все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →
Удивленный | 652 публикации (последняя - 5 дней назад)

Хрустальный бокал вместо симфонического оркестра?!

Street artist playing Hallelujah with crystal glasses
Glass harp-Toccata and fugue in D minor-Bach-BWV 565
Crazy Performance! Street Musician Playing Water Glasses! Epic Talented Street Artists...
539 0
35
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Что будет, если бездомному дать 100,000$ ?

В 2005 году бездомный мужчина по имени Тэд Родриг наткнулся на портфель, в котором обнаружил 100 тысяч долларов (по нынешнему курсу – это около 123 тысяч долларов) купюрами номиналом $20 и $50. Сценарист Уэйн Пауэрс, которому принадлежал портфель, подарил Теду эти деньги, сказав, что теперь он может делать с ними всё, что пожелает, но при одном условии – он должен дать разрешение съёмочной группе задокументировать результат. Родриг, естественно, согласился, что привело к появлению в некоторой степени противоречивого документального фильма под названием «Поворот судьбы».

Согласно Пауэрсу, идея снять этот документальный фильм возникла у него во время пребывания в Лос-Анджелесе, где у него часто просили деньги бездомные люди. Он тогда подумал: «А что произойдёт, если дать кому-то из них миллион долларов?» Пауэрсу было любопытно узнать, сможет ли такая огромная сумма денег изменить жизнь человека к лучшему. Он поделился своими соображениями с директором американского кабельного телевизионного канала "Showtime", для которого он писал тогда сценарии. Продюсерам понравилась идея, однако они не были готовы отдать миллион долларов за неё, поэтому после некоторых переговоров сумма была снижена до 100 тысяч.

Пауэрс решил выбрать Тэда после того, как несколько раз пообщался с ним на разные темы и пришёл к выводу, что тот слишком много страдал в своей жизни, поэтому заслужил на перерыв от несчастий.

Тэд рассказал Пауэрсу следующее: «Оглядываясь назад, я понимаю, что моё детство было ужасным. Моя мать была алкоголичкой. Она постоянно устраивала дома пьянки. Нам приходилось воровать для неё пиво. Иногда она разрешала нам сделать пару глотков. Я начал пить – я пью с тринадцати лет». В 14 лет Тэд ушёл из дома. «Всю свою молодость я провёл в тюрьме. Я ощущал себя никому не нужным. После того как я вышел на свободу, помощи мне было ждать не от кого. Я начал учиться выживать на улице в одиночку… Моя мечта – жить в обществе, как обычный гражданин. Но она вряд ли исполнится. Ну и чёрт с ней! Я так говорю, поскольку знаю, как можно выжить здесь, на улице. Если что-то пойдёт не так или я разозлюсь на босса, я легко могу сказать: “Чёрт с тобой!”, после чего буду двигаться дальше. Я так делаю всю свою жизнь».

На момент начала съёмок фильма сорокапятилетний Родриг скитался по улицам около двух десятилетий. Он добывал деньги тем, что собирал банки и бутылки. В день он в среднем зарабатывал около 20 долларов; этих денег ему хватало на то, чтобы купить еды, алкоголя и сигарет.

Несмотря на отсутствие дома, Тэд сказал, что всё равно чувствует себя счастливым. «Мне нравится собирать бутылки, потому что мне никто не указывает, что я должен делать. Я занимаюсь этим, когда захочу. Мне не перед кем отвечать. Если я решу сегодня не выходить и пожелаю просто посидеть в парке, мне ничего за это не будет».

У Тэда даже имелось ценное владение в виде велосипеда, который он каждую неделю с любовью мыл на автомойке.

Согласно документальному фильму, до того как Тэд получил сто тысяч долларов, у него был друг Майк, который работал на местном заводе по переработке отходов.

Тэд избегал наркотиков ввиду плохого опыта, который ему довелось испытать в своей жизни. «Я попробовал все доступные наркотики. Я знаю, что они делают с людьми. Вы становитесь неадекватным. Я вламывался в чужие дома, воровал у своих друзей…»

Таким образом, после прохождения теста на наркотики, который показал отрицательный результат, и психиатрического обследования, Тэд оказался идеальным кандидатом для участия в небольшом эксперименте Пауэрса.

После завершения подготовительного этапа Пауэрс и члены съёмочной группы решили спрятать портфель с деньгами в мусорном контейнере, где Тэд обычно искал пустые банки и бутылки. Когда Тэд нашёл портфель, он проявил недюжинную выдержку; в последующем интервью он сказал, что даже хотел развернуться и уйти, оставив деньги нетронутыми в мусорном баке. «Я думал, что это были деньги от продажи наркотиков и меня убьют, если я их возьму. Потом в голове пронеслась мысль о том, что это был реквизит для фильма, который мне придётся вернуть».

После того как Пауэрс убедил Тэда в том, что деньги принадлежат ему, у него, наконец, появилась крыша над головой.

С этого момента создатели фильма не вмешивались в жизнь Тэда: они просто наблюдали за его повседневной рутиной и снимали всё происходящее на камеру. Тем не менее, ему позволили обсуждать свои дела с финансовым консультантом, чьи советы он мог либо брать на вооружение, либо игнорировать.

Итак, каким же был результат?

После короткой встречи с финансовым консультантом Тэд купил себе новый велосипед и отправился вместе с Майком в парк аттракционов. Затем он снял номер в мотеле, где всё время спал на полу, поскольку не мог привыкнуть к мягкой кровати. Как видите, до этого момента финансовые решения Тэда были достаточно сдержанными – и, наверное, поначалу так бы поступил каждый из нас.

Однако потом произошло то, что очень напоминает события из жизни людей, которые выиграли в лотерею большую сумму денег: одна треть из них становится банкротами в течение пяти лет, другие впоследствии страдают от социальных проблем и депрессии (даже если они разумно обращаются с деньгами), третьих банкротят их же друзья и родственники.

Финансовый советник Сцифра Бёрк говорит: «Большинство людей, которым повезло несказанно разбогатеть – будь то благодаря лотерее, страховому возмещению или неожиданному наследству – принимают неправильные решения из-за отсутствия навыков обращения с деньгами».

Итак, что же конкретно произошло с жизнью Тэда? Вскоре после того как он нашёл портфель с деньгами, к нему начали приходить бездомные с просьбами о помощи. Будучи хорошим человеком, Тэд любезно помогал своим «друзьям», погашая долги и обеспечивая их материально. Примерно в это же время Тэд познакомился с женщиной, которой он очень сильно понравился, когда она узнала о том, что у него есть 100 тысяч долларов. И она была такая не одна. «Женщины так и вились вокруг меня. Я выходил из бара, чтобы отвлечься от всего, а они преследовали меня. Дело было вовсе не во мне, а в деньгах. Я знал это. Я ведь не дурак».

Именно в это время Тэд освоил искусство, как он выразился, «переспать и бросить». Однако он был щедр по отношению к женщинам, с которыми спал и одной из них даже подарил автомобиль.

Далее, Тэд уехал из Пасадены, чтобы навестить свою семью, проживающую в Сакраменто. Его мать давно перестала с ним общаться, а с сёстрами у него были напряжённые отношения. Тем не менее, на кадрах видно, что, в отличие от других людей, родственники Тэда проявили искреннюю заботу о его благополучии и вместо того, чтобы попросить у него денег, предложили ему остаться с ними в Сакраменто и найти работу, а также посоветовали не тратить обретённое состояние впустую. Сёстры Тэда даже обзванивали различные фирмы от его имени в поисках работы, которую он любил больше всего – строительство зданий.

Однако Тэд не оценил их усилий. Ему не понравилось то, что они вмешивались в его жизнь. В скором времени Тэд прекратил встречаться со своим финансовым консультантом, считая, что ему от него были нужны только деньги, как и всем остальным.

В конечном счёте, оказалось, что Тэд не был заинтересован в поиске работы, поскольку он считал, что 100 тысяч долларов ему хватит до конца жизни. Это заявление он сделал вскоре после того, как потратил $34 000 на внедорожник и ещё несколько тысяч на аренду роскошной квартиры.

Тэд, судя по разговорам, отнюдь не был дураком; возможно, ему просто не хватало образования. Скорее всего, он прекрасно понимал, что деньги не вечны, однако жизнь изо дня в день без забот о завтрашнем дне дала о себе знать. Тэд не особо беспокоился по поводу работы, поскольку не боялся снова оказаться на улице. Вместо этого, он сосредоточился на текущем моменте, что в принципе всегда и делал до этого.

Поступок Тэда может показаться глупым и непредусмотрительным, однако даже самые умные и продуманные люди, которым повезло выиграть в лотерею или неожиданно разбогатеть каким-либо другим путём, склонны делать то же самое – тратить деньги на себя и всех, кого они знают, до тех пор, пока в кармане у них не останется ни копейки. В случае с теми, кому удавалось в своей жизни сорвать крупные лотерейные джек-поты, это происходило постоянно, даже несмотря на советы финансовых консультантов. Что касается тех людей, которые тратили деньги экономно, не давая ничего своим друзьям и родственникам, то многие из них впоследствии из-за нежелания делиться теряли своих близких, впадали в депрессию, начинали употреблять наркотики и совершали самоубийства. По этому поводу существует даже такая «чёрная» шутка: «Если вы действительно ненавидите человека, купите ему лотерейный билет».

Спустя несколько месяцев после того, как Тэд получил 100 тысяч долларов, создатели фильма начали беспокоиться о том, сколько денег у него осталось. Это заставило Тэда постоянно думать о своём финансовом положении. По этой причине он перестал предоставлять им отчёты о потраченных средствах.

Примерно год спустя Тэд появился в одном из выпусков шоу Опры Уинфри, который назывался «А вы готовы к неожиданной удаче?». В нём приняли участие различные люди, которые внезапно стали обладателями огромной суммы денег. После того как они разбогатели, их жизнь пошла по наклонной. Именно во время шоу Тэд смущённо признался, что потратил и раздал все 100 тысяч долларов, которые ему дали, за шесть месяцев, и теперь он снова бомж.

Тэд был возмущён всей этой ситуацией и отчасти недоволен своим положением, однако его ничуть не расстраивал тот факт, что он снова вернулся к прежней жизни. За полгода Тэд успел жениться, однако его брак распался сразу же, как у него закончились деньги. Все новые «друзья» Тэда также резко испарились, когда в его карманах стало пусто. (Майк, которому он подарил автомобиль, также забыл о нём.) Более того, Тэд обзавёлся долгами, однако конкретную сумму он называть отказался.

Где он живёт сейчас и чем занимается, неизвестно. Последний раз о нём слышали в 2007 году – два года спустя после выхода документального фильма. Он по-прежнему не имел крыши над головой и занимался утилизацией банок и бутылок.

Пауэрс впоследствии писал: «В некоторой степени это был разочаровывающий процесс, поскольку, я считаю, что у Тэда была масса возможностей изменить свою жизнь… Когда Вы с кем-то сближаетесь, болеете за него всем сердцем и душой, Вам потом становится очень обидно, что человек не хочет хвататься за существующие возможности. Эта история говорит о том, что внутри людей, у которых нет дома, живут демоны… Я думаю, что в данном провале немалую роль сыграл алкоголь. Мы думаем, что если человеку дать всё необходимое – машину, телефон, крышу над головой, водительские права и прочее – то он будет жить нормальной жизнью, однако в данном случае этого оказалось недостаточно».

Итак, каков же ответ на вопрос «Что будет, если бездомному человеку (причём не наркозависимому и здравомыслящему) дать 100 тысяч долларов?» Практически то же самое, что обычно происходит с нормальными людьми, которые выигрывают или каким-либо иным образом получают огромную сумму денег. Их жизнь, как правило, ухудшается, или остаётся прежней, не считая возникшей депрессии и прочих проблем.
Источник: muz4in.net
1038 1
129
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
108 0
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
1014 3
41
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
1046 5
45
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
1407 14
49
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Как развлекались в Средние века

Поглазеть на диковинных зверей, подраться колбасами, выпить из винного фонтана, напасть на рыцаря с граблями, поиграть в «Святого Косму», посетить «славный дом», посплетничать у фонтана и другие способы развлечься, доступные жителям городов в Средние века.

Пятьдесят два обычных воскресенья, по неделе на празднование главных христианских праздников — Пасхи, Рождества и Пятидесятницы, другие обязательные праздники — Богоявление, Крещение, Сретение, Пальмовое воскресенье, Вознесение, Троица, праздник Тела и Крови Христовых, День Пресвятого Сердца Иисуса, Преображение, Воздвижение Креста, День Святого семейства, День Непорочного зачатия, День святого Иосифа, День святых апостолов Петра и Павла, Успение Девы Марии, День Всех Святых, плюс дни разных святых — покровителей города, ремесленных цехов и так далее, дни их поминовения и дни разных событий, с ними связанных, а также въезды правителей, епископов и других важных персон — итого около трети года проводил средневековый горожанин в праздности. Каким образом можно было убить это время?

Сходить в церковь и послушать проповедника

Миниатюра Жана Фуке из Часослова Этьена Шевалье. XV век
Праздничные богослужения совершались с большой пышностью при участии лучших хоровых певцов. Уже с IX–X веков праздничная месса становится похожа на аллегорический спектакль благодаря инсценировкам ветхозаветной, евангельской или житийной истории. Такие представления просуществовали примерно до XIII века, когда их место заняли городские театральные действа.

В праздник женщины старались принарядиться: они шли не только на богослужение, но и «в люди» — посмотреть на других и показать себя. У каждого в церкви было свое место, которое определялось положением в обществе. В воскресные и праздничные дни работать было запрещено и после мессы прихожанам хотелось поразвлечься: танцы и пение нередко происходили прямо на церковном дворе, хотя клирики по крайней мере декларативно осуждали такое времяпрепровождение.

Иногда в город заезжал проповедник, и тогда, если он не выступал во дворе храма, бюргеры сооружали для него помост, где гость мог помолиться вместе с присутствующими, а потом выступить с изобличительной проповедью.

Посмотреть представление

Танец «диких людей». Миниатюра из «Хроник» Жана Фруассара. 1470–1472 годы
Средневековые театральные представления главным образом отвечали за духовное развлечение горожан и на народном языке в той или иной форме поясняли Священное Писание. Основой миракля были апокрифические евангелия, агиография, рыцарские романы. В Англии миракли ставились обычно членами ремесленных цехов в честь своих патронов. Во Франции они были популярны в среде участников пюи — городских объединений для совместной благочестивой деятельности, музицирования и поэтических состязаний. Сюжетом мистерии, как правило, были страсти Христовы, ожидание Спасителя, жития святых. Изначально мистерии были частью церковной службы, потом стали разыгрываться во дворе или на кладбище церкви, а позже переместились на городские площади. При этом разыгрывали их не профессиональные актеры, а духовные лица и члены пюи.

Моралите — нечто среднее между религиозным и комическим театром. В аллегорической форме в них показывалась борьба добра и зла в мире и в человеке. Исходом этой борьбы было спасение или гибель души.

О спектаклях объявляли заранее, на городских воротах вывешивались плакаты, а во время представления город тщательно охраняли, «чтобы никакие неведомые люди не вошли в упомянутый город в этот день», как написано в одном из документов 1390 года, хранящемся в архиве городской ратуши в Туре.

При всей условности постановок происходящее на сцене для зрителей полностью сливалось с реальностью, а трагические события соседствовали с комическими сценами. Зрители часто включались в действие как участники событий.

Можно было развлечься и без нравоучений. Например, поглазеть на бродячих артистов. Примерно с XIV века во Франции образуются труппы профессиональных актеров — «Братство страстей», «Беззаботные ребята» и тому подобные. Странствующие актеры — гистрионы, шпильманы, жонглеры — старались всевозможными приемами удивить и рассмешить публику. «Поучение трубадура Гиро де Калансона жонглеру» (он жил в начале XIII века) содержит целый список необходимых актеру умений:

«…[Он] должен играть на разных инструментах; вертеть на двух ножах мячи, перебрасывая их с одного острия на другое; показывать марионеток; прыгать через четыре кольца; завести себе приставную рыжую бороду и соответствующий костюм, чтобы рядиться и пугать дураков; приучать собаку стоять на задних лапах; знать искусство вожака обезьян; возбуждать смех зрителей потешным изображением человеческих слабостей; бегать и скакать по веревке, протянутой от одной башни к другой, смотря, чтобы она не поддалась…»

Послушать музыку или стихи

Миниатюра из «Истории» Гирона ле Куртуа. 1380–1390 годы
Инструментальная музыка была по преимуществу занятием жонглеров и менестрелей, поющих, пляшущих и дающих представления под звуки своих инструментов. Помимо различных духовых (трубы, рога, свирели, флейты Пана, волынки), со временем в музыкальный быт вошли также арфа и разновидности смычковых — предки будущей скрипки: кротта, ребаб, виела, или фидель.

Переходя с места на место, жонглеры выступали на праздниках при дворах, у замков, на городских площадях. Несмотря на преследования со стороны церкви, жонглерам и менестрелям удалось в XII–XIII веках добиться возможности участвовать в духовных представлениях.

На юге Франции лирические поэты назывались трубадурами, на севере — труверами, в Германии — миннезингерами. Лирика миннезингеров была достоянием знати, и огромное влияние на нее оказали рыцарская поэзия и любовные песни трубадуров. Позже искусство стихосложения в немецких городах переняли мейстерзингеры, для которых поэзия превратилась в особую науку.

Как и ремесленники, поэты-горожане составляли целые общества, подобные цехам. В Ипре, Антверпене, Брюсселе, Генте и Брюгге проводились праздники цеха так называемых риториков — ремесленников и купцов, взявших на себя попечение о поэзии. У каждого цеха был свой герб и девиз в виде шарады, а также особая иерархическая структура: декан, знаменосец, шут и другие члены «бюро старейшин». Городские власти финансировали состязания риториков в области поэзии и актерского мастерства, по результатам которых вручали несколько призов: за литературные успехи, за лучшую реплику шута, за самый богатый костюм, за самый роскошный въезд в город.

Потанцевать

Дух любви. Миниатюра из «Романа о Розе». 1420–30-е годы
Танец — излюбленное развлечение всех слоев средневекового общества, ни один праздник не обходился без плясок. Жонглеры усложняли технику, добавляя акробатические элементы, но горожане любили подвигаться сами, а не только посмотреть на профессионалов. Церковь обычно была против подобных развлечений, да и городское правление не во все времена хорошо относилось к танцам. Впрочем, позже власти начали давать разрешение на устройство танцев в залах городских ратуш, а с конца XIV века стали появляться так называемые танцевальные дома. Обычно танцевальный дом находился по соседству с ратушей и церковью или напротив них. Громкая музыка и смех нарушали благочестивое настроение прихожан и служителей храма, вызывая их недовольство и бесконечные жалобы.

В баварском Нордлингене танцевальный дом располагался в трехэтажном помещении. Первый этаж во время ярмарок соединялся переходами с расположенными рядом лавками мясников и пивной, и посетители могли курсировать между заведениями. Там, где танцевальные дома занимали несколько этажей, залы верхнего этажа обычно предназначались для бюргеров благородного происхождения, а нижние были в распоряжении простых горожан. В некоторых городах в таком доме, помимо прочего, располагалась гостиница, а в Мюнхене и Регенсбурге в подвале городского «танцхауза» даже содержались заключенные.

Кроме того, существовали танцевальные дома, предназначенные исключительно для простых горожан: над деревянным настилом, слегка приподнятым над землей, сооружали крышу на четырех столбах. На них располагались музыканты, а вокруг плясали в кругу мужчины и женщины. Если знать предпочитала размеренные и церемониальные танцы-процессии, а на цеховых праздниках господствовали танцы с обручами, мечами и другими предметами, символизирующими изделия ремесленного производства, то среди городского люда были распространены танцы-импровизации и хороводы, которые церковь называла грубыми и бесстыдными.

Сходить на ярмарку

Ярмарка. Миниатюра к «Политике» Аристотеля. XV век
Каждую неделю к услугам горожан были мелкие городские рынки, а вот ярмарки проводились довольно редко — один или несколько раз в год: на Рождество, Пасху или на день местного святого — покровителя города или патронов торговых и ремесленных цехов.

Например, ярмарка в Сен-Дени у стен Парижа происходила раз в год, зато длилась целый месяц. На это время вся торговля в Париже прекращалась и перемещалась в Сен-Дени. Жители стремились туда не только за покупками, но и поглазеть на диковинные вещи из дальних стран, на выступления жонглеров, акробатов и дрессированных медведей, послушать истории, которые рассказывали купцы, побывавшие в заморских странах. Зрелище было настолько популярным, что Карл Великий дал своим управляющим особый наказ «следить, чтобы наши люди выполняли работу, которую они обязаны делать по закону, а не теряли время, болтаясь на рынках и ярмарках».

Ярмарки привлекали много всякого сброда, так что на них часто случались драки и беспорядки. Вот почему долгое время их было разрешено проводить только в городах, где был епископ или правитель, который смог бы поддерживать порядок и решать споры, возникавшие между участниками ярмарки. В средневековой Англии даже существовали особые суды с упрощенной судебной процедурой, которая обеспечивала скорое решение дел. Они назвались «суды запыленных ног» (court of piepowder, pie poudre или pepowder) — в 1471 году английский парламент постановил, что все лица, связанные с ярмарками, имеют право требовать для себя именно такого суда.

Поучаствовать в карнавале

Средневековый карнавал в городе Висбю
Карнавал неотделим от поста: это было последнее многодневное торжество, предварявшее долгое время воздержания, и сопровождалось оно пирами, маскарадами, шествиями и потешным драками на сырах и колбасах. Карнавал — это царство обжорства, хаоса и прославления всего телесного. Маски и ряженые, полузвери-полулюди и короли шутов, корабль дураков и избрание ослиного папы — все церковные и светские ритуалы переводились на язык буффонады, а символы власти подвергались публичному осмеянию. Вся церковная служба и священные тексты выворачивались наизнанку. Главные события карнавала происходили в церкви, хотя уже с XIII века эти непристойности пытались запрещать официальными интердиктами.

В послании богословского факультета в Париже, разосланного епископам Франции в 1445 году, карнавал описывается очень красочно:

«Можно видеть священников и клириков, во время службы носящих маски и чудовищные личины. Они танцуют в хоре, переодетые женщинами, сводниками и менестрелями. Они поют непристойные песни. Они едят по углам алтаря колбасы, в то время как священник служит обедню. Там же они играют в кости. Они кадят вонючим дымом, исходящим от подошв старых башмаков. Они прыгают, бегают по церкви, не стесняясь. А затем разъезжают по городу в грязных повозках и тележках, вызывая смех своих спутников и сотоварищей, проделывая непристойные жесты и произнося постыдные и грязные слова».

Во время карнавала можно было все, что запрещалось в обычные дни, иерархия нарушалась, привычные нормы переворачивались — но как только заканчивался праздник, жизнь возвращалась в обычное русло.

Поприветствовать гостя или правителя

Миниатюра из немецкой хроники. 1383 год
Торжественные въезды императоров, королей, князей, легатов и прочих господ в подвластные им города всегда были обременены многоуровневым символическим смыслом: напоминали о природе власти, отмечали победу, утверждали политическое владычество над удаленными территориями. Происходили они довольно часто: в Средние века и даже в Новое время королевские дворы были кочевыми — для того чтобы удержать власть, короли должны были постоянно перемещаться с места на место.

Церемония состояла из нескольких актов, каждый из которых был строго регламентирован. Начиналось все с приветствия правителя, чаще далеко за городом; затем следовали прием коронованной особы у городских стен, передача ключей, открытие городских ворот, депутации знати и духовенства. От ворот кортеж двигался по главным улицам города, которые посыпали живыми цветами и зелеными ветками. Наконец, на центральной городской площади зажаривались быки и дичь и выкатывались бочки вина для всех жителей города. В 1490 году во Вьене во время въезда Карла VIII был установлен фонтан добра и зла, который с одной стороны бил красным вином, а с другой — белым. Такие угощения были призваны воплотить образ сказочной страны изобилия, явить которую своим подданным государь должен был хотя бы однажды.

Для гостя устраивали инсценировки. В 1453 году в Реджо был поставлен целый спектакль: покровитель города святой Просперо парил в воздухе со множеством ангелов, которые просили у него ключи от города, чтобы потом передать их герцогу под гимны в его честь. Когда процессия достигла главной площади, к ним с церкви слетел святой Петр и надел на голову герцога венок.

В германских землях государь нередко въезжал в город в окружении преступников, приговоренных к изгнанию, причем они двигались не просто в свите, а держались за край одежды покровителя, сбруи, седла или стремени его коня — таким образом, они могли вернуться в город. Так, в 1442 году король Фридрих III велел взять с собой в Цюрих 11 человек, а в 1473 году в Базель — 37. Правда, городские власти могли выгнать преступника снова, как только властитель покинет город.

Посмотреть рыцарский турнир

Миниатюра из цюрихского песенника «Манесский кодекс». XIV век
Турнир был настоящим праздником демонстрации воинской доблести и рыцарской чести. Любому хотелось если не принять в нем участие, то хотя бы посмотреть, как добывает себе славу и добычу знатная молодежь. Первоначально все действо напоминало смесь ярмарки и настоящего боя: участники сходились стенка на стенку, некоторые получали серьезные ранения или даже погибали, а вокруг собиралась разношерстная толпа, которая, помимо рыцарей, их оруженосцев, пеших воинов и слуг, состояла также из кузнецов, продавцов, менял и зевак.

Под влиянием рыцарских романов турниры постепенно приобрели большую организованность, участники стали использовать особое оружие, рыцари сходились для поединка один на один, а ристалище обносили забором. Для зрителей строили трибуны, причем каждая из них имела свою «королеву», а приз лучшему турнирному бойцу традиционно вручали женщины. В 1364 году Франческо Петрарка так описывает атмосферу, царившую во время венецианской джостры (от итальянского слова giostre — «поединок»):

«Внизу нет свободного местечка… огромная площадь, самый храм [Святого Марка], башни, крыши, портики, окна не только полны, но переполнены и набиты: невероятное множество народа скрывает лицо земли, и радостное, многочисленное население города, разлившись вокруг по улицам, еще увеличивает веселье».

В конце концов турниры превратились в дорогостоящую и изощренную придворную забаву, сопровождавшую различного рода празднества по случаю свадьбы правителя, коронации, заключения мира или союза — вместе с праздничными мессами, шествиями, обедами и балами, по большей части не предназначенными для простых горожан.

Горожане отвечали на это пародийным «рыцарским турниром» (часто он устраивался во время большого карнавала на Масленицу), на котором весь рыцарский ритуал переворачивался с ног на голову. Человек, имитировавший рыцаря, выезжал на поединок со шлемом-корзиной на голове, сидя на старой кляче или бочке, и угрожал противнику граблями или чем-нибудь из кухонной утвари вместо копья. После окончания события все немедленно отправлялись отметить его веселой пирушкой.

Принять участие в спортивных состязаниях

У бюргеров были все возможности поупражняться и посоревноваться во владении настоящим оружием. Для тренировок организовывались общества стрелков из лука и фехтовальные школы, которые существовали во фламандских, североитальянских, английских, французских и немецких городах, а также в Кракове, Киеве и Новгороде. Объединения лучников и фехтовальщиков имели свои уставы и напоминали цехи. Подготовка велась по разным направлениям, но для состязаний в каждом городе выбирали определенный вид единоборства. Например, в испанских городах предпочтение отдавалось поединкам с применением холодного оружия и конной корриде, в Южной Англии и Новгороде — кулачному бою, в немецких и фламандских городах — фехтованию и борьбе.

В Италии игры и состязания жителей городов-республик напоминали учения. В Павии, например, горожан делили на две группы, выдавали деревянное оружие, на голову надевали защитные шлемы. Победителям присуждали призы. В речных городах могли устраиваться схватки за символический захват моста. Изображение бурлящей толпы сражающихся на таком мосту — любимый сюжет гравюр той эпохи: на переднем плане гондольеры подбирают свалившихся в воду, а в окнах и на крышах окружающих домов толпятся многочисленные болельщики.

В Англии популярным видом отдыха для юношей была игра в мяч. Участие принимали все желающие, а правил почти не было. Набитый отрубями или соломой мяч можно было бить и вести ногами, катить и нести в руках. Цель соревнования состояла в том, чтобы доставить мяч за определенную черту. В городах подобные многолюдные схватки были сопряжены с большими опасностями, и не случайно в Лондоне, Нюрнберге, Париже и других местах довольно рано были введены ограничения, с помощью которых власти стремились умерить пыл игроков.

Поиграть

Миниатюра из трактата Альфонсо Мудрого. 1283 год
Для тех, кому уличное веселье было не по душе, существовали домашние развлечения. Например, жмурки и «Лягушка посередине». Правила последней игры такие: человек садился в центр, а остальные дразнили и били его. Задачей было поймать одного из игроков, не выходя из круга, и тогда тот становился «лягушкой».

Были и спокойные игры: по правилам одних нужно было без утайки ответить на вопрос ведущих, других — рассказать историю. Кроме того, играли в «Святого Косму»: один из участников брал на себя роль святого, а другие становились перед ним по очереди на колени. Ведущий должен был любым способом рассмешить коленопреклоненного игрока, и тогда тот выполнял какое-нибудь задание.

Уже в Средние века популярностью пользовались шашки, шахматы, кости и даже карты. Шахматы были забавой дворянства, а шахматные доски из дерева или металла считались предметом роскоши и часто были настоящим произведением искусства.

Правила игры в карты были разные: например, один из участников вынимал из колоды карту, все присутствующие ставили на нее деньги. Если после этого из колоды вынимались три или четыре карты той же масти подряд, то игрок, вынувший первую карту, получал всю поставленную на нее сумму.

Но самой популярной игрой были кости. Этой игре предавались представители всех социальных категорий — в хижинах, замках, тавернах и даже монастырях — и проигрывали деньги, одежду, лошадей и жилища. Многие жаловались, что потеряли в этой игре все, чем владели. К тому же нередко встречались случаи мошенничества, особенно из-за поддельных костей: одни имели намагниченную поверхность, у других одна и та же грань воспроизводилась дважды, у третьих одна сторона утяжелялась за счет примеси свинца. В результате возникали многочисленные распри, порой перераставшие даже в частные войны.

Сходить в баню и хорошенько выпить

В большинстве средневековых городов существовали городские бани. В Париже в конце XIII века числилось 26 бань, полвека спустя в Нюрнберге — 12, в Эрфурте — 10, в Вене — 29, во Вроцлаве — 12. Посещение бани не сводилось единственно к гигиеническим процедурам, скорее это было место для развлечения, удовольствия и светского общения. После купания посетители участвовали в приемах и обедах, играли в мяч, в шахматы, в кости, пили и танцевали.

В немецких городах виноторговцы выкатывали на улицы к баням винные бочки, расставляли кругом табуреты, выносили кружки и давали всем желающим попробовать вино. На улице немедленно составлялась попойка, так что городские советы были вынуждены запретить этот обычай. Исключение делалось только для нескольких дней в году, например Дня святого Мартина, когда было принято открывать молодое вино. Но зато в эти дни люди стояли, сидели и лежали на улицах — и пили вино.

Вопреки запретам со стороны властей и церковников часть бань и примыкающих к ним таверн приобрела характер публичного дома: к услугам горожан были не только еда и выпивка, но и массаж и услуги проституток, которых часто называли «банщицами».

Вообще же проституция хотя и осуждалась церковью, считалась неизбежным явлением. «Дома для женщин», или «славные дома», принадлежали знатным семьям, купцам, королевским чиновникам и даже епископам и аббатам, а самые престижные из них нередко находились вблизи магистрата или здания суда. В Высокое Средневековье посещение публичного дома неженатыми мужчинами не считалось постыдным — в этом видели скорее признак здоровья и благополучия.

Посмотреть казнь

Миниатюра из «Хроник» Жана Фруассара. Не позднее 1483 года
Лобное место могло располагаться перед городом, по другую сторону крепостного рва, могло — на площади или даже перед домом потерпевшего, но казнь неизменно была публичным действом. Место и время казни, а также путь преступника были заранее известны всем горожанам. Зрителей созывали глашатаи. Оптимальным временем считался полдень, часто власти устраивали казни в рыночный день, чтобы добиться максимального стечения народа, — правда, не в дни религиозных праздников.

Толпа собиралась вокруг преступника постепенно, по мере продвижения процессии по городу. Весь ритуал наказания провинившегося был рассчитан на зрителей, медлительное театральное действо предполагало участие окружающих в церемонии. В некоторых случаях преступнику предоставлялось право на поединок с палачом и люди могли способствовать его освобождению. Так произошло в Сен-Кантене в 1403 году, когда во время борьбы палач упал на землю и толпа горожан потребовала от королевского прево отпустить победителя. Зрители следили за точным исполнением ритуала и могли потребовать пересмотра дела, если что-то шло не так.

Отдохнуть у городского фонтана

Природа снится Жану де Курси, спящему у фонтана. Миниатюра из поэмы «Путь доблести». XV век
Далеко не все горожане могли позволить себе иметь отдельный сад или водоем, сооруженный за домом: многие жили в комнатах, каморках и пристройках, взятых внаем. Воду для хозяйства брали в общественном колодце или фонтане, расположенном на площади, обычно недалеко от церкви. В Позднее Средневековье такие фонтаны служили не только украшением и источником питьевой воды, но и местом встреч и прогулок горожан.

Подготовила Анна Пузырева (Академия Арзамас)
Источник: arzamas.academy
1391 4
40
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Спасибо, я уже в группе EmoSurf