Взглянуть правде в лицо: работающие вопросы к себе

Любой ответ себе на такие вопросы – это приглашение «копнуть глубже». Хотите лучше узнать себя - задайте их мысленно самому себе.


Готов ли я взглянуть правде в лицо?


Дженет Коннер в своей книге Writing Down Your Soul: How to Activate and Listen to the Extraordinary Voice Within (Conner, 2008) приводит примеры четырех типов неконструктивных форматов вопросов, адресуемых пишущими в дневник самим себе и Миру.

Она пишет о том, что «закрытые вопросы» (те, ответом на которые может быть «да» или «нет») лучше всего адресовать самому себе, например: «Готов ли я взглянуть правде в лицо?» или «Действительно ли я хочу стать более эмпатичным, способным к состраданию человеком?»

Любой ответ себе на такие вопросы – это приглашение «копнуть глубже». Будучи адресованными Миру (как его ни назови), «закрытые» вопросы гораздо менее эффективны для понимания своей жизни и судьбы.

Люди очень часто задаются вопросом «почему», в смысле, «какова причина того или иного события или переживания в моей жизни». «Почему это случилось со мной?..» Это не самый конструктивный из вопросов для самопознания, хоть и распространенный. Нет гарантии, что причину вообще удастся найти; нет гарантии, что удастся найти «единственно правильную», истинную причину; а даже если и удастся – нет гарантии, что знание этой причины поможет человеку изменить свою жизнь в желаемую сторону.

Чаще всего «причинами» наших выборов и состояний оказываются поступки других людей в прошлом, на которые мы повлиять из «сейчас» не можем. В разных психотерапевтических традициях вопрос «почему» считается не самым лучшим из возможных (в частности, еще и потому, что он часто вызывает ассоциации из детства с «Почему ты это сделал?!» - и желание оправдываться и защищаться). Однако в форме «почему важно» этот вопрос приобретает совсем другой оттенок и значение. Он становится вопросом о ценностях и смыслах: «Почему вам важно было поступить в той ситуации так, а не иначе?» В таком виде он оказывается вполне признанным.


Еще один из типов вопросов, которые Коннер считает неконструктивными для самопознания, это вопрос о сроках: «Когда в моей жизни произойдет желаемое или перестанет происходить нежелательное?» Более конструктивная версия подобного вопроса – это: «Как мне нужно измениться / что мне нужно начать делать по-другому, чтобы в моей жизни произошло желаемое или перестало происходить нежелательное?»

Последний тип неконструктивных вопросов по Коннер – это вопросы о другом человеке. Когда мы ведем дневник, особенно когда письменные практики становятся для нас формой духовной практики, имеет смысл писать именно о себе – о своих переживаниях, об их смыслах, о собственном развитии. Писать для того, чтобы как-то повлиять на поведение другого человека – не эффективно. Поведение другого человека может измениться после того, как изменится наше собственное поведение – вследствие изменившегося в ходе письменных практик самопонимания.

Конструктивные вопросы


Дженет Коннер в свое время начала коллекционировать эффективные, «работающие», конструктивные вопросы, которые можно применять для письменного самоисследования, и в ее коллекции более 200 подобных вопросов. Они составляют пять основных категорий.

1. Вопросы, поддерживающие развитие осознанности


«Где я чувствую, что застрял(а) в своем движении? Что мне мешает?»
«С чем мне сейчас необходимо разобраться в первую очередь? Какие решения нужно принять?»
«Какие условия мне необходимы, чтобы принять правильное решение?»
«Как я отношусь к тому, что я чувствую по поводу происходящего?»
«От чего я отворачиваюсь, надеясь, что оно как-нибудь само исчезнет из моей жизни?»
«Что мне нужно, чтобы быть в большем ладу с собой?»
«Какие «части меня» сейчас хотят быть услышанными?»
«В какие моменты в течение дня я чувствую себя наиболее счастливой?»
«Что крадет у меня мою энергию? Где теряется моя энергия?»
«Чему мне сейчас более всего необходимо научиться?»
«Какие перемены грядут в моей жизни? Как я их распознаЮ?»
«Какой «продукт» производят мои тревоги и беспокойства? Что они вносят в разные области моей жизни?»

2. Вопросы, поддерживающие развитие понимания и осмысленности


«Какие мои решения привели меня в ту точку, где я сейчас нахожусь? От каких альтернатив я отказалась?»
«Что я делаю, чтобы отвлечься от важного?»
«Какие силы и способности мне нужны, чтобы стать более честным с собой и другими?»
«Какие мои убеждения легли в основу этого решения, этого поступка?»
«Какими мыслями, словами и действиями я подрываю свои собственные усилия, как я саботирую свое движение к мечтам, свое стремление действовать в соответствии со своими ценностями?»
«Что до сих пор мешало мне заняться тем, что для меня действительно важно?»
«Что «жмет мне на кнопки», запускает во мне автоматические поведенческие паттерны, которые мне хотелось бы изменить?»
«Каким тоном и какими словами я разговариваю с собой?»
«Что из того, что я делаю в повседневной жизни и на работе, я чувствую себя «вынужденным» делать? Как это для меня субъективно отличается от того, что я действительно хочу делать?»

3. Вопросы, способствующие глубинному самопониманию


«Какие свои стороны я не хочу принять? Что изменилось бы, если бы мне удалось их принять?»
«От чего я прячу голову в песок, как страус? Какого жизненного опыта и переживаний я избегаю? Сколько времени своей жизни я провожу «в позе страуса»?»
«Что я делаю «на автопилоте», воспроизводя поведенческий паттерн, который мне не особенно нравится? Как этот паттерн моего поведения влияет на окружающих меня людей?»
«Есть ли у меня привычная маска – косная форма самоподачи и общения? Или не одна?»
«Чего я в глубине души боюсь больше всего?»
«Каково мое призвание? Что я делаю в те моменты, когда чувствую себя собой – в высшем и лучшем смысле?»
«В какие моменты я испытываю внутреннюю цельность?»
«Отражает ли моя самоподача, мое внешнее окружение мой внутренний мир? Насколько, каким образом?»
«Что я могу сделать, чтобы в моей жизни стало больше любви?»
«Как я могу вернуть себе свою силу? Какова будет цена этого?»
«Что есть сокровенное желание моего сердца? Как оно возникло?»
«Ответ на какой вопрос я сейчас больше всего боюсь узнать?»

4. Вопросы, способствующие представлению и вызреванию предпочитаемого будущего


«Что запрещает мне мечтать?»
«Как я распознаю непривычные, возможно – грандиозные, но, тем не менее, реальные возможности?»
«Как выглядела бы и переживалась бы изнутри моя жизнь, если бы то, чего я хочу и о чем мечтаю, сбылось?»
«Чем бы я занималась, если бы меня вообще ничто не ограничивало?»
«Какой след мне бы хотелось оставить в мире?»
«Что я могу сделать, чтобы во внешнем мире воплотилось лучшее из содержаний моего внутреннего мира?»
«Верю ли я в то, что могу изменить свою жизнь, могу так или иначе изменить мир? Как я знаю это?»
«Что мне нужно делать и каким образом, чтобы проявить в мире то, к чему я стремлюсь?»

5. Вопросы, поддерживающие проявление, творение предпочитаемого будущего


«Что сейчас важнее всего? О чем мне нужно сейчас спрашивать?»
«С чего мне нужно начать движение к предпочитаемому будущему?»
«Что может поддержать меня в движении в предпочитаемом направлении?»
«Какое минимальное изменение я могу совершить уже сейчас?»
«Что мне нужно отпустить, от чего освободиться, чтобы мочь жить так, как мне хочется?»
«Как мне чувствовать себя спокойнее, несмотря на неизвестность будущего?»
«Что находится в разрыве между тем, как дела обстоят сейчас, и тем, чего я хочу? Как мне преодолеть этот разрыв?»
«Что нужно сделать сегодня?»


Автор Дарья Кутузова
Источник: econet.ru
Поделись
с друзьями!
826
6
29
1 месяц

Я приду и отвечу тебе через двадцать четыре часа

Когда Гурджиеву было только девять лет, у него умер отец. Отец был беден. Умирая, он подозвал Гурджиева поближе и сказал ему:

— Мне нечего оставить тебе в наследство. Я беден, и мой отец тоже был беден, но он дал мне только одно, и это сделало меня богатейшим человеком в мире, хотя снаружи я остался бедным. Я могу передать тебе то же самое.

Это определенный совет. Может быть, ты слишком молод и не сможешь последовать ему прямо сейчас, но запомни его. Когда ты сможешь действовать согласно этому совету, действуй. Совет прост. Я повторю его, и поскольку я умираю, слушай внимательно и повторяй за мной, чтобы я умер удовлетворенным, что передал послание, которое, может быть, веками переходило от отца к сыну.

Послание было просто. Отец сказал:

— Если кто-то оскорбляет тебя, раздражает, провоцирует, просто скажи ему: «Я понял твое послание, но я пообещал отцу, что буду отвечать только через двадцать четыре часа. Я знаю, что ты в гневе, я это понял. Я приду и отвечу тебе через двадцать четыре часа». И так же во всем. Соблюдай промежуток в двадцать четыре часа.

Девятилетний мальчик повторил, что сказал ему отец, и отец умер, но переданное в такой момент послание запечатлелось навсегда. Когда он повторил послание, отец сказал:

— Хорошо. Пусть будут с тобой мои благословения; я могу умереть в мире.

Он закрыл глаза и умер. И Гурджиев, хотя ему было только девять лет, начал это практиковать. Кто-то оскорблял его, и он говорил:

— Я приду через двадцать четыре часа, чтобы тебе ответить, потому что я пообещал это своему умирающему отцу. Прямо сейчас я не могу тебе ответить.

Может быть, кто-то бил его, а он говорил:

— Ты можешь меня бить; прямо сейчас я не могу ответить. Через двадцать четыре часа я приду и отвечу тебе, потому что я дал такое обещание умирающему отцу.

И впоследствии он говорил своим ученикам:

— Это простое послание совершенно меня трансформировало. Этот человек меня бил, но я не собирался реагировать в этот момент, и мне ничего не оставалось, кроме как наблюдать. Мне нечего было делать: сейчас этот человек меня бьет, а я должен быть просто зрителем. Двадцать четыре часа делать было нечего.

И наблюдение этого человека создавало во мне нового рода кристаллизацию. Через двадцать четыре часа я мог видеть яснее. Мои глаза были полны гнева. Если бы я ответил прямо в тот момент, я стал бы бороться с этим человеком, я ударил бы этого человека, и все было бы бессознательной реакцией. Но через двадцать четыре часа я мог думать об этом более спокойно, более тихо. Либо он прав — я сделал что-то неправильное и нуждался в том, заслуживал того, чтобы меня побили, оскорбили, — либо он был абсолютно неправ. Если он был прав, ничего не оставалось, кроме как прийти к нему и поблагодарить. Если же он был абсолютно неправ… тогда не было смысла бороться с человеком, который так глуп и делает совершенно неправильные вещи. Это бессмысленно, это просто пустая трата времени. Он не заслуживает никакого ответа.

И через двадцать четыре часа все становилось на свои места, и возникала ясность. И с этой ясностью и наблюдательностью в мгновении Гурджиев превратился в одно из самых уникальных существ этого века. И это было фундаментальной основой всей кристаллизации его существа.

Ты всегда снаружи.

Шри Раджниш Ошо. Путь мистика
Поделись
с друзьями!
3997
46
249
69 месяцев
Уважаемый посетитель!

Показ рекламы - единственный способ получения дохода проектом EmoSurf.

Наш сайт не перегружен рекламными блоками (у нас их отрисовывается всего 2 в мобильной версии и 3 в настольной).

Мы очень Вас просим внести наш сайт в белый список вашего блокировщика рекламы, это позволит проекту существовать дальше и дарить вам интересный, познавательный и развлекательный контент!