Забавная история об отважном ... хомяке!


Пошел я выносить мусор - гляжу, на лестничной площадке стоит коробка из-под ботинок. А на коробке черным маркером крупно написано: "ХОМЯК".
Вряд ли, думаю, террористы стали бы ради взрывчатки держать свои ботинки где придется. И подписали бы непременно с ошибкой. А тут так определенно названо то, что в коробке находится, и грамотно... Наверное, думаю, это правда.
Открываю и вижу: правда, хомяк.
Небольшой, рыжий и очень лохматый - ангорский, может быть, если хомяки бывают ангорскими, как кошки. А с хомяком - кусочки салфетки, шелуха от семечек и монетка в копейку. На счастье, наверное.
Очень шустрый хомяк. Мои пальцы обнюхал - усы так и ходят - и собрался из коробки вылезти. Но это я ему не позволил, крышку закрыл и принес его в квартиру.
Не может живой хомяк, думаю, жить в коробке на лестнице - и у себя его оставить не могу. Киса обязательно его съест.
Киса, серая кошка, по натуре страстная охотница. То голубей выслеживает, то воробьев... Как такая личность стерпит в доме хомяка?
Поставил я коробку на пол, положил туда крупы с макаронами, чтобы хомяк не скучал, и принялся по телефону звонить всем, кому мог бы хомяк понадобиться. Но как-то так вышло, что никто не хочет брать - то на дачу уехал, то кошка, то собака дома, то бабушка грызунов боится... Только и пообещал один знакомец отдать старую птичью клетку, чтобы хомяку можно было где-то от Кисы укрываться.
Раз такое дело, пошел я к нему за клеткой. Придется, думаю, хомяку пока у меня пожить, пока народ с дачи не приедет и все это как-нибудь не решится.
Ходил минут сорок, не больше. Возвращаюсь домой, собираюсь хомяку новоселье устроить, открываю коробку - ни хомяка, ни крупы, ни макарон. А в углу прогрызена аккуратная круглая дырка.
И Киса на книжном шкафу сидит, делает такое лицо, будто знать ничего не знает.
Ну, крупу с макаронами я нашел. Хомяк их разделил на кучки и попрятал по всей квартире про черный день: кучку - под диван, кучку - под шкаф, кучку - за холодильник... А вот куда он сам делся - совершенно непонятно. Я везде, куда дотянуться мог, смотрел с фонариком - пропал хомяк. Не иначе, как Киса, петербуржская интеллигентная кошка, его поймала и съела, как дикая деревенская мышебойка - даже шкурки не осталось.
Пожалел я хомяка, вымел его тайные запасы, и решил, что кроме Кисы, никаких других живых существ в доме нет. Но ошибся.

Дней через пять сидел я вечером в кухне с ноутбуком. Работал и ждал, когда чайник вскипит. И Киса дремала рядом, на табурете.
И вдруг слышу тихий-тихий шорох - словно мышь на цыпочках идет. Шелестит этот шорох от газовой плиты к мусорному ведру.
Я тут же вспомнил про хомяка и осторожно заглянул за край стола. И вижу: идет хомяк вдоль стены, делово и бдительно, как шпион, очень целеустремленно. Дошел до трубы, что под раковину ведет, вскарабкался на нее, по трубе добрался до мусорного ведра и начал внимательно его изучать. Я картошку чистил и жарил, кожуру выкинул, а ведро неплотно закрыл: хомяк поднатужился, крышку еще дальше сдвинул - и вытащил ленточку кожуры.
Вот тут, думаю, ты и попался, голубчик.
Только хотел накрыть его, стал вставать - а хомяк кувырнулся на пол и поскакал за плиту. Бежит, голову задирает, а картофельная кожура за ним тащится, как убитая зебра за львом.
Я чуть-чуть не успел. Хомяк кожуру за плиту утащил, где его нипочем не достать - и стал там пировать, даже слышно, как хрустит.
Ладно, думаю. Все теперь про тебя знаю. Не будет тебе больше кожуры. Поглядим, что будешь делать, когда проголодаешься.
И все, никакого ему мусора. Что ни понадобится выкинуть - сразу выношу. А хомяк живет за плитой и явно чем-то сыт. Иногда слышу, как он там что-то уплетает и похрустывает.
Наверное, думаю, он крупу и макароны и за плиту отнес. Питается старыми запасами.
Но я снова ошибся.

Он имел отношение к террористам, этот хомяк. Я его про себя называл Лохматым - самая бандитская кличка, вроде Кривого или Бешеного. И он никого не боялся, этот Лохматый - ни Кисы, ни меня. Он нас обоих использовал.
Когда хомяк понял, что я ему прикрыл доступ к шелухе, обрезкам моркови, яблочным семечкам и всякому такому, что можно в мусоре найти, он решил заняться Кисой вплотную.
Не знаю, как он с ней договорился. Может, ее просто поразило его нахальство. Но Киса его не трогала - ни разу не попыталась поймать. Он мимо нее проходил, небрежно обернувшись, словно бросал через плечо: "Здорово, крошка!" - а она его только взглядом провожала, пораженно. А проходил он к ее мисочке.
И Киса, городская интеллигентная кошка, шокированная до глубины души, смотрела, как этот бандит пихает за щеки ее сухарики для кошек с чувствительным желудком. А Лохматый набивал себе полный рот, забивал защечные мешки так, что они кончались где-то около хвоста - и нес к себе на хазу, за плиту.
Через некоторое время хомяк совсем потерял совесть и перестал стесняться. И я накрыл его ладонью, когда он совершал очередное ограбление кошки.
Я был очень доволен, что Лохматый будет жить в птичьей клетке. От такого беспардонного и отпетого хомяка всего можно ожидать: вдруг он провода прогрызет? Я ему в клетку угощение для грызунов положил, и капустный лист, и листья одуванчика, и витаминизированные семечки, и колесо поставил, чтобы Лохматый не зачах с тоски в заключении - но это все, что осчастливило бы любого хомяка, конкретно этому пришлось не по душе.
Он был крайне свободолюбив, этот хомяк.
Побег он начал планировать сразу: ощупывал дверцу, ползал по прутьям и тряс их, пробовал на зуб. Я был уверен, что никуда ему не деться - разве можно прогрызть металл зубами? - но настоящее стремление к свободе никакой решеткой не остановишь.
Лохматый сбежал через неделю, когда вычислил, как открывается замочек на дверце клетки. Клетка-то, оказывается, была не рассчитана на хомяков: дверца запиралась маленьким проволочным засовом - и этот засов Лохматый ухитрился отодвинуть. Никакая канарейка бы так не сумела.
Хомяк выбрал момент исключительно точно: меня не было дома. В свое убежище за плиту унес и спрятал неправедно добытое с журнального столика печенье, мармеладину - и, я думаю, немало кошачьих сухариков. И снова принялся вести антиобщественный образ жизни, промышляя мелким воровством и настоящим разбоем. Стал очень осторожен.

Попался Лохматый исключительно по вине соседей сверху.
У них трубу прорвало, и вода потекла с потолка ко мне на кухню. Обыкновенный аврал с ведрами и тряпками. Пока соседи устраивали дела и вызывали водопроводчика, я подставил под капли большую пластмассовую банку из-под протертой клюквы.
В эту банку и попался хомяк.
Не знаю, как он туда попал. Может, хотел пить, может, по свойственному ему любопытству и тяге к риску решил посмотреть, что это за посудина стоит на неподобающем месте, и нет ли в ней чего замечательного. Как бы то ни было, он соскользнул с ее края и плюхнулся в воду.
Хорошо, что у соседей починили трубу, и воды натекло немного. Я нашел Лохматого утром, стоящим на задних лапках в воде по грудь; передними лапками он опирался на стенку банки. Вид у него был отчаянный, как у матроса тонущей подводной лодки, и от холода он мелко трясся.
Я потом его вытирал салфетками и феном грел - такой он был мокрый и жалкий, я боялся, как бы он не просудился и не заболел. Я недооценивал Лохматого.
Этот хомяк был неприхотлив и закален. После той ужасной истории он даже ни разу не чихнул. Попав в клетку, он немедленно начал планировать новый побег.

Лохматый прожил у меня долго. Я уже не хотел отдавать его знакомым из уважения к силе его личности. За свою жизнь он сбегал раз десять, не боясь ни кошки, ни громких звуков, ни моих шагов. Он был готов на все ради свободы, этот хомяк, явно рожденный в неволе у других хомяков, рожденных в неволе. Он был по натуре искателем приключений и аферистом.
А вы говорите, хомяки глупые...
Источник: Далин Максим Андреевич
Поделись
с друзьями!
1679
10
31
6 месяцев

Неправильное образование мешает мыслить независимо!

В школе должны учить любви, целостному взгляду на жизнь, самопознанию и, главное, свободе. К таким выводам в своем трактате «Образование и смысл жизни» еще в 20-х годах прошлого века пришел философ Джидду Кришнамурти. Свои тезисы Кришнамурти проверил на деле, основав несколько школ в США, Великобритании и у себя на родине, в Индии.

В чем проблема


Мы производим, словно по шаблону, такой тип человеческого существа, для которого главным жизненным интересом является стремление обезопасить себя, стать кем-то выдающимся или просто беззаботно проводить время. Традиционное образование делает процесс независимого мышления чрезвычайно трудным. Отсутствие собственной позиции — конформизм — ведет к посредственности.

Ради чего мы живем и за что боремся? Если мы получаем образование только ради того, чтобы выделиться из толпы, найти работу получше, стать более эффективными или повелевать другими людьми, тогда наша жизнь будет поверхностной и пройдет впустую.

Что же хорошего в нашем образовании, если всю жизнь мы только то и делаем, что уничтожаем друг друга? Если мы вынуждены терпеть беды непрекращающихся войн, следующих одна за другой, то стоит предположить, что в основе нашего подхода к воспитанию детей таится какая-то фундаментальная ошибка.

Человек, мыслящий исключительно логично, не является человеком думающим, поскольку он всего лишь приспосабливается к определенному образцу, повторяя вновь и вновь чужие и далеко не новые фразы и мысли.

Невозможно понять свою жизнь абстрактно или теоретически. Познать жизнь — означает познать себя самого, именно это является альфой и омегой образования

Ведь образование, по сути, является самопостижением. В каждом из нас есть нечто, стремящееся к целостному существованию.

То, что мы сегодня называем образованием, является всего лишь накоплением книжных знаний, доступных каждому, кто только умеет читать. Такое образование лишь предлагает нам утонченную форму бегства от себя, а любое бегство неизбежно становится причиной увеличения страданий.

Мы посылаем наших детей в школу для приобретения некоторых технических навыков, с помощью которых они смогли бы в конечном счете зарабатывать себе на жизнь. Если мы ставим карьеру на первое место, то вскоре наша жизнь превращается в механический способ существования и бесплодную рутину, спасаясь от которой мы используем любую возможность, чтобы хоть как-то отвлечься.

И до тех пор, пока образование будет строиться на шаблонных принципах, будут появляться не творческие личности, а всего лишь новые специалисты

Конечно же, пока дети еще совсем маленькие, наша задача состоит в том, чтобы защищать их от вредных воздействий, заботясь об их здоровье и физической безопасности. Но мы, к сожалению, на этом не останавливаемся. Мы хотим влиять на их мысли и чувства, хотим формировать их в соответствии с нашими собственными намерениями и представлениями об идеале. Мы стремимся реализоваться в наших детях, сделать их своим продолжением.

Что делать?


Нас интересует не сам человек, а наше собственное представление о том, каким он должен быть. То, что должно быть, становится для нас намного важней, чем то, что есть, — важнее, чем личность во всей ее сложности. Если мы начнем воспринимать личность прямо и непосредственно, тогда нам больше незачем будет трансформировать личность в нечто другое. Все, что нам нужно, — это помочь личности осознать себя, и в этом нет никаких корыстных побуждений или собственной выгоды.

Любой метод, классифицирующий детей по темпераменту и способностям, только подчеркивает их различия между собой. Это, в свою очередь, порождает антагонизм, способствует появлению социального неравенства и препятствует формированию целостной личности.

Правильное образование заключается в том, чтобы принимать ребенка таким, каким он есть, а не навязывать ему наши представления о том, каким он должен быть. Заключая ученика в рамки наших представлений об идеале, мы заставляем его приспосабливаться, а это вызывает страх и становится причиной конфликтов между тем, каким он есть на самом деле, и тем, каким он должен быть. В итоге, все внутренние конфликты выливаются в конфликты общественные.

Ложные посылы


Многие из нас убеждены, что, обучив каждого читать и писать, можно решить все проблемы человечества. Но эта идея доказала свою несостоятельность. Так называемые образованные люди вовсе не миролюбивы и не целостны. Они, как никто другие, ответственны за распространение невежества и бедности во всем мире.

У ребенка нет классовой и расовой сознательности. Это влияние родителей или школьного окружения, или их совместное воздействие вселяет в него дух сепаратизма. Самому ребенку нет никакого дела до того, кто его товарищ по играм — негр или еврей, брамин или не брамин. Но общественная структура своим непрерывным воздействием атакует ум ребенка, воздействуя и формируя его по своему замыслу.

Суверенному государству невыгодно, чтобы его граждане были свободными и независимо мыслящими личностями, поэтому оно контролирует людей с помощью пропаганды, искаженного толкования исторических фактов и других хитростей. Вот почему образование все больше учит нас о чем нужно думать, а не как это делать.

Роль учителя


Чтобы наблюдать склонности ребенка, его влечения и темперамент, понимать его трудности, принимать во внимание наследственность, влияние родителей и не воспринимать его при этом как представителя определенной группы, — для всего этого потребуется быстрый и гибкий ум, не порабощенный никакой системой и не опутанный предрассудками. А еще от учителя понадобится высочайшее мастерство, способность к самопожертвованию и, кроме всего прочего, любовь. Подготовка учителей, наделенных перечисленными качествами, — одна из самых насущных проблем сегодняшнего дня.

Правильное образование начинается с педагога, который постиг свою сущность и поэтому мыслит нестандартно. Если педагог не получил правильного образования, то максимум, на что он способен, — это прокомментировать учебник

Поэтому-то проблема состоит не в детях, а в учителях и родителях.

По-настоящему искренний и преданный своему делу педагог будет оберегать детей от ложных ценностей, используя каждый удобный случай, чтобы указать им путь к истинной свободе. Но никакому учителю это не по плечу, если он привержен какой-либо идеологии, догматичен или корыстен.

Когда классы немногочисленны и учитель способен уделить все свое внимание каждому ребенку, наблюдая за ним и помогая ему, тогда любые формы принуждения и подавления являются совершенно излишними.

Если учитель требует уважения к себе, но не уважает своих учеников, то это вызовет безразличие и неуважение со стороны аудитории. Если нет уважения к человеческой жизни, то знания ведут к разрушению и нищете.

Молодежь легко поддается влиянию священника или политика, богача или бедняка, принимая их способ мышления за свой собственный. Но правильное образование должно оградить молодых людей от чужих влияний.

Опасность дисциплины заключается в том, что систему она считает намного важнее, чем заключенного в нее человека.

Многие из нас к 45–50 годам уже сломлены рабской покорностью и однообразием, притворством и страхом. Мы обреченные люди, но все же мы упрямо продолжаем сражаться за место под солнцем в обществе, которое имеет определенную ценность только для власть имущих

Если учитель понимает это и если он имеет опыт, то, независимо от его темперамента и способностей, преподавание не будет схематичным и шаблонным, оно станет эффективным.

Школа и призвание


Школьное самоуправление, в конце концов, не что иное, как самоуправление в дальнейшей, взрослой жизни. Ведь если в школе ребенок научится быть внимательным, объективным и благоразумным в любом споре, касающемся его каждодневных забот, то и в будущем он сможет достойно и невозмутимо встречать более сложные жизненные испытания. Школа должна научить ребенка понимать трудности и особенности других людей, их настроения и характеры, и тогда, повзрослев, он будет проявлять гуманность и терпение по отношению к другим.

Правильное образование должно помочь ученику найти свое призвание. Если этого не случится, вся его последующая жизнь может пройти впустую. Если ребенок мечтал быть художником, а стал рядовым клерком, разгребающим кипы бумаг в каком-нибудь офисе, он проведет остаток жизни, проклиная свою судьбу и испытывая чувство обреченности. Мальчику может нравиться профессия военного, но прежде он должен разобраться, действительно ли человеческому обществу нужна милитаризация.

Если бы родители по-настоящему заботились о судьбе своих детей, они построили бы для них новое общество. Но, похоже, им нет до этого никакого дела, они слишком заняты, чтобы беспокоиться по таким пустякам. Они находят время для зарабатывания денег, развлечений, выполнения ритуалов и поклонения. Но у них не хватает времени на то, чтобы разобраться, каким должно быть правильное образование для их детей.

Книга Джидду Кришнамурти «Образование и смысл жизни» вышла в издательстве «София» в 2003 году
Источник: mel.fm
Поделись
с друзьями!
2559
18
150
65 месяцев

А некоторых словом «надо» не запугаешь!

В конкурсе собак их послушность и дисциплинированность оценивалась по способности пройти на зов хозяина мимо всяческих соблазнов в виде вкусно пахнущего корма и игрушек. Но радость жизни просто так не остановишь!
Hilarious Golden Retriever Really Wants To Race But.. First Things First.
Источник: www.youtube.com
Поделись
с друзьями!
2276
3
26
66 месяцев

Вдохновляющие цитаты из книги Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»

«Чайка Джонатан Ливингстон» — повесть-притча, написанная Ричардом Бахом. Рассказывает о чайке, учившейся жизни и искусству полёта. Пронзительная книга о самосовершенствовании и самопожертвовании, манифест безграничной духовной свободы.
Поделись
с друзьями!
2546
6
63
67 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!