под окно и проводила ту же беседу. Кстати, иногда под окном вставала мать, а у печки орудовала знахарка.

Существует детальное описание обряда «запекания» ребенка от сухотки, сделанное одним из дореволюционных бытописателей, которое завершается «продажей» ребенка, причем знахарка забирает его на ночь, а затем возвращает матери.

«В глухую полночь, когда печь простынет, одна из баб остается с ребенком в избе, а знахарка выходит во двор. Окно в хате должно быть открыто, а в комнате темно. – Кто у тебя, кума, в избе? спрашивает со двора знахарка – Я, кума – (называет себя по имени) – Более никого? продолжает спрашивать первая – Не одна, кумушка, ох не одна; а прицепилась ко мне горе-горькое, сухотка поганая – Так ты ее, кума, выкинь ко мне! советует знахарка – Рада бы бросить да не могу, слышится из избы – Да почему? – Если выкину ее поганую, то и дите-чадо придется выкинуть: она у нем сидит – Да ты его, дите-то, запеки в печь, она и выйдет из него, слышится совет кумы».

После этого ребенка кладут на лопату для выпечки хлеба и помещают в печь. Знахарка, бывшая во дворе, обегает вокруг дома и, заглянув в окно, спрашивает: « – А что ты, кума, делаешь? – Сухотку запекаю <…> – А ты, кума, смотри, не запекла бы и Ваньку – А чтож? – отвечает баба, – и Ваньку не пожалею, лишь бы ее, лиходейку, изжить. – Ее запекай, а Ваньку мне продай».

Затем знахарка передает в окно три копейки, а мать из хаты подает ей на лопате дитя. Это повторяется трижды, знахарка, обежав хату и каждый раз через окно возвращая ребенка матери, ссылается на то, что он «тяжеловат». «Ничего здорова, донесешь» – отвечает та и снова передает на лопате дитя. После этого знахарка уносит ребенка домой, где он и ночует, а утром возвращает его матери.

Этот древнейший обряд был широко распространен у многих народов Восточной Европы, как славянских, так и неславянских, бытовал у народов Поволжья – мордвы, чувашей. Сажание в печь ребёнка, как средство народной медицины, широко использовали многие европейские народы: поляки, словаки, румыны, венгры, литовцы, немцы.

Дореволюционный этнограф и краевед В.К. Магницкий в своей работе «Материалы к объяснению старой чувашской веры» пишет: «Вот как, например, лечили они детское худосочие. Больного ребенка клали на лопату, покрытую слоем теста, а затем закрывали его сверху тестом, оставляя лишь отверстие для рта. После этого знахарь три раза просовывал ребёнка в печь поверх горящих углей». Затем, со­гласно исследованию другого этнографа П.В. Денисова, ребенка «сбрасывали с лопаты сквозь хомут к порогу, где собака съедала покрывавшее ребёнка тесто». Во время всей этой процедуры читала ряд наговоров.

Вариантов обряда перепекания было много. Иногда ребенка обмазывали тестом, лопату с ним проносили над тлеющими углями или сажали в остывшую печь. Но было у всех и общее: обязательно на хлебной лопате и в печь, как символ огня. Возможно, в этой языческой процедуре следует видеть отголоски одного из древнейших обрядов – очищение огнем.

А вообще, эта похоже на некую закалку (горячо-холодно), которая мобилизует организм на борьбу с болезнью. Согласно свидетельству старожилов, к методу «перепекания» прибегали в очень крайних случаях, после этого младенец должен был или умереть, или выздороветь.

Случалось, что ребёнок умирал, когда его еще не успевали отвязать от лопаты. При этом свекровь на плач снохи говорила: «Знать, ему не жить, а кабы перенес, так стал бы, знаешь какой крепкий после этого»…

Следует отметить, что обряд «перепекания» возродился в советское время. По воспоминаниям жителя села Ольховки В.И. Валеева (1928 г.р.), «перепекали» и его младшего брата Николая. Произошло это летом 1942 года. Брат его был не только худосочен, но к тому же криклив и капризен. Врачей в селе не было.

Собравшийся «консилиум» из бабушек поставил диагноз: «На нем – сушец». Назначен был единодушно и курс лечения: «Перепекать». По словам Валеева, его мать посадила брата (ему шел шестой месяц) на широкую деревянную лопату и несколько раз «сажала» Николая в печь. Правда, печь уже основательно остыла. А в это время свекровь бегала кругом избы, заглядывала в окна, стучала в них и несколько раз спрашивала: «Баба, баба, что печешь?». На что сноха неизменно отвечала: «Сушец пеку».

По мнению Владимира Ионовича, его брата лечили от худосочия. До сих пор Николай здравствует, чувствует себя прекрасно, ему более 60 лет.

ЗАЧЕМ ЖЕ ВСПОМИНАТЬ «СТАРИНУ СЕДУЮ»? А помните, как в сказке гуси-лебеди прекратили погоню за детьми только после того, как те забрались в печку? Печка может быть условной… Ведь сам процесс перепекания был не только медицинской процедурой, но и в не меньшей степени – символической.

Таким образом, помещение ребенка в печь, помимо сжигания болез­ни, могло символизировать одновременно:
– повторное «выпекание» ребенка, уподобленного хлебу, в печи, являющейся обычным местом выпечки хлеба и одновременно символизирующей женское чрево;
– символическое «допекание» ребенка, «не долеченного» в материнской утробе;
– временное возвращение ребенка в материнское чрево, символизируе­мое печью, и его второе рождение;
– временную смерть ребенка, его пребывание в ином мире, символизи­руемом печью, и возвращение в этот мир.

...Вот так, добропорядочную знахарку Бабу-Ягу сказочники превратили в кровожадную злодейку, пекущую в печи детишек...

Автор: Валентина Пономарева
(по материалам этнографических экспедиций)
Поделись
с друзьями!
8668
14
355
66 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!