все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →

Изучение мозга, передача знаний и бессмертие: Стив Возняк об образовании и технологиях

Одним из самых ожидаемых событий фестиваля NAUKA 0+ в МГУ стала лекция Стива Возняка. Публикуем основные тезисы выступления изобретателя, создателя персонального компьютера и сооснователя Apple — о том, как выбрать профессию, почему технологии не делают нас счастливее и как открытые данные помогают человечеству эволюционировать.

О прогрессе и счастье


Я всегда измерял успешность жизни не достижениями, а счастьем — тем, как ты себя чувствуешь, сколько удовлетворения получаешь от жизни. Делают ли технологии нас более счастливыми? За тысячи лет человечество создало огромное количество инструментов и технологий. Например, распространение стиральных машин избавило людей от огромного количества неприятного ручного труда. Но я не уверен, что это сделало нас счастливее.

В юности я решил стать инженером, чтобы создавать вещи, которые будут делать жизнь проще, и думал, что, когда появится множество устройств, которые будут работать за нас, мы станем трудиться меньше. Например, четыре дня в неделю, а не пять. Но я смотрю вокруг себя и понимаю, что для того, чтобы жить в Купертино и владеть, скажем, домом, два человека должны работать всю неделю, тогда как в моем детстве было достаточно и одного постоянно работающего члена семьи.

У нас появились удивительные устройства, и многие люди, наверное, сказали бы, что технологии сделали нас счастливее. Но сделало ли это человечество более независимым, или мы хороши ровно настолько, насколько хороши наши машины? В общем, я не думаю, что технологический прогресс и счастье напрямую связаны. Для людей естественно создавать предметы, которых не существовало раньше; пытаться остановить развитие технологий невозможно. Это как пытаться остановить огромный асфальтовый каток голыми руками.

О выборе профессии


На вопрос, чему стоит учиться сегодня, чтобы быть востребованным специалистом завтра, можно ответить только одно: все люди разные. Чтобы развиваться, обществу нужны таланты во всех сферах. Неправильно говорить, что все должны становиться цифровыми инженерами. Действительно, некоторые профессии скоро исчезнут, в том числе из-за того, что наши технологии становятся умнее, и есть смысл оценивать будущую специальность и с этой точки зрения. Но я преуспел в компьютерных науках только потому, что всегда бесконечно любил то, чем занимаюсь. В первую очередь выбор должен определяться склонностью к профессии, это единственный способ стать лучшим специалистом в мире.

О мотивации


Для меня всегда самым важным стимулом в работе было не то, что люди будут говорить, что я основал великую компанию или изобрел персональный компьютер. Для меня было важно, чтобы другие инженеры, посмотрев на мою работу — схемы, проекты, чертежи, код, который я писал, — признали, что это что-то удивительное. Компьютерная инженерия была моим видом искусства, и я хотел, чтобы другие увидели, как я в нем хорош.

Об открытых данных


Смысл open source в том, что своей идеей, видением чего-либо ты делишься с миром. Я всю жизнь был убежденным сторонником такого подхода. Когда я создал первый в мире персональный компьютер Apple II, то поступил именно так: не регистрировал патент и не оставлял за собой прав на владение технологией. Потому что я создал его не только для себя, но и для общества. Это как в школьном курсе математики — каждый год ты учишься на основе того, что узнал в прошлом. Так и с технологиями: новое открытие основывается на предыдущих. Но это совсем не значит, что такие продукты не дают возможности на них заработать.

О передаче знаний


Образование всегда было ключевой ценностью для меня. С детства я знал, что оно определит мое будущее, даст мне работу, доход, позволит иметь дом и завести семью. Учителя были очень важны в моей жизни, и, когда я вырос и состоялся, я знал, что хочу внести свой вклад в молодое поколение, потому что оно и есть будущее.

Я всегда дарил школам компьютеры, но когда у тебя много денег, это не является особенной жертвой, а я хотел отдавать больше. Поэтому, когда Apple уже была очень успешной компанией, я решил стать учителем в обычной школе. Это с детства было моей мечтой, и я написал собственные уроки и стал учить детей 10–12 лет пользоваться компьютерами. Всего я проработал так восемь лет и в какой-то момент преподавал по семь дней в неделю. Я делал это, потому что всегда был убежден, что мы, успешные взрослые, должны делать все возможное, чтобы помочь молодым кем-то стать.
Вторая причина моих выступлений — я хочу вдохновлять молодежь. Я верю, что, рассказывая историю своего успеха, я смогу помочь кому-то добиться того же. Для меня образование стало определяющим в жизни, и в молодости, когда развивается личность, формируются жизненные ценности, когда ты решаешь, что для тебя важно и как стоит жить, очень важно взять правильное направление, не тратить свободное время впустую. От этого зависит, как много ты вберешь в себя.

Пока у человека много сил и он легко впитывает новое, важно развивать идеи, которые могут улучшить мир, делать вещи, которые тебе интересны. Причем они не обязательно должны быть связаны с вашей основной работой. Покажите результат друзьям, удивите себя. Каждый раз, когда вы так делаете, ваш мозг развивается, и вы учитесь. Это дает чувство счастья оттого, что вы следуете направлению, которое выбрали.

О технологиях и мозге


Я смотрю с большой надеждой на многие современные технологии — машинное обучение, блокчейн, квантовые компьютеры, интернет вещей. Все они должны существенно улучшить жизнь людей. Сейчас меня особенно занимают две из них. Во-первых, это персональные помощники — Amazon Echo, Siri, Cortana, Bixby. Их развитие — тренд, который меняет нашу жизнь прямо сейчас. Они дают возможность решать задачи, не вводя текст, не обращаясь к девайсам и часто даже не формулируя самого вопроса — например, когда ты напеваешь мелодию, а программа выводит на экран оригинальную композицию. Системы распознавания речи скоро изменят многое в окружающем нас мире. Говорить о распространении реальных роботов рано: такие технологии пока развиваются намного медленнее, чем компьютерная наука. Но время, когда вокруг нас будет много роботов, которые будут нам помогать, наступит.

Но наиболее важным, объединяющим все перечисленные выше технологии я считаю разработки, связанные с искусственным интеллектом (ИИ). Есть много сложных задач, с которыми компьютер уже сейчас справляется лучше, чем человек. Правда, не совсем правильно называть такие разработки интеллектом, скорее это его симуляция. Да, машина способна быстро работать с большими данными и производить калькуляции, но она делает это по набору заданных человеком строго установленных правил и не может спросить себя, какой подход в этой ситуации более эффективен, или задать себе новые условия. Пока это совсем не то, чем является человеческий мозг.

У нас есть много отдельных знаний о мозге, но полного представления о том, как он устроен, о его структуре, пока нет. Именно поэтому мы не способны создать машину, близкую к тому, что можно назвать интеллектом. Возможно, когда-нибудь компьютеры смогут анализировать и делать выводы так же, как человеческий мозг, и после этого наступит сингулярность, когда компьютеры станут мыслить сами за себя. Может быть, они научатся чувствовать и станут обладать сознанием, но это случится только после того, как мы узнаем все о работе мозга.

О бессмертии


Я не хотел бы растягивать свою жизнь или жить вечно. Я такой же, как и все, мы все примерно равны, и зачем мне занимать место, которое может получить кто-то другой, когда вырастет? Да, сегодня есть технологии, которые продлевают жизнь, но это не дополнительная жизнь. Даже когда мы спасаем кого-то, например, во время инфаркта, общий уровень смертности остается неизменным — 100%. Но я не беспокоюсь по этому поводу, потому что верю в важность качества жизни, а не ее протяженности. Прожить счастливую жизнь намного важнее, чем длинную.

© Стив Возняк

Подготовил: Денис Бондарев
Источник: econet.ru
1529 5
83
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Увидеть лес с высоты, гуляя по спиральной тропе

В Дании архитектурная студия EFFEKT спроектировала спиральную прогулочную тропу, возвышающуюся над лесом около города Хаслев, в часе езды от Копенгагена.
Главная идея заключается в том, что можно не просто гулять по лесу, но и увидеть его с высоты птичьего полета, при этом не навредив природе.
Центральный элемент конструкции — спиральная башня высотой 45 метров, возвышающаяся над верхушками деревьев и открывающая панорамный вид на красивый окружающий ландшафт на все 360 градусов.
Прогулочная тропа длиной 600 метров ведет к башне по земле, над землей и между деревьями.
Весь маршрут будет поделен на две секции: прогулка среди старейших деревьев леса на высоте и вариант для тех, кто боится высоты, — тропа, расположенная ближе к земле и ведущая к более молодым деревьям.
Уникальный проект будет реализован в 2018 году.
Источник: интересное.ru.com
1447 4
84
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
193 1
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
1966 15
57
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Мир глазами птиц: съемки камерой, прикрепленной на теле пернатых

Золотистый орел, Монголия

GoPro: Golden Eagle POV Flight in 2.7K

Чайка украла камеру у туристов

Чайка украла камеру у туристов

Глазами орла

Flying eagle point of view #1

Вид с клюва пеликана (Танзания)

GoPro: Pelican Learns To Fly
1439 4
21
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Невозможные вещи, которые возможны на других планетах

Мы дышим воздухом, купаемся в море, наслаждаемся закатом солнца, ходим и прыгаем, даже не задумываясь о том, какими необычными могут быть эти же занятия на других объектах Вселенной.
НЕВОЗМОЖНЫЕ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ ВОЗМОЖНЫ НА ДРУГИХ ПЛАНЕТАХ
Источник: www.youtube.com
245 2
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Австралия: самая летающая скорая помощь в мире

Представьте для начала, что вы живёте в раю на краю земли, и вокруг на 500 километров нет людей. Это прекрасно во всех ситуациях кроме той, когда вас укусила змея, и жить вам осталось 2 часа, если двигаться. Или примерно 20-25 часов, если лежать в тени и пускать пену и слюни в траву.

Можно же носить с собой вакцину, правда? Да. Вместе с холодильником. Это увеличивает ваши шансы выжить при укусе змеи до 20%. Дело в том, что вакцин пять штук. И введение не той гарантированно убьёт вас за 15 минут. Нужно либо держать в руках ту змею, что вас укусила и внимательно её рассматривать, читая инструкцию (а большинство укусов ощущается как укол травой, и иногда жертвы даже не знают, что это было, пока не начнёт кружиться голова) — ну либо иметь под рукой полевую лабораторию для экспресс-анализов. И ещё если вы вдруг на двадцатом году жизни узнаете о выборочном дальтонизме, радоваться будете недолго. И это только змеи, потому что есть ещё куча обычных бытовых вещей от прихватившего аппендицита до проблем с сердцем.

А государство очень заинтересовано, чтобы фермы развивались. И вот в этот момент на сцене появляется RFDS. Королевская служба летающих докторов. Медицинский спецназ Австралии.

Стартовые условия

Очень сокращённая история колонизации выглядит так: сначала континент предполагали, даже отправляли экспедиции на поиски, но мимо него несколько раз эпически промахивались. В итоге его нашёл капитан Кук (которого десятилетия спустя съели на Гавайях). Причём нашёл по очень интересной причине — тогда Венера проходила через диск Солнца, плюс появились точные хронометры. Это позволяло очень хорошо уточнить координатную сетку.

Через полвека Англия поняла, что хранить преступников на баржах посреди Темзы — идея так себе, и отправила флот заключенных и конвоиров основывать Сидней. Первые пару лет новое население познавало радости жизни — нифига из посевных не растёт, много змей, крокодилы, пауки — ну, в общем, вот это всё, что обычно рассказывают про Австралию. Через почти два года взошла свёкла, и тут понеслось. Быстро установилась правильная форма земледелия — мясное животноводство. Берёте участок территории примерно 100 на 200 километров, огораживаете его забором, убеждаетесь, что в сухой сезон все крокодилы ушли, — и загоняете туда бычков. Их не едят собаки динго (а вот овец едят), им плевать на змей и пауков, им не нужно стойло. Летом в Австралии, скажем, плюс 25, зимой — плюс 24. Дальше вы время от времени обновляете забор, чтобы скотина не разбежалась и крокодилы не пролезли, а через два года собираете бычков и забиваете их на мясо. Проблем было много, но самая очевидная — это то, что для такого животноводства нужно иметь огромные фермы. Чтобы вы понимали, большая ферма может быть 250 на 400 километров. Это почти Швейцария, на секундочку. А это значит, что уже где-то третий слой ферм от города — это возможность встретить другого человека раз в год-два.

Поэтому в качестве аптечки с собой стоило носить револьвер с патроном. Чтобы не мучиться, если что.

Радио

Доктор Джон Флинн очень много думал, как же сделать так, чтобы вместо «добейте его там» можно было вызвать врача. Как раз в этот момент в Первую мировую активно развивалась радиосвязь. Напомню ситуацию — подвода электричества нет, на производствах используются паровые машины, есть телеграф. На телеграфе строить было бы очень дорого, но рации решили все беды. Доктор с инженерами смог придумать и подобрать модель рации с динамомашиной — нечто среднее между пультом связиста и велосипедом. Вы крутите педали — и за это у вас есть работающая рация.
Подали прошение в правительство, и правительство профинансировало массовое производство одной модели с «велосипедом» и микрофоном, самой дешёвой, но безотказной. Через 10 лет фермеры имели возможность поговорить вечером о делах. Раньше они ложились спать, как стемнеет, либо что-то делали при свете керосиновой лампы. А теперь же садились на велосипед и слушали мир на много сотен километров вокруг. Тогда медицинские консультации давались по радио, и это уже стало в какой-то степени прорывом. Кстати, тогда же началось дистанционное образование в школах (до сих пор даже работает радиошкола Алис Спрингс для аборигенов, только теперь по 4G).

Самолёты

Чуть позже два лётчика решили, что копать землю как-то глупо, и появилось то, что станет современной авиакомпанией Квонтас (как Аэрофлот у нас). Сначала они просто возили людей быстрее дилижанса. Слоган был «За полчаса домой по цене дилижанса». Багаж лошадьми, а человека — на самолёте.

К ним и пришёл доктор Джон Флинн. И спросил, можно ли возить больных. И они начали потихоньку перетаскивать людей в больницы. Чуть позже начали делать специальную люльку на крыло для тех, кто не может сесть в узкую кабину за пилотом. Снова всё посчитали и пошли в правительство. Правительство кивнуло, закупило самолётов. Так появился авиационный флот, который занимался только медициной.
Это было начало RFDS. Сегодня у летающего доктора 10 аэродромов и 68 самолётов в постоянном флоте. В самом центре Австралии в Алис Спрингс (100 километров севернее геометрического центра континента) есть госпиталь для RFDS, туда всех и привозят. Ещё один госпиталь на побережье — туда везут тех, кто под пересадку органа или сложную операцию.

В свободное от срочных вызовов время доктора делают две важные вещи. Во-первых, они выходят на патруль так, чтобы сформировать маршруты, где от любой точки с фермерами максимум полчаса-час (в зависимости от региона) лёта. То есть флот постоянно в деле, а не на аэродромах, и где-то рядом с вами всегда есть самолёт и врач. Во-вторых, они занимаются профилактикой. Приземляются во время этих патрулей в деревни аборигенов, маленькие городки, на фермы — берут анализы, осматривают всех. Если поступает тревожный вызов — бросают профилактику и летят спасать.
Первыми самолётами были de Havilland DH.50 (одномоторные бипланы, 180 километров в час). Более современные модели для серьёзных дел — например, Pilatus PC-12.

Каждая крупная ферма Австралии обязана иметь взлётно-посадочную полосу для лёгких самолётов RFDS, и эта полоса должна поддерживаться в отличном состоянии. Иногда фермеры с вертолётами забирают пациента до дороги, на которую садится самолёт RFDS — в этой ситуации доктор по УКВ-радио сообщает всем внизу, что ему нужна дорога. Одна машина перекрывает дорогу в начале импровизированной взлётно-посадочной полосы, вторая — в конце. Самолёт приземляется, забирает пациента и уходит в госпиталь за 1000-2000 километров.

В самом самолёте оборудована полевая операционная. После нескольких лет практики в RFDS любой врач становится желанным гостем в любом городе. Представьте: поскольку у вас нет госпиталя за спиной, помощи ждать неоткуда. Скорая помощь в городах стабилизирует и везёт в операционную. Летающий доктор может так не всегда — ему надо действовать самому на месте. Набирается дичайший опыт и умение принимать решения. В последние годы на самолётах устанавливают средства спутниковой связи, и у службы есть контакты всех ведущих специалистов Австралии. Профессору сиднейского университета, ведущему токсикологию, могут позвонить во время лекции — он может вывести звонок прямо на доску и проконсультировать летающего доктора по видео. А потом продолжить учить обалдевших от романтики ничейных земель студентов.

Внутри службы шесть основных профессий: пилоты и инженеры для самолётов, парамедики (медсёстры) и врачи для лечения (кстати, некоторые знают и ветпрофиль), связисты-диспетчеры для координации и помощи прямо по радио. Плюс люди-из-офиса, которые отвечают за ИТ, финансы и так далее.
В разных местах встречаются вот такие рации для вызова медслужбы. В этом конкретном месте в Ольгас идёт локальный вызов, но где-то в пустошах может быть ретрансляция на летающих докторов или рейнджеров, которые их вызовут. В городах есть ещё паучья скорая помощь на мотоциклах, но про неё сможет чуть подробнее рассказать ionicman.

В Австралии в пустошах Северных территорий нет традиции чаевых. Но банки стоят на каждой заправке, в каждом баре и в каждом кафе у кассы. Это не чаевые, это RFDS. Кстати, если вы спросите, что это за буквы, австралиец никогда не ответит иностранцу прямо. Скажет — положи два бакса, я расскажу. И потом рассказывает.

Государство даёт не очень большой бюджет на RFDS, но они собирают деньги и присылают подробный отчёт всем пожертвовавшим. Со многих фестивалей часть со входных билетов идёт на RFDS. Очень многие компании что-то дают летающему доктору — например, знаменитая R.M. Williams их полностью обшивает.

Когда я был в их центральном офисе, как раз зашла австралийская бабушка с пачкой денег в руке. Сказала, что летающий доктор спас её внука 8 лет назад, и она опять принесла пожертвование.
Источник: geektimes.ru
861 3
24
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Спасибо, я уже в группе EmoSurf