Философия трансгуманизма: цели, задачи и проблемы

Что подразумевается под термином «трансгуманизм» и к чему он может привести: станут ли реальностью вечное счастье, бессмертие и неограниченные возможности человека? На эти и некоторые другие вопросы мы попытаемся дать ответ в нашей статье.


Что такое трансгуманизм?



Трансгуманизм является современным философским движением, основанном на предположении, что человек – это не заключительное звено эволюции, и, следовательно, он способен совершенствоваться до бесконечности. Сторонники этого движения уверены, что вполне реально устранить такие вещи как смерть и старение, многократно повысить физический и умственный потенциал. Для этого необходимо сосредоточить все силы на изучении научных достижений, перспектив и потенциальных опасностей технологий, науки, творчества и прочих способов, благодаря которым можно будет ступить за пределы фундаментальных возможностей человека. Появилось это философское движение в середине 20 века, и его история достаточно интересна. Рассказывать обо всем мы не будем, а укажем лишь на основные вехи.

Краткая история трансгуманизма


Корни термина «трансгуманизм» тянутся к давним временам. Первым, кто его употребил, был итальянский мыслитель, поэт и богослов Данте Алигьери (произведение «Божественная комедия»). Однако более современный смысл, который нам и нужен, это понятие приобрело лишь в 1957 году. Тогда известный эволюционист и биолог Джулиан Хаксли говорил о трансгуманизме, как о стремлении человека к самосовершенствованию с целью овладения новыми способностями и навыками (можете почитать его эссе «Новые бутылки для нового вина»). Но заметим, что еще в 1927 году в книге «Религия без апокалипсиса» Хаксли тоже употреблял этот термин.

Позже, в 1966 году ирано-американский футурист Ферейдун М. Эсфендиари (известен также под именем FM-2030) говорил о трансгуманистах, как о людях с особым мировоззрением и ведущих своеобразный стиль жизни, который направлен на самосовершенствование. Трансгуманисты, согласно ему, применяют новейшие научные и технические достижения, чтобы перейти к «постчеловеку» – существу с принципиально новыми возможностями (понятия «трансгуманизм» и «постчеловечество» часто употребляются совместно).

В 1980-х годах трансгуманизм уже стали понимать в значении, разнящемся с тем, что давал Хаксли. Его последователи были не теми, кто стремится стать более совершенными людьми, но теми, кто вообще не предполагает людьми оставаться. Трансгуманизм начал толковаться, как стремление к прекращению человеческой формы бытия и его замене новой формой существования. Сегодня многие трансгуманисты называют себя «Transhuman», чтобы не отождествляться с гуманизмом.

В 1988 году трансгуманизм начал еще больше набирать обороты. Вышел первый выпуск журнала «Extropy Magazine»,создателями которого стали два лидера движения – Max More и T. O. Morrow. Четыре году спустя они же основали Институт Экстропии, что послужило толчком к объединению разрозненных групп трансгуманистов. В итоге упомянутый выше Max More дал определение трансгуманизма, которое мы используем сегодня.

Трансгуманизм стал интеллектуальным и культурным движением, подтверждающим целесообразность и возможность фундаментального улучшения жизненных условий человека через использование прикладных технологий. Особое внимание здесь уделяется разработке и обеспечению доступности технологий, позволяющих устранить старение и повысить психологический, физический и интеллектуальный потенциал человека.


Философия трансгуманизма: цели, задачи и проблемы


Основная цель трансгуманизма состоит в постоянном совершенствовании человеческого существа, для чего применяются инновационные технологии и другие методы. Но для успеха в достижении этой цели необходимо решать ряд конкретных задач:
  • Всячески способствовать техническому прогрессу

  • Изучать и внедрять научные и технические достижения

  • Устранять любые опасности и проблемы (в том числе и нравственные), мешающие внедрению инноваций

  • Использовать научно-технический прогресс для расширения свободы каждого человека

  • Искать новые способы отдаления (в идеале – полного устранения) старения и смерти, чтобы человек мог сам решать, когда ему умереть и умирать ли вообще

  • Всячески противостоять организациям и учениям, цели которых противоречат целям трансгуманизма (сюда относятся разные формы антипрогрессизма и антимодернизма, такие как традиционализм, религиозный фундаментализм, радикальный энвайронментализм – полный отказ от технического прогресса и т.д.)



Сторонники трансгуманизма всеми силами радеют за разработку новых технологий. К основным направлениям, требующим внимания и развития, они относят:

  • Информационные технологии

  • Биоинженерию

  • Генную инженерию

  • Нанотехнологии

  • Искусственный интеллект

  • Крионику (если просто – заморозка человека для разморозки (оживления) в будущем)

  • Загрузку сознания в память компьютера

  • Репродуктивные технологии

  • Клонирование

  • Создание ноотропов и средств повышения производительности

  • Создание средств для борьбы против страданий (антидепрессантов, энтактогенов, анальгетиков, анксиолитиков и т.д.)

  • Создание экзоскелета

  • Создание изолированного мозга

  • Пластическую хирургию

  • Экзортекс (если просто – внешняя система обработки данных для усиления интеллекта)


Большинство трансгуманистов уверены, что благодаря техническому прогрессу уже в 2050 году появится возможность создания постчеловека со сверхспособностями. Для этого сейчас все силы брошены на разработки в области молекулярных нанотехнологий, генной инженерии, нейропротезирования, нейрофармацевтики и прямых интерфейсов по схеме «компьютер – мозг». Кстати, по мнению трансгуманистов, благодаря тому, что скорость развития и реализации технологий становится все выше, не за горами время, когда важнейшие открытия будут совершаться практически одновременно, т.е. наступит эпоха технологической сингулярности. Что же касается конкретно проблем (или угроз), связанных с научно-техническим прогрессом и решаемых в рамках трансгуманистической философии, то к ним относятся следующие:
  • Генетическое дробление

  • Недостижимость

  • Презрение к плоти

  • Высокомерие

  • Угроза нравственности

  • Угроза демократии

  • Упрощение личности

  • Дегуманизация

  • Социальное дробление

  • Угроза существованию


Эти проблемы часто связываются не с прогрессом науки и техники или его последствиями, а с явлением трансгуманизма как мировоззрения. Противники трансгуманизма приводят в качестве аргумента против движения нерешенность этих проблем. Некоторые трансгуманисты стараются решить часть вышеназванных проблем, оперируя выводом из главного принципа трансгуманизма, который гласит, что человек обязан развиваться и подниматься по ступеням эволюции, используя любые возможные способы. А с учетом того, что эволюция предполагает выживание сильнейшего, получается, что с позиции трансгуманизма, любой, кто не эволюционирует, должен «освободить» место (жизненное пространство, ресурсы) для «новых» людей.

Но большинство трансгуманистов совершенно не разделяют такую позицию, считая, что развитие технологий (в особенности нанотехнологий) обеспечит человечество избытком жизненного пространства и ресурсов, которых хватит всем – и людям, и транслюдям, и постлюдям. Естественно, проблемы трансгуманизма, как и само это явление, не могли и не могут восприниматься всеми людьми однозначно, и есть огромное количество противников движения. Поэтому вокруг него ведутся оживленные (и даже ожесточенные) споры.

«За» и «против» трансгуманизма


Перспективы модификации человека стали причиной множества дискуссий и споров не только среди обычных людей, но, как и следовало ожидать, и в научных кругах. Например, американский писатель, философ и политолог Фрэнсис Фукуяма воспринял трансгуманизм, как самую опасную в мире идею. В целом же критика трансгуманизма и того, что он предлагает, представлена двумя основными формами (нередко они дополняют друг друга):

«Практическая» форма (возражения на тему достижимости трансгуманистических целей)

«Этическая» форма (возражения на тему мировоззрения и нравственных убеждений сторонников трансгуманизма и самих трансгуманистов)

Зачастую критики рассматривают цели трансгуманизма в качестве серьезной угрозы для общечеловеческих ценностей, социальных программ, гражданских свобод и прав. Несмотря на это, подобная критика лишена объективных оснований, ведь практически все трансгуманисты:

  • Поддерживают социальные программы, направленные на улучшение образовательной системы и развитие информационных технологий

  • Защищают личные свободы человека

  • Укрепляют традиции демократии

  • Поддерживают разработки по реализации технологий, способных решить проблемы экологического кризиса и бедности, улучшить качество жизни человека и т.д.



  • Помимо этого, проблема трансгуманизма рассматривается и как проблема выбора в направлении, по которому человек будет совершенствоваться. Если, например, религия предлагает использовать для этого свободную волю и последовательные усилия, то трансгуманизм подразумевает вмешательства на физическом уровне. Некоторые критики трансгуманизма проводят параллели между ним и евгеникой, гласящей, что сильные должны развиваться, а слабые – уничтожаться. Здесь критики указывают на то, что трансгуманизм отнимает у человека саму человечность, а также предполагает, что доступны новые технологии будут лишь элите общества, а остальные станут их рабочей силой или подопытными.

    Другие критики сопоставляют гуманизм, трансгуманизм и постгуманизм. Главным предметом споров является вопрос о том, следует ли считать трансгуманизм ответвлением постгуманизма. К примеру, консервативные, христианские и прогрессивные критики считают трансгуманизм активной формой постгуманизма. Они указывают на то, что сходство двух этих течений состоит в создании нового вида разумного существа, который способен заменить человека, а значит, начать довлеть над ним и вообще уничтожить или полностью подчинить своей воле. Более резкие выпады в сторону трансгуманизма можно найти в фантастических фильмах и художественных произведениях, хотя в них зачастую рисуются некие воображаемые реальности, нежели анализируются существующие проблемы и делаются попытки их решения.

    Разбирать все «за» и «против» трансгуманизма можно и с других позиций, но мы не ставили перед собой задачу провести полноценное исследование этого вопроса, а хотели лишь дать пищу для размышлений и донести, что перспективы, которые может предложить трансгуманизм, на самом деле неоднозначны, и о них стоит задуматься. В Сети можно отыскать множество видео на тему того, какие опасности таит в себе это философское движение.
    Принимать или не принимать идеи трансгуманизма – личный выбор каждого. Но в любом случае необходимо смотреть на него через призму реалий нашего времени.

    Резюме


    Трансгуманизм, пусть и подвергается всевозможной критике и неоднозначным оценкам, представляет собой набирающее популярность международное интеллектуальное, культурное и идеологическое движение, поддерживающее применение научного знания и технологических возможностей. Его цель – усовершенствовать человеческую анатомию и познавательные способности. Как ни крути, цель эта призвана нести добро, ведь в перспективе люди смогут избежать тягот старения и заболеваний, причем рассматриваются они вовсе не как нечто неизбежное.

    Идеология этого движения говорит, что люди через различные трансформации и модификации могут стать сверхлюдьми с поистине фантастическими возможностями и способностями, и в итоге превратиться в постлюдей. Но есть и оборотная сторона этой медали – одновременно с воплощением идеалистических идей, трансгуманизм может привести и к осуществлению самых опасных замыслов в мире. И знакомая всем нам поговорка «Благими намерениями вымощена дорога в ад» подходит здесь как нельзя кстати.

    Как вы помните, в начале статьи мы говорили о Джулиане Хаксли. Не многие знают, но его братом был знаменитый английский писатель и философ Олдос Хаксли, написавший роман-антиутопию «О дивный новый мир». В нем автор описывает потребительское и разделенное на касты общество будущего. Эта тема нам близка, поэтому и мы можем задать вопрос: каким станет наш мир через несколько десятков лет, если идеи трансгуманизма будут воплощены? Будет ли человек счастлив? Будет ли он обладать неисчерпаемым потенциалом или же станет винтиком в антиутопическом обществе?

    Часто постчеловечество понимается как не-человечество. Но не станет ли это причиной конфликтов и еще более ужасных войн между «старыми» и «новыми» людьми? Хотелось бы надеяться, что этого не произойдет, и новейшие достижения и возможности науки приведут наших потомков (а может и нас с вами) к жизни в обществе, где царствует мир и добро, где решаются проблемы с болезнями, старением, смертью, где возможности человека огромны, но используются лишь во благо. Пусть это будет общество, глядя на которое мы сможем без угрызений совести сказать, что действительно счастливы в этом дивном новом мире.

    Автор: Кирилл Ногалес
Источник: 4BRAIN
Поделись
с друзьями!
565
31
46
1 месяц

Эксперимент "Вселенная-25" или попытка создать рай на Земле

Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60–70-х годах двадцатого века. В качестве подопытных Д. Кэлхун неизменно выбирал грызунов, хотя конечной целью исследований всегда было предсказание будущего для человеческого общества. В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин, «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности. Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел определенную известность в 60-е годы, так как многие люди в западных странах, переживавших послевоенный бэби-бум, стали задумываться о том, как перенаселение повлияет на общественные институты и на каждого человека в частности.
Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, он провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов. Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось. Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей потреблять воду, также не испытывая никаких проблем. Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.
Эксперимент стартовал с момента помещения внутрь бака четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось совсем немного времени, чтобы освоиться, осознать, в какую мышиную сказку они попали, и начать ускоренно размножаться. Период освоения Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первых детенышей началась вторая стадия B. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях, число мышей удваивалось каждые 55 дней.

Начиная с 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, теперь численность удваивалась каждые 145 дней, что ознаменовало собой вступление в третью фазу C. В этот момент в баке проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и некая социальная жизнь. Стало физически меньше места, чем было ранее.
Появилась категория «отверженных», которых изгоняли в центр бака, они часто становились жертвами агрессии. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Отверженные состояли, прежде всего, из молодых особей, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. Поэтому часто агрессия была направлена на новые поколения особей, рождавшихся в баке. После изгнания самцы ломались психологически, меньше проявляли агрессию, не желали защищать своих беременных самок и исполнять любые социальные роли. Хотя периодически они нападали либо на других особей из общества «отверженных», либо на любых других мышей.

Самки, готовящиеся к рождению, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих, не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

Вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством.
Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре составило 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. В итоге все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.
Джон Кэлхун создал по результатам эксперимента теорию двух смертей. «Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденным особям не стало находиться места в социальной иерархии «мышиного рая», то наметился недостаток социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, возникло открытое противостояние взрослых и молодых грызунов, увеличился уровень немотивированной агрессии. Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта, всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению. В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников, большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой.

Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего вышеперечисленного сломленные психологически мыши отказались. Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа». После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».
Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции, поглощения еды и сна. От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение. Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением. Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни полной борьбы и преодоления — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз тела.

Возможно, у вас остался вопрос, почему эксперимент Д. Кэлхуна назывался «Вселенная-25»? Это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, и все предыдущие закончились смертью всех подопытных грызунов…
Mouse Utopia Experiment
Источник: cablook.com
Поделись
с друзьями!
1529
4
102
85 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!