Они идут! 12 невероятных городских часов из разных уголков Земли

Трудно представить себе город без главных городских часов. В древности они являлись основой рабочей и социальной жизни, сегодня служат средством художественного самовыражения и туристическим аттракционом.


Часы Столетия


Тяньцзинь, Китай


Первый удар этих часов, установленных на вокзальной площади города Тяньцзинь китайской провинции Хэбэй, прозвучал в полночь 1 января 2000 года, знаменуя начало нового столетия. По замыслу создателей, Century Clock должны объединить восточный и западный мир. Например, римские цифры на циферблате сочетаются со знаками китайского календаря. Часы изготовлены из металла, их высота составляет 40 метров, а вес — более 170 тонн. Ночью скульптура подсвечивается.

Башня Ветров


Афины, Греция


Восьмиугольная башня Ветров на римской Агоре, недалеко от Акрополя, была построена еще в I веке до н. э. сирийским торговцем и астрономом Андроником из Кирры. Высота мраморного сооружения составляла 12,1 метра, диаметр — 8 метров. Каждая из восьми сторон была предназначена для регистрации преобладающего ветра, также снаружи башни располагались солнечные часы, а внутри — водяная клепсидра, питающаяся водами с Акрополя.

Цветочные часы


Женева, Швейцария


Эти цветочные часы были посажены в 1955 году в Английском саду Женевы, чтобы отметить столетие городского парка, а также чтобы почтить часовые традиции города. Пятиметровый циферблат долгое время считался самым большим в мире, но в 2005 году рекорд побили 15-метровые цветочные часы из Тегерана. Впрочем, 2,5-метровая секундная стрелка до сих пор считается самой длинной. Цветы регулярно меняют в зависимости от сезона.

Часы-пуля


Брно, Чехия


Загадочные черные часы, придуманные Петром Камеником и Олдричем Ружбром, появились в Брно на площади Свободы в 2010 году. Они сообщают время всего раз в сутки. Ровно в 11 часов специальный механизм выплевывает из «часов» стеклянную пулю. Это связано с красивой легендой о спасении города от врагов. Действо собирает толпы туристов, а счастливчик может унести пулю на память.

Самая высокая башня


Мекка, Саудовская Аравия


Королевская часовая башня Мекки высотой 601 метр входит в комплекс зданий Абрадж аль-Бейт (дословно «башни дома»), высочайшее сооружение в Саудовской Аравии. Ее строительство было завершено в 2012 году. Венчают 120-этажный небоскреб гигантские часы с четырьмя циферблатами, смотрящими в разные стороны света. Диаметр циферблата составляет 43 метра, длина часовой стрелки — 17 метров, а минутной — 22 метра. Они являются самыми большими башенными часами в мире и видны из любой точки города. В самом здании королевской часовой башни расположен одноименный отель.

Сверхточные часы


Вашингтон, США


В Военно-морской обсерватории США (US Naval Observatory или USNO) для нужд навигации разработаны часы USNO Master Clock, идущие с точностью до наносекунды. На самом деле это большой киберотдел, занимающийся обслуживанием целой системы атомных часов на основе цезия, рубидия и прочих элементов. Увидеть их работу, конечно, не получится, зато цифровой дисплей выставлен прямо у дороги.

Цифровой Метроном


Нью-Йорк, США


Цифровая инсталляция «Метроном» установлена в 1999 году на Юнион-сквер художниками Кристин Джонс и Эндрю Гинзелом. Барельеф с маятником был дополнен цифровыми часами «Пассаж», включавшими 15 знаков: 7 знаков справа показывали время в 24-часовом формате, 7 слева — оставшееся время суток, а центральный — сотые доли секунды. В 2020-м часы перенастроили: теперь они показывают обратный отсчет до экологической катастрофы.

Часы-флейта


Нонгкхай, Таиланд


Большие часы в форме бамбуковой флейты установлены в городском парке «Нонгтин» в городе Нонгкхай на северо-востоке Таиланда. Парк расположен на берегу реки Меконг, на другом берегу которой уже находится Лаос. Местные жители очень любят городской парк, считая его отличным местом для прогулок и медитаций, а также национальных праздников, например фестиваля воздушных шаров. К сожалению, часы только имитируют флейту, а не издают настоящие звуки.

Башня с ангелом


Тбилиси, Грузия


Многие туристы думают, что покосившаяся часовая башня, поросшая кустарником, — аутентичная развалюха Старого города в Тбилиси. На самом деле концептуальное здание было построено в 2010 году, чтобы отметить 30-летие Театра кукол Резо Габриадзе, рядом с которым оно и находится. Каждый час из расписных дверей появляется ангел и бьет молоточком в колокол, а дважды в день марионетки разыгрывают кукольный спектакль «Цикл жизни».

Солнечный круг


Джайпур, Индия


Джантар-Мантар в Джайпуре — это самая большая и лучше всех сохранившаяся из пяти обсерваторий, построенных махараджей Савай Джай Сингхом в 1727–1734 годах в Индии. Четыре другие располагались в Дели, Удджайне, Матхуре и Варанаси. Гномон Джантар-Мантара высотой 27 метров считается самыми большими солнечными часами в мире.

Старейший хронометр


Уэлс, Великобритания


Часы кафедрального собора Сент-Эндрю в графстве Сомерсетшир до недавнего времени считались самыми старыми из сохранившихся механических хронометров: их установка датировалась 1380 годом. Помимо часов и минут, механизм показывал фазы Луны, положение Солнца, а также двигал фигурки рыцарей-автоматонов. В 2010 году механический завод в часах был заменен электрическим.

Волхвы и Мавры


Венеция, Италия


Башня Святого Марка, или Торре-делл’Оролоджо, также известная как башня Мавров, — это, пожалуй, одни из самых известных в мире городских часов и одна из самых зрелищных достопримечательностей Венеции. Построенная в XV–XVI веках, башня прославилась своими часами с многочисленными астрономическими функциями, богатой архитектурой и разнообразными подвижными скульптурами, разыгрывающими целые спектакли.
Источник: vokrugsveta.ru
Поделись
с друзьями!
756
0
10
2 месяца

10 единиц времени, о которых вы не знали

Когда люди говорят, что им «довольно момента», они наверняка не догадываются, что обещают освободиться ровно через 90 секунд. Ведь в Средние века термин «момент» определял промежуток времени продолжительностью в 1/40 часа или, как тогда было принято говорить, 1/10 пункта, составлявшего 15 минут. Иными словами, он насчитывал 90 секунд. С годами момент утратил свое первоначальное значение, но до сих пор используется в обиходе для обозначения неопределенного, но очень краткого интервала.

Так почему же мы помним момент, но забываем о гхари, нуктемероне или о чем-то ещё более экзотическом?


1. Атом


Слово «атом» происходит от греческого термина, обозначающего «неделимое», и потому используется в физике для определения мельчайшей частицы вещества. Но в старину это понятие применялось по отношению к кратчайшему промежутку времени. Считалось, что минута насчитывает 376 атомов, продолжительность каждого из которых составляет менее, чем 1/6 секунды (или 0,15957 секунды, если быть точным).

2. Гхари


Какие только приборы и приспособления не изобретались в Средние века для измерения времени! Пока европейцы вовсю эксплуатировали песочные и солнечные часы, индийцы применяли клепсидры — гхари. В полусферической чаше, изготовленной из дерева или металла, проделывали несколько отверстий, после чего помещали ее в бассейн с водой. Жидкость, просачиваясь через прорези, медленно наполняла сосуд, пока от тяжести он полностью не погружался на дно. Весь процесс занимал около 24 минут, поэтому такой диапазон и был назван в честь прибора — гхари. В то время считалось, что день состоит из 60 гхари.


3. Люстр


Люстр — это период, длящийся 5 лет. Использование этого термина уходит корнями в античность: тогда люструм обозначал пятилетний отрезок времени, завершавший установление имущественного ценза римских граждан. Когда сумма налога была определена, отсчет подходил к концу, и торжественная процессия высыпала на улицы Вечного города. Церемония заканчивалась люстрацией (очищением) — пафосным жертвоприношением богам на Марсовом поле, совершавшимся ради благополучия граждан.

4. Майлвэй


Не все то золото, что блестит. Тогда как световой год, казалось бы, созданный для определения периода, измеряет дистанцию, mileway, путь длиной в милю, служит для отсчета времени. Хотя термин и звучит как единица измерения расстояния, в раннем Средневековье он обозначал отрезок продолжительностью 20 минут. Именно столько в среднем занимает у человека преодоление маршрута длиной в милю.


5. Нундин


Жители Древнего Рима трудились семь дней в неделю, не покладая рук. На восьмой день, впрочем, считавшийся у них девятым (римляне относили к диапазону и последний день предыдущего периода), они организовывали в городах огромные рынки — нундины. Базарный день получил название «novem» (в честь ноября — девятого месяца 10-месячного земледельческого «Года Ромула»), а временной промежуток между двумя ярмарками — нундин.

6. Нуктемерон


Нуктемерон, комбинация из двух греческих слов «nyks» (ночь) и «hemera» (день), является не более, чем альтернативным обозначением привычных нам суток. Все, что считается нуктемеронным, соответственно, длится менее 24 часов.


7. Пункт


В Средневековой Европе пункт, называемый также точкой, использовался для обозначения четверти часа.

8. Квадрант


А сосед пункта по эпохе, квадрант, определял четверть дня — период продолжительностью 6 часов.


9. Пятнадцать


После нормандского завоевания слово «Quinzieme», переводимое с французского как «пятнадцать», было заимствовано британцами для определения пошлины, пополнявшей казну государства на 15 пенсов с каждого заработанного в стране фунта. В начале 1400-х термин приобрел и религиозный контекст: его стали использовать для указания дня важного церковного праздника и двух полных недель, следующих за ним. Так «Quinzieme» превратился в 15-дневный период.

10. Скрупул


Слово «Scrupulus», в переводе с латыни обозначающее «маленький острый камушек», прежде служило аптечной единицей измерения веса, равной 1/24 унции (около 1,3 гр). В 17 веке скрупул, ставший условным обозначением небольшого объема, расширил свое значение. Он стал применяться для указания 1/60 части круга (минуты), 1/60 минуты (секунды) и 1/60 дня (24 минут). Сейчас, утратив свой былой смысл, скрупул трансформировался в скрупулезность — внимательность к мелочам.
Источник: billionnews.ru
Поделись
с друзьями!
908
0
7
4 месяца

Как часы стали национальный достоянием Швейцарии

Когда в начале XVI века женевцам запретили носить драгоценности, местные ювелиры переключились с украшений на часы, благодаря чему механизмы для определения времени превращались в произведения искусства, что и поныне составляет швейцарскую гордость.


Ум часовщика функционирует четко и размеренно, в общем, как добротный часовой механизм. Создание таких сложнейших механизмов из нескольких сотен деталей, многие из которых размером с пылинку, требует особых профессиональных качеств. «Аккуратность, тщательность и точность в работе — отличительные черты швейцарцев, — говорит Моника Леонхардт, директор музея часов Beyer в Цюрихе. — К тому же мы были очень бедной страной вплоть до конца XIX века. У нас нет природных ресурсов, вокруг сплошные горы, земли мало, так что нам просто пришлось создавать нечто такое, что требует минимум сырья и максимум умственной энергии, — часы».

Порядок


Мануфактура Girard-Perregaux создает сложнофункциональные часы высочайшего класса. Фото: BLOOMBERG/GETTY IMAGES/FOTOBANK.COM

«Сплошные горы», безусловно, повлияли на национальный характер: швейцарцам хорошо, когда есть рамки и границы. И речь не только о восприятии пространства, но и об их отношении ко времени. Когда оно обозначено на циферблате, швейцарцы спокойны, уравновешенны и уверены в себе. Им важно, чтобы все было продумано, просчитано, спланировано, запрограммировано. Они страхуют младенцев и дают им имена еще до рождения. Отпуск на море или в горах покупают за год вперед, а на ужин с друзьями записываются за месяц, два или три (дата, конечно, вносится в ежедневник). Спонтанность для них тождественна не свободе, а хаосу.

Порядок — противоположность хаосу — одно из ключевых понятий в маленькой альпийской стране. Доктор Бирхер-Беннер, швейцарец, который придумал мюсли, считал, что беспорядок — главная причина любого недуга, и успешно лечил все болезни при помощи системы, которую назвал терапией порядка. Она была основана на строгом следовании расписанию: Бирхер-Беннер пытался синхронизировать индивидуальный и астрономический ритмы.

Часовой механизм — воплощение порядка. Неудивительно, что больше половины стоимости всех часов, производимых в мире, приходится на Швейцарию.

В Швейцарии трудно забыть о времени: в любом самом захолустном городке колокольный звон отбивает каждую четверть часа. Диаметр часов на церкви Святого Петра в Цюрихе — 8,7 м.

На том же месте в тот же час


Швейцарское часовое дело работает в первую очередь на внешний рынок. А восемь миллионов жителей Швейцарии прекрасно могут обойтись без наручных часов. Они и так не забудут о времени. Потому что в большинстве швейцарских городов не нужно долго искать взглядом циферблат. Многие видны издалека. Например, на здании железнодорожного вокзала в Арау красуются одни из самых больших вокзальных часов в Европе — диаметром в девять метров, фактически в три этажа. А на церкви Святого Петра в Цюрихе — самые большие в Европе церковные часы.

Механизмы с такими приятными слуху именами, как Breguet, Blancpain, Rolex, Omega или Patek Philippe, указывают время в витринах часовых магазинов. На Банхофштрассе в Цюрихе — улице длиной в километр четыреста метров — таких бутиков больше двадцати, и каждый из них как музей. Часы есть на цветочных клумбах и автобусных остановках. А если их не окажется на остановке, то время можно сверить по общественному транспорту: в Швейцарии он ходит с точностью до минуты. Здесь трудно забыть о времени, часто его даже слышно: в любой деревне, в самом захолустном городке колокольный звон отбивает каждую четверть часа. В Лозанне, кроме перезвона, время озвучивается криком с башни кафедрального собора Нотр-Дам.


Крик времени


Ренато Хойслер, внештатный сотрудник муниципалитета Лозанны, говорит, что без башенных караульных в Средневековье не обходился ни один европейский город: «Они смотрели за порядком, следили, чтобы не было пожара. А заодно — тогда ведь у простых горожан еще не было часов — кричали время, и раньше это делалось не только ночью, а каждый час в течение суток».

Ренато Хойслер выкрикивает время с башни по пять раз за ночь. Фото: LOOK/DIOMEDIA

Первый официальный караульный в городе был назначен указом епископа в октябре 1405 года как раз после большого пожара. В конце XIX века надзор стал не нужен, но человека, который заводит часовой механизм, все равно оставили. Так получилось, что le guet («страж» по-французски) не пропустил и ночи, и традиция не прерывалась на протяжении более шестисот лет. И теперь Лозанну трудно представить без le guet в широкополой войлочной шляпе и черной накидке — не может быть и речи, чтобы эту должность упразднили.

По ночам месье Хойслер с верхотуры объявляет время нараспев, сложив ладони рупором и повернувшись сначала к востоку, потом к северу, западу и югу. На все четыре стороны света он повторяет: «Это ночной страж. Пробило десять!»

Время выкрикивается с десяти вечера до двух ночи, то есть пять раз за ночь. В промежутках крикун имеет право заниматься чем угодно. Иногда Ренато в своей каморке на колокольне принимает гостей. Но обычно он плавит свечи и готовит материал для декораций, потому что у него еще есть другая, дневная работа — он делает инсталляции из сотен свечей, украшая ими соборы, улицы, мосты.

Когда надо кричать, караульный узнает не по часам, а по «Марии Магдалине». «Этот шеститонный колокол висит прямо за моей койкой в башне, это самый низкий голос из семи колоколов собора, так что его невозможно не услышать, — рассказывает Ренато. — Редко, очень редко я просыпаю, от силы раз в год, но в целом я привык к ночному ритму». Наручных часов у Ренато уже лет тридцать нет, он сам как часы — всегда приходит на встречи вовремя. Пунктуальность и корректность по отношению ко времени — как к своему, так и к чужому — национальные черты швейцарцев.

Хронограф успеха


«Пунктуальность важна при деловых встречах, опаздывать недопустимо. Но я также нахожу очень невежливым, если гости приходят раньше назначенного времени. Может быть, это потому, что у части моей семьи французские корни», — говорит Моника Леонхардт. Музей, которым она руководит, принадлежит семье Байер и находится в помещении часового магазина на Банхофштрассе в Цюрихе. Байеры эмигрировали в Швейцарию из Южной Германии в 1822 году и в 1860-м открыли часовой магазин в Цюрихе. Сегодня он один из старейших в Швейцарии и в мире.


Часовое искусство возникло в этой стране в первой половине XVI века, в эпоху реформатора церкви Жана Кальвина. Он запретил женевцам носить драгоценности. Примерно в это же время французские беженцы-гугеноты завезли в Женеву часовое дело, и ювелиры переключились с украшений на часы — стали отделывать их драгоценными камнями, эмалью, резьбой. Так механизмы для определения времени превращались в произведения искусства, что и поныне составляет швейцарскую гордость. К слову сказать, часы сегодня — почти единственное украшение для мужчин, ведь точность механизма, если речь идет не о спортивных рекордах, не настолько существенна, чтобы платить за нее десятки тысяч франков.

КОНТРОЛЬ

Сделано в Швейцарии



На швейцарских часах, обычно под цифрой шесть, принято ставить лаконичное Swiss made (маркировка Made in Switzerland не уместилась бы на циферблате).

По закону часы могут называться швейцарскими, если они окончательно собраны и сертифицированы в этой стране, а также если не менее 50% себестоимости приходится на комплектующие части, произведенные в Швейцарии. Если не соблюдено хотя бы одно из этих условий, ставится маркировка другой страны-производителя.

В июне 2013 года парламент ужесточил требования: как минимум 60% производственной себестоимости должно приходиться на Швейцарию, причем в механических часах швейцарских деталей должно быть не меньше 80%. В 2015 году эта поправка вступила в силу.

Самым престижным знаком на часах считается «Женевское клеймо» (Poincon de Geneve) — гравировка с гербом города: на щите, разделенном пополам, с правой стороны изображен ключ, с левой — половина двуглавого орла. «Клеймо» гарантирует, что механизм был собран, отрегулирован и установлен в корпус в кантоне Женева и каждая деталь обработана по самым высоким стандартам.

Согласно статистике Союза часовщиков, ежегодно на мировой рынок поступает 40 миллионов подделок, в то время как настоящих швейцарских часов производится 30 миллионов.

В музее Beyer на витрине под стеклом лежит модель часов 1660 года, сделанная женевским мастером для сбыта в Османской империи, корпус выполнен в серебре, на нем выгравированы турецкие цифры. В XVII веке часовщики Швейцарии в основном ориентировались уже на экспорт. «Женеве было просто не потребить то, что она производит: население города тогда составляло около 15 000, а часов производилось 5000 в год, — рассказывает фрау Леонхардт. — Многие швейцарцы, чтобы найти рынок сбыта, эмигрировали за границу или открывали там свои представительства. Отец Жан-Жака Руссо был личным часовщиком турецкого султана, Эдуард Бове — единственным поставщиком часов на китайском рынке, а Бреге обосновался в Париже и работал на французский королевский двор». И не только на французский — среди его клиентов числились и султан Османской империи, и Александр I. При поддержке российского императора Бреге даже основал в Петербурге представительство — Maison de Russie («Русский дом»).

Тем не менее до XIX века самыми престижными в мире считались английские часы, и бывало, швейцарцы делали детали, собирали их в механизм, продавали англичанам, а те наполняли этой начинкой корпус и выводили часы на рынок как свои. Но на Всемирной выставке в Лондоне в 1851 году королева Виктория восхитилась не грузными английскими, а швейцарскими изделиями — компактными, легкими, с новым дизайном и без заводного ключа.

В конце XIX века американские фабрики запустили массовое производство, и швейцарские механизмы ручной работы оказались неконкурентоспособными, в первую очередь по цене. Часовое дело в стране почти рухнуло, но швейцарцы быстро сориентировались и построили современные мануфактуры в районе Юрских гор. Так возникло два параллельных класса профессионалов — часовщики-художники и часовщики-ремесленники. А также два класса часов — «эксклюзив» в женевской традиции и «часы для всех» в юрской.


ГЛОССАРИЙ


АВТОМАТИЧЕСКИЙ ЗАВОД — дополнительный механизм, в котором ротор вращается при движении руки и заводит пружину, увеличивая запас хода. В хороших механизмах он обычно составляет 40–48 часов.

ВЕЧНЫЙ КАЛЕНДАРЬ — механически запрограммированное устройство, учитывающее високосные годы. Маленькая шестерня, соединенная с месячным календарем, совершает полный оборот за четыре года. Часы с вечным календарем требуют корректировки раз в 100 лет.

РЕПЕТИР — механизм боя, указывающий час, четверти часа и минуты разными тонами. За каждый тон отвечает пара молоточков-гонгов. Репетир придумали, когда не было электричества, чтобы узнавать время в темноте.

СКЕЛЕТОН — часы с прозрачным корпусом, через который виден механизм.

ТУРБИЙОН — механизм, частично компенсирующий гравитацию Земли и придающий часам точность. В переводе с французского tourbillon означает «вихрь». Он был запатентован Бреге в 1801 году и предназначен для карманных часов, как правило, находящихся в вертикальном положении. Механизм продолжают интегрировать и в наручные часы, причем так, чтобы его вращение было видно в окошечке циферблата.

ХРОНОГРАФ — функция для измерения коротких промежутков времени. Счетчик фиксирует секунды, минуты, часы, и они отображаются на дополнительных циферблатах, расположенных на основном.

ХРОНОМЕТР — часы с особо точным ходом (погрешность не больше пяти секунд в сутки). Хронометры сертифицирует Швейцарская служба официального контроля за хронометрами. Партия в 100 механизмов тестируется в течение 15 дней при трех разных температурах и в пяти разных положениях. Больше всего сертификатов хронометра получают Rolex, Omega и Breitling.
Источник: vokrugsveta.ru
Поделись
с друзьями!
1033
1
19
52 месяца

Греческий мастер Gregory Grozos создает невероятные микро-миры

Часы – вещь символическая. Хотя бы потому, что они связаны со временем, а значит – с человеческой жизнью. Часы присутствуют во многих сказках, о них сочиняют песни и слагают стихи. Греческий художник Грегори Грозос считает, что они могут вместить в себя целые миры. Но не в абстрактно-философском, а буквальном смысле.

Свои творения Грегори Грозос называет «миниатюрными мирами». Это, действительно, так, потому что располагаются они в старых карманных часах. Работы греческого художника отличаются множеством тонких, филигранно выполненных деталей.

Целая библиотека в карманных часах

Все идеи, воплощенные в этой изящной вселенной, принадлежат самому Грегори. По мнению автора, его миниатюры можно отнести к таким направлениям, как стимпанк (технология + декоративно-прикладное искусство), фэнтези и причудливый стиль (whimsical). Уделяя большое внимание мелким деталям, сделанным из самых различных материалов, Грегори стремится создать гармоничное и эстетически совершенное целое.

Творческая фантазия Грегори Грозоса многогранна и неисчерпаема: каждый из созданных им мини-миров не похож на другие. Несмотря на ограниченное пространство внутри карманных часов, художнику удается рассказать интересную историю, полную удивительных подробностей, которые притягивают взгляд и будоражат воображение.





















Поделись
с друзьями!
1872
0
36
61 месяц
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!