Художник Гаррет Кейн: соединение цифровых технологий и природы

Художник Гаррет Кейн (Garret Kane) объединил цифровые технологии и элементы природы, создав уникальные скульптуры в серии "Времена года". Гаррет разрабатывает персонажей с помощью компьютерных программ и печатает их в своей студии в Бруклине с помощью 3D-принтера. Затем он добавляет дерево, камни, кристаллы, листья, цветы и другие материалы, которые рождают жизнь в этих фигурах. Эти легкие органические вставки отлично подчеркивают красоту и хрупкость природы.
Источник: www.facebook.com
Поделись
с друзьями!
1264
25
200
7 месяцев
РЕКЛАМА

Как машина, которая может сделать что угодно, изменит мир

«В течение следующих сорока лет произойдёт то, что изменит положение дел, вероятно, больше, чем что-либо с тех пор, как мы вышли из пещер.»- Джеймс Берк (родился 22 декабря 1936 года) - британский телеведущий, научный историк, автор и телевизионный продюсер. «Вашингтон пост» назвал его «одним из самых интригующих умов в западном мире»

Джеймс Берк имеет особое видение будущего. Он считает, что к середине этого века, возможно, уже в 2042 году, наш мир будет определяться новым устройством: нанофабрикатором.

Это устройство будет размером не больше принтера и вы сможете поставить его у себя дома. Вам понадобится только положить внутрь любой материал (воду, грязь и несколько порошков редких элементов) и нанофабрикатор начнёт работу. Он будет разрывать молекулы сырья, манипулируя ими на атомном уровне, чтобы создать ... всё, что угодно: продукты питания, новый ноутбук, одежду или лекарства. Все что угодно - с помощью сырья и инструкции по созданию.

Это звучит как научная фантастика (хотя, с появлением 3D принтеров, в меньшей степени, чем раньше). Как Интернет сделал информацию общедоступной, ретранслируемой, и легко создаваемой, так и нанофабрикатор будет трансформировать материю. Энергии будет в изобилии от Солнца,а ваша "Чудо-Машина Санты" сможет создавать новые солнечные панели и батареи, чтобы использовать и хранить эту энергию всякий раз, когда это необходимо. В конце концов, что такое еда? Углерод, водород, азот, фосфор, сера. Ничего, что бы вы не нашли в небольшой горстке земли, стакане воды, и добавив немного биомассы в придачу, ради эффективности. Равным образом нет необходимости беспокоиться о лекарстве до тех пор, пока у вас есть рецепт и фабрикатор. В конце концов, те же самые элементы, которые я перечислил выше, могут так же легко сделать инсулин, парацетамол, и, предположительно, превосходящие лекарства в будущем.

Неожиданно только три товара приобретают значение: сырье для машины (которое, вне зависимости от того, что вы хотите сделать, будет в изобилии вокруг вас); сам нанофабрикатор (если, конечно, они смогут самовоспроизводиться, то они становятся только простым «преобразованием» от сырья); и, наконец, чертежи для вещей, которые вы хотите сделать.

В мире, где материальные блага в изобилии для всех, кто будет видеть какую-либо необходимость в сокрытии этих чертежей от окружающих? Гораздо лучше для нескольких создателей, чинить и создавать новые вещи для радости, и поделиться ими со всеми. Что означает «прибыль» в мире, где вы можете создать всё, что захотите?

Как считает Джеймс Берк: "Это уничтожит нынешнюю социальную, экономическую и политическую систему, потому что становятся бессмысленными ... каждое учреждение, каждая система ценностей, каждый аспект нашей жизни, который регулировался дефицитом: проблема распределения конечного количества ресурсов. В будущем не будет никакой необходимости в каком-либо из социальных институтов"

Другими словами, если такая технология когда-либо будет изобретена то, она сломает системы и структуру мира, которые были построены, чтобы решить проблему, которой больше не существует.

Представить такое будущее практический невозможно, как и предугадать, что сверхразумный ИИ сделает с человеческой расой. Единственное, что кажется несомненным, что человеческая история будет навсегда разделена на две части. Мы можем жить в тёмных временах до этого великого рассвета. Или этого открытия может никогда не произойти. Время покажет.
Источник: telegra.ph
Поделись
с друзьями!
1947
20
199
9 месяцев

Почему человечество перестаёт изобретать?

Каждая новая идея, выяснили экономисты, даётся человечеству всё большими усилиями. Означает ли это, что в один прекрасный день люди перестанут изобретать новые технологии? Если нынешние времена и дают поводы для оптимизма, то все они связаны, кажется, с техническим и научным прогрессом.
Машины научились ездить без водителей, над лесами и полями летают дроны, доставляющие пиццу или перевозящие кровь, 2 млрд человек по всему миру носят в кармане компьютеры, во много раз более мощные, чем те, которые мы мечтали иметь на рабочем столе всего 20 лет назад. Искусственный интеллект научился играть в покер, в мире практически победили полиомиелит, растут надои, а где-то — и продолжительность жизни, умные устройства захватывают быт.

Алгоритмы развиваются с такой скоростью, что многие всерьёз верят в неминуемый выход человечества в технологическую стратосферу, в которой роботы повысят производительность труда до заоблачных высот, научатся самостоятельно создавать новые блага и освободят нам руки и головы для прекрасного. Даже грустные политические перемены отчасти связывают с прогрессом: автоматизацию труда винят во фрустрации избирателей, оставшихся за бортом информационной революции, и обусловленных ею общественных потрясениях.

Но есть и противоположный взгляд на мир, куда более пессимистичный. Пессимисты считают, что большая часть достижений прогресса последнего времени — это красивые игрушки, которые либо доступны очень немногим людям на Земле, либо даже широко распространены, но не меняют принципиально ни уровня жизни, ни социального уклада.

Холодильники, получившие распространение в середине XX века, есть в каждом доме, а дроны с посылками летают так редко, что это всякий раз становится новостным поводом мирового масштаба.
Информационные технологии проникли в каждый дом, но создали едва ли не меньше рабочих мест, чем уничтожили — в печатных отраслях работали миллионы, а интернет-компании по всему миру нанимают сотни тысяч.

Продолжительность жизни почти перестала расти, а где-то (как, например, в США) даже немного падает, по меньшей мере в отдельных демографических группах.

Новых лекарств производится всё меньше, а бактерии приобретают устойчивость к антибиотикам — самому значимому, в пересчёте на человеческие жизни, достижению человечества в прошлом столетии.

Facebook вырос в прошлом году на 57% — и выручил $27 млрд; это невероятный финансовый результат, но в масштабах планеты, на которой 2 млрд человек из семи регулярно пользуются продуктами компании — совсем не много.

Уже три поколения людей выросли на научной фантастике, и самые амбициозные из них хотят видеть вокруг себя то, что им обещала прогрессистская литература — сверхзвуковые полеты, телепортацию, киборгов, мгновенную диагностику болезней, пересадку любых органов в товарных количествах, роботов в каждом доме.

С высадки на Луну прошло 55 лет, но если кто-нибудь захочет это повторить, придётся создавать многие технологии заново, ворчат эти люди. В лучшем случае участники конкурса, объявленного Google, смогут отправить в этом году на спутник несколько килограмм полезного груза и передать нам оттуда данные.

Спор этот идёт столько же, сколько продолжается технический прогресс, и едва ли легко разрешим — слишком много ожиданий и мало надёжных фактов доступно участникам дискуссии. Но это можно изменить, если прикинуть, с какой скоростью у человечества возникают продуктивные идеи, насколько они дороги в производстве и как сильно влияют на жизнь людей. На эту тему в последнее время появляется много исследований.

Прогрессирующее тугодумие человечества



В информационных отраслях всем хорошо известен закон Мура, сформулированный 50 лет назад — плотность транзисторов в процессорах удваивается каждые два года. Это наблюдение сделал ещё в допотребительскую компьютерную эпоху менеджер Intel, и долгие годы оно оставалось верным. Даже приблизившись к физическим пределам минитюаризации, инженеры умудряются выжимать из кремния всё большую продуктивность. Это будет казаться вам чудом, пока вы не задумаетесь, какой ценой достигнут бешеный прогресс. Именно на этот вопрос попытались ответить недавно несколько стэнфордских экономистов.

Чтобы получить ответ, они выбрали несколько областей с легко измеримым количественным прогрессом, зависимым от новых идей:

  • производство процессоров,
  • урожайность нескольких сельскохозяйственных культур,
  • разработку принципиально новых лекарств,
  • клинические испытания средств борьбы с раком.

Затем они оценили, с какой скоростью идёт прогресс и как растут затраты эффективного человеческого труда на каждый процент роста.

Они считали, естественно, не поголовье ученых и инженеров, а расходы — поделили бюджеты на исследования и разработки (R&D) в частном секторе на среднюю зарплату высокооплачиваемого специалиста.

Результаты оказались одновременно неожиданными и (отчасти) предсказуемыми.

Во-первых, прогресс невозможно отрицать. Закон Мура выполняется и перевыполняется, новые лекарства худо-бедно выходят на рынок (хотя в последние 20 лет всё реже), и даже урожайность хлопка — едва ли эта сельcкохозяйственная культура ассоциируется у большинства людей с высокой наукой — растёт год от года. С этой частью результатов интуитивно готов согласиться каждый.
Куда интереснее, и это во-вторых, какие ресурсы уходят на поддержание темпов роста. И тут впору удивляться:

- С 1970 года эффективность производства новых идей в индустрии процессоров упала почти на два порядка.

- Там где раньше каждый шаг на кривой Мура достигался усилиями 1000 человек, теперь требуется 78 000.

- На изобретение каждого нового лекарства требуется теперь в 15 раз больше людей, чем в 1970-м.

- Затраченный человеческий капитал на каждое клиническое испытание средства против рака вырос с 1975 года в шесть раз.

Инновационный труд давно уже перестал быть уделом гениев-одиночек и превратился в гигантский конвейер. В этом и так не приходилось сомневаться, но масштабы поражают воображение.

Можно предположить, что падение эффективности касается всех областей знания. В среднем трудоёмкость производства одной продуктивной идеи выросла с 1930-х годов более чем в 60 раз, а эффективное число исследователей — только в 30. Это не значит, конечно, что человечество поглупело: создать что-то принципиально новое в высокоспециализированной и наукоёмкой конкурентной области куда труднее, чем вспахивать целину. Это значит всего лишь, что сохранение привычных нам экспоненциальных темпов инноваций и экономического роста, кажущихся со стороны чуть ли не гарантированными, требует совершения невероятных и все возрастающих усилий. Прогресс — это не только данность, проистекающая из свойственного человеческой природе любопытства, а трудный процесс, требующий больших организационных талантов и ресурсов.

Неприятный вывод, напрашивающийся из этих данных, состоит в том, что производительность человечества по части изобретения новых технологий может со временем приблизиться к нулю. Мы не только не получим сингулярности, а напротив, застрянем в болоте, в котором каждый следующий шаг будет даваться только огромным напряжением. Но и отчаиваться рано.

Источники роста



Можно — как делают неукротимые оптимисты — надеяться, что совсем скоро за придумывание идей будут отвечать роботы, а не люди. В конце концов, алгоритмы уже давно стали важной частью процесса разработки новых лекарств, проектирования процессоров и вообще любого исследовательского проекта. Эта позиция хороша всем, кроме того, что прежде так не было. Пока что прогресс требует совместной работы людей и алгоритмов, они не научились работать друг без друга.

Есть и простой путь, которым, хочется верить, будет идти человечество, пока роботы обретают интеллектуальную автономность. А именно, рассчитывать само на себя. За ХХ век население Земли увеличилось в четыре раза. Даже если бы уровень образования не рос, это само по себе обеспечило бы соответствующий прирост популяции изобретателей.

Но этого мало: средний житель Земли теперь гораздо лучше образован и гораздо лучше обучен наукам, чем сто лет назад. Помимо количественного роста произошёл и качественный переход — из деревенской экономики в городскую, от промышленной к информационной. И ресурсов этого роста должно хватить еще очень надолго, если знать, где их искать.

Если смотреть на прогресс, как не демографическую проблему, положение человечества гораздо лучше, чем кажется на первый взгляд.

Большая часть трудоспособного населения Первого мира уже получила высшее образование и уже, в меру своих способностей, участвует в производстве инноваций. Зато в Третьем мире есть несколько миллиардов необразованных людей, мечтающих учиться и придумывать новые идеи, — и часть из них, несомненно, изобретатели и гении. Если правда, что для появления новых идей нужно механическое увеличения числа изобретателей, это хорошая новость — пока что ещё есть, где из чего брать — надо только дать им образование. Это проще, чем придумать лекарство от рака. Говорят, будущее уже здесь, просто оно неравномерно распределено. Верно и то, что создатели будущего распределены по миру очень неравномерно.

В последние годы стало принято беспокоиться о «технологической безработице» — когда автоматизация труда уничтожит рабочие места, людям будет нечем заняться. Дефицит идей должен отчасти решить и эту проблему, если не в краткосрочной, то в долгой перспективе. Когда заводы, колл-центры, отделения банков и рестораны перестанут нанимать людей из плоти и крови, многим из них найдётся работа в отрасли производства идей.

На первый взгляд кажется, что производство идей — удел гениальных одиночек, но этот взгляд, если верить стэнфордскому исследованию, устарел. Интеллектуальный конвейер требует всё больше рабочей силы, а прочие сферы человеческой деятельности, на счастье, всё меньше. Падающая производительность человеческих раздумий потребует перераспределения труда и создаст большой спрос на расширение образования и рост интеллектуальной занятости.

Совсем не трудно увеличить число ученых, программистов и творческих профессионалов ещё в сто раз — нынешними темпами это позволит экспоненциальному прогрессу продолжаться весь XXI век.

Андрей Бабицкий
Источник: secretmag.ru
Поделись
с друзьями!
1262
7
81
10 месяцев

Изучение мозга, передача знаний и бессмертие: Стив Возняк об образовании и технологиях

Одним из самых ожидаемых событий фестиваля NAUKA 0+ в МГУ стала лекция Стива Возняка. Публикуем основные тезисы выступления изобретателя, создателя персонального компьютера и сооснователя Apple — о том, как выбрать профессию, почему технологии не делают нас счастливее и как открытые данные помогают человечеству эволюционировать.

О прогрессе и счастье


Я всегда измерял успешность жизни не достижениями, а счастьем — тем, как ты себя чувствуешь, сколько удовлетворения получаешь от жизни. Делают ли технологии нас более счастливыми? За тысячи лет человечество создало огромное количество инструментов и технологий. Например, распространение стиральных машин избавило людей от огромного количества неприятного ручного труда. Но я не уверен, что это сделало нас счастливее.

В юности я решил стать инженером, чтобы создавать вещи, которые будут делать жизнь проще, и думал, что, когда появится множество устройств, которые будут работать за нас, мы станем трудиться меньше. Например, четыре дня в неделю, а не пять. Но я смотрю вокруг себя и понимаю, что для того, чтобы жить в Купертино и владеть, скажем, домом, два человека должны работать всю неделю, тогда как в моем детстве было достаточно и одного постоянно работающего члена семьи.

У нас появились удивительные устройства, и многие люди, наверное, сказали бы, что технологии сделали нас счастливее. Но сделало ли это человечество более независимым, или мы хороши ровно настолько, насколько хороши наши машины? В общем, я не думаю, что технологический прогресс и счастье напрямую связаны. Для людей естественно создавать предметы, которых не существовало раньше; пытаться остановить развитие технологий невозможно. Это как пытаться остановить огромный асфальтовый каток голыми руками.

О выборе профессии


На вопрос, чему стоит учиться сегодня, чтобы быть востребованным специалистом завтра, можно ответить только одно: все люди разные. Чтобы развиваться, обществу нужны таланты во всех сферах. Неправильно говорить, что все должны становиться цифровыми инженерами. Действительно, некоторые профессии скоро исчезнут, в том числе из-за того, что наши технологии становятся умнее, и есть смысл оценивать будущую специальность и с этой точки зрения. Но я преуспел в компьютерных науках только потому, что всегда бесконечно любил то, чем занимаюсь. В первую очередь выбор должен определяться склонностью к профессии, это единственный способ стать лучшим специалистом в мире.

О мотивации


Для меня всегда самым важным стимулом в работе было не то, что люди будут говорить, что я основал великую компанию или изобрел персональный компьютер. Для меня было важно, чтобы другие инженеры, посмотрев на мою работу — схемы, проекты, чертежи, код, который я писал, — признали, что это что-то удивительное. Компьютерная инженерия была моим видом искусства, и я хотел, чтобы другие увидели, как я в нем хорош.

Об открытых данных


Смысл open source в том, что своей идеей, видением чего-либо ты делишься с миром. Я всю жизнь был убежденным сторонником такого подхода. Когда я создал первый в мире персональный компьютер Apple II, то поступил именно так: не регистрировал патент и не оставлял за собой прав на владение технологией. Потому что я создал его не только для себя, но и для общества. Это как в школьном курсе математики — каждый год ты учишься на основе того, что узнал в прошлом. Так и с технологиями: новое открытие основывается на предыдущих. Но это совсем не значит, что такие продукты не дают возможности на них заработать.

О передаче знаний


Образование всегда было ключевой ценностью для меня. С детства я знал, что оно определит мое будущее, даст мне работу, доход, позволит иметь дом и завести семью. Учителя были очень важны в моей жизни, и, когда я вырос и состоялся, я знал, что хочу внести свой вклад в молодое поколение, потому что оно и есть будущее.

Я всегда дарил школам компьютеры, но когда у тебя много денег, это не является особенной жертвой, а я хотел отдавать больше. Поэтому, когда Apple уже была очень успешной компанией, я решил стать учителем в обычной школе. Это с детства было моей мечтой, и я написал собственные уроки и стал учить детей 10–12 лет пользоваться компьютерами. Всего я проработал так восемь лет и в какой-то момент преподавал по семь дней в неделю. Я делал это, потому что всегда был убежден, что мы, успешные взрослые, должны делать все возможное, чтобы помочь молодым кем-то стать.
Вторая причина моих выступлений — я хочу вдохновлять молодежь. Я верю, что, рассказывая историю своего успеха, я смогу помочь кому-то добиться того же. Для меня образование стало определяющим в жизни, и в молодости, когда развивается личность, формируются жизненные ценности, когда ты решаешь, что для тебя важно и как стоит жить, очень важно взять правильное направление, не тратить свободное время впустую. От этого зависит, как много ты вберешь в себя.

Пока у человека много сил и он легко впитывает новое, важно развивать идеи, которые могут улучшить мир, делать вещи, которые тебе интересны. Причем они не обязательно должны быть связаны с вашей основной работой. Покажите результат друзьям, удивите себя. Каждый раз, когда вы так делаете, ваш мозг развивается, и вы учитесь. Это дает чувство счастья оттого, что вы следуете направлению, которое выбрали.

О технологиях и мозге


Я смотрю с большой надеждой на многие современные технологии — машинное обучение, блокчейн, квантовые компьютеры, интернет вещей. Все они должны существенно улучшить жизнь людей. Сейчас меня особенно занимают две из них. Во-первых, это персональные помощники — Amazon Echo, Siri, Cortana, Bixby. Их развитие — тренд, который меняет нашу жизнь прямо сейчас. Они дают возможность решать задачи, не вводя текст, не обращаясь к девайсам и часто даже не формулируя самого вопроса — например, когда ты напеваешь мелодию, а программа выводит на экран оригинальную композицию. Системы распознавания речи скоро изменят многое в окружающем нас мире. Говорить о распространении реальных роботов рано: такие технологии пока развиваются намного медленнее, чем компьютерная наука. Но время, когда вокруг нас будет много роботов, которые будут нам помогать, наступит.

Но наиболее важным, объединяющим все перечисленные выше технологии я считаю разработки, связанные с искусственным интеллектом (ИИ). Есть много сложных задач, с которыми компьютер уже сейчас справляется лучше, чем человек. Правда, не совсем правильно называть такие разработки интеллектом, скорее это его симуляция. Да, машина способна быстро работать с большими данными и производить калькуляции, но она делает это по набору заданных человеком строго установленных правил и не может спросить себя, какой подход в этой ситуации более эффективен, или задать себе новые условия. Пока это совсем не то, чем является человеческий мозг.

У нас есть много отдельных знаний о мозге, но полного представления о том, как он устроен, о его структуре, пока нет. Именно поэтому мы не способны создать машину, близкую к тому, что можно назвать интеллектом. Возможно, когда-нибудь компьютеры смогут анализировать и делать выводы так же, как человеческий мозг, и после этого наступит сингулярность, когда компьютеры станут мыслить сами за себя. Может быть, они научатся чувствовать и станут обладать сознанием, но это случится только после того, как мы узнаем все о работе мозга.

О бессмертии


Я не хотел бы растягивать свою жизнь или жить вечно. Я такой же, как и все, мы все примерно равны, и зачем мне занимать место, которое может получить кто-то другой, когда вырастет? Да, сегодня есть технологии, которые продлевают жизнь, но это не дополнительная жизнь. Даже когда мы спасаем кого-то, например, во время инфаркта, общий уровень смертности остается неизменным — 100%. Но я не беспокоюсь по этому поводу, потому что верю в важность качества жизни, а не ее протяженности. Прожить счастливую жизнь намного важнее, чем длинную.

© Стив Возняк

Подготовил: Денис Бондарев
Источник: econet.ru
Поделись
с друзьями!
1785
6
85
11 месяцев

Увидеть лес с высоты, гуляя по спиральной тропе

В Дании архитектурная студия EFFEKT спроектировала спиральную прогулочную тропу, возвышающуюся над лесом около города Хаслев, в часе езды от Копенгагена.
Главная идея заключается в том, что можно не просто гулять по лесу, но и увидеть его с высоты птичьего полета, при этом не навредив природе.
Центральный элемент конструкции — спиральная башня высотой 45 метров, возвышающаяся над верхушками деревьев и открывающая панорамный вид на красивый окружающий ландшафт на все 360 градусов.
Прогулочная тропа длиной 600 метров ведет к башне по земле, над землей и между деревьями.
Весь маршрут будет поделен на две секции: прогулка среди старейших деревьев леса на высоте и вариант для тех, кто боится высоты, — тропа, расположенная ближе к земле и ведущая к более молодым деревьям.
Уникальный проект будет реализован в 2018 году.
Источник: интересное.ru.com
Поделись
с друзьями!
1627
4
89
11 месяцев

Новые нанороботы способны побеждать клетки рака

Международная группа учёных разработала микроскопических и «лёгких на подъём» роботов, способных быстро и эффективно уничтожать раковые клетки. The Verge сообщает, что в прошлом году исследователи уже получил Нобелевскую премию в области химии за их создание, а в этом году начали проводить испытания.

Наномашины изначально нацеливают на определённый тип белка, поэтому они безошибочно находят цель. Если же их активировать с помощью света, они начинают очень быстро раскручиваться, проникая таким образом внутрь клетки, уничтожая её за считанные минуты. Поиск целей наноботы осуществляют без участия света, но проникнуть в неё могут только с подсветкой.

Наноботы настолько малы, что даже «шеренга» из 50 тысяч экземпляров в толщину будет едва ли больше человеческого волоса. Сейчас учёные проводят ряд экспериментов на рыбе и микроорганизмах, но надеются, что в будущем смогут использовать их для лечения человека - ведь такие роботы смогут пригодиться не только для уничтожения опухолей, но и для точечной доставки лекарства в определённую область организма.
Источник: hi-news.ru
Поделись
с друзьями!
1499
2
76
13 месяцев

Необычные и удивительные экзоскелеты

Экзоскеле́т (от греч. έξω — внешний и σκελετος — скелет) — устройство, предназначенное для восполнения утраченных функций, увеличения силы мышц человека и расширения амплитуды движений за счёт внешнего каркаса и приводящих частей. Экзоскелет повторяет биомеханику человека для пропорционального увеличения усилий при движениях.
НЕОБЫЧНЫЕ и УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЭКЗОСКЕЛЕТЫ
Источник: www.youtube.com
Поделись
с друзьями!
1006
3
9
18 месяцев