все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →
199 0
8
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Футуризм: как может выглядеть общественный транспорт будущего?

This Is Brainy The future of transportation is a connected world
Источник: www.youtube.com
75 0
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Сжечь Александрийскую библиотеку - 2, или почему нельзя читать 25 млн. оцифрованных книг?

Захватывающая история о том, как человеческая наивность и жадность задушили самый амбициозный IT-проект тысячелетия — проект по оцифровке всех-всех книг, которые только есть в мире.

Из идеи об оцифровке книг и возможности мгновенно искать в них любые отрывки текста родилась Google. Ларри Пейдж и Сергей Брин задумывали создать поисковик не по интернету, но по книгам. Но вышло иначе, а к идее о том, чтобы перевести в цифровой формат все книги они вернулись только в начале "нулевых".

Проект по оцифровке всех сначала американских, а затем вообще всех-всех книг получил кодовое название "Project Ocean". Даже в самой Google те сотрудники, что не были в него вовлечены, рассматривали идею как нечто, слабо совместимое с реальностью. Нечто вроде нынешней "хотелки" Илона Маска отправить человека на Марс. Но проект поддерживали сам Пейдж и Брин, так что у него, разумеется, был более чем зеленый свет.

Начиная с 2002 года Google начала жадно сканировать все книги, до которых могла дотянуться. Для этого она договорилась с крупнейшими библиотеками США и организовала специальные центры сканирования, в которые книги из библиотек свозили фурами. Это не фигура речи — логистически "Project Ocean" был не менее сложным, чем технически.

Да, для реализации проекта Google пришлось придумать специальные "железо" и "софт" — ведь до нее на тот момент задачу быстрого сканирования миллионов книг еще никто не решал.

Сканируемая книга жестко закреплялась на специальном стенде, сверху на нее смотрели несколько фотоаппаратов, а лидар ("трехмерный радар") определял точное положение листов книги в пространстве, чтобы позже специальное программное обеспечение учитывало это и "распрямляло" криво сфотографированные листы бумаги.

Таким образом, в Google решили самую большую проблему при оцифровке книг — их точном закреплении при сканировании, чтобы все получалось ровно и красиво. Тут "голова болела" об этом не у людей, а у программы и ее алгоритмов.

Интересно, что при всей технологической навороченности стендов для "сканирования" книг, листы вручную переворачивали люди — машины не могли делать это достаточно быстро и одновременно достаточно нежно. Ведь перевести в цифровой формат нужно было и старые, и очень старые книги, обращаться с которыми надо было исключительно аккуратно.

Оператор переворачивал страницу, нажимал на педаль на полу, камеры фотографировали, он снова переворачивал — и так до тысячи раз в час.

К августу 2010 года Google потратила на проект в общей сложности 400 млн. долларов. И объявила о том, что по ее подсчетам в мире 129 864 880 книг. И она хочет оцифровать их все.
Тут надо пояснить, что изначально Google вовсе не собиралась открывать полный доступ к книгам — юристы компании этого бы никогда не позволили, они не самоубийцы. Первоначальная идея была — обеспечить возможность поиска по всем-всем книгам с демонстрацией пользователю небольшого отрывка. Юридический отдел Google был уверен, что это попадает под определение "честного использования" и, забегая сильно вперед, отметим, что судебная система в итоге, через много лет тяжб, признала: у компании действительно есть право на подобное использование книг.

Также стоит сказать, что если в большинстве европейских стран книга становится бесплатно доступной обществу через 50 лет после смерти автора, то в США это так не работает. Закон об авторских правах таков, что уже не публикующиеся книги никто не имеет права опубликовать еще раз, не решив все вопросы с автором, издательством или наследниками их прав. То есть книга просто лежит и собирает пыль, а чтобы дать ей вторую жизнь, даже цифровую, надо потратить столько времени и денег, что проще ничего не делать.

Когда издатели и авторы поняли, что Google не шутит насчет "взять и все оцифровать", они моментально возбудились. Шутка ли — компания просто взяла и скопировала содержимое крупнейших американских библиотек! Не спросив разрешения ни у кого, кроме библиотек! В общем, на нее подали в иск — и группа издателей, и Гильдия авторов.

Позже отдельные иски объединили в один коллективный иск, поданные от имени и для защиты прав всех авторов и издателей в США. Это важный, можно даже сказать ключевой момент всей юридической части истории.

В какой-то момент все вовлеченные стороны внезапно поняли — то, что сделала Google, может открыть новый гигантский рынок книг, особенно уже вышедших из обращения.

Однако иск был подан, судебные заседания шли и вместе с ними пришло понимание, что если пустить дело на самотек и доводить его до логического конца, то проиграют все. Так, если авторы и издатели выиграют в суде, то Google им что-то заплатит и прекратит сканировать книги, но не откроет к ним доступ читателям, поскольку не имеет на это права. Если выиграет Google — она сможет показывать читателям отрывки, но не продавать электронные копии книг целиком, поскольку опять же законы это запрещают.

И тогда стороны задумали, вероятно, самое грандиозное в истории соглашение по урегулированию коллективного иска.
Особенность американской судебной системы в том, что во время рассмотрения коллективных исков, представляющих интересы одного или нескольких пластов общества, вы можете в суде "расширить" нормы законов. При условии, что не вмешается Министерство юстиции и согласится судья, рассматривающий дело. Независимость судебной ветви власти во всей своей красе.

На протяжении 2,5 лет юристы Google, библиотек, издателей и Гильдии авторов вели сложнейшие переговоры, суть которых один из их участников кратко, но емко охарактеризовал как "четырехмерные шахматы" — надо было учесть интересы всех сторон.

Самая главная проблема, с которой столкнулись участники переговоров заключалась вот в чем. Ок, допустим, Google делает грандиозный интернет-магазин цифровых книг, в том числе и тех, авторы которых давно умерли, издательства закрылись и вообще непонятно, кому принадлежат права. Кому платить причитающуюся плату? Установление прав на получение денег в каждом конкретном случае стоило бы намного больше, чем любые возможные выплаты. То есть чисто экономически это было бессмысленно.

Но эту проблему решили, придумав создать единое агентство, которому бы шла плата за все старые книги. Наследники авторов и издателей могли бы в него обращаться за своей долей, а часть полученных средств там бы тратили на установление авторства. Поскольку обращались бы, конечно, далеко не все, то схема имела экономический смысл — кому все равно, "спонсировали" бы тех, кто хотел бы, чтобы ему заплатили. Причем правообладатели и авторы в любом случае получали бы 69% от цены электронной книги, а Google бы довольствовалась остальным.

Самое главное — при этом обходились бы нормы американских законов, запрещающих повторную публикацию книг, права на которые ужа давно утратили свою силу и не были заново оформлены.
Грандиозность соглашения привлекла внимание Министерства юстиции США, которое начало расследование и попросило всех, кто возражает против этого соглашения "говорить сейчас или молчать вечно".

Разумеется, возражения поступили. От Microsoft и Amazon с технологической стороны, а также от нескольких тысяч авторов, многие из которых, похоже, не до конца поняли суть соглашения. Против высказывались и многие уважаемые в "книжном" сообществе люди.

По мнению участников тех переговоров, активное противление сделки со стороны "авторитетов" решило вопрос — в Минюсте США вряд ли бы вняли только доводам Microsoft о том, что Google "нечестно" получает доступ ко всем печатным книгам ("Бо-о-о — главный конкурент против!"); не послушали бы там и Amazon, которая на тот момент контролировала 80% рынка электронных книг ("Бу-у-у — монополист на рынке возражает против нового игрока!").

Как полагают отдельные участники переговоров, среди тех авторитетных людей, что высказывались против соглашения, бытовало мнение о том, что сделку стоит завернуть, но потом Конгресс США все равно внесет нужные поправки в законы. Однако они не понимали, что законотворцев какие-то старые книги не интересуют от слова "совсем": с их помощью не выиграешь выборы и не создашь новые рабочие места. "Они, похоже, не понимали, как работает реальный мир", — с горечью замечает участник тех переговоров.

В итоге Минюст США высказал свое очень авторитетное мнение: судье не стоит одобрять сделку, поскольку она а)выходит за рамки сути иска (а иск был о том, можно ли Google показывать выжимки из книг); б)слишком эксклюзивная и создает очень плохой прецедент.

В самом деле — если бы Google договорилась с противниками-ставшими-партнерами в рамках процесса урегулирования коллективного иска, то любой другой технологической компании для получения таких же прав на создание подобного магазина электронных книг пришлось бы заново пройти весь путь. То есть: оцифровать книги —> быть засуженной правообладателями и авторами —> договориться с ними. По мнению чиновников Минюста США, это вообще никуда не годилось. Специально нарушать закон чтобы обойти закон?! Это перебор.

Ну и включить постфактум в иск в качестве ответчиков Microsoft, Amazon и кто бы там еще захотел создать свою цифровую библиотеку такого же масштаба — тоже не было никакой возможности. Это уж было совсем жесткое испытание для системы коллективных исков США, она бы такое не перенесла.

В итоге судья сделку не одобрил, в своем заключении процитировал Минюст США.
Формально в итоге победила, как мы сказали в самом начале, Google — ей позволено показывать отрывки из оцифрованных книг. Но проиграли — все. Читатели не получили гигантской цифровой библиотеки из всех-всех когда-либо напечатанных книг. Издатели и авторы не получили возможности получать постоянно небольшую денежку от их продажи. А Google "заморозила" траты в размере 400 млн. долларов. Даже выиграв, компания охладела к своему проекту и больше не сканирует книги. Кончился запал.

Сегодня где-то далеко на серверах Google лежат 50-60 петабайтов оцифрованных книг. Вот они, только руку протяни. Но доступ к ним имеют лишь несколько инженеров компании, ответственных за то, чтобы никто другой не получил к этим книгам доступ.

Два последних абзаца статьи настолько хороши и от них становится так больно, что мы их просто переведем:

Я спросил у тех, кто занимался этим [в Google] раньше: "Что надо сделать для того, чтобы эти книги были доступны всем?". Я хотел знать — насколько сложно было бы открыть к ним доступ. Что стоит между нами и цифровой публичной библиотекой из 25 млн. томов?

"У тебя были бы большие проблемы [юридического характера], — сказали мне — но все, что надо сделать — написать один запрос к базе данных. Так доступ бы переключился с "Выкл." на "Вкл.". На исполнение такой команды нужно несколько секунд".
Источник: rus.delfi.lv
948 1
50
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Меритократия - прошлое или будущее?

Меритокра́тия (букв. «власть достойных», от лат. meritus — достойный и др.-греч. κράτος — власть, правление) — принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка. Используется преимущественно в двух значениях. Первое значение термина соответствует системе, в которой руководители назначаются из числа специально опекаемых талантов (такая система в значительной степени противоположна как аристократии, так и демократии). Второе, более распространённое, значение предполагает создание начальных условий для объективно одарённых и трудолюбивых людей, чтобы они в будущем имели шанс занять высокое общественное положение в условиях свободной конкуренции.

История термина

Хотя сама концепция меритократии существовала веками, например, в рамках конфуцианской философии, сам термин «меритократия», то есть «заслуженная власть» от латинского «заслужить» и древнегреческого «власть», был впервые употреблен немецко-американским философом Ханной Арендт в её эссе «Кризис образования», написанном в 1954 году, и несколько лет спустя разработан британским политиком и социологом Майклом Янгом в его сатирическом труде «Подъем меритократии», в котором описывается футуристическое общество, где общественная позиция определяется коэффициентом интеллекта (IQ). В книге такая система приводит к революции, во время которой массы свергают надменную и оторванную от народа элиту. Аналогичные сюжеты использовались и в других литературных произведениях. Позднее у термина «меритократия» появилось более позитивное значение, которое взяли на вооружение сторонники всеобщего равенства возможностей. В своей книге «Грядущее постиндустриальное общество» (1973), Дэниел Белл полагал, что меритократия позволит устранить бюрократию, а также изменить социальную структуру общества в целом. Схожих взглядов придерживались также представители неоконсерватизма в западной социологии.

Реализация меритократии

По мнению ряда исследователей, Китай в некоторые периоды истории был близок к реализации меритократической системы. Так, во времена династии Сун широко использовалась трехступенчатая система экзаменов кэцзюй, с помощью которой отбирались кандидаты в правители, лучше других понимающие искусство, конфуцианство и административные проблемы.

В США распространено мнение, что принцип меритократии в США уже реализован, и что личные достижения каждого американца зависят лишь от его способностей, трудолюбия, жизненных установок и нравственности. Критики обращают внимание на то, что в США по-прежнему важную роль играют наследство, социальные и культурные преимущества, объективные возможности на рынке труда и для индивидуального предпринимательства, удача, доступ к качественному образованию и дискриминация.

В послевоенной Великобритании бум профессий, для которых требуется сдача экзаменов (юристы, врачи), помог множеству людей по происхождению из рабочих перейти в средний класс. Однако для карьеры в других видах профессиональной деятельности (например в связях с общественностью или рекламе) ключевую роль играют личные знакомства.

В Родезии до 1979 года существовали имущественный и образовательный цензы, благодаря которым чёрное большинство этой африканской страны было практически полностью отстранено от участия в выборах (впрочем, необходимо отметить, что часть белых жителей Родезии, не проходивших по указанным цензам, была также отстранена от участия в выборах). Ян Смит, бывший премьер-министр Родезии, в своих мемуарах прямо называл сложившуюся в те годы систему меритократией. (Де-факто же бытовавшая в Родезии система имела все признаки типичной ограниченной демократии, — в данном случае буржуакратии.)

Критика

Главная проблема меритократии — отсутствие универсального способа определения «способностей».

Одним из аналитиков меритократии был математик Александр Гротендик, который проследил эволюцию элитарной группы математиков от содружества гениев до разделения социальной ячейки на две касты: жестокосердых «Высших» и живущего в страхе «болота».

По мнению некоторых критиков меритократии, эта концепция призвана оправдать привилегии интеллектуальной элиты.

Американский журналист Кристофер Хейз (Christopher Hayes) считает, что неравенство, рождённое меритократической системой, со временем подавляет механизмы вертикальной мобильности («железный закон меритократии»).

«Краткий политический словарь» определяет меритократию как «разновидность технократической утопии, согласно которой капитализм якобы трансформируется в общество, где утвердится принцип выдвижения на руководящие посты наиболее способных людей, отбираемых из всех слоёв» и отмечает, что при меритократии оправдывается «социальное неравенство, разделение на элиту и управляемые массы».

Также существует понятие меритократичность — свойство системы организации труда, при которой доминирует ориентация на поощрение достижений и эффективности (от каждого по способностям, каждому по заслугам, нуждающимся по минимальной потребности).
Источник: ru.wikipedia.org
507 0
26
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

11 самых известных компаний, начинавших в гараже

Зачастую гараж помимо хранения автомобиля используют в качестве склада старого хлама, который жалко выбросить.

Однако, как показывает мировая практика бизнеса, гараж можно использовать с гораздо большей пользой. В нем, например, можно начать свое дело по сборке компьютеров, машин, продаже книг в интернете.

Вот уже действительно, великих предпринимателей ничто не остановит, даже такой пустяк, как отсутствие места под офис или производство!

Amazon

Интенет-компания по продаже книг №1 в мире была основана в 1994 году Джефом Безосом в его гараже по адресу 10704 NE 28th, Bellevue, Вашингтон.

Говорят, что первый рабочий стол создатель будущего гиганта онлайн продаж сколотил из дверей. В штаб-квартире корпорации и по сей день есть некоторое столы из дверей, что является напоминанием об экономии. Таким образом сотрудника компании прививается философия минимизации издержек производства.

В 2013 году чистая прибыль Amazon составила $274 млн. долларов, а число сотрудников составило 88 400.

Apple

В 1976 году Стив Джобс и Стив Возняк в возрасте 21 и 26 соответственно, основали Apple Computers, продавая 50 единиц Apple I Computer местным розничным магазинам электроники. Эту маленькую партию компьютеров они собрали за 30 дней в гараже.

Сегодня Apple — одна из самых популярных технологических компаний, продающей товары, ставшие культовыми. Однозначно, одной из отличительных черт сегодняшней эпохи станут модные гаджеты от Apple.

Disney

В 1923 году Уолт и его брат Рой переехали к своему дяде Роберту Диснею. В его гараже они и основали The First Disney Studio, начав создавать свои первые мультипликационные фильмы.

16 октября 1923 Уолт Дисней заключил свой первый контракт. Это был договор на создание серии мультфильмов «Комедии Алисы». А через пять лет талантливый художник-мультипликатор придумал легендарного Микки-Мауса.

Сегодня Disney — один из крупнейших медиа-конгломератов в мире с богатой историей и культовыми медиа продуктами.

Google

о, с помощью чего сегодня большинство интернет пользователей находят нужную информацию, затевалось двумя студентами Стэнфорда — Сергеем Брином и Ларри Пэйджем. В 1998 году они работали над созданием поискового алгоритма в гараже Susan Wojcicki.

Когда проект обрел некую осязаемость и функциональность, предприимчивые молодые люди предложили компании Excite выкупить его у них за 1 млн. долларов. Руководство Excite не сумело разглядеть выгодную рыночную возможность и отказало. А зря. Сегодня Google — многомиллиардная корпорация с доминирующей долей мирового рынка.

Harley Davidson

В 1901 году 21-летний Уильям Харли создал план-чертеж по оснащению велосипеда маленьким двигателем. В течении последующих двух лет он и его друг детства Артур Дэвидсон собирали свой мотоцикл в маленьком сарае, который любезно предоставили в пользовании их друзья. По сути это был гараж, в котором были собраны последующие, более усовершенствованные модели. Когда Уильям Харли и Артур Дэвидсон расширились до фабричного выпуска, они поставили этот сарай в центре фабрики как символ скромного происхождения мотоциклетной компании.

Сегодня Harley Davidson — самый узнаваемый брэнд в индустрии мотоциклов в мире.

Hewlett-Packard

В 1939 году Билл Хьюлетт и Дэвид Паккард основали HP в гараже Паккарда с первоначальной инвестицией в 538 долларов. Чья фамилия первой будет идти в названии компании определила судьба, то бишь брошенный жребий.

Их первым продуктов был звуковой генератор, а одним из первых клиентов — Уолт Дисней, который купил восемь осцилляторов для съемок своей «Фантазии».

Гараж HP в Пало-Альто известен как родина Силиконовой долины, а HP — как одна из самых известных высокотехнологических компаний.

Lotus Cars

В 1948 году Энтони Колин Брюс Чепмен основал Lotus Cars, построив первый гоночный автомобиль Lotus в конюшне неподалеку от Railway Hotel в северной части Лондона.

В 1966 году производство было перемещено в современный завод, а находящийся рядом заброшенный военный аэродром был переоборудован под испытательный трек. Автомобили Колина Чепмена 7 раз становились победителями Формулы-1.

Сегодня Lotus Cars является ведущим мировым производителем гоночных автомобилей.

Maglite

В 1950 году механик-изобретатель Тони Маглика бежал от войны из Хорватии в США. Практически не владея английским языком, он поселился в Лос-Анджелесе и брался за любую работу, которая ему подворачивалась.

К 1955 году ему удалось накопить 125 долларов, которые он использовал для покупки токарного станка. Тони Маглика начал мелкое производство высокоточных деталей в гараже за пределами Лос-Анджелеса. В 1974 году он основал Mag Instrument, а в 1979 выпустил свой первый фонарик.

Сегодня фонарик Maglite компании Mag Instrument входит в стандартный набор каждого полисмена США.

Mattel

Название компании Mattel вряд ли знакомо широкой публике в постсоветском пространстве. Однако ее продукцию точно слышал каждый.

Mattel выпускает всемирно известную куклу Барби, приносящую треть всех прибылей.

Кроме того, в ее продуктовой линейке также набирающие популярность игрушки Monster High.

Компания Mattel была основана в 1945 году Гарольдом «Мэтт» Мэтсоном и Эллиотом Хэндлером в гараже в Южной Калифорнии.

Yankee Candle Company

В 1969 году в возрасте 16 лет Майкл Киттридж сделал ароматическую свечу в своем гараже из расплавленных мелков в качестве подарка для своей матери.

Соседи обратили на это внимание и выразили заинтересованность в покупке ароматических свечей. Тогда он решил заняться производством этого товара.

Через 4 года Майкл Киттридж перерос свой гараж и перевез компанию Yankee Candle Company в старую мельницу.

Сегодня это крупнейший производитель ароматических свечей в США.

MicroSoft

В 1975 году Билл Гейтс и Пол Аллен в гараже основали будущую корпорацию Microsoft. Именно здесь они лицензировали свою первую операционную систему для IBM за $80 000. Позже они придумали Windows, которая до сих пор доминирует на рынке персональных компьютеров.
Источник: lifehacker.ru
1125 2
31
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
692 0
18
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Митио Каку: учёба уже не будет базироваться на запоминании

Американский физик японского происхождения, провёл ряд исследований в области изучения чёрных дыр и ускорения расширения Вселенной. Известен как активный популяризатор науки. В активе учёного — несколько книг-бестселлеров (многие переведены на русский язык, в т.ч. «Введение в теорию суперструн», «Физика невозможного», «Физика будущего»), циклы передач на BBC и Discovery. Каку — преподаватель с мировым именем: он профессор теоретической физики в нью-йоркском Сити-колледже, много путешествует по миру с лекциями. Недавно Митио Каку рассказал в интервью изданию «Власть Денег», каким он видит образование будущего.

В своей книге «Физика будущего» вы пишете, что образование будет базироваться на интернет-технологиях и гаджетах типа Google Glass. Какие еще глобальные изменения произойдут в сфере обучения?

Митио Каку. Самое главное — учёба уже не будет базироваться на запоминании. Совсем скоро компьютеры и очки Google Glass трансформируются в крохотные линзы, предоставляющие возможность загружать всю необходимую информацию. Уже существуют очки дополненной реальности, у которых есть такая функция. Поэтому через год-два школьники и студенты на экзаменах смогут запросто искать ответы на вопросы в интернете: достаточно моргнуть — и появится нужная информация. С одной стороны, не нужно будет перегружать мозг бесполезными знаниями, основной процент которых, как показывает практика, впоследствии не используется. С другой — освободившийся умственный резерв переориентируется на развитие способности думать, анализировать, аргументировать и принимать в итоге верные решения.

В таком случае отпадет необходимость и в экзаменах, и в преподавателях?

М. К. Безусловно, мы станем более автономными, будем брать большую ответственность за свою жизнь, соответственно, не понадобятся какие-либо «контролирующие органы». Люди станут образовывать сами себя, причём реально осознавая, какие именно знания им нужны. А если необходима консультация, они получат ее, например, у «умной» стены. Очень скоро такие устройства, основанные на технологиях искусственного интеллекта, будут располагаться повсеместно: в квартирах, офисах, на улицах. Достаточно будет приблизиться к стене и сказать: «Я хочу поговорить с профессором биологии». И тут же на стене появится ученый, который может дать вам всю нужную информацию. Такая система будет применима не только в области образования, но и в других сферах: медицине, юриспруденции, дизайне, психологии и пр. Конечно, реальные специалисты, например хирурги, будут нужны, но простые проблемы можно будет решить виртуально. Что касается учителей, то они «живьем» уж точно не понадобятся.

Смогут ли люди быстро перестроиться на самообразование, онлайн-обучение?

М. К. Университетские онлайн-курсы уже существуют, это действительно блестящая идея. Правда, процент бросивших учёбу на таких программах пока очень высок. Это связано с тем, что люди еще не перестроились, не научились работать без наставника по принципу «только ты и монитор компьютера», у них нет высокой мотивации. С другой стороны, онлайн-система только зарождается, ее нужно корректировать. Но развивается и совершенствуется она довольно быстро, и, безусловно, именно за ней образование предстоящих 50 лет. Университеты сохранятся, но это будут преимущественно виртуальные вузы, обучение в которых основано на облачной системе. Тех, кто посещает лекции в традиционных учебных заведениях, будут считать неудачниками. О них будут говорить: «Он не смог сам сконструировать свое образование».

Сейчас подтверждением полученного багажа знаний является диплом. Каким образом в будущем специалист будет подтверждать свою компетентность в той или иной области?

М. К. Дипломы исчезнут за ненадобностью — прежде всего потому, что образование перестанет ограничиваться какими-либо временными и пространственными рамками. По всей видимости, появятся центры сертификации, в которых специалисты будут сдавать квалификационные экзамены, определяющие набор навыков и компетенций. В зависимости от результата человек получит или не получит определенную должность. Вероятно, со временем введут также унифицированную шкалу баллов — их количество позволит занять определенное положение в обществе. Соответственно, университеты становятся поставщиками услуг, которые сами эти услуги не оценивают. В США, Канаде, Японии, Европе очень популярна система портфолио, когда за время учёбы человек накапливает дипломы, свидетельства, сертификаты и предоставляет их работодателю. В будущем накопленный интеллектуальный багаж станет одним из ключевых элементов системы образования, а информационные технологии сделают заслуги человека доступными и прозрачными.

Если от взрослых можно ожидать сознательного подхода к образованию, то дети вряд ли будут учиться без постоянного контроля…

М. К. Будут активно развиваться детские образовательные сервисы. В ближайшие 10—15 лет возможности того, что сейчас называют внесистемным образованием, станут безграничны. В частности, будет такой сервис, как педагогика онлайн. Причем онлайн — это не значит, что все сидят перед компьютерами и глядят в мониторы: меняется сама среда, в которой люди живут, и интерфейсы, которые с ними взаимодействуют. Города будущего, наполненные информационно-коммуникационными решениями, станут сами по себе активными участниками новой образовательной среды. В частности, станут предлагаться большие игры для детей, которые на протяжении многих дней и месяцев будут проходить в реальных городских или специально подготовленных пространствах. Учебники научатся начинять искусственным интеллектом, и он сможет подбирать образовательные материалы — фото, тексты, видео, задания, схемы под потребности каждого конкретного ученика вне зависимости от того, сколько ему лет — шесть или шестьдесят. Таких разработок очень много, они постепенно внедряются.

Сейчас, чтобы стать хорошим специалистом, нужно нарабатывать базу знаний и приобретать опыт. Что нужно будет для того, чтобы стать успешным человеком в будущем?

М. К. Чтобы добиться реального успеха, нужно развивать те способности, которые недоступны роботам: креативность, воображение, инициативу, лидерские качества. Общество постепенно переходит от товарной экономики к интеллектуально-творческой. Не зря Тони Блэр любит говорить, что Англия получает больше доходов от рок-н-ролла, чем от своих шахт. Гораздо больше шансов на успех у тех стран, которые смогут сбалансировать товарные рынки и когнитивно-креативный потенциал. Нации, которые верят только в сельское хозяйство, долго не протянут, они обречены на бедность.

Большинство футурологов предрекают, что львиную долю рабочих мест скоро займут роботы. Что останется человеку?

М. К. Самыми денежными будут биотехнологии, нанотехнологии и искусственный интеллект. Меняется не только система образования, но и система работы. Совсем скоро не останется людей на фабриках, зато появится много новых специальностей в интеллектуальной сфере. Самое главное — вовремя сориентироваться и переключиться. Проблема большинства людей в том, что они инертны и ни шагу не могут сделать без оглядки на толпу. Первое, чему нужно научиться, если вы хотите добиться успеха в будущем, — не бояться быть непохожим на других, брать на себя полную ответственность за свою жизнь, не страшиться в один день все изменить и последовать по новому пути.

Сейчас уровень безработицы высок как никогда, в первую очередь среди молодежи. Стоит ли списывать это только на мировой кризис или доля вины лежит в том числе и на неэффективной системе образования?

М. К. Действующая система образования готовит специалистов прошлого. Мы учим их для того, чтобы они шли на работу, которой уже не существует, обеспечиваем теми интеллектуальными инструментами, которые давно неэффективны. Поэтому в мире такой высокий процент безработных. С какой стати владельцу бизнеса принимать на работу выпускников: мало того, что у них нет надлежащих знаний, так еще и отсутствует опыт. Как результат, в большинстве ведущих мировых компаний доминируют 50—60-летние. А ведь они будут продолжать учиться — как только люди будут спокойно доживать до 120 лет и следовать неизбежной, по моему мнению, концепции непрерывного образования. Поэтому сейчас специалисты образовательной сферы кардинально пересматривают учебные программы по естественным наукам, которые имеют непосредственное отношение к технологиям будущего.

Но ведь далеко не все имеют склонности к интеллектуальному труду. Благодаря каким талантам не склонный к умственной деятельности человек сможет выжить в мире роботов?

М. К. Ни один высокоразвитый искусственный интеллект не в состоянии полностью заменить человека. У нас на самом деле гораздо больше преимуществ перед машинами, чем мы себе может представить. К примеру, у роботов отсутствует образное мышление, у них нет сознания, интуиции. Поэтому они, скажем, не могут заменить фондовых брокеров, для которых главное не интеллект, а интуиция. Выживут садовники, строители, работники физического труда, у которых работа завязана на креативе — то есть предполагается не автоматическое исполнение функций, а изменение подхода на разных этапах. В ближайшее время «рабочими» будут признаны специальности, которые сейчас считаются интеллектуальными: программирование, веб-дизайн, 3D-проектирование. Чем бы человек не занимался, у него ко всему должен быть творческий подход, живое воображение, способность быстро ориентироваться в меняющихся обстоятельствах и хорошо развитая интуиция.

Какие изменения ожидают человеческий интеллект в связи с развитием современных технологий — от медицины до кибернетики?

М. К. Вполне реально, что до 2050 года будет создан сверхразум, значительно превосходящий лучшие умы человечества практически во всех областях. К примеру, совсем недавно интернациональная команда ученых в рамках европейского проекта Human Brain Project с инвестициями в $1 млрд создала уникальную карту человеческого мозга Big Brain, показывающую его детализированную структуру с точностью до 20 микрометров. Такой анатомический атлас не только упростит работу неврологов и нейрохирургов, поможет лечить тяжелые заболевания, но и предоставит возможность увидеть, как мозг обрабатывает эмоции, воспринимает информацию. Это существенно ускорит процесс создания сверхразума, а также позволит максимально безопасно совершенствовать и стимулировать естественные когнитивные процессы, нарабатывать базу знаний. Мозговые чипы, обеспечивающие непрерывную подачу информации, — технология недалёкого будущего.
Источник: 22century.ru
1944 33
251
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Жми "Нравится" и читай нас на Facebook
Подпишись на нас Вконтакте
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!