все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →

Однажды мы отключим смартфоны и выйдем в мир...

Однажды мы отключим смартфоны и выйдем в мир.
Там будет весна, и фонари повиснут в маслянистой мгле огромными золотыми светляками. Взявшись за руки, мы пройдём сквозь их матовое свечение, и свет прилипнет к нашим телам и останется с нами надолго.

Однажды нам надоест дружить на фейсбуке, и мы поедем с друзьями к морю.
Всё будет по-настоящему: серебряные рыбки, чайки-охотницы и замки из песка. Волны подберутся поближе и слижут наши следы, ну, и пусть. Главное, что они там были. А в полночь над белым берегом взойдёт луна – безупречно круглая, точно обведённая циркулем. И вдруг небо опрокинется прямо на нас, и мы, конечно же, в честь этого откупорим бурбон.

Однажды мы удалим все-все фото из инстаграма и ни разу об этом не пожалеем. Еда окажется такой вкусной, что её никто не успеет сфотографировать. Мы будем бродить по приморскому рынку и угощаться гранатами, вдыхать ароматы паприки и кардамона, смотреть, как торговки вылавливают из кастрюль домашнюю брынзу, чтобы обернуть её в белоснежную марлю. И нам ни разу не придёт в голову включить камеру, ни разу. Потому что… зачем?

Однажды искусственная реальность сериалов покажется нам слишком душной и тесной. Мы прервём на середине восемнадцатый сезон, потому что нам просто захочется жить. Смотреть, как плывут льды по зимней реке, кормить голубей, целоваться, несмотря на мороз. Летящие снежные хлопья напомнят нам кокосовую стружку, и мы рассмеёмся. А потом пойдём греться в ночной ресторанчик и станцуем танго. Ничего, что пока не умеем. Мы всё равно станцуем.

Однажды мы перестанем следовать моде и вдруг обретём собственный стиль. Наплевав на условности, будем сочетать несочетаемое и экспериментировать с цветами. Мне простят слишком яркие наряды, помады, вызывающие причёски. Тебе простят твою простоту. И я достану бабушкину камею, а ты купишь фетровую шляпу на барахолке. И это будет очень красиво, клянусь, по-настоящему красиво.

Однажды мы вытащим из ушей наушники и прислушаемся к сердцу. Вдруг выяснится, что музыка повсюду – в шорохе прошлогодней листвы, в стуке дождя и в пыхтении кофейника. Мы услышим мысли старых кирпичных домов, и тихие разговоры деревьев, и даже молчание облаков. И в этой мелодии не прозвучит ни одной фальшивой ноты, ни единой.

Однажды нам станет скучно читать нелепые твиты, и мы, наконец, достанем с полки книги. От их пыльного аромата в душе проснётся странное чувство, имени которому мы так и не найдём. Все забытые детские мечты с новой силой обрушатся на нас: захочется бороздить моря, скакать по прериям, искать сокровища и спасаться от погони. И влюбляться, Господи, как же нам захочется влюбляться.

Однажды мы прекратим признаваться в любви дурацкими смайликами, а просто заглянем друг другу в глаза. И в них увидим все созвездия Вселенной, и обрывки самых тёплых снов, и своё собственное отражение. И ничего не придётся говорить, всё станет понятно без слов. Но ты всё равно спросишь, а я отвечу.

Ты устал и не веришь мне, но я-то знаю. Пусть не в этой жизни и не на этой планете, но однажды всё будет именно так.
Мы ещё станцуем танго.
Обещаю.
Источник: Татьяна Стрельченко
419 4
57
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Натан Штраус — человек, который спас полмиллиона детей

Натан Штраус — один из самых знаменитых коммерсантов в американской истории. Будучи совладельцем и основателем сети магазинов Macy’s и Abraham & Straus и одним из самых успешных бизнесменов своего времени, он потратил практически весь свой личный капитал, чтобы помочь беднякам Нью-Йорка. Он подарил большинству детей шанс выжить — пастеризованное молоко. В конце XIX — начале XX века детская смертность в Нью-Йорке была высокой, в том числе из-за плохого молока.
В то время о пастеризации молока не просто не задумывались, но даже считали это вредным для продукта и бесполезным переводом денег. А толчком к новой деятельности послужила семейная трагедия — во время путешествия по Европе у Штрауса и его жены из-за плохого молока умирает новорожденная дочь. Позже на ферме Штраусов умерла внешне абсолютно здоровая корова, а вскрытие показало, что у животного был туберкулез. Супруги начинают финансировать из личных сбережений исследования и открытие лабораторий для пастеризации молока.
Штраус понимает, что дети заражаются от инфицированных коров и умирают. И что разработанная в 1860-х Луи Пастером технология, согласно которой надо было нагревать молоко, а затем быстро остужать, уничтожит опасные микроорганизмы и обезопасит молоко.
Штраусы стали строить молочные станции в бедных районах и добиваться того, чтобы все продаваемое молоко подвергалось процессу пастеризации. В 1891 году 24% детей, рожденных в Нью-Йорке, умирали, не дожив до года. А из 20 тысяч детей, которых кормили пастеризованным молоком Натана Штрауса, умерло всего шесть.

В 1898 году Штраус стал президентом департамента здравоохранения города и немедленно пожертвовал оборудование для пастеризации городскому сиротскому приюту. По всей стране были установлены 297 молочных станций в 36 городах. Детская смертность по стране упала со 125 на тысячу в 1891 году до 15 в 1925 году. Всего, по подсчетам некоторых историков, Штраус спас жизни 450,000 детей.

Во время экономической депрессии 1893 года Штраус использовал молочные станции, чтобы продавать уголь по самым низким ценам. Кто не мог платить — получал уголь бесплатно. Также Штраус открыл дома с меблированными комнатами для 64 тысяч человек, где подавали завтрак за пять центов, и организовал 50 тысяч обедов за один цент. Штраус заметил, что двое подчиненных в его компании Abraham & Straus голодали, чтобы сэкономить деньги и прокормить семью, поэтому он открыл первую оплачиваемую компанией столовую.
В 1911 году Натан Штраус был избран делегатом от США на Международном конгрессе по защите детей в Берлине, также был делегатом Конгресса по борьбе с детским туберкулезом в Риме.

Натан Штраус умер в возрасте 82 лет, истратив большую часть своего капитала на нужды малоимущих людей.
Источник: pikabu.ru
441 0
33
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Быть Мастером - это решение

Всем рьяным последователем Учителей и Учений я хочу открыть маленький секрет. Вообще-то он лежит на поверхности, стоит только обратить внимание, но почему-то не многие обращают.

Хороший ученик не может стать Мастером. Хороший ученик — вечный ученик. Мастерами становятся только плохие ученики.

Хороший ученик не может выйти из роли ученика. Он нуждается в том, чтобы кто-то более сильный и мудрый отвечал за его жизнь. Учитель заменяет ему родителей, от которых он так и не сепарировался. И тогда единственным шансом повзрослеть для него остается сепарация от учителя. Которую он воспринимает как предательство. Многие учителя сами отправляли созревших учеников прочь от себя, чтобы завершить эту сепарацию. Но с хорошими учениками это не прокатит: они просто найдут себе нового учителя, или будут страдать, считая себя духовными сиротами.

Чтобы быть Мастером, не обязательно быть просветленным. Не обязательно для этого много знать и уметь. По сути, Мастер отличается от остальных только одним. Он достаточно доверяет Источнику внутри себя, чтобы не искать его где-то еще. Ему не нужны внешние авторитеты, чтобы чувствовать правду.

Мастер — это творец, проводник творческой энергии Источника изнутри вовне. Это противоположно проводимости ученика, получающего ее извне вовнутрь и светящегося отраженным светом. Поэтому, совершенствуясь в качестве ученика, можно стать лишь более совершенным учеником, но не Мастером.

Быть Мастером — это решение. Выбор. Ничего больше.

Выбор, подтверждаемый каждое мгновение, когда ты решаешься проявлять свою суть в мире. Это не значит, что ты больше ничему не учишься. Но ты учишься из другой позиции. Открывая для себя новые способы и грани творчества, находя новые пути проявления духа через себя.

Константин Грингут
188 5
4
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Вся радость мира собрана в себе

Всё-таки люди, – думал Маленький Ангел, – поразительные существа! Они отправляются за тридевять земель в поисках нечаянной радости.

Они терпеливо ищут людей, которые сделали бы их жизнь интересной и удивительно прекрасной. Они вглядываются в тысячи глаз, пытаясь отыскать тех, кто подарит им любовь.

Они готовы свернуть горы: а вдруг именно за этой вот горой и спряталось счастье? Они ждут, надеются, верят, ищут и – иногда – даже находят. Правда, не всегда то, что надо. И еще реже то, что хотели. Но ведь находят же!..

И боятся сделать самое важное – заглянуть в себя.

А ведь ты никогда не найдёшь ни радость, ни счастье, ни любовь, если не поймёшь одну простую вещь: всё, что есть в этом мире и в твоей жизни, это всё – в тебе. Вся радость мира собрана в тебе. Вся нежность, вся любовь и даже счастье.

Ты – величайшее сокровище. И если ты увидишь свою радость, мир непременно будет радовать тебя. Если ты удивишься, глядя на мир глазами своей любви, любовь, многократно умножившись, наполнит всё твоё существо. Если ты позволишь прорасти нежным побегам счастья, они подарят тебе теплоту и нежность счастливого дня. Только ты сам можешь подарить себе всё самое настоящее: настоящую радость, настоящую любовь, настоящее счастье.

Просто поверь: вся РАДОСТЬ мира собрана в ТЕБЕ, вся НЕЖНОСТЬ, вся ЛЮБОВЬ и даже СЧАСТЬЕ…»

Ольга Мешковская-Пятакова «Вся радость мира собрана в себе».
Источник: sobiratelzvezd.ru
218 0
3
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Впечатления или переживания?

Техника радикально изменила жизнь человека. Она удесятерила его мускульную и умственную силу, открыла новые возможности взаимодействия с миром. И неудивительно, что современный человек так безоговорочно отдает предпочтение техническому аналогу своих собственных органов чувств.
Так часто приходится наблюдать, как при виде чего-нибудь необычного и мало-мальски привлекающего внимание человек в первую очередь достает смартфон и запечатлевает образ заинтересовавшего его предмета с помощью «мертвого» глаза объектива, которому, как можно предположить, он доверяет больше, чем своему собственному живому оку. И для этого предпочтения у него действительно есть основания.
В своем естественном состоянии мы живем в мире, который находится вокруг нас и составляет с нами единое целое. Встречая что-то новое и необычное, мы не столько видим его, сколько именно переживаем событие этой встречи, которое производит в нас сообразное этим переживаниям внутреннее изменение. Да и как могло бы быть иначе? Ведь в естественном состоянии глаз не может выполнять свои функции обособленно от целостного душевно-телесного состава человека, от его внутреннего мира, который у каждого человека свой. Потому так не просто поделиться увиденным с другим человеком, а главное, очень рискованно. Поймет ли он нас и оценит ли пережитое в нашем личном опыте? Ведь у него другой опыт, свой.
Вне всякого сомнения, такое затруднение было серьезным препятствием в деле коммуникации. Круг общения ограничивался немногими лицами, внутренний мир который был более или менее совместим между собой. Исключение из их числа составляют писатели, художники и подобные им лица, которые обладают даром не только художественно изображать внутренний мир своих героев и их переживания, но и смелостью представлять их сокровенные дела на суд других людей.
Однако такой риск оправдан. Нам известно множество художественных произведений, с которыми просто обязан ознакомиться каждый культурный человек. А сколько еще неизвестных нам литературных творений, которые просто стоит прочесть?

Совсем другие возможности отношения к миру и коммуникации с другими людьми открываются с появлением технического зрения. Если человеческий глаз нераздельно связан со всем остальным человеком и в такой же мере доставляет ему данные из внешнего мира, в какой, наоборот, способен обнаружить его собственное внутреннее состояние, то технический глаз объектива – самодостаточный. Взгляд объектива – это объективный взгляд. Здесь нет ничего личного, ничего тайного, ничего сокровенного. Увиденное таким взглядом можно смело демонстрировать неограниченной аудитории, например, в социальной сети. Техническое зрение преобразует мир «вокруг нас» в мир «перед нами». Если мир «вокруг нас» был нашим миром, то мир «перед нами» может быть настолько же нашим, насколько и вашим. И он становится таким потому, что его запечатлевает безразличный к нему «мертвый» взгляд объектива. Как видно, техническое зрение, способствуя облегчению коммуникации, в то же время снижает её качество. И может случиться, что привычка обращаться к посредничеству технического зрения приведет к тому, что человек станет смотреть на мир таким же безразличным взглядом, каким его видит объектив фотокамеры его смартфона.
Но может случиться что-нибудь и того хуже. Об этом мы узнаем из истории создания фотокамеры.

Как известно, прототипом фотокамеры была камера-обскура, представляющая собой светонепроницаемый ящик с отверстием в одной из стенок и экраном (матовым стеклом или тонкой белой бумагой) на противоположной стенке. Лучи света, проходя сквозь отверстие диаметром приблизительно 0,5-5 мм, создают перевёрнутое изображение на экране.
Но первые камеры-обскуры представляли собой затемнённые помещения (темные комнаты) с отверстием в одной из стен. Упоминания о камере-обскуре встречаются ещё в V—IV веке до н. э.
Таким образом, данное физическое явление, то есть сам тот эмпирический факт, что при прохождении света через узкое отверстие на противоположной плоскости возникает инвертированное изображение, был известен более двух тысячелетий. Однако только в Новое время этому физическому явлению стали придавать особое значение, его стали рассматривать как образец для описания возможностей и статуса наблюдателя и тех условий, при которых наблюдение может быть истинным.

Новое время стало эпохой удивительных открытий. Современный этому времени мир оказался в полном смысле бурлящим непредвиденными реальностями. В этих условиях особенную остроту получил вопрос о критериях достоверности познания окружающей действительности. Считалось, что истина в соответствии знания реальности. Но как мы можем говорить о соответствии или подобии реального предмета, существующего в трехмерном пространстве, и знания о нем, существующего в нашем сознании. Ясно, что они несовместимы, так как первое материально, а второе идеально. Соответственно, при отсутствии четкого критерия достоверности было невозможно адекватно оценивать новые явления, открываемые в природе, нельзя было судить об их истине. А без этого не возникла бы и наука Нового времени.
Ответом на данное затруднение и стали оптические принципы камеры обскуры. Прежде всего камера, позволяла определять правила, посредством которых естественный трехмерный образ объекта мог быть преобразован в плоское изображение и могла быть установлена однозначная связь между природным объектом и его проекцией. В этом смысле камера обскура была плоским подобием мира.

Но это ещё не всё! Иоганн Кеплер установил соответствие между оптическими принципами камеры-обскуры и функционированием человеческого глаза. Он показал, что иерархия пространственных конфигураций редуцируется глазом в набор точек на поверхности сетчатки аналогично тому, как это происходит в камере обскуре.

В то время аналогия между камерой обскурой и глазом была привычной. Изображения на дне глаза сравнивали с образами, появляющимися в камере. Считалось, что камера обозначает глаз, отверстие — зрачок, стекло — хрусталик.
В XVII веке господствовало представление, что глаз функционирует по законам оптики, то есть по законам распространения света в прозрачных средах. В соответствии с таким представлением, глаз считался наиболее прозрачной, «чистой» частью человеческого тела. Это давало повод принимать камеру-обскуру за своего рода идеальный глаз, то есть надындивидуальный «орган» зрения, свободный от случайных возмущений индивидуального эго того или иного лица. В этом случае допускалась возможность рассматривать процесс зрения и его орган отдельно от человеческого тела.
Однако всплеск физиологических исследований, в ходе которых была выявлена телесность глаза, ознаменовал собой крушение таких представлений. Было обнаружено, что в основу функционирования глаза положены не оптические принципы, а физиологические процессы.

Важный вклад в развитие физиологической оптики и формирование нового типа наблюдателя внес Иоганн Петер Мюллер. Он стал автором первого издания «Учебника по физиологии человека», вышедшего в свет в 1833 году. Мюллер всего-навсего утверждал – но в этом и заключатся весь скандал, – что единая причина (например, электричество) способна порождать совершенно различные ощущения в разных типах нервов. Это был анализ тела с врожденной способностью ложного восприятия, анализ глаза, представляющего различия эквивалентными.

На примере зрения Мюллер продемонстрировал это наиболее совершенным образом. В результате своих исследований он пришел к удивительному заключению, что испытываемое наблюдателем ощущение цвета не имеет необходимой связи с каким-либо реальным светом. Посвященная видению глава «Физиологии» имеет подзаголовок «Физические условия, необходимые для создания световых образов» – фраза, совершенно непредставимая до XIX века. В ней он перечисляет силы, способные создать ощущение света:

1. Волны и излучения, которые из-за своего воздействия на глаз называются светом, хотя они могут воздействовать и иначе.
2. Механическое воздействие, например, толчок или удар.
3. Электричество.
4. Химические вещества вроде снотворного, наперстянки и т.д., которые всасываясь в кровь, без каких-либо внешних причин создают перед глазами различные видения вроде светящихся искр и т.д.
5. Воздействие крови в состоянии застоя.
Физиологический процесс зрительного восприятия, как и любой другой процесс, обладает темпоральностью, то есть протекает во времени. Это открытие в области физиологии стало основанием для более впечатляющих изобретений по сравнению с оптическими приборами.

Казалось бы, открытие темпоральности зрительного восприятия не внесло ничего нового в природу, так как независимо от нашего знания, глаз любого живого существа со времени своего возникновения функционировал именно таким образом. Однако поскольку данному открытию предшествовала длительная традиция признания некоторой самостоятельности за органом зрения, то и после приобретения статуса телесного органа, неотъемлемого от телесного состава человека, глаз всё ещё продолжал восприниматься как некоторый отдельный орган, вследствие чего он стал жертвой самых изощренных экспериментов по управлению темпоральностью.
Такие опыты были положены в основу создания тауматропа (демонстрировавшего феномен сохранения зрительного впечатления на сетчатке), фенакистископа (конструкция которого основана на инерции человеческого зрения) и подобных им устройств, в который возможности зрительного восприятия использовались с целью создания зрительного обмана и иллюзий.
Вне всякого сомнения, такое отношение к собственному зрению было унаследовано от предшествующего опыта восприятия глаза не столько как органа зрения, сколько как посредника между человеком и миром, имеющего относительную самостоятельность.

Когда-то отождествление человеческого зрения с оптическими принципами камеры-обскуры, функционирующей исключительно на основании света, возвышало глаз не только над телесным составом человека, но и над всем вещественным миром. Глаз – это подобие и образ Солнца на Земле. В этом качестве он не только мог, но и казалось бы, должен был обладать особенным статусом в составе человеческого тела и окружающего его мира.
Однако после открытия телесности глаза, после обнаружения того, что его природа Земля, а не Солнце, тот особенный статус, которым он обладал, стал причиной глумления над ним, выражающегося в тех извращениях его функций, которые задействованы в упомянутых устройствах по созданию зрительных иллюзий.
Этот исторический урок дает повод для размышлений. Наряду с приведенными представлениями о глазе, существует всем известное высказывание, что глаз – это зеркало души. Развивая содержащуюся здесь мысль, мы придем к представлению о внутреннем человеке, которого обнаруживают его глаза, но который не является самими этими глазами, не сводится к ним. Этот внутренний человек хотя и отличен от своего тела, но нераздельно с ним связан. Помня о том, что он прежде всего есть существо разумное, он не ищет легких путей для осуществления своей разумности в мире. Для того чтобы понять и принять окружающий мир, он не стремиться найти такой орган в своем теле, который сделает это за него и лучше него. Он знает, что нужно только самому вжиться в окружающий мир. И такой опыт хотя и будет всегда оставаться только индивидуальным и частным, но он будет именно опытом настоящей жизни в мире, жизни всего человека, а не только некоторой его части.
Источник: cablook.com
956 3
20
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Всё погибеает без любви, и всё любовью создается!

Напрасно множество веков наука бьётся над ответом:
Чем измеряется ЛЮБОВЬ - числом, Объёмом, Силой, Светом?..
Какую меру применить, соизмеримую с Любовью?
Её ничем не объяснить, ни счастьем, ни кромешной болью.

Какое правильнее дать для чувства этого названье?
Недуг она, иль благодать? Награда или наказанье?
Не стоит напрягать умы, а просто искренне поверьте -
Любовь сильнее зла и тьмы, сильней жестокости и смерти.

И как её ни назови, но непреложным остаётся:
Всё погибает без Любви, и всё Любовью создаётся!

© Галина Кудряшова
328 1
1
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Привычка давать. О внутреннем изобилии.

Одна из полезных вещей, которым научили меня в детстве и которым я научил своих детей — это никогда не приходить ни в чей дом с пустыми руками, никогда ни к кому не приходить без подарка.
Встретив кого-нибудь, вы можете молча послать ему благословение, пожелать ему счастья, радости и побольше смеха. Этот вид молчаливого дарения обладает очень большой силой.

Вы можете сказать: «Как я могу давать другим, если в данный момент мне самому недостает?»
Вы можете принести цветок. Один цветок.
Вы можете принести записку или открытку, которые что-то скажут о ваших чувствах к тому человеку, к которому вы пришли.
Вы можете принести комплимент.
Вы можете принести молитву.
Вы можете подарить шоколадку, конфетку, да просто поделиться хорошим настроением!

Примите решение давать, куда бы вы ни пошли, кого бы вы ни увидели. Чем больше вы даете, тем больше уверенности, благодаря чудесному действию этого закона, вы приобретаете. А когда вы больше получаете, ваша способность больше давать также возрастает.

Наша истинная природа — это богатство и изобилие, мы богаты от природы, потому что природа поддерживает наши потребности и желания. Мы ничего не теряем, потому что наша сущность — чистая потенциальность и бесконечные возможности.

Дипак Чопра
2144 6
182
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Спасибо, я уже в группе EmoSurf