все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →

О женской красоте. Красавица — понятие поведенческое!

Не секрет, что женщины всегда или почти всегда озабочены своим внешним видом. Эта особенность по большей части у них врожденная, можно даже сказать бессознательная. Это и понятно – ведь в основе лежит биологическая «задача» привлечь лучшего самца и воспроизвести от него потомство. Предельно ясная и понятная задача от матери-природы с одной стороны. С другой, мягко говоря, непростая и отбирающая уйму времени и сил на то, чтобы открыть, усилить и включить на полную мощность главный ресурс, необходимый для этой задачи - красоту.
Компания Dove проводила глобальный опрос женщин по всему миру по поводу того, что они думают о красоте и об их удовлетворенности собой в этом вопросе. Оказалось, что только 2% женщин уверенно называют себя красивыми. Остальные используют менее категоричные слова – привлекательная, симпатичная, женственная. А порядка 40% респонденток признались, что чувствуют себя неловко, называя себя красивой.

Более половины женщин, прошедших опрос, согласились с тем, что СМИ и реклама внушают всем «нереальные» стандарты красоты. Что же тогда представляет собой настоящая красота, если образы, видимые нами с телевизионных экранов и рекламных плакатов имеют столь малое отношение к действительности?

Две трети от участниц того же исследования считают, что настоящая красота гораздо шире и глубже, чем просто физическая привлекательность. В основе истинной красоты –счастье и любовь. Это действительно так. Женщину, глаза которой светятся от счастья, ни один мужчина в мире не сможет назвать некрасивой.
В психологическом плане красота ближе всего к поведенческому аспекту. Ведь поведение – это внешнее проявление нашего умонастроения, эмоций, чувств, состояния души. Внешность представляет собой всего лишь оболочку, под которой скрывается целая вселенная из переживаний, мыслей, ценностей, убеждений. Воспринимая красоту лишь как физическую привлекательность, как мужчины, так и женщины загоняют себя в узкие, тесные рамки. Кстати, эти рамки тесные не только в переносном, но и прямом смысле (взять, например, известный стандарт 90х60х90).

Как говорится, «встречают по одежке», так и внешность может оказаться весьма обманчивой. После того, как узнаешь человека ближе, представление о нем начинает становиться значительно шире, чем если бы он оставался для нас просто «фотографией».

Если интерес к другому человеку существует лишь на физическом плане, то процесс знакомства с ним напоминает импульсивную покупку. Возможно, именно к такой импульсивной покупке и подталкивают мужскую половину СМИ и реклама, сужая рамки восприятия такого понятия как красота.

Поэтому красавица — часто понятие скорее поведенческое, чем анатомическое. Внешность, безусловно имеет большое значение в красоте, но ее влияние на восприятие ограничено уровнем контекста. Этот самый низкий уровень в иерархии нейрологических уровней, отвечающий на вопрос «где?», «когда?» и «с кем?». Как известно, следующий за ним идет уровень поведения, который превосходит предыдущий по значимости. То, как человек себя ведет, что говорит и делает для психики имеет большее значение, чем то, как он выглядит.
Например, такое качество, как обаяние, обозначающее притягательную силу, не сможет воспроизвести ни один косметолог, стилист, парикмахер или даже пластический хирург. Дело в том, что все они работают на уровне контекста. А само слово «обаяние» по своей сути поведенческое, так как происходит от церковно-славянского слова «баяти», то есть «рассказывать, заговаривать, лечить». А если добавить к нему личностные качества, состояния, убеждения, которые совершенно не видны невооруженным взглядом, то станет совершенно неудивительным тот факт, что две трети женщин из опроса выше признали красоту чем-то большим, чем физическую привлекательность.

Если вновь вернуться к исследованию, проведенному компанией Dove, (в котором приняли участие женщины из более, чем 40 стран), то более 80% из опрошенных признали, что абсолютно у каждой женщины есть нечто, что делает ее красивой, привлекательной и неповторимой. Это вполне сочетается с результатами исследования, которое проводили голландские ученые. Они пришли к выводу, что мужчин сексуально привлекают любые женщины детородного возраста независимо от их внешности.

В заключение хочется сказать, что единых стандартов красоты никогда не было, нет и не будет, как бы ни старались их навязать СМИ и реклама. Природа сама не даст им права на существование, дабы не подвергнуть мир «атаке клонов».
Завершить статью хочу одной из моих любимых притч на тему красоты:

Однажды два моряка отправились в странствие по свету, чтобы найти свою судьбу.

Приплыли они на остров, где у вождя одного из племён было две дочери.

— Старшая — красавица, а младшая — не очень.
Один из моряков сказал своему другу:
— Всё, я нашёл своё счастье, остаюсь здесь и женюсь на дочери вождя.
— Да, ты прав, старшая дочь вождя — красавица, умница. Ты сделал правильный выбор — женись.
— Ты меня не понял, друг! Я женюсь на младшей дочери вождя.
— Ты что, с ума сошёл? Она же такая… не очень.
— Это моё решение, и я это сделаю.
Друг поплыл дальше в поисках своего счастья, а жених пошёл свататься.
Надо сказать, что в племени было принято давать за невесту выкуп коровами.
Хорошая невеста стоила десять коров.
Пригнал он десять коров и подошёл к вождю.
— Вождь, я хочу взять замуж твою дочь и даю за неё десять коров!
— Это хороший выбор. Моя старшая дочь — красавица, умница, и она стоит десяти коров. Я согласен.
— Нет, вождь, ты не понял. Я хочу жениться на твоей младшей дочери.
— Ты что, шутишь? Не видишь, она же такая… не очень.
— Я хочу жениться именно на ней.
— Хорошо, но, как честный человек, я не могу взять десять коров, она того не стоит.
Я возьму за неё три коровы, не больше.
— Нет, я хочу заплатить именно десять коров.
Они поженились.
Прошло несколько лет, и странствующий друг, уже на своём корабле, решил навестить оставшегося товарища и узнать, как у него жизнь.
Приплыл, идёт по берегу, а навстречу женщина неземной красоты.
Он её спросил, как найти его друга. Она показала. Приходит и видит: сидит его друг, вокруг детишки бегают.
— Как живёшь?
— Я счастлив.
Тут входит та самая красивая женщина.
— Вот, познакомься. Это моя жена.
— Как? Ты что, женился ещё раз?
— Нет, это всё та же женщина.
— Но как это произошло, что она так изменилась?
— А ты спроси у неё сам.
Подошёл друг к женщине и спрашивает:
— Извини за бестактность, но я помню, какая ты была… не очень. Что произошло, что ты стала такой прекрасной?
— Просто, однажды, я поняла, что стою десяти коров.


Автор: Дмитрий Вострухов
Источник: b17.ru
841 4
53
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Отстраненность: быть довольными тем, что у нас уже есть

Можно сказать, что отстраненность - это состояние, когда нам ничего не нужно. Мы не говорим, что нужно вообще отказаться от всего, просто не нужно зацикливаться на вещах и быть довольными тем, что у нас уже есть.

Слово «отстраненность» очень часто применяется в контексте самопомощи, личностного роста и духовности.

Однако, очень часто мы склонны путать некоторые термины и подходы. Быть отстраненным, аскетичным — это совсем не значит «не обладать ничем» или, находясь в отношениях, избегать эмоциональной привязанности, которая дает безопасность и чувство благополучия.

Отстраненность — это нечто гораздо более интимное и, в то же время, необходимое для нашего психологического и эмоционального равновесия: это значит не позволять вещам и людям — иметь над нами власть.

Мы должны быть в состоянии дать другим свободу строить более гармоничные и уважительные отношения, без зависимости, не чувствуя себя жертвой, не бросаясь фразами «без тебя я тоже что-то значу»

Привязанность и отстраненность

Термин "отстраненность" уходит своими корнями в буддизм. Тем не менее, в области психологии и педагогики есть, например, родительская привязанность и отношения, основанные на здоровой привязанности.

Существуют два разных понятия, которые нужно правильно трактовать. Только тогда мы сможем построить более целостные отношения, где мы будем испытывать уважение к другим и, в свою очередь, нас тоже будут уважать.

Здоровая привязанность

В буддизме одним из основных источников страданий является привязанность. Тем не менее, в этом случае, речь идет не о привязанности родителей к детям или в отношениях.

Давайте рассмотрим этот момент более подробно:

Человек, сразу после рождения, нуждается в других людях, чтобы выжить, и в то же время, чувствовать себя в безопасности, чтобы понять, как устроен этот мир.

Воспитывая детей в рамках здоровой привязанности, родители удовлетворяют потребности ребенка, разрешают ему быть рядом, чтобы чувствовать себя в безопасности.

В таких отношениях ласка, объятия и привязанность, питаемая любовью, являются ключом к развитию ребенка.

В то же время, отношения, основанные на зрелой привязанности — это те, в которых два человека дают друг другу свободу строить отношения, полные уважения и счастья.

Люди нуждаются в том, чтобы укреплять связь с людьми, которых они любят, и это включает в себя появление привязанности, которая позволяет чувствовать себя в безопасности, чувствовать единение с кем-то, кто любит нас и кого любим мы.

Если в какой-то момент такая привязанность перерастает в зависимость, шантаж и необходимость контроля над другим человеком, она перестает быть здоровой и отношения превращаются в токсичные.

Отстраненность как способ сохранить целостность своей личности

Остановимся на важных аспектах отстраненности. Этот термин не значит, что мы должны отказаться от того, чем мы обладаем, так как абсолютный отказ от всего не является синонимом счастья.

Напротив, отсутствие чего-либо — это один из главных источников неопределенности, страха и печали. Однако, чрезмерная зависимость, отношения, в которых мы цепляемся за вещи, людей и места, являются источниками страданий.

Если мы строим нашу жизнь вокруг одного человека до такой степени, что наше счастье зависит от его настроения, капризов и поведения, тогда мы явно что-то делаем неправильно.

Если мы «привязаны» к нашей семье, так что мы не мыслим жизни вне отчего дома, значит что-то тоже пошло не так.

Если мы с головой погрязли в работе, наши мысли занимает лишь карьерный рост, желание зарабатывать больше денег, чтобы покупать больше вещей и иметь более высокий социальный статус, мы забываем, как быть счастливыми.

Отстраненность является одной из форм личной целостности, потому что это напоминает нам о том, что счастье не зависит от других людей или накопления вещей.

Счастье рождается внутри нас, чтобы мы чувствовали себя полными, свободными и зрелыми личностями.

Как выработать в себе отстраненность

Примите неопределенность как факт. Когда вы ставите перед собой цель, не концентрируйте всю свою надежду и счастье на достижении результата. Научиться чему-то новому в процессе и принять неопределенность также имеет важное значение.

Не ставьте ваше благополучие и счастье в зависимость от того, что делают или не делают другие. Это является источником страданий, и мы должны научиться контролировать его.

Старайтесь полагаться на свои собственные действия и будьте внимательны к спонтанным и неожиданным для вас действиям других людей.

Не следует путать желание с необходимостью. Сравните, например, «желать» выиграть в лотерею, и чувствовать «необходимость» получить награду, потому что только тогда мои проблемы будут решены.

Неуверенные люди больше всего нуждаются в привязанности к тем, кто их окружает. Им больше всего нужно иметь те или иные вещи или «добыть» их. Только так они могут насытить свои эмоциональные потребности.

Берегите свою самооценку, заполняйте свои потребности уверенностью в том, что вы в цельная личность, способная не только быть счастливой, но и делать счастливыми других.
Источник: steptohealth.ru
613 0
42
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

10 причин бросить всё и махнуть в Японию на фестиваль глицинии

10 причин бросить всё и махнуть в Японию на фестиваль глицинии
Весна — волшебное время в Японии, и не только благодаря знаменитому на весь мир цветению сакуры. Ежегодно там проходит Фестиваль глицинии — невероятно красивый праздник, на котором надо побывать хотя бы однажды.

Цветочный парк Асикага расположен в префектуре Тотиги, всего в 2 часах езды от токийского вокзала. Каждую весну сотни деревьев расцветают, превращая это место в сказочный лес. Именно здесь и проходит один из самых красивых фестивалей в мире. Прогуляйтесь по волшебному 80-метровому туннелю из нежных цветов глицинии и почувствуйте, каково это — оказаться в сказке!

Япония — это родина глицинии, некоторые из деревьев в парке Асикага старше 150 лет. В 2017 году фестиваль начнется 15 апреля и продлится до конца мая. Ну а если поездка по каким-то причинам не состоится, полюбуйтесь на эти фотографии — они тоже прекрасны.
Источник: izbrannoe.com
637 0
34
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Сказка о Призвании

Художником он стал просто потому, что после школы надо было куда-то поступать. Он знал, что работа должна приносить удовольствие, а ему нравилось рисовать – так и был сделан выбор: он поступил в художественное училище.

К этому времени он уже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы – пейзаж, людей – портрет, и еще много чего знал из области избранной профессии. Теперь ему предстояло узнать еще больше. «Для того, чтобы импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил на вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник. – Так что приготовьтесь, будем начинать с азов».

Он начал учиться «играть по нотам». Куб, шар, ваза… Свет, тень, полутень… Постановка руки, перспектива, композиция… Он узнал очень много нового – как натянуть холст и самому сварить грунт, как искусственно состарить полотно и как добиваться тончайших цветовых переходов… Преподаватели его хвалили, а однажды он даже услышал от своего наставника: «Ты художник от бога!». «А разве другие – не от бога?», — подумал он, хотя, чего скрывать, было приятно.
Но вот веселые студенческие годы остались позади, и теперь у него в кармане был диплом о художественном образовании, он много знал и еще больше умел, он набрался знаний и опыта, и пора было начинать отдавать. Но… Что-то у него пошло не так.

Нет, не то чтобы ему не творилось. И не то чтобы профессия разонравилась. Возможно, он просто повзрослел и увидел то, чего раньше не замечал. А открылось ему вот что: кругом кипела жизнь, в которой искусство давно стало товаром, и преуспевал вовсе не обязательно тот, кому было что сказать миру – скорее тот, кто умел грамотно подавать и продавать свое творчество, оказаться в нужное время, в нужном месте, с нужными людьми. Он, к сожалению, так этому и не научился. Он видел, как его товарищи мечутся, ищут себя и свое место под солнцем, а некоторые в этих метаниях «ломаются», топят невостребованность и неудовлетворенность в алкоголе, теряют ориентиры, деградируют… Он знал: часто творцы опережали свою эпоху, и их картины получали признание и хорошую цену только после смерти, но это знание мало утешало.

Он устроился на работу, где хорошо платили, целыми днями разрабатывал дизайн всевозможных буклетов, визиток, проспектов, и даже получал от этого определенное удовлетворение, а вот рисовал все меньше и неохотнее. Вдохновение приходило все реже и реже. Работа, дом, телевизор, рутина… Его все чаще посещала мысль: «Разве в этом мое призвание? Мечтал ли я о том, чтобы прожить свою жизнь вот так, «пунктиром», словно это карандашный набросок? Когда же я начну писать свою собственную картину жизни? А если даже и начну – смогу ли? А как же «художник от бога»?». Он понимал, что теряет квалификацию, что превращается в зомби, который изо дня в день выполняет набор определенных действий, и это его напрягало.

Чтобы не сойти с ума от этих мыслей, он стал по выходным отправляться с мольбертом в переулок Мастеров, где располагались ряды всяких творцов-умельцев. Вязаные шали и поделки из бересты, украшения из бисера и лоскутные покрывала, глиняные игрушки и плетеные корзинки – чего тут только не было! И собратья-художники тоже стояли со своими нетленными полотнами, в больших количествах. И тут была конкуренция…
Но он плевал на конкуренцию, ему хотелось просто творить… Он рисовал портреты на заказ. Бумага, карандаш, десять минут – и портрет готов. Ничего сложного для профессионала – тут всего и требуется уметь подмечать детали, соблюдать пропорции да слегка польстить заказчику, так, самую малость приукрасить натуру. Он это делал умело, его портреты людям нравились. И похоже, и красиво, лучше, чем в жизни. Благодарили его часто и от души.
Теперь жить стало как-то веселее, но он отчетливо понимал, что это «живописание» призванием назвать было бы как-то… чересчур сильно. Впрочем, все-таки лучше, чем ничего.

Однажды он сделал очередной портрет, позировала ему немолодая длинноносая тетка, и пришлось сильно постараться, чтобы «сделать красиво». Нос, конечно, никуда не денешь, но было в ее лице что-то располагающее (чистота, что ли?), вот на это он и сделал акцент. Получилось неплохо.
– Готово, – сказал он, протягивая портрет тетке. Та долго его изучала, а потом подняла на него глаза, и он даже заморгал – до того пристально она на него смотрела.
– Что-то не так? – даже переспросил он, теряясь от ее взгляда.
– У вас призвание, — сказала женщина. – Вы умеете видеть вглубь…
– Ага, глаз-рентген, — пошутил он.
– Не то, — мотнула головой она. – Вы рисуете как будто душу… Вот я смотрю и понимаю: на самом деле я такая, как вы нарисовали. А все, что снаружи – это наносное. Вы словно верхний слой краски сняли, а под ним – шедевр. И этот шедевр – я. Теперь я точно знаю! Спасибо.
– Да пожалуйста, — смущенно пробормотал он, принимая купюру – свою привычную таксу за блиц-портрет.
Тетка была, что и говорить, странная. Надо же, «душу рисуете»! Хотя кто его знает, что он там рисовал? Может, и душу… Ведь у каждого есть какой-то внешний слой, та незримая шелуха, которая налипает в процессе жизни. А природой-то каждый был задуман как шедевр, уж в этом он как художник был просто уверен!

Теперь его рисование наполнилось каким-то новым смыслом. Нет, ничего нового в технологию он не привнес – те же бумага и карандаш, те же десять минут, просто мысли его все время возвращались к тому, что надо примериться и «снять верхний слой краски», чтобы из-под него освободился неведомый «шедевр». Кажется, получалось. Ему очень нравилось наблюдать за первой реакцией «натуры» – очень интересные были лица у людей.
Иногда ему попадались такие «модели», у которых душа была значительно страшнее, чем «внешний слой», тогда он выискивал в ней какие-то светлые пятна и усиливал их. Всегда можно найти светлые пятна, если настроить на это зрение. По крайней мере, ему еще ни разу не встретился человек, в котором не было бы совсем ничего хорошего.

– Слышь, братан! – однажды обратился к нему крепыш в черной куртке. – Ты это… помнишь, нет ли… тещу мою рисовал на прошлых выходных.
Тещу он помнил, на старую жабу похожа, ее дочку – постареет, крысой будет, и крепыш с ними был, точно. Ему тогда пришлось напрячь все свое воображение, чтобы превратить жабу в нечто приемлемое, увидеть в ней хоть что-то хорошее.
– Ну? – осторожно спросил он, не понимая, куда клонит крепыш.
– Так это… Изменилась она. В лучшую сторону. Как на портрет посмотрит – человеком становится. А так, между нами, сколько ее знаю, жаба жабой…
Художник невольно фыркнул: не ошибся, значит, точно увидел…
– Ну дык я тебя спросить хотел: можешь ее в масле нарисовать? Чтобы уже наверняка! Закрепить эффект, стало быть… За ценой не постою, не сомневайся!
– А чего ж не закрепить? Можно и в масле, и в маринаде, и в соусе «майонез». Только маслом не рисуют, а пишут.
– Во-во! Распиши ее в лучшем виде, все оплачу по высшему разряду!

Художнику стало весело. Прямо «портрет Дориана Грея», только со знаком плюс! И раз уж предлагают – отчего не попробовать?
Попробовал, написал. Теща осталась довольна, крепыш тоже, а жена его, жабина дочка, потребовала, чтобы ее тоже запечатлели в веках. От зависти, наверное. Художник и тут расстарался, вдохновение на него нашло – усилил сексуальную составляющую, мягкости добавил, доброту душевную высветил… Не женщина получилась – царица!
Видать, крепыш был человеком широкой души и впечатлениями в своем кругу поделился. Заказы посыпались один за другим. Молва пошла о художнике, что его портреты благотворно влияют на жизнь: в семьях мир воцаряется, дурнушки хорошеют, матери-одиночки вмиг замуж выходят, у мужиков потенция увеличивается.
Теперь не было времени ходить по выходным в переулок Мастеров, да и контору свою оставил без всякого сожаления. Работал на дому у заказчиков, люди все были богатые, платили щедро, передавали из рук в руки. Хватало и на краски, и на холсты, и на черную икру, даже по будням. Квартиру продал, купил побольше, да с комнатой под мастерскую, ремонт хороший сделал. Казалось бы, чего еще желать? А его снова стали посещать мысли: неужели в этом его призвание – малевать всяких «жаб» и «крыс», изо всех сил пытаясь найти в них хоть что-то светлое? Нет, дело, конечно, хорошее, и для мира полезное, но все-таки, все-таки… Не было у него на душе покоя, вроде звала она его куда-то, просила о чем-то, но вот о чем? Не мог расслышать.

Однажды его неудержимо потянуло напиться. Вот так вот взять – и в драбадан, чтобы отрубиться и ничего потом не помнить. Мысль его напугала: он хорошо знал, как быстро люди творческие добираются по этому лихому маршруту до самого дна, и вовсе не хотел повторить их путь. Надо было что-то делать, и он сделал первое, что пришло в голову: отменил все свои сеансы, схватил мольберт и складной стул и отправился туда, в переулок Мастеров. Сразу стал лихорадочно работать – делать наброски улочки, людей, парка, что через дорогу. Вроде полегчало, отпустило…
– Простите, вы портреты рисуете? Так, чтобы сразу, тут же получить, – спросили его. Он поднял глаза – рядом женщина, молодая, а глаза вымученные, словно выплаканные. Наверное, умер у нее кто-то, или еще какое горе…
– Рисую. Десять минут – и готово. Вы свой портрет хотите заказать?
– Нет. Дочкин.
Тут он увидел дочку – поперхнулся, закашлялся. Ребенок лет шести от роду был похож на инопланетянчика: несмотря на погожий теплый денек, упакован в серый комбинезон, и не поймешь даже, мальчик или девочка, на голове – плотная шапочка-колпачок, на лице – прозрачная маска, и глаза… Глаза старичка, который испытал много-много боли и готовится умереть. Смерть в них была, в этих глазах, вот что он там явственно узрел.
Он не стал ничего больше спрашивать. Таких детей он видел по телевизору и знал, что у ребенка, скорее всего, рак, радиология, иммунитет на нуле – затем и маска, и что шансов на выживание – минимум. Неизвестно, почему и откуда он это знал, но вот как-то был уверен. Наметанный глаз художника, подмечающий все детали… Он бросил взгляд на мать – да, так и есть, она знала. Внутренне уже готовилась. Наверное, и портрет захотела, потому что последний. Чтоб хоть память была…

– Садись, принцесса, сейчас я тебя буду рисовать, — сказал он девочке-инопланетянке. – Только смотри, не вертись и не соскакивай, а то не получится.
Девочка вряд ли была способна вертеться или вскакивать, она и двигалась-то осторожно, словно боялась, что ее тельце рассыплется от неосторожного движения, разлетится на мелкие осколки. Села, сложила руки на коленях, уставилась на него своими глазами мудрой черепахи Тортиллы, и терпеливо замерла. Наверное, все детство по больницам, а там терпение вырабатывается быстро, без него не выживешь.
Он напрягся, пытаясь разглядеть ее душу, но что-то мешало – не то бесформенный комбинезон, не то слезы на глазах, не то знание, что старые методы тут не подойдут, нужно какое-то принципиально новое, нетривиальное решение. И оно нашлось! Вдруг подумалось: «А какой она могла бы быть, если бы не болезнь? Не комбинезон дурацкий, а платьице, не колпак на лысой головенке, а бантики?». Воображение заработало, рука сама по себе стала что-то набрасывать на листе бумаги, процесс пошел.
На этот раз он трудился не так, как обычно. Мозги в процессе точно не участвовали, они отключились, а включилось что-то другое. Наверное, душа. Он рисовал душой, так, как-будто этот портрет мог стать последним не для девочки, а для него лично. Как-будто это он должен был умереть от неизлечимой болезни, и времени оставалось совсем чуть-чуть, может быть, все те же десять минут.

– Готово, – сорвал он лист бумаги с мольберта. – Смотри, какая ты красивая!
Дочка и мама смотрели на портрет. Но это был не совсем портрет и не совсем «с натуры». На нем кудрявая белокурая девчонка в летнем сарафанчике бежала с мячом по летнему лугу. Под ногами трава и цветы, над головой – солнце и бабочки, улыбка от уха до уха, и энергии – хоть отбавляй. И хотя портрет был нарисован простым карандашом, почему-то казалось, что он выполнен в цвете, что трава – зеленая, небо – голубое, мяч – оранжевый, а сарафанчик – красный в белый горох.
– Я разве такая? – глухо донеслось из-под маски.
– Такая-такая, – уверил ее художник. – То есть сейчас, может, и не такая, но скоро будешь. Это портрет из следующего лета. Один в один, точнее фотографии.
Мама ее закусила губу, смотрела куда-то мимо портрета. Видать, держалась из последних сил.
– Спасибо. Спасибо вам, – сказала она, и голос ее звучал так же глухо, как-будто на ней тоже была невидимая маска. – Сколько я вам должна?
– Подарок, — отмахнулся художник. – Как тебя зовут, принцесса?
– Аня…
Он поставил на портрете свою подпись и название: «Аня». И еще дату – число сегодняшнее, а год следующий.
– Держите! Следующим летом я вас жду. Приходите обязательно!
Мама убрала портрет в сумочку, поспешно схватила ребенка и пошла прочь. Ее можно было понять – наверное, ей было больно, ведь она знала, что следующего лета не будет. Зато он ничего такого не знал, не хотел знать! И он тут же стал набрасывать картинку – лето, переулок Мастеров, вот сидит он сам, а вот по аллее подходят двое – счастливая смеющаяся женщина и кудрявая девочка с мячиком в руках. Он вдохновенно творил новую реальность, ему нравилось то, что получается. Очень реалистично выходило! И год, год написать – следующий! Чтобы чудо знало, когда ему исполниться!
– Творите будущее? – с интересом спросил кто-то, незаметно подошедший из-за спины.
Он обернулся – там стояла ослепительная красавица, вся такая, что и не знаешь, как ее назвать. Ангел, может быть? Только вот нос, пожалуй, длинноват…
– Узнали? – улыбнулась женщина-ангел. – Когда-то вы сотворили мое будущее. Теперь – будущее вот этой девочки. Вы настоящий Творец! Спасибо…
– Да какой я творец? – вырвалось у него. – Так, художник-любитель, несостоявшийся гений… Говорили, что у меня талант от бога, а я… Малюю потихоньку, по мелочам, все пытаюсь понять, в чем мое призвание.
– А вы еще не поняли? – вздернула брови женщина-ангел. – Вы можете менять реальность. Или для вас это не призвание?
– Я? Менять реальность? Да разве это возможно?
– Отчего же нет? Для этого нужно не так уж много! Любовь к людям. Талант. Сила веры. Собственно, все. И это у вас есть. Посмотрите на меня – ведь с вас все началось! Кто я была? И кто я теперь?
Она ободряюще положила ему руку на плечо – словно крылом обмахнула, улыбнулась и пошла.
– А кто вы теперь? – запоздало крикнул он ей вслед.
– Ангел! – обернулась на ходу она. – Благодарю тебя, Творец!

Эльфика
Источник: elfikarussian.ru
1039 0
58
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Лучшие танцоры по мнению Got Talent Around The World

Невероятно талантливые танцоры никого не оставят равнодушным.
BEST SOLO DANCERS From Got Talent Around The World! | Part 1 | Got Talent Global
Источник: www.youtube.com
164 1
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
2361 13
81
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
1043 5
28
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Жми "Нравится" и читай нас на Facebook
Подпишись на нас Вконтакте
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!