Сказка про ноябрь


Ноябрь хмуро шел по улице, спрятав замерзшие руки в карманы серого длинного пальто. Подошвы его крепких ботинок шаркали по мостовым, усеянным мокрыми опавшими листьями. Он посмотрел на небо – оно было похоже на тонкий прозрачный слой льда, хрупкий и бесцветный. Изредка в воздухе пролетали хрустальные снежинки. Ноябрь вышел на широкий проспект и стал внимательно слушать разговоры тепло одетых прохожих. Кто-то ворчал: «Снова ноябрь. Зябко, холодно, то дождь, то снег, и ни одного солнечного лучика!» Кто-то, оглядываясь по сторонам, восклицал: «Вы только посмотрите на снежинки! Какие они чистые, легкие, словно перышки! Изумительно красиво!» Ноябрь улыбнулся краешком губ, но на сердце у него было грустно и тоскливо. Он свернул с проспекта, выбрал тихую укромную улочку и побрел, куда глаза глядят.

Вскоре, в конце улицы, он заметил маленький деревянный дом. Его стены были густого лавандового цвета, рамы сияли сахарной белизной, на подоконниках цвела розовая герань. «Какой жизнерадостный дом!», - подумал Ноябрь, - «Наверное, те, кто в нем живет, тоже меня не любят – я приношу только грусть и сырость».

Вдруг он увидел девочку. Она сидела на широкой скамье у окна, пила чай и что-то рассматривала на подоконнике. Ноябрь подошел ближе и с интересом наклонился к окну. У девочки были черные, как уголь, волосы, заплетенные в две косички, вздернутый носик и сияющие глаза цвета зеленого яблока. Она вздрогнула, заметив незнакомца, затем оглядела его с ног до головы и приветливо улыбнулась, приоткрыв окно.

- Я Мари. Как вас зовут? Вам холодно, хотите чаю? Можем попить чай на подоконнике, я дома одна.

Ноябрь опустил глаза: - Я не знаю, мне как-то неловко.

Девочка пытливо смотрела ему в лицо: - А как вас все-таки зовут? Мне кажется, я вас где-то видела.

- Я Ноябрь… - он услышал свой голос словно издалека, тот был низким и глухим.

- Приятно познакомиться, Ноябрь! – девочка дружески протянула ему ручку.

Через несколько минут она уже принесла фарфоровую чашку с имбирным чаем и блюдце с овсяным печеньем. Ноябрь выпил обжигающий чай и согрелся.

- А что ты держала в руках, когда я подошел?

Мари рассмеялась: - Сейчас покажу. Как вы думаете, что это? – она показала ему яркую баночку. От нее шел такой сладкий аромат, что Ноябрь не мог подобрать подходящего слова. Что это? Аромат счастья? Девочка глубже закуталась в белый свитер – из окна дул холодный ветер, и заговорщически прошептала: - Родители называют это «малиновое варенье». Но скажу по секрету, на самом деле это – летние письма. Каждый раз, когда мне хочется согреться и помечтать о лете, я беру эту баночку в руки, вдыхаю аромат спелых ягод и малиновых кустов, слышу жужжание пчел и пение птиц.

Ноябрь вздохнул: - А я никогда не видел лета.

Мари зачерпнула большую ложку варенья и предложила гостю: - Попробуй.

Ноябрь осторожно, зажмурив глаза, попробовал незнакомое лакомство и ахнул: он почувствовал сладость и ласку летнего солнца, увидел бабочек-шоколадниц, кузнечиков в высокой зеленой траве… - Теперь я понимаю, почему никто не любит ноябрь, - вздохнул он.

Девочка недоуменно посмотрела на него: - Это моя баночка летних писем. Но зимой, весной и летом я иногда читаю осенние письма, - и она достала из-под скамьи потертую коричневую шкатулку. В ней лежали сухие дубовые и кленовые листья, веточка сушеной рябины, одна бархатная перчатка, связка ключей от шкафа с зонтами и плащами, рецепты бабушкиных пирогов, моток теплой оливкой пряжи и спицы, коллекция сосновых шишек, блокнот с уютными книгами.

Ноябрь бережно рассматривал каждый предмет. - Ты правда любишь ноябрь? - Правда. Я люблю все месяцы, в каждом есть что-то особенное.

Ноябрь не уступал: - Но ведь в ноябре так холодно и сыро…

Мари задумалась: - Скажи, когда ты пробовал малиновое варенье, ты заметил, что в нем есть крохотные косточки? Так вот, ноябрьская погода – это как малиновые косточки. Иногда они мешают насладиться вкусом, но, если обращать на них меньше внимания, можно увидеть все остальное. Например, это могут быть вечерние беседы при свечах, теплые свитера и пряные напитки, выпечка и рукоделие, шарфы и перчатки, открытки и книги, первые снегопады. И все эти чудеса – в ноябре….

Ноябрь был благодарен за эту встречу. Целый месяц он дарил людям свое уютное настроение. А затем уступил место мандариново-еловому снежному Декабрю. Но до той поры, пока Мари из лавандового дома не стала взрослой, Ноябрь каждый год приходил к ней в гости. И всегда для него была подготовлена чашка имбирного чая и ароматная баночка с малиновыми летними письмами...

Ульяна Сергеева
Поделись
с друзьями!
1327
6
20
6 месяцев

Сентябрь на пороге. Нежные стихи Натальи Шалле


Сентябрь на пороге


И розы, и вереск, и яблоки "белый налив"
купают всех нас, погружая, в купаж-аромате.
А сини у неба такой небывалый разлив,
что слов рассказать мне об этом, пожалуй, не хватит.

Но вот появились вверху паруса облаков:
в короне лучистой идёт королевой регата,
и белые птицы привычным эскортом, легко
парят под мелодию ветра, в небесном легато.

Сентябрь на пороге. А воздух по-летнему тёпл.
Опробован осенью тон позолоты на листьях.
Настурции куст ослепительно-пышно расцвёл,
приветствует солнце его с бело-парусной выси.

Полёты стрекоз отражает зеркальность пруда,
цветастое племя порхает, стрекочет на клумбах,
паук-бедолага латает свой зонт, как всегда.
Я мир открываю, довольствуясь ролью Колумба:

сосновых иголок, резвящихся рыбок в воде,
лежащего ветра у ног шаловливым котёнком.
Как щедр и богат этот солнечный ласковый день!
...И в нежность душа окунулась и 'на сердце – тонко.

Наталья Шалле
Поделись
с друзьями!
456
7
2
9 месяцев

Летние грозы на картинах художников

Яркое солнце, долгожданное тепло, легкая открытая одежда – все мы долгие месяцы мечтаем о лете. Однако летом не обойтись без гроз и проливных дождей, которые одним приносят облегчение в жаркие дни, а другим срывают долгожданный отдых. Неудивительно, что живописцы со всего света во все времена стремились запечатлеть на полотне или бумаге летнюю грозу, столь стремительную смену погоды, внезапно налетевшие тучи и свежесть, наступающую после ливня…


Эль Греко, «Вид Толедо»



Испанские художники Ренессанса и эпохи барокко редко прибегали к пейзажной живописи – и не потому, что не стремились писать природу. Пейзажи были запрещены Тридентским собором, созванным для борьбы с Реформацией и «вольностями» протестантской трактовки Евангелия. Считается, что «Вид Толедо» (или «Гроза над Толедо») – первый самостоятельный пейзаж в истории испанского изобразительного искусства и одно из самых известных изображений неба в мировой живописи. Исследователи приписывают работе мистицизм и глубокий, сложный символизм, а все то же тяжелое грозовое небо появляется и в масштабных религиозных полотнах художника.

Федор Александрович Васильев, «После дождя»



Федор Васильев – выдающийся пейзажист, за двадцать три года жизни создавший множество работ, проникнутых тонким лиризмом и любовью к природе родной страны. Его произведения становились громкими событиями в кругу русских живописцев того времени, именно он превратил пейзаж в самостоятельный жанр искусства. Размытая дождем дорога, печальная фигура крестьянки, бредущей по ней с коровой, солнечный свет, пробившийся сквозь мрачные тучи – здесь нет ни тени идеализации, ни грамма романтизма, лишь правдивый рассказ о жизни русской деревни.

Петр Александрович Суходольский, «Гроза приближается. Овцы на берегу речки»



Суходольский – уроженец Калужской губернии, русский живописец, член Императорской Академии художеств. Писал пейзажи, портреты и батальные сцены, много путешествовал по стране, собирая впечатления для последующих работ. Одно из самых известных и растиражированных полотен – «Гроза приближается» - наполнено тревогой и драматизмом.

Клод Моне, «Дождливое утро на Сене»



Импрессионизм – направление в живописи, посвященное мимолетным впечатлениям, мгновениям жизни, фрагментам реальности, будто случайно выхваченным взглядом. Художественная манера Клода Моне как нельзя лучше соответствовала изменчивости, непостоянству природы. Словно бы хаотичные мазки составляют поверхность полотна «Дождливое утро на сене» - но стоит взглянуть на него, и чувствуешь утреннюю прохладу, запах влажной земли, шум дождя и речных волн.

Константин Егорович Маковский, «Дети, бегущие от грозы»



Маковский принадлежал к Товариществу передвижных художественных выставок, был активным его участником. Однако ему не особенно был близок жесткий реализм, отличавший работы коллег – впоследствии критики называли его «предателем идеалов» передвижников. К тому же, создавая полотна на исторические темы и пользуясь успехом как портретист, он был одним из самых высокооплачиваемых художников своего времени. Во всех работах, посвященных сельской жизни, сквозит теплая симпатия к героям – и в то же время образы идеализированы, несколько приукрашены. Художник много путешествовал по России, привозил целые кипы зарисовок и этюдов из Саратовской, Тверской, Тамбовской губерний, завершая картины уже в Петербурге. «Дети, бегущие от грозы» - картина, навеянная встречей с сельскими детишками, которые предстают перед зрителем скорее сказочными Аленушкой и Иванушкой, нежели реальными обитателями русской деревни.

Теодор Руссо, «Гроза, надвигающаяся на Монмартр»



Представители «барбизонской школы» французской живописи были бунтарями – они отвергли идиллические итальянские пейзажи, навязанные академизмом, чтобы писать тяжелый сельский труд и неприглядную природу местных деревень. Теодор Руссо –основатель школы, популяризатор пленэра, стал создателем жанра «интимного пейзажа» - в нем основную роль играет общий колорит, эмоциональный настрой картины, передающий душевное состояние художника. «Гроза, надвигающаяся на Монмартр» - яркий пример жанра. В ней тревожное предчувствие, затаенная печаль, тяжелые мысли находят отражение в свинцовом оттенке низкого неба, робком солнечном свете, поглощенном тучами, и одиноко возвышающемся дереве, словно бы символизирующем потерянную среди мирских бурь душу. Однако Руссо здесь остается истинным художником-реалистом – и в сдержанной, скупой палитре полотна, и в узнаваемых деталях местности.

Гравюры Хасуи Кавасэ



Японец Хасуи Кавасэ, один из пропагандистов и вместе с тем реформаторов традиционной гравюры, создал тысячи работ, посвященных разным состояниям природы. Он много путешествовал по стране, зарисовывая виды городов и сельской местности. Нередко его гравюры представляют одни и те же места в разное время года – здесь и мягко падающий снег, и ликование весны, и шквальные ливни… Здесь – и раннее утро, и темная, пронизанная лишь робким светом фонарей ночь. Творчество Кавасэ не только дало новый толчок развитию японского искусства, но и заставила европейцев по-новому взглянуть на культуру этой загадочной страны.

Исаак Ильич Левитан, «Перед грозой»



В работе Левитана «Перед грозой» главный герой – это набрякшее облако, готовое пролиться на землю живительным дождем. В годы ученичества Левитану нередко приходилось слышать от учителей, что еврею не суждено постичь всей красоты русской природы, и уж тем более –перенести ее на полотно. Однако именно Исаак Левитан, неоднократно изгнанный из столиц из-за своего происхождения, стал культовой фигурой пейзажной живописи. Бесконечные дали, бескрайние небеса, тихие реки и неутолимая печаль – такой предстает в его работах природа Плеса, Костромы, Юрьевца.

Иван Иванович Шишкин, «Перед грозой»



Еще одна живописная работа, посвященная предвестию бури, принадлежит кисти Ивана Ивановича Шишкина – пожалуй, самого популярного отечественного пейзажиста. Каждый листок, каждая травинка на полотне выписаны тщательно и с большой любовью – и все же эта доскональная манера не превращала Шишкина в сухого документалиста. Зритель ощущает здесь и запах озона и трав в воздухе, и звенящую предгрозовую тишину, и тревожное ожидание буйства стихии.

Китагава Утамаро и сцены с зонтиками



Китагава Утамаро – выдающийся художник гравюры периода Эдо. Большая часть его работ посвящена обитателям «веселых кварталов» - гейшам, музыкантам, актерам театра Кабуки. Однако создавал он и пейзажи, и работы, посвященные ремесленному труду, и многочисленные изображения насекомых. Японские красавицы в его гравюрах – живые женщины в своих повседневных заботах. Они наносят макияж, кормят детей, беседуют друг с другом, расчесывают волосы – или вместе с другими персонажами прячутся под зонтиками от внезапно налетевшего дождя.

А. Куинджи. «После грозы»



После грозы, как и после любого другого захватывающе трудного периода, наступает затишье – время, предназначенное для того, чтобы обдумать и прочувствовать пережитый опыт. Небо тогда освобождается от туч и предстает в своей естественной, а потому прекрасной обнаженности. Куинджи мастерски передаёт настроение и цвет послегрозовой погоды с помощью ярких красок. Это позволяет наблюдателю вдохнуть свежесть зелёно-жёлтого луга, покрытого росой, прочувствовать вновь возвращающееся после бушующей грозы спокойствие природы. Пролившиеся тучи отступают, позволяя нам увидеть чистое, ясное небо и солнцу осветить росинки на сочной траве.

Ю. Клевер «Будет дождь»



Впечатляет своей реалистичностью полотно Юлия Клевера «Будет дождь». Не показав ничего экстраординарного,
художнику удалось очень точно передать капризный характер северной природы.

Карл Брюллов "Дорога в Синано после грозы"



Йохан Даль "Грозовые облака над башней замка в Дрездене"



Винсент Ван Гог "Пшеничное поле под грозовым небом"


Поделись
с друзьями!
606
1
7
10 месяцев

Летняя ночь. Поэзия Ивана Бунина


Летняя ночь

«Дай мне звезду, — твердит ребёнок сонный, —
Дай, мамочка…» Она, обняв его,
Сидит с ним на балконе, на ступеньках,
Ведущих в сад. А сад, степной, глухой,
Идёт, темнея, в сумрак летней ночи,
По скату к балке. В небе, на востоке,
Краснеет одинокая звезда.

«Дай, мамочка…» Она с улыбкой нежной
Глядит в худое личико: «Что, милый?»
«Вон ту звезду…» — «А для чего?» — «Играть…»

Лепечут листья сада. Тонким свистом
Сурки в степи скликаются. Ребёнок
Спит на колене матери. И мать,
Обняв его, вздохнув счастливым вздохом,
Глядит большими грустными глазами
На тихую далёкую звезду…

Прекрасна ты, душа людская! Небу,
Бездонному, спокойному, ночному,
Мерцанью звёзд подобна ты порой!

Иван Бунин
Поделись
с друзьями!
722
2
2
22 месяца

Картины для тех, кому не хватает летнего тепла. Художник Лоран Парселье

Лоран Парселье – поэт света. В его искрящихся картинах море солнечных зайчиков, любовь к природе, тихие уютные местечки и тёплая семейная атмосфера.


Лоран Парселье (Laurent Parcelier) родился в 1962 году, изучал прикладное искусство в Париже, затем рисовал комиксы. А в 1996 решил посвятить всё время живописи. С тех пор он провёл ряд выставок в нескольких галереях Франции и США.

Работы Парселье выделяются в среде традиционной французской импрессионистской живописи. Глаз зрителя привлекает графичность, обретённая художником за время создания комиксов, и скрупулёзность, с которой строятся его картины. В них есть своего рода каркас, который позволяет цвету, переданному множеством мягких касаний, не теряться в хаотической абстракции.

Лоран Парселье пишет созерцательные картины, льющие свет и создающие впечатление, что жизнь – это нескончаемый праздник.





















Поделись
с друзьями!
1276
1
17
27 месяцев

«Это лето запомнится...» (стихотворения о лете)

Лето - это маленькая жизнь, приносящая в нашу память ворох теплых и ласковых мгновений. Чем же запомнится это лето? Предлагаем вам окунуться в летние воспоминания вместе с подборкой чудесных стихотворений об уходящем лете.


Это лето запомнится светом,
Алым цветом заката, рассвета.
Это лето запомнится ветром,
Тёплым ветром лучами согретым.

Это лето запомнится звуком,
Птичьим звуком будившим округу.
Это лето запомнится лугом,
Ясным лугом не пуганым плугом.

Это лето запомнится садом,
Летним садом из окон мансарды.
Это лето запомнится небом,
Ярким небом ронявшим кометы.

Это лето запомнится летом,
Жарким летом. Лентой фрагментов.

Артур Гарипов


До свидания, лето!

Убежала с разбега
Долгожданная нега,
Не успела согреть.
Без мелодий, без звука,
На прощанье лишь скука,
Красноватая медь.

Паутина струится,
Закрывая страницы
Летних дней и ночей.
Воздух пахнет грибами,
Дымом жарким от бани,
Не хватает друзей.

Потерялась тропинка,
Словно счастья слезинка,
Не пройти босиком.
Тучи вороном кружат,
Солнце прячется в лужах,
Осень просится в дом.

Нет желанья прощаться,
В темноте просыпаться,
От озноба дрожать.
Будут снится ромашки
В белоснежных рубашках,
Целый год встречи ждать.

До свидания, лето,
С бирюзовым рассветом!
Ни за что не вернуть
Запах летних мечтаний,
Неуемных желаний…
В этом жизни всей суть.

Галина Свиридова


А через час начнется осень...

Киваю августу — «Пока!..» —
Пойду листать воспоминанья.
Выводит ласково рука
Рисунок тихого прощанья.

Придет за осенью — зима,
Потом — весна, и снова — лето…
Но ты сказала мне сама,
Что до конца не веришь в это.

Аэропорт дождался нас,
И диктор на посадку просит.
А через час, а через час,
Уже должна начаться осень.

Слезинки яркая звезда
В ресницах затерялась где-то.
Не повторится никогда
Такое сказочное лето.

И это понимаем мы,
И, возвращаясь в наше лето,
Мы вспоминаем каждый миг,
Вздыхаем и молчим об этом.

Аэропорт дождался нас,
И диктор на посадку просит.
А через час, а через час,
Начнется, как обычно, осень…

Петр Давыдов


Август августейший

Как юн июнь и как декабрь сварлив,
и как апрель красою неприметен,
так месяц август всем старозаветен
с монаршим милым именем своим,
с луною, как с державою овальной,
особенно вот здесь в провинциальной
не то чтобы отчаянной глуши,
но в древней позолоте вязких кленов
вдоль тополей иконно удлиненных
на улицах, где в полдень - ни души.

Он царствует на свой особый лад,
и гордое, и в то же время - птичье,
пусть бывшее, но все-таки величье
кладет печать на жизненный уклад
скворечен с одиноким переливом,
задумавшимся на ветвях наливом,
медлительнейшим окриком речным,
когда путем заоблачных излучин
скорей ладьи выносит, а не тучи,
ладьи, но с явным запахом мучным.

Придуманный, но с собственным дворцом,
он знает толк в пленительной оскоме,
быть может, даже в этом самом доме
и балуется слабеньким винцом
с утра у этой самой занавески,
где истекают сладким цветом фрески
и вертит тканый нитью сарафан
такая ж старомодная царица:
чем наше захолустье - не столица,
тем паче на ногах у нас сафьян.

Периферийный август, мой чудак,
поставивший на все свои отметы,
он коронован только долгим летом,
как яблоки в приглушенных садах,
на всем храня упадка отпечаток,
бутылок и романов непочатых,
рисунков и других хороших дел,
присутствует на самой светлой тризне
и видит, что все хлопоты о жизни
лишь вилами черкают по воде.

В. Морозов


Конец лета

Пророчат осени приход
И выстрел в отдаленье,
И птицы взлет среди болот,
И вереска цветенье,
И рожь, бегущая волной, -
Предвестье урожая,
И лес ночной, где под луной
Я о тебе скучаю.

Вальдшнепы любят тихий лес,
Вьюрки - кустарник горный.
А цапли с вышины небес
Стремятся в край озерный.
Дрозды в орешнике живут,
В тиши лесной полянки.
Густой боярышник - приют
Веселой коноплянки.

У каждого обычай свой,
Свой путь, свои стремленья.
Один живет с большой семьей,
Другой - в уединенье.
Но всюду злой тиран проник:
В немых лесных просторах
Ты слышишь гром, и жалкий крик,
И смятых перьев шорох...

А ведь такой кругом покой.
Стрижей кружится стая.
И нива никнет за рекой
Зелено-золотая.
Давай пойдем бродить вдвоем
И насладимся вволю
Красой плодов в глуши садов
И спелой рожью в поле.

Так хорошо идти-брести
По скошенному лугу
И встретить месяц на пути,
Тесней прильнув друг к другу,
Как дождь весной - листве лесной,
Как осень - урожаю,
Так мне нужна лишь ты одна,
Подруга дорогая!

Роберт Бёрнс
(Перевод С. Я. Маршака)


До будущего лета

Уходит тихо Лето,
Одетое в листву.
И остаются где-то
Во сне иль наяву:
Серебряная мушка
В сетях у паука,
Невыпитая кружка
Парного молока.
И ручеёк стеклянный.
И тёплая земля.
И над лесной поляной
Жужжание шмеля.

Приходит тихо Осень,
Одетая в туман.
Она дожди приносит
Из зарубежных стран.
И листьев жёлтых ворох,
И аромат лесной,
И сырость в тёмных норах.

А где-то за стеной
Будильник до рассвета
Стрекочет на столе:
«До бу-ду-ще-го ле-та,
До бу-ду-ще-го ле-...»

Тим Собакин


Вот и летние дни убавляются.
Где же лета лучи золотые?
Только серые брови сдвигаются,
Только зыблются кудри седые.

Нынче утром, судьбиною горькою
Истомленный, вздохнул я немножко:
Рано-рано румяною зорькою
На мгновенье зарделось окошко.

Но опять это небо ненастное
Безотрадно нависло над нами,
— Знать, опять, мое солнышко красное,
Залилось ты, вставая, слезами!

Афанасий Фет


Пакует чемоданы Лето:
Жару, цветы кладет в пакеты,
И стопкой ровной после сушки –
Из одуванчиков подушки.
Сложило бережно в кармашек:
Лягушек, бабочек, букашек,
Жуков и мотылька ночного…
— Пора! Я, кажется, готово!
В кладовке – соки и соленья,
И из смородины варенье.
Мой поезд будет ровно в восемь.
И не забудьте встретить Осень!

Н. Волкова


Последний шмель

Черный бархатный шмель, золотое оплечье,
Заунывно гудящий певучей струной,
Ты зачем залетаешь в жилье человечье
И как будто тоскуешь со мной?

За окном свет и зной, подоконники ярки,
Безмятежны и жарки последние дни,
Полетай, погуди — и в засохшей татарке,
На подушечке красной, усни.

Не дано тебе знать человеческой думы,
Что давно опустели поля,
Что уж скоро в бурьян сдует ветер угрюмый
Золотого сухого шмеля!

Иван Бунин


Уходит лето

Брожу по кромке моря. Ступни лижет
Прохладная и нежная волна.
Уходит лето. Осень ближе, ближе.
Спешит вовсю. Торопится она.

Уже дрожат, желтея, листья клёна.
К зиме готова пахота полей.
И тусклым серебром, белеют кроны
Пирамидальных южных тополей.

Немноголюдно на песчаном пляже,
Готовится к учёбе детвора.
А дальний мыс, как в балахон наряжен,
С туманом обнимается с утра.

И лето, мягко, зноем отболело.
Полуденному жару вышел срок.
И пролетают тучи, то и дело,
Прохладой дышит свежий ветерок.

Бульвар приморский стал опустошённым.
Закончен яркий летний карнавал.
Я осень жду, ведь я в неё влюблённый.
И, с нетерпеньем, жду осенний бал.

До скорой встречи, ласковое лето.
Смотри, дорогу к нам не позабудь!
Спешит сентябрь, весь в золото одетый,
Листвою мягкой, выстилая путь.


Михаил Дёмин-Стариков
Поделись
с друзьями!
774
2
15
33 месяца

Июль. Летние стихи Варлама Шаламова.


ИЮЛЬ

Все соловьи осоловели
И не рокочут ввечеру.
Они уж целых две недели
В плетёной нежатся постели
На охлаждающем ветру.

Колючим колосом усатым
Трясёт раскормленный ячмень,
И день малиной ноздреватой,
Черносмородинным агатом
Синиц заманивает в тень.

Здесь сущий рай для птиц бездомных,
Для залетевших далеко,
Им от прохлады полутёмной
В кустах, достаточно укромных,
Бывает на сердце легко.

И я шепчу стихи синицам,
Губами тихо шевеля,
И я разыгрываю в лицах -
В зверях, растениях и птицах,
Что сочинила мне земля.

Она к моей спине прижалась
И мне готова передать
Всё, что в душе у ней осталось,
Всю нерастраченную малость,
Всю неземную благодать.

Жарой коробятся страницы,
Тетрадка валится из рук,
И в поле душно, как в больнице,
И на своих вязальных спицах
Плетёт ловушку мне паук.

И мотыльки щекочут щёку,
Перебивая мой рассказ,
И на ветру скрипит осока,
И ястреба кружат высоко,
Меня не упуская с глаз.

ВАРЛАМ ШАЛАМОВ
1937-1956
Поделись
с друзьями!
690
2
5
34 месяца
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!