все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →

Исцеляющий импульс любви...

Меня везли на кресле по коридорам областной больницы.
- Куда? – спросила одна медсестра другую. – Может, не в отдельную, может, в общую?

Я заволновалась.

- Почему же в общую, если есть возможность в отдельную?
Сестры посмотрели на меня с таким искренним сочувствием, что я несказанно удивилась. Это уже потом я узнала, что в отдельную палату переводили умирающих, чтобы их не видели остальные.

- Врач сказала, в отдельную, — повторила медсестра.

Но тогда я не знала, что это означает, и успокоилась. А когда очутилась на кровати, ощутила полное умиротворение уже только от того, что никуда не надо идти, что я уже никому ничего не должна, и вся ответственность моя сошла на нет.

Я ощутила странную отстранённость от окружающего мира, и мне было абсолютно всё равно, что в нём происходит. Меня ничто и никто не интересовал. Я обрела право на отдых. И это было хорошо. Я осталась наедине с собой, со своей душой, со своей жизнью. Только Я и Я.

Ушли проблемы, ушла суета, ушли важные вопросы. Вся эта беготня за сиюминутным казалась настолько мелкой по сравнению с Вечностью, с Жизнью и Смертью, с тем неизведанным, что ждёт там, по ту сторону…

И тогда забурлила вокруг настоящая Жизнь! Оказывается, это так здорово: пение птиц по утрам, солнечный луч, ползущий по стене над кроватью, золотистые листья дерева, машущего мне в окно, глубинно-синее осеннее небо, шумы просыпающегося города – сигналы машин, цоканье спешащих каблучков по асфальту, шуршание падающих листьев… Господи, как замечательна Жизнь! А я только сейчас это поняла…

- Ну и пусть только сейчас, — сказала я себе, – но ведь поняла же. И у тебя есть ещё пара дней, чтобы насладиться ею, и полюбить её всем сердцем!

Охватившее меня ощущение свободы и счастья требовало выхода, и я обратилась к Богу, ведь Он сейчас был ко мне ближе всех.
- Господи! – радовалась я. – Спасибо Тебе за то, что Ты дал мне возможность понять, как прекрасна Жизнь, и полюбить её. Пусть перед смертью, но я узнала, как замечательно жить!

Меня заполняло состояние спокойного счастья, умиротворения, свободы и звенящей высоты одновременно. Мир звенел и переливался золотым светом Божественной Любви. Я ощущала эти мощные волны её энергии. Казалось, Любовь стала плотной и, в то же время, мягкой и прозрачной, как океанская волна.

Она заполнила всё пространство вокруг, и даже воздух стал тяжелым и не сразу проходил в легкие, а втекал медленной пульсирующей струей. Мне казалось, что всё, что я видела, заполнялось этим золотым светом и энергией. Я Любила. И это было подобно слиянию мощи органной музыки Баха и летящей ввысь мелодии скрипки.

Отдельная палата и диагноз «острый лейкоз 4-й степени», а также признанное врачом необратимое состояние организма имели свои преимущества. К умирающим пускали всех и в любое время. Родным предложили вызывать близких на похороны, и ко мне потянулась прощаться вереница скорбящих родственников. Я понимала их трудности: ну о чём говорить с умирающим человеком, который, тем более, об этом знает. Мне было смешно смотреть на их растерянные лица.

Я радовалась: когда бы я ещё увидела их всех? А больше всего на свете мне хотелось поделиться с ними любовью к Жизни – ну разве можно не быть счастливым просто оттого, что живёшь? Я веселила родных и друзей как могла: рассказывала анекдоты, истории из жизни. Все, слава Богу, хохотали, и прощание проходило в атмосфере радости и довольства. Где-то на третий день мне надоело лежать, я начала гулять по палате, сидеть у окна. За сим занятием и застала меня врач, закатив истерику, что мне нельзя вставать.

Я искренне удивилась:
- Это что-то изменит?
- Ну… Нет, — теперь растерялась врач. – Но вы не можете ходить.
- Почему?
- У вас анализы трупа. Вы и жить не можете, а вставать начали.
Прошёл отведенный мне максимум – четыре дня. Я не умирала, а с аппетитом лопала колбасу и бананы. Мне было хорошо. А врачу было плохо: она ничего не понимала. Анализы не менялись, кровь капала едва розоватого цвета, а я начала выходить в холл смотреть телевизор.

Врача было жалко. А Любовь требовала радости окружающих.
- Доктор, а какими вы хотели бы видеть мои анализы?
- Ну, хотя бы такими.
Она быстро написала мне на листочке какие-то буквы и цифры, то – что должно быть. Я ничего не поняла, но внимательно прочитала. Врач посмотрела сочувственно на меня, что-то пробормотала и ушла.
А в 9 утра она ворвалась ко мне в палату с криком:
- Как вы это де...
- Анализы! Они такие, как я вам написала.
- Откуда я знаю? А что, хорошие? Да и какая, на фиг, разница?

Лафа закончилась. Меня перевели в общую палату (это там, где уже не умирают). Родственники уже попрощались и ходить перестали.

В палате находились ещё пять женщин. Они лежали, уткнувшись в стену, и мрачно, молча, и активно умирали. Я выдержала три часа. Моя Любовь начала задыхаться. Надо было срочно что-то делать.

Выкатив из-под кровати арбуз, я затащила его на стол, нарезала, и громко сообщила:
- Арбуз снимает тошноту после химиотерапии.
По палате поплыл запах свежего смеха. К столу неуверенно подтянулись остальные.
- И правда, снимает?
- Угу, — со знанием дела подтвердила я, подумав: «А хрен его знает…»
Арбуз сочно захрустел.
- И правда, прошло! — сказала та, что лежала у окна и ходила на костылях.
- И у меня. И у меня, — радостно подтвердили остальные.
- Вот, — удовлетворённо закивала я в ответ. – А вот случай у меня один раз был… А анекдот про это знаешь?

В два часа ночи в палату заглянула медсестра и возмутилась:
- Вы когда ржать перестанете? Вы же всему этажу спать мешаете!
Через три дня врач нерешительно попросила меня:
- А вы не могли бы перейти в другую палату?
- Зачем?
- В этой палате у всех улучшилось состояние. А в соседней много тяжёлых.
- Нет! – закричали мои соседки. – Не отпустим.

Не отпустили. Только в нашу палату потянулись соседи – просто посидеть, поболтать. Посмеяться. И я понимала, почему. Просто в нашей палате жила Любовь. Она окутывала каждого золотистой волной, и всем становилось уютно и спокойно.

Особенно мне нравилась девочка-башкирка лет шестнадцати в белом платочке, завязанном на затылке узелком. Торчащие в разные стороны концы платочка делали её похожей на зайчонка. У неё был рак лимфоузлов, и мне казалось, что она не умеет улыбаться.

А через неделю я увидела, какая у неё обаятельная и застенчивая улыбка. А когда она сказала, что лекарство начало действовать и она выздоравливает, мы устроили праздник, накрыв шикарный стол, который увенчивали бутылки с кумысом, от которого мы быстро забалдели, а потом перешли к танцам.

Пришедший на шум дежурный врач сначала ошалело смотрел на нас, а потом сказал:
- Я 30 лет здесь работаю, но такое вижу в первый раз. Развернулся и ушёл.

Мы долго смеялись, вспоминая выражение его лица. Было хорошо.

Я читала книжки, писала стихи, смотрела в окно, общалась с соседками, гуляла по коридору и так любила всё, что видела: и книги, и компот, и соседку, и машину во дворе за окном, и старое дерево.

Мне кололи витамины. Просто надо же было хоть что-то колоть.
Врач со мной почти не разговаривала, только странно косилась, проходя мимо, и через три недели тихо сказала:
- Гемоглобин у вас на 20 единиц больше нормы здорового человека. Не надо его больше повышать.

Казалось, она за что-то сердится на меня. По идее, получалось, что она дура, и ошиблась с диагнозом, но этого быть никак не могло, и это она тоже знала.

А однажды она мне пожаловалась:
- Я не могу вам подтвердить диагноз. Ведь вы выздоравливаете, хотя вас никто не лечит. А этого не может быть!
- А какой у меня теперь диагноз?
- А я ещё не придумала, — тихо ответила она и ушла.
Когда меня выписывали, врач призналась:
- Так жалко, что вы уходите, у нас ещё много тяжёлых.

Из нашей палаты выписались все. А по отделению смертность в этом месяце сократилась на 30%. Жизнь продолжалась. Только взгляд на неё становился другим. Казалось, что я начала смотреть на мир сверху, и потому изменился масштаб обзора происходящего.

А смысл жизни оказался таким простым и доступным. Надо просто научиться любить – и тогда твои возможности станут безграничными, и желания сбудутся, если ты, конечно, будешь эти желания формировать с любовью, и никого не будешь обманывать, не будешь завидовать, обижаться и желать кому-то зла. Так всё просто, и так всё сложно!

Ведь это правда, что Бог есть Любовь. Надо только успеть это вспомнить…

Автор: Людмила Федоровна Ламонова "Успеть вспомнить"
Источник: goodstories.ru
246 4
18
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Сила слов и гений века

Кто знает - правда ли эта история? Но как притча - то, что надо!

Однажды юный Томас Эдисон вернулся домой из школы и передал маме письмо от учителя.

Мама зачитала сыну письмо вслух, со слезами на глазах:

"Ваш сын - гений. Эта школа слишком мала, и здесь нет учителей, способных его чему-то научить. Пожалуйста, учите его сами."

Через много лет после смерти матери (Эдисон к тому времени уже был одним из величайших изобретателей века) он как-то пересматривал старые семейные архивы и наткнулся на это письмо.

Он открыл его и прочитал:

"Ваш сын - умственно отсталый. Мы не можем больше учить его в школе вместе со всеми. Поэтому рекомендуем вам учить его самостоятельно дома".

Эдисон прорыдал несколько часов.

Потом записал в свой дневник: "Томас Алва Эдисон был умственно отсталым ребенком. Благодаря своей героической матери он стал одним из величайших гениев своего века."
160 0
10
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!

Разрешите себе сегодня всё, что хотите! Как сделал это знаменитый барон Мюнхгаузен!
Источник: vimeo.com
107 0
3
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Два брата (стих)

Два брата жили – “не разлей вода”,
Имели дело и доход немалый.
Купили земли, возвели дома
На левом берегу реки и правом.

Дружили-ладили, завидовали все,
Примером быть они могли для многих.
Но тут как раз и место сатане,
Который взял да крепко их поссорил.

И мира нет. И злоба, как змея.
И берег, что напротив, опостылел.
Зовет строителя брат старший, говоря:
“Построй здесь стену, чтобы глаз его не видел”.

И щедро авансировав работу,
На месяц брат покинул те места...
И возвратясь, стены не видит что-то,
А через реку – свод прекрасного моста.

“Как он посмел? Он договор нарушил!
И что за самодеятельность тут?
Да если б знал, не уезжал бы лучше –
Работнику, как видно, нужен кнут”.

Так рассуждал и на мосту приметил
Знакомую фигурку на бегу –
То младший брат спешит, желая встретить:
“Дай, дорогой, тебя я обниму!

Я был неправ тогда и непреклонен,
Обиду в своем сердце затаил,
Но ты меня простил и мост построил –
Да разве я такого заслужил?”

И поражен был старший откровеньем,
И пал пред братом, плача и моля:
“Нет, надо было б мне просить прощенья,
В раздоре том была вина моя!”

Тут подоспел строитель, очень кстати –
Он примиренью несказанно рад,
Ведь перед ним стоят, обнявшись, братья –
Вот за работу плата, да в сто крат!

“Живи у нас, не зная притесненья!
Любой из наших выбирай домов!”
“Пойду,– сказал работник со смущеньем,–
Построить надо много мне мостов...”

Автор: Богданова Наталья
145 0
6
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Несбывшиеся мечты

Когда мне было восемь лет,
Мечтал я лишь о том,
Чтоб небольшой велосипед
Ко мне вкатился в дом.
Я утром, вечером и днем
Катался бы на нем.
Обидно было мне до слез,
Когда я слышал: — Нет!
С тобой, малыш, и без колес
Не оберешься бед.
О санках я зимой мечтал
И видел их во сне.
А наяву я твердо знал:
Их не подарят мне.
— Успеешь голову сломать!
— Мне всякий раз твердила мать.
Хотелось вырастить щенка,
Но дали мне совет,
Чтоб не валял я дурака
В свои двенадцать лет.
Поменьше о щенках мечтал,
А лучше — что-нибудь читал.
Я редко слышал слово: «Да!»
— А возражать не смел,
И мне дарили все всегда
Не то, что я хотел:
То — шарф, то — новое пальто,
То — «музыкальное лото»,
То — Михалкова, то — Барто,
Но это было все не то —
Не то, что я хотел!
Как жаль, что взрослые подчас
Совсем не понимают нас.
А детство, сами говорят,
Бывает только раз!

Сергей Михалков
123 1
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

О женской красоте. Красавица — понятие поведенческое!

Не секрет, что женщины всегда или почти всегда озабочены своим внешним видом. Эта особенность по большей части у них врожденная, можно даже сказать бессознательная. Это и понятно – ведь в основе лежит биологическая «задача» привлечь лучшего самца и воспроизвести от него потомство. Предельно ясная и понятная задача от матери-природы с одной стороны. С другой, мягко говоря, непростая и отбирающая уйму времени и сил на то, чтобы открыть, усилить и включить на полную мощность главный ресурс, необходимый для этой задачи - красоту.
Компания Dove проводила глобальный опрос женщин по всему миру по поводу того, что они думают о красоте и об их удовлетворенности собой в этом вопросе. Оказалось, что только 2% женщин уверенно называют себя красивыми. Остальные используют менее категоричные слова – привлекательная, симпатичная, женственная. А порядка 40% респонденток признались, что чувствуют себя неловко, называя себя красивой.

Более половины женщин, прошедших опрос, согласились с тем, что СМИ и реклама внушают всем «нереальные» стандарты красоты. Что же тогда представляет собой настоящая красота, если образы, видимые нами с телевизионных экранов и рекламных плакатов имеют столь малое отношение к действительности?

Две трети от участниц того же исследования считают, что настоящая красота гораздо шире и глубже, чем просто физическая привлекательность. В основе истинной красоты –счастье и любовь. Это действительно так. Женщину, глаза которой светятся от счастья, ни один мужчина в мире не сможет назвать некрасивой.
В психологическом плане красота ближе всего к поведенческому аспекту. Ведь поведение – это внешнее проявление нашего умонастроения, эмоций, чувств, состояния души. Внешность представляет собой всего лишь оболочку, под которой скрывается целая вселенная из переживаний, мыслей, ценностей, убеждений. Воспринимая красоту лишь как физическую привлекательность, как мужчины, так и женщины загоняют себя в узкие, тесные рамки. Кстати, эти рамки тесные не только в переносном, но и прямом смысле (взять, например, известный стандарт 90х60х90).

Как говорится, «встречают по одежке», так и внешность может оказаться весьма обманчивой. После того, как узнаешь человека ближе, представление о нем начинает становиться значительно шире, чем если бы он оставался для нас просто «фотографией».

Если интерес к другому человеку существует лишь на физическом плане, то процесс знакомства с ним напоминает импульсивную покупку. Возможно, именно к такой импульсивной покупке и подталкивают мужскую половину СМИ и реклама, сужая рамки восприятия такого понятия как красота.

Поэтому красавица — часто понятие скорее поведенческое, чем анатомическое. Внешность, безусловно имеет большое значение в красоте, но ее влияние на восприятие ограничено уровнем контекста. Этот самый низкий уровень в иерархии нейрологических уровней, отвечающий на вопрос «где?», «когда?» и «с кем?». Как известно, следующий за ним идет уровень поведения, который превосходит предыдущий по значимости. То, как человек себя ведет, что говорит и делает для психики имеет большее значение, чем то, как он выглядит.
Например, такое качество, как обаяние, обозначающее притягательную силу, не сможет воспроизвести ни один косметолог, стилист, парикмахер или даже пластический хирург. Дело в том, что все они работают на уровне контекста. А само слово «обаяние» по своей сути поведенческое, так как происходит от церковно-славянского слова «баяти», то есть «рассказывать, заговаривать, лечить». А если добавить к нему личностные качества, состояния, убеждения, которые совершенно не видны невооруженным взглядом, то станет совершенно неудивительным тот факт, что две трети женщин из опроса выше признали красоту чем-то большим, чем физическую привлекательность.

Если вновь вернуться к исследованию, проведенному компанией Dove, (в котором приняли участие женщины из более, чем 40 стран), то более 80% из опрошенных признали, что абсолютно у каждой женщины есть нечто, что делает ее красивой, привлекательной и неповторимой. Это вполне сочетается с результатами исследования, которое проводили голландские ученые. Они пришли к выводу, что мужчин сексуально привлекают любые женщины детородного возраста независимо от их внешности.

В заключение хочется сказать, что единых стандартов красоты никогда не было, нет и не будет, как бы ни старались их навязать СМИ и реклама. Природа сама не даст им права на существование, дабы не подвергнуть мир «атаке клонов».
Завершить статью хочу одной из моих любимых притч на тему красоты:

Однажды два моряка отправились в странствие по свету, чтобы найти свою судьбу.

Приплыли они на остров, где у вождя одного из племён было две дочери.

— Старшая — красавица, а младшая — не очень.
Один из моряков сказал своему другу:
— Всё, я нашёл своё счастье, остаюсь здесь и женюсь на дочери вождя.
— Да, ты прав, старшая дочь вождя — красавица, умница. Ты сделал правильный выбор — женись.
— Ты меня не понял, друг! Я женюсь на младшей дочери вождя.
— Ты что, с ума сошёл? Она же такая… не очень.
— Это моё решение, и я это сделаю.
Друг поплыл дальше в поисках своего счастья, а жених пошёл свататься.
Надо сказать, что в племени было принято давать за невесту выкуп коровами.
Хорошая невеста стоила десять коров.
Пригнал он десять коров и подошёл к вождю.
— Вождь, я хочу взять замуж твою дочь и даю за неё десять коров!
— Это хороший выбор. Моя старшая дочь — красавица, умница, и она стоит десяти коров. Я согласен.
— Нет, вождь, ты не понял. Я хочу жениться на твоей младшей дочери.
— Ты что, шутишь? Не видишь, она же такая… не очень.
— Я хочу жениться именно на ней.
— Хорошо, но, как честный человек, я не могу взять десять коров, она того не стоит.
Я возьму за неё три коровы, не больше.
— Нет, я хочу заплатить именно десять коров.
Они поженились.
Прошло несколько лет, и странствующий друг, уже на своём корабле, решил навестить оставшегося товарища и узнать, как у него жизнь.
Приплыл, идёт по берегу, а навстречу женщина неземной красоты.
Он её спросил, как найти его друга. Она показала. Приходит и видит: сидит его друг, вокруг детишки бегают.
— Как живёшь?
— Я счастлив.
Тут входит та самая красивая женщина.
— Вот, познакомься. Это моя жена.
— Как? Ты что, женился ещё раз?
— Нет, это всё та же женщина.
— Но как это произошло, что она так изменилась?
— А ты спроси у неё сам.
Подошёл друг к женщине и спрашивает:
— Извини за бестактность, но я помню, какая ты была… не очень. Что произошло, что ты стала такой прекрасной?
— Просто, однажды, я поняла, что стою десяти коров.


Автор: Дмитрий Вострухов
Источник: b17.ru
942 4
63
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

«Деда, погоди...» - трогательное стихотворение Леонида Филатова

В августе 1993-го актер оправлялся от инсульта, но потом снова пережил критическое состояние и едва не умер. Как он сам вспоминал позже, жизнь ему спасла ... маленькая внучка.

«Этот период был для него безумно сложным, – вспоминает редактор его программы – Лёня говорил, что после операции ему спасла жизнь внучка Оля. Она все время приходила к нему в больницу. И вот они ходили гулять по какому-то прибольничному садику. Она была маленькая, шла медленно и все время говорила: «Деда, погоди, погоди!» Это «погоди!» его и спасло. Потому что в тяжелые моменты болезни это слово звучало для него как «Не уходи!»

***

Тот клятый год уж много лет,
я иногда сползал с больничной койки.
Сгребал свои обломки и осколки
и свой реконструировал скелет.
И крал себя у чутких медсестер,
ноздрями чуя острый запах воли,
Я убегал к двухлетней внучке Оле,
туда, на жизнью пахнущий простор.
Мы с Олей отправлялись в детский парк,
садились на любимые качели,
Глушили сок, мороженое ели,
глазели на гуляющих собак.
Аттракционов было пруд пруди,
но день сгорал, и солнце остывало,
И Оля уставала, отставала
и тихо ныла: «Деда, погоди».
Оставив день воскресный позади,
я возвращался в стен больничных гости,
Но и в палате слышал Олин голос:
«Дай руку, деда, деда, погоди...»
И я годил, годил, сколь было сил,
а на соседних койках не годили,
Хирели, сохли, чахли, уходили,
никто их погодить не попросил.
Когда я чую жжение в груди,
я вижу, как с другого края поля
Ко мне несется маленькая Оля
с истошным криком: «Деда-а-а, погоди-и...»
И я гожу, я все еще гожу
и, кажется, стерплю любую муку,
Пока ту крохотную руку
в своей измученной руке еще держу.

Леонид Филатов
Источник: www.kulturologia.ru
522 0
4
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Жми "Нравится" и читай нас на Facebook
Подпишись на нас Вконтакте
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!