Вместо тысячи психотерапевтов: Бенедикт Камбербэтч читает письмо Сола Левитта

Бенедикт Камбербэтч читает письмо художника Сола Левитта подруге скульптору Еве Гессе. Это прекрасно. Добавьте в «Избранное», чтобы пересматривать каждый раз, когда вам покажется, что жизнь слишком трудна.

Бенедикт Камбербэтч читает отрывок письма Сола Левитта
Поделись
с друзьями!
1084
9
37
15 дней
РЕКЛАМА

Если вы есть — будьте первыми! Cтихи о жизни.

Если вы есть — будьте первыми,
Первыми, кем бы вы ни были.
Из песен — лучшими песнями,
Из книг — настоящими книгами.

Первыми будьте и только!
Пенными, как моря.
Лучше второго художника
Первый маляр.

Спросят вас оробело:
«Кто же тогда останется,
Если все будут первыми,
Кто пойдет в замыкающих?»

А вы трусливых не слушайте,
Вы их сдуйте как пену,
Если вы есть — будьте лучшими,
Если вы есть — будьте первыми!

Если вы есть — попробуйте
Горечь зеленых побегов,
Примериваясь, потрогайте
Великую ношу первых.

Как самое неизбежное
Взвалите ее на плечи.
Если вы есть — будьте первыми,
Первым труднее и легче!

Роберт Рождественский
Я торговался с ней за грош –
И получал на грош.
А попроси я миллион –
Возьми и огорошь?

Она хоть жила, эта жизнь –
Но брать дает свое.
Мы у нее одни, но мы
На службе у нее.

Ты подрядился за пятак? Служи, не смей роптать.
И не косись на богача,
А научись мечтать.

Кто миллионщик, кто лакей –
Ко всем она ровна
И жалует сполна того,
кто требует сполна.

Роберт Бернс
Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.

Цель творчества – самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.

Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.

И надо оставлять пробелы
В судьбе, а не среди бумаг,
Места и главы жизни целой
Отчеркивая на полях.

Борис Пастернак

И окунаться в неизвестность,
И прятать в ней свои шаги,
Как прячется в тумане местность,
Когда в ней не видать ни зги.

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.

И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца!
Поделись
с друзьями!
1308
6
39
5 месяцев

«Никогда-нибудь»: как перестать стесняться и разбудить амбиции

В какой момент скромность перестает быть украшением и превращается в привычку откладывать желания до лучших времен? Почему мы стесняемся признаться в своих талантах и молча наблюдаем, как кто-то делает то, о чем мы всегда мечтали, но боялись сказать? Как справиться с этим чувством и решиться делать то, что действительно для нас важно?

Елена Резанова, консультант в области карьерных стратегий, говорит: скромность и амбиции вовсе не противоречат друг другу. Мы боимся ставить большие цели, потому что стараемся быть «как все» и «не высовываться». Но эта дорога ведет не к скромной, а к посредственной жизни. Публикуем отрывок из её книги «Никогда-нибудь».

Что такое амбиции?


Помните, в детстве мы легко говорили: хочу стать космонавтом, актрисой, врачом, принцессой, ученым. Речь явно не шла о посредственной жизни без смысла и красок. От природы нам свойственно хотеть чего-то яркого и интересного. Потом мы начинаем стесняться хотеть. Ведь сама система приучает нас держать крылья аккуратно сложенными и особо не махать ими, а для надежности лучше и подрезать. Как-то на второй год моей практики в качестве консультанта я готовилась к интервью на радио и в ожидании эфира разговорилась с одним из сотрудников. Узнав мою историю, он спросил: «То есть вы покинули крысиные бега и теперь помогаете людям отказаться от амбиций?»

Я чуть не кивнула, но потом задумалась. Отказаться от амбиций? У меня есть собственный проект, я только что провела мастер-класс в ведущем университете, меня пригласили на радиоинтервью в качестве эксперта, я еще и книгу пишу. Похоже это на отказ от амбиций? Видимо, с началом перемен как раз и включились настоящие амбиции. Амбиции включаются, как только человек принимает решение жить по своим правилам, сделать что-то значительное и не размениваться на не важное. Потому что амбиции — как раз об этом.

Если амбиции у вас есть, вы не позволите своей жизни пройти впустую и попробуете сделать то, что имеет значение. Не позволите себе прожить «так себе», без смысла и серенько. Создадите то, чем сможете гордиться. Если разрешите себе решиться.

Где зарыты сокровища?


Однажды я где-то прочитала мысль доктора Майлса Монро, проповедника. Он спрашивал: где зарыты самые дорогие сокровища? И отвечал: нет, не в золотоносных рудниках. Они зарыты на кладбище. Там закопаны компании, которые так никогда и не были созданы, изобретения, которые не увидели свет, книги-бестселлеры, которые не были закончены, и великие картины, которые никто не написал. Эта мысль меня потрясла. В каждом человеке есть что-то важное, но пока надежно запакованное и отложенное в долгий ящик. Мне страшно, что это так никогда и не увидит свет. Амбиции как раз и не дадут этому пропасть.

Философия посредственности и тут не дремлет и обязательно напомнит вам и про «хорошенького понемножку», и «ты что, лучше всех?». Но взгляните на людей, которые это говорят. Вы бы хотели такую жизнь, вас она вдохновляет?

Что делать с амбициями скромному человеку


— Мне как-то неловко хотеть чего-то большого, — сказала мне Наташа, которая после двадцати лет успешной корпоративной карьеры начала свою практику. — Допустим, я скажу, что мечтаю стать самым продвинутым специалистом в своей области. Что решу много сложных задач. Стану большим авторитетом. Но разве это не эго во мне говорит? А где же скромность?
— Наташа, не путай скромность с посредственностью! Подумай лучше, к чему тебя приведут твои большие цели. Твои дети от этого выиграют — от того, что ты крутой профи? Что получат твои клиенты, чего они без тебя бы не получили? Как твои классные результаты изменят к лучшему ту область, в которой ты работаешь?

И тогда всё встало на свои места и амбиции «вписались» в представления порядочного человека Наташи. Потому что это не тщеславие или желание показать всем свою крутизну. Амбиции — это серьезные задачи. Делать то, что важно. То, во что веришь. То, чем гордишься. Реализоваться по полной — и от себя добавить хорошего в этот мир. Джим Коллинз называет такие амбиции амбициями пятого уровня — и определяет их как страстное стремление к чему-то за пределами самого себя. В книге «Великие по собственному выбору» он пишет про лидеров, у которых были амбиции пятого уровня: «Каждый из них желал чего-то большего, чем просто “успеха”. Эти люди измеряли себя не деньгами, не славой, не успехом, а своим вкладом в общее дело, своей задачей и своим влиянием».

А скромность? Мать Тереза при всей той скромности, с которой она ассоциируется, тоже была амбициозным человеком. Смогла бы она сделать так много, если бы была просто скромной, доброй и порядочной?

Как перестать скромничать и замахнуться на большее


Я верю, что без амбиций не бывает большого профессионала. Зато есть риск остаться на уровне «как все». Хорошо, если вы при этом на автопилоте. А если вы в сознании, то со временем вам может стать больно от понимания «мог бы, но…» и «почему не я?». Один из самых амбициозных людей, которые меня вдохновляют, — французский доктор Ален Бомбар, автор автобиографической книги «За бортом по своей воле». Он был врачом-интерном в клинике одного из городков на берегу Атлантики и часто имел дело с людьми, пострадавшими от кораблекрушений. Однажды его осенило, что оставшиеся в шлюпках жертвы кораблекрушений гибнут вовсе не от стихии.

Когда корабль тонет, человеку кажется, что вместе с его кораблем идет ко дну весь мир; когда доски пола уходят у него из-под ног, одновременно с ними уходит всё его мужество и весь его разум. И даже если он найдет в этот миг спасательную шлюпку, он еще не спасен. Потому что он замирает в ней без движения, сраженный обрушившимся на него несчастьем. Потому что он уже больше не живет. Окутанный ночной тьмой, влекомый течением и ветром, трепещущий перед бездной, боящийся и шума, и тишины, он за какие-нибудь три дня окончательно превращается в мертвеца.

Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю, — вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха.

Ален Бомбар сделал вывод, что так быть не должно. И решил сам на себе поставить большой опыт, который должен был изменить ход вещей и спасти много жизней. Он совершил несколько путешествий, чтобы доказать, что люди, потерпевшие кораблекрушение, могут прожить длительное время в море без запасов пищи и воды, питаясь только тем, что могут добыть в море. Бомбар один пересек в маленькой резиновой лодке Атлантический океан за 65 дней. Всё это время он питался исключительно сырой рыбой, которую ловил, а пил только дождевую и морскую воду или сок, выдавленный из рыб.

Мелкие цели не работают


Мы по привычке не можем решиться на большую цель, поскольку думаем, что вероятность ее достичь меньше. Но в большой и по-настоящему амбициозной цели есть то, что отличает ее от реалистичной и осторожной маленькой или средненькой. Это заряд энергии, который вы сразу чувствуете, если говорите о том, чего хотите. А энергия — именно то, что вам пригодится в пути. Ведь мы говорим о долгосрочных целях: на три-пять-десять лет или аж на целую жизнь и карьеру. Если у вас есть мечта или большая цель, подумайте о ней сейчас. И сразу после этого вспомните какую-нибудь небольшую цель. Вы сразу почувствуете, что они различаются силой заряда. Маленькими и реалистичными пусть будут ваши ежедневные шаги.

А цель — огромной и интересной до мурашек. Ведь мурашки означают, что цель заряжена именно для вас и этого заряда хватит надолго.

Елена Резанова
Источник: monocler.ru/nikogda-nibud/
Поделись
с друзьями!
1989
8
85
6 месяцев

Всё время откладываете дела на потом? Попробуйте 5-минутный трюк!

На сегодняшний день в нашем распоряжении существует миллион методов повышения производительности. Но сегодня мы рассмотрим один, который является совершенно бесплатным и суперлёгким. Он идеально подходит для любителей откладывать все дела «на потом». Кстати, сама эта склонность к промедлению называется прокрастинацией, что с латинского языка буквально переводится «на завтра». Наверно, такой прокрастинатор сидит в каждом из нас.
Все мы попали в кроличью нору интернета. «Небольшой» перерыв в работе из двухминутного сеанса в социальной сети превращается в часовой просмотр забавных видео о кошках или видеороликов с приколами. А прочтение одного твита приводит к серьёзной статье о блистательной карьере Дженнифер Лоуренс. Такой молодой, такой успешной… Секундочку!

Неужели в списке текущих дел нет ни одного задания? Разве всё уже выполнено? Клинический психолог, профессор и писатель Andrea Bonior объясняет, что причины прокрастинации могут быть разными: беспокойство, перфекционизм, недостаток мотивации, чувство вины, отсутствие навыков принятия решений.
Чтобы преодолеть отлынивание от обязательств, попробуйте лёгкий трюк когнитивно-поведенческой психотерапии под названием «5-минутное правило». Всё что Вы делаете – это выбираете одну задачу и обязуетесь добросовестно заниматься ею в течение пяти минут. Вы можете остановиться после этого, но, вероятнее всего, Вы не захотите, поскольку уже набрали обороты и включились в работу.

По словам Andrea Bonior, в основе магии «5-минутного правила» лежит тот факт, что начало для прокрастинаторов является самой трудной частью. Мы боимся больших неясных задач из-за того, что они такие большие и плохо структурированы. Как следствие, мы обеспокоены тем, что на их выполнение уйдёт два часа, а может два дня.
Но использование данного 5-минутного трюка чаще всего рушит эти психологические барьеры. Конечно, кажется, мало что можно сделать в течение пяти минут, но за это время Вы можете наметить план действий, определить способы решения препятствий в Вашем проекте или просто настолько вдохновиться, что пять минут превратятся в три часа суперпродуктивной работы.

И эта стратегия может быть использована в каждой сфере Вашей жизни. Если Вы хотите быть в хорошей форме, обязуйтесь заниматься пять минут каждый день. Если у Вас беспорядок в финансах, установите таймер и дайте себе пять минут, чтобы просмотреть счета, чеки и сделать записи в домашней бухгалтерии. Если Вы хотите больше читать, прочитайте одну страницу новой книги, и Вы не сможете оторваться от неё. Если Вы пытаетесь изменить свою жизнь, начните с малого и добейтесь некоторых успехов.

Итак, Вы знаете отличный метод избавления от прокрастинации. Начните прямо сейчас! Закройте браузер и попробуйте «5-минутное правило».
Поделись
с друзьями!
2288
5
47
6 месяцев

Притча о границах сознания: математик Джордж Данциг

Мотивирующая притча, основанная на реальных событиях!
В 1939 году 25-летний математик Джордж Данциг учился в Калифорнийском университете. Однажды он на 20 минут опоздал на пару по статистике. Тихонько вошел, сел за парту и завертел головой, пытаясь понять, что пропустил.

На доске были записаны условия двух задач.

«Ага», подумал Данциг, «ясно — это, видимо, домашнее задание к следующей паре». Студент переписал задачи в тетрадь и стал слушать профессора.
Дома он трижды пожалел о том, что опоздал на пару. Задачи были действительно сложными. Данциг думал, что, вероятно, пропустил что-то важное для их решения. Однако делать было нечего. Через несколько дней напряженной работы он все же решил эти задачи. Довольный заскочил к профессору и отдал тетрадь.

Профессор — его звали Ежи Нейман, если кому интересно — рассеянно принял задание. Да, мол, хорошо. Он как-то не смог сразу вспомнить, что не задавал студентам ничего подобного…

Когда спустя некоторое время он таки просмотрел то, что принес ему ученик, у него просто глаза на лоб полезли. Он вспомнил, что действительно в начале одной из лекций рассказывал студентам условия двух этих задач.

Двух теорем, которые на тот момент ещё не были доказаны!

Однако Данциг просто прослушал ту часть лекции, в котором говорилось о сложности этих задач. И решил их.

Иногда вы можете сделать невозможное. Если только не убедите себя сами в том, что это невозможное — невозможно.
Источник: elims.org.ua
Поделись
с друзьями!
2827
4
63
6 месяцев

Ты там, где хочешь быть...

Обычно когда человек плохо выполняет свою работу, он возмущается: «А вы знаете, сколько мне платят?!». Знаю. И не понимаю, что ты тут делаешь. По-моему, все просто: не нравится — не работай. И так во всем.
Плохо тебе жить с человеком — не живи. Плохо с тобой обходятся деловые партнёры — меняй. Плохо сидит костюм — отдай тому, на ком будет сидеть идеально. Плохо спишь — займись своим душевным состоянием. Плохо себя чувствуешь — лечись. Плохо тебе жить в стране — уезжай. Делай, а не ной.

А если ты ничего не делаешь и не меняешь, значит, тебе хорошо. Будь честен с собой — тебе хорошо. Хорошо ныть. Хорошо жаловаться. Хорошо страдать. Хорошо быть жертвой. Хорошо, чтобы сочувствовали. Хорошо, чтоб за тебя решали и помогали. Хорошо ничего не делать со своей жизнью. Спокойно. Предсказуемо. Это твоя зона комфорта. Быть в дерьме — твоя зона комфорта.

В этом во всем есть смысл. Самый большой смысл в жизни. Если ты не жертва, то кто? Если ты не будешь жаловаться, то что будешь делать? Ведь придется же делать. Если убрать этот смысл «Мне невыносимо трудно, но я несу свой крест», то что останется? Куда ты пойдешь без креста? Как ты вообще будешь жить без него?

Не решать — это тоже решение. Не менять — это тоже выбор. Если ты делаешь такой выбор, будь с ним, признавай его, получай бонусы, наслаждайся им. Но не пили мозг другому. Он не обязан играть в твои игры.

Признай: ты там, где хочешь быть. В этом правда.

Лилия Ахремчик
Поделись
с друзьями!
3897
49
454
6 месяцев

Альфрид Лэнгле. «Эмоциональное выгорание — пепел после фейерверка»

Отрывок из лекции известного австрийского психотерапевта, профессора университетов Вены и Инсбрука (Австрия), вице-президента Международной федерации психотерапии (IFP), президента Международного общества экзистенциального анализа и логотерапии в Вене (GLE-International), доктора медицинских и философских наук Альфрида Лэнгле.
Эмоциональное выгорание (burn-out) — это симптом нашего времени. Это состояние истощения, которое приводит к параличу наших сил, чувств и сопровождается утратой радости по отношению к жизни. В наше время случаи синдрома выгорания учащаются. Это касается не только социальных профессий, для которых синдром выгорания был характерен ранее, но и других профессий, а также личной жизни человека. Распространению синдрома выгорания способствует наша эпоха — время достижений, потребления, нового материализма, развлечений и получения удовольствия от жизни. Это время, когда мы эксплуатируем сами и позволяем себя эксплуатировать. Именно об этом я хотел бы сегодня поговорить.

Сначала я опишу синдром выгорания и скажу несколько слов о том, как его можно распознать. Затем я попытаюсь рассказать о том фоне, на котором возникает этот синдром, а затем дать небольшой обзор работы с синдромом выгорания и показать как можно его предотвратить.

ЛЕГКОЕ ВЫГОРАНИЕ

Кто не знает симптомы выгорания? Я думаю, что каждый человек когда-либо их ощущал. Мы обнаруживаем у себя признаки истощения, если пережили большое напряжение, осуществили что-то масштабное. Например, если мы готовились к экзаменам, работали над каким-то проектом, писали диссертацию или воспитывали двух маленьких детей. Бывает, что на работе потребовалось большое напряжение сил, были какие-то кризисные ситуации, или, например, во время эпидемии гриппа врачам приходилось очень много работать.

И тогда возникают такие симптомы, как раздражительность, отсутствие желаний, расстройство сна (когда человек не может заснуть, либо, наоборот, спит очень продолжительное время), снижение мотивации, человек чувствует себя преимущественно некомфортно, могут проявляться депрессивные симптомы. Это несложный вариант выгорания — выгорание на уровне реакции, физиологическая и психологическая реакция на чрезмерное напряжение. Когда ситуация завершается, симптомы исчезают сами по себе. В этом случае могут помочь свободные выходные дни, время для себя, сон, отпуск, занятия спортом. Если мы не восполняем энергию посредством отдыха, организм переходит в режим экономии сил.

В действительности, и тело и психика так устроены, чтобы большое напряжение было возможным — ведь людям иногда приходится много работать, достигать каких-то больших целей. Например, чтобы вызволить свою семью из какой-то беды. Проблема заключается в другом: если вызов не заканчивается, то есть если люди по-настоящему не могут отдохнуть, постоянно находятся в состоянии напряжения, если они постоянно чувствуют что к ним предъявляются какие-то требования, они всегда озабочены чем-то, испытывают страх, постоянно бдительны в отношении чего-то, чего-то ожидают, это приводит к перенапряжению нервной системы, у человека напрягаются мышцы, возникают боли. Некоторые люди во сне начинают скрежетать зубами — это может быть одним из симптомов перенапряжения.

ХРОНИЧЕСКОЕ ВЫГОРАНИЕ

Если напряжение становится хроническим, то выгорание выходит на уровень расстройства.

В 1974 году психиатр из Нью-Йорка Фройденбергер впервые опубликовал статью о волонтерах, которые работали в социальной сфере от имени местной церкви. В этой статье он описывал их ситуацию. У этих людей были симптомы, похожие на депрессию. В их анамнезе он обнаруживал всегда одно и то же: сначала эти люди были в абсолютном восторге от своей деятельности. Потом этот восторг постепенно начинал уменьшаться. И в конечном счете они выгорели до состояния горсточки пепла. У всех них было обнаружена сходная симптоматика: эмоциональное истощение, постоянная усталость. При одной только мысли, что завтра нужно идти на работу, у них возникало чувство усталости. У них были различные телесные жалобы, они часто болели. Это была одна из групп симптомов.

Что касается их чувств, то они больше не имели силы. Произошло то, что он назвал дегуманизацией. Изменилось их отношение к людям, которым они помогали: сначала это было любящее, внимательное отношение, затем оно превратилось в циничное, отвергающее, негативное. Также ухудшились отношения с коллегами, возникало чувство вины, желание уйти от всего этого. Они работали меньше и делали все по шаблону, как роботы. То есть эти люди уже не были способны, как прежде, вступать в отношения и не стремились к этому.

Это поведение имеет определенную логику. Если у меня в чувствах больше нет силы, тогда у меня нет сил, чтобы любить, чтобы слушать, и другие люди становятся для меня нагрузкой. Такое чувство, что я больше не могу им соответствовать, их требования для меня чрезмерны. Тогда начинают действовать автоматические защитные реакции. С точки зрения психики, это очень разумно.

В качестве третьей группы симптомов автор статьи обнаружил снижение производительности. Люди были недовольны своей работой и своими достижениями. Они переживали себя как бессильных, не чувствовали, что достигают каких-то успехов. Всего для них было слишком много. И они чувствовали, что не получают того признания, которого они заслуживают.

Проведя это исследование, Фройденбергер обнаружил, что симптомы выгорания не коррелируют с количеством рабочих часов. Да, чем больше кто-то работает, тем больше страдает от этого его эмоциональная сила. Эмоциональное истощение растет пропорционально числу рабочих часов, но две другие группы симптомов — производительность и дегуманизация, обесчеловечивание отношений — почти не затрагиваются. Человек продолжает быть производительным какое-то время. Это указывает на то, что выгорание имеет свою собственную динамику. Это больше, чем просто истощение. На этом мы еще остановимся.

СТАДИИ ВЫГОРАНИЯ

Фройденбергер создал шкалу, состоящую из ступеней выгорания. Первая ступень еще выглядит очень безобидно: сначала у пациентов с выгоранием присутствует навязчивое желание утвердить себя («я могу что-то сделать»), может быть, даже в соперничестве с другими.

Потом начинается небрежное отношение к собственным потребностям. Человек больше не уделяет себе свободного времени, меньше занимается спортом, у него остается меньше времени для людей, для себя самого, он меньше разговаривает с кем-то.

На следующей ступени у человека нет времени для урегулирования конфликтов — и поэтому он их вытесняет, а позднее даже перестает их воспринимать. Он не видит, что на работе, дома, с друзьями имеются какие-то проблемы. Он отступает. Мы видим что-то похожее на цветок, который все больше увядает.

В дальнейшем утрачиваются чувства в отношении себя. Люди больше уже не чувствуют себя. Они всего лишь машины, станки и уже не могут остановиться.

Через некоторое время они ощущают внутреннюю пустоту и, если это продолжается, то чаще становятся депрессивными.

На последней стадии человек полностью сломлен. Он заболевает — телесно и психически, переживает отчаяние, часто присутствуют суицидальные мысли.

Однажды ко мне пришел пациент с эмоциональным выгоранием. Пришел, сел в кресло, выдохнул и сказал: «Я рад, что я здесь». Он выглядел истощенным. Оказалось, что он даже не смог позвонить мне, чтобы договориться о встрече — его жена набрала телефонный номер. Я спросил его тогда по телефону, насколько это срочно. Он ответил, что срочно. И тогда я договорился с ним о первой встрече в понедельник. В день встречи он признался: «Все два дня выходных я не мог гарантировать, что я не выпрыгну из окна. Мое состояние было настолько невыносимым».

Это был очень успешный бизнесмен. Его сотрудники об этом ничего не знали — ему удалось скрывать от них свое состояние. И очень долгое время он скрывал это от своей жены. На одиннадцатой стадии его жена это заметила. Он все еще продолжал отрицать свою проблему. И лишь когда он уже не мог больше жить, уже под напором извне, он был готов что-то сделать. Вот так далеко может завести синдром выгорания. Конечно, это экстремальный пример.

ОТ ЭНТУЗИАЗМА К ОТВРАЩЕНИЮ

Чтобы более простыми словами обозначить то, как проявляет себя эмоциональное выгорание, можно прибегнуть к описанию немецкого психолога Матиаса Буриша. Он описал четыре этапа.

Первый этап выглядит совершенно безобидно: это действительно еще не совсем выгорание. Это та стадия, когда нужно быть внимательным. Именно тогда человеком движет идеализм, какие-то идеи, некая восторженность. Но требования, которые он постоянно предъявляет по отношению к себе, чрезмерны. Он слишком много требует от себя в течение недель и месяцев.

Второй этап — это истощение: физическое, эмоциональное, телесная слабость.

На третьей стадии обычно начинают действовать первые защитные реакции. Что делает человек, если требования постоянно чрезмерны? Он уходит из отношений, происходит дегуманизация. Это реакция противодействия в качестве защиты, для того чтобы истощение не становилось сильнее. Интуитивно человек чувствует, что ему нужен покой и в меньшей степени поддерживает социальные отношения. Те отношения, которые должны проживаться, потому что без них нельзя обойтись, отягощаются отвержением, отталкиванием.

То есть, в принципе, это правильная реакция. Но только та область, где эта реакция начинает действовать, не является подходящей для этого. Скорее, человеку нужно быть спокойнее относительно тех требований, которые ему предъявляются. Но именно это им не удается — уйти от запросов и претензий.

Четвертый этап — это усиление того, что происходит на третьем этапее, терминальная стадия выгорания. Буриш называется это «синдром отвращения». Это понятие, которое означает, что человек больше в себе не несет никакой радости. В отношении всего возникает отвращение. Например, если я съел гнилую рыбу, у меня наступила рвота, а на следующий день я слышу запах рыбы, у меня возникает отвращение. То есть это защитное чувство после отравления.

ПРИЧИНЫ ВЫГОРАНИЯ

Говоря о причинах, в общем и целом различают три области. Это индивидуально-психологическая область, когда у человека возникает сильное желание отдаться этому стрессу. Вторая сфера — социально-психологическая, или общественная — это давление извне: различные модные течения, какие-то общественные нормы, требования на работе, дух времени. Например, считается, что каждый год нужно отправляться в путешествие — и если я этого не могу, тогда я не соответствую людям, живущим в данное время, их образу жизни. Это давление может осуществляться в скрытой форме, и оно может иметь своим следствием выгорание.

Более драматичные требования — это, например, требования пролонгированного рабочего времени. Сегодня человек перерабатывает и не получает за это оплаты, а если он это не делает, его увольняют. Постоянные переработки — это издержки, присущие капиталистической эпохе.

Итак, мы выделили две группы причин. С первой мы можем работать в психологическом аспекте, в рамках консультирования, а во втором случае нужно что-то менять на уровне политическом, на уровне профсоюзов.

Но есть еще и третья причина, которая связана с организацией систем. Если система предоставляет отдельному человеку слишком мало свободы, слишком мало ответственности, если происходит мобинг (травля), тогда люди подвергаются очень большому стрессу. И тогда, конечно, необходима реструктуризация системы. Необходимо развивать организацию по-другому, вводить обучение, тренинги.

СМЫСЛ НЕЛЬЗЯ КУПИТЬ

Мы ограничимся рассмотрением группы психологических причин. В экзистенциальном анализе мы эмпирическим путем установили, что причиной эмоционального выгорания является экзистенциальный вакуум. Эмоциональное выгорание можно понимать как особую форму экзистенциального вакуума. Виктор Франкл описывал экзистенциальный вакуум как страдание от чувства пустоты и отсутствия смысла.

Исследование, проведенное в Австрии, во время которого были протестированы 271 врач, показало следующие результаты. Обнаружилось, что у тех врачей, которые вели наполненную смыслом жизнь и не страдали от экзистенциального вакуума, почти не возникало выгорания, даже если они работали в течение многих часов. Те же врачи, у которых обнаруживался относительно высокий уровень экзистенциального вакуума в своей работе, демонстрировали высокие показатели выгорания, даже если они работали меньшее количество часов.

Из этого мы можем сделать вывод: смысл купить нельзя. Ничего не дает зарабатывание денег, если я на своей работе страдаю от пустоты и отсутствия смысла. Мы не можем это компенсировать.

Синдром выгорания ставит нас перед вопросом: действительно ли я переживаю смысл в том, что делаю? Смысл зависит от того, ощущаем мы персональную ценность в том, что мы делаем, или нет. Если мы следуем за кажущимся смыслом: карьерой, социальным признанием, любовью окружающих, тогда это ложный или кажущийся смысл. Он стоит нам больших сил и вызывает стресс. И как следствие у нас возникает дефицит исполненности. Тогда мы переживаем опустошение — даже тогда, когда расслабляемся.

На другом полюсе находится такой способ жизни, где мы переживаем исполненность — даже если устаем. Исполненность, несмотря на усталость, не приводит к выгоранию.

Обобщая, мы можем сказать следующее: выгорание — это конечное состояние, наступающее вследствие продолжающегося создания чего-то без переживания в аспекте исполненности. То есть если в том, что я делаю, я переживаю смысл, если я чувствую, что то, что я делаю, это хорошо, интересно и важно, если я радуюсь этому и хочу это делать, то тогда выгорания не происходит. Но эти чувства не нужно путать с воодушевлением. Энтузиазм необязательно связан с исполненностью — это более скрытая от других, более скромная вещь.

ЧЕМУ Я ОТДАЮ СЕБЯ?

Еще один аспект, к которому нас подводит тема выгорания, — это мотивация. Почему я делаю что-то? И насколько я к этому обращен? Если я не могу подарить свое сердце тому, что я делаю, если меня это не интересует, я делаю это по каким-то другим причинам, тогда мы в каком-то смысле лжем.

Это похоже на то, как если бы я кого-то слушал, но думал о чем-то другом. То есть тогда я не присутствую. Но если я не присутствую на работе, в своей жизни, тогда я не могу там же получать за это вознаграждение. Речь не о деньгах. Да, я, конечно, могу зарабатывать деньги, но я персонально не получаю вознаграждения. Если я не присутствую сердцем в каком-то деле, а использую то, что я делаю, в качестве средства для достижения целей, тогда я злоупотребляю ситуацией.

Например, я могу начать какой-то проект, потому что он сулит мне большие деньги. И я почти не могу отказаться и как-то этому противостоять. Таким образом мы можем быть соблазнены каким-то выбором, который потом приведет нас к выгоранию. Если это происходит лишь однажды, то, может, это не так плохо. Но если это продолжается в течение многих лет, тогда я просто прохожу мимо своей жизни. Чему я отдаю себя?

И тут, кстати, может быть крайне важным, чтобы у меня возник синдром выгорания. Потому что, вероятно, я не могу сам остановить направление своего движения. Мне нужна та стена, с которой я столкнусь, какой-то толчок изнутри, чтобы я просто не мог продолжать двигаться и пересмотрел свои действия.

Пример с деньгами, наверное, самый поверхностный. Мотивы могут быть гораздо глубже. Например, я могу хотеть признания. Мне нужна похвала от другого. Если не удовлетворить эти нарциссические потребности, то я становлюсь беспокойным. Снаружи это совсем не видно — только люди, которые близки этому человеку, могут это ощущать. Но, вероятно, я даже не стану об этом с ними говорить. Или я сам не осознаю, что у меня имеются такие потребности.

Или, например, мне обязательно нужна уверенность. Я познал нищету в детстве, мне приходилось донашивать старую одежду. За это меня высмеивали, и я стыдился. Может быть, даже моя семья голодала. Я не хотел бы больше никогда такое пережить.

Я знал людей, которые стали очень богатыми. Многие из них дошли до синдрома выгорания. Потому что для них это было первичным мотивом — в любом случае предотвратить состояние нищеты, чтобы снова не стать бедными. По человечески это понятно. Но это может привести к чрезмерным требованиям, которые никогда не закончатся.

Чтобы люди в течение продолжительного времени были готовы следовать за такой кажущейся, ложной мотивацией, за их поведением должен стоять недостаток чего-то, психически ощущаемый дефицит, какая-то беда. Этот дефицит приводит человека к самоэксплуатации.

ЦЕННОСТЬ ЖИЗНИ

Этот дефицит может быть не только субъективно ощущаемой нуждой, но и установкой по отношению к жизни, которая, в конечном счете, может привести к выгоранию.

Как я понимаю свою жизнь? На основании этого я могу разрабатывать свои цели, согласно которым я живу. Эти установки могут быть от родителей, или человек развивает их в себе сам. Например: я хочу чего-то добиться. Или: я хочу иметь троих детей. Стать психологом, врачом или политиком. Таким образом человек сам для себя намечает цели, которым он хочет следовать.

Это совершенно нормально. У кого из нас нет целей в жизни? Но если цели становятся содержанием жизни, если они становятся слишком большими ценностями, тогда они ведут к ригидному, застывшему поведению. Тогда мы кладем все силы ради достижения поставленной цели. И все, что мы делаем, становится средством достижения цели. А это не несет в себе собственной ценности, а представляет лишь полезную ценность.

«Как хорошо, что я буду играть на скрипке!» — это проживание собственной ценности. Но если я хочу быть первой скрипкой на концерте, тогда, играя какое-то произведение, я буду постоянно сравнивать себя с другими. Я знаю, что мне нужно еще упражняться, играть и играть, чтобы добиться цели. То есть у меня преобладает ориентация на цель за счет ориентации на ценность. Таким образом возникает дефицит внутреннего отношения. Я делаю что-то, но в том, что я делаю, не присутствует внутренней жизни. И тогда моя жизнь утрачивает жизненную ценность. Я сам уничтожаю внутренние содержания ради достижения целей.

А когда человек таким образом пренебрегает внутренней ценностью вещей, недостаточно уделяет этому внимания, возникает недооценка ценности собственной жизни. То есть получается, что я использую время своей жизни на цель, которую я перед собой поставил. Это приводит к утрате отношений и к несоответствию самому себе. И при таком невнимательном отношении к внутренним ценностям и ценности собственной жизни возникает стресс.

Все, о чем мы сейчас говорили, можно обобщить следующим образом. Тот стресс, который приводит к выгоранию, связан с тем, что мы слишком долго, без чувства внутреннего согласия делаем что-то без ощущения ценности вещей и себя. Таким образом мы приходим к состоянию преддепрессии.

Это бывает также тогда, когда мы делаем слишком много всего, и просто ради того, чтобы сделать. Например, я готовлю обед только, чтобы он поскорей был готов. И тогда я рад, когда он уже позади, сделан. Но если мы радуемся тому, что что-то уже прошло, это показатель того, что в том, что мы делаем, нами не была обнаружена ценность. А если это не имеет ценности, тогда я не могу сказать, что мне нравится это делать, что для меня это важно.

Если у нас в жизни присутствует слишком много таких элементов, тогда мы, по сути дела, радуемся тому, что жизнь проходит мимо. Таким образом нам нравится смерть, уничтожение. Если я просто что-то осуществляю, это не жизнь — это функционирование. А мы не должны, мы не имеем права слишком много функционировать — мы должны следить, чтобы во всем, что мы делаем, мы жили, чувствовали жизнь. Чтобы она не прошла мимо нас.

Выгорание — это такой психический счет, который нам выставляют за долгое отчужденное отношение с жизнью. Это та жизнь, которая не является по-настоящему моей.

Тот, кто больше чем половину времени занят вещами, которые он делает неохотно, не дарит этому свое сердце, не испытывает при этом радость, тот раньше или позже должен ожидать, что переживет синдром выгорания. Тогда я нахожусь в опасности. Везде, где я в своем сердце чувствую внутреннее согласие в отношении того, что я делаю, и чувствую себя, там я защищен от выгорания.

ПРОФИЛАКТИКА ВЫГОРАНИЯ

Как можно работать с синдромом выгорания и как можно его предотвратить? Многое решается само по себе, если человек понимает, с чем связан синдром выгорания. Если понимать это про себя или про своих друзей, то можно начать решать эту задачу, поговорить с собой или друзьями об этом. Должен ли я продолжать жить таким образом?

Я сам чувствовал себя так два года назад. Я намеревался в течение лета написать книгу. Со всеми бумагами я поехал на свою дачу. Приехал, осмотрелся, пошел погулять, поговорил с соседями. На следующий день я делал то же самое: позвонил друзьям, мы встретились. На третий день снова. Я подумал, что, вообще говоря, уже должен начать. Но особого желания я в себе не почувствовал. Я попытался напомнить, что надо, что ждет издательство — это уже было давление.

Тогда я вспомнил про синдром выгорания. И я сказал себе: наверное, мне нужно больше времени, и мое желание наверняка вернется. И я позволил себе наблюдать. Ведь желание приходило каждый год. Но в тот год оно не пришло, и до конца лета я даже не открыл эту папку. Я не написал ни строчки. Вместо этого я отдыхал и делал замечательные вещи. Потом я стал колебаться, как мне к этому относиться — как к плохому или как к хорошему? Получается, что я не смог, это была неудача. Тогда я сказал себе, что это разумно и хорошо, что я поступил так. Дело в том, что я был немного истощен, потому что перед летом было очень много дел, весь академический год был очень насыщенным.

Здесь, конечно, у меня была внутренняя борьба. Я действительно думал и осмысливал то, что в моей жизни является важным. В результате я усомнился в том, что написанная книга является настолько важным делом в моей жизни. Гораздо важнее прожить что-то, побыть здесь, проживать ценные отношения, — если это возможно, пережить радость и не откладывать это постоянно на потом. Мы не знаем, сколько у нас осталось времени.

Вообще, работа с синдромом выгорания начинается с разгрузки. Можно уменьшить цейтнот, делегировать что-то, разделять ответственность, ставить реалистичные цели, критически рассматривать те ожидания, которые имеешь. Это большая тема для обсуждения. Здесь мы действительно наталкиваемся на очень глубокие структуры экзистенции. Здесь идет речь о нашей позиции по отношению к жизни, о том, чтобы наши установки были аутентичными, соответствовали нам.

Если синдром выгорания имеет уже гораздо более выраженную форму, нужно получить больничный, физически отдохнуть, обратиться к врачу, при более легких расстройствах полезно лечение в санатории. Или просто устроить хорошее время для себя, пожить в состоянии разгрузки.

Но проблема в том, что многие люди, имеющие синдром выгорания, не могут себе это разрешить. Или человек уходит на больничный, но так и продолжает предъявлять к себе чрезмерные требования — таким образом он не может выйти из стресса. Люди страдают о угрызений совести. А в состоянии болезни усиливается выгорание.

Кратковременно могут помочь медикаменты, но они не представляют собой решение проблемы. Телесное здоровье — это основа. Но также нужна и работа над собственными потребностями, внутренним дефицитом чего-то, над установками и ожиданиями по отношению к жизни. Нужно подумать, как уменьшить давление социума, как можно самому себя защитить. Иногда даже подумать о том, чтобы сменить место работы. В самом тяжелом случае, который я видел в своей практике, человеку потребовалось 4-5 месяцев освобождения от работы. А после выхода на работу — новый стиль работы — в противном случае через пару месяцев люди снова выгорают. Конечно, если человек работает на износ в течение 30 лет, то ему сложно перенастроиться, но это необходимо.

Предотвратить синдром выгорания можно, задавая себя два простых вопроса:

1) Для чего я это делаю? Для чего я учусь в институте, для чего я пишу книгу? Какой в этом смысл? Является ли это для меня ценностью?

2) Нравится ли мне делать то, что я делаю? Люблю ли я это делать? Чувствую ли я, что это хорошо? Настолько хорошо, что я делаю это охотно? Приносит ли мне то, что я делаю, радость? Может быть, не всегда дело будет обстоять таким образом, но чувство радости и удовлетворения должно преобладать.

В конечном итоге я могу задать другой, более масштабный вопрос: хочу ли я ради этого жить? Если я буду лежать на смертном одре и оглянусь назад, хочу ли я, чтобы было так, что я ради этого жил?
Источник: tovievich.ru
Поделись
с друзьями!
2891
15
125
7 месяцев