все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →

«Красная шапочка» (альтернативные версии в стиле известных писателей)

(альтернативные версии в стиле известных писателей)
Эдгар По
На опушке старого, мрачного, обвитого в
таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились
темные облака зловещих испарений и будто слышался
фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная
Шапочка...

Эрнст Хемингуэй
Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке
было молоко, белый хлеб и яйца.
- Вот, - сказала мать.
- Что, - спросила её Красная Шапочка.
- Вот это, - сказала мать, - отнесешь своей бабушке.
- Ладно, - сказала Красная Шапочка.
- И смотри в оба, - сказала мать, - Волк.
- Да.
Мать смотрела, как её дочь, которую все называли Красной
Шапочкой, потому что она всегда ходила в красной шапочке,
вышла и, глядя на свою уходящую дочь, мать подумала, что
очень опасно пускать её одну в лес; и, кроме того, она
подумала, что волк снова стал там появляться; и, подумав
это, она почувствовала, что начинает тревожиться...

Ги де Мопассан
Волк её встретил. Он осмотрел её тем особенным
взглядом, который опытный парижский развратник бросает на
провинциальную кокетку, которая всё ещё старается выдать
себя за невинную. Но он верит в её невинность не более её
самой и будто видит уже, как она раздевается, как её юбки
падают одна за другой и она остаётся только в рубахе, под
которой очерчиваются сладостные формы её тела...

Виктор Гюго
Красная Шапочка задрожала. Она была одна. Она была
одна, как иголка в пустыне, как песчинка среди звезд, как
гладиатор среди ядовитых змей, как сомнабула в печке...

Джек Лондон
Но она была достойной дочерью своей расы; в её жилах
текла сильная кровь белых покорителей Севера. Поэтому, и
не моргнув глазом, она бросилась на волка, нанесла ему
сокрушительный удар и сразу же подкрепила его одним
классическим апперкотом. Волк в страхе побежал. Она
смотрела ему вслед, улыбаясь своей очаровательной женской
улыбкой...

Ярослав Гашек
- Эх, и что же я наделал? - бормотал Волк. - Одним
словом обделался...

Оноре де Бальзак
Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта
дверь была сделана в середине 17 века неизвестным
мастером. Он вырезал её из модного в то время канадского
дуба, придал ей классическую форму и повесил её на
железные петли, которые в своё время, может быть, и были
хороши, но ужасно сейчас скрипели. На двери не было
никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу
виднелась одна царапина, о которой говорили, что её сделал
собственной шпорой Селестен де Шавард - фаворит Марии
Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии
бабушкиного дедушки Красной Шапочки.
В остальном же дверь была обыкновенной, и поэтому не
следует останавливаться на ней более подробно...

Оскар Уаильд
Волк. Извините, Вы не знаете моего имени, но...
Бабушка. О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем пользуется тот, кто его не имеет. Чем могу служить?
Волк. Видите ли... Очень сожалею, но я пришел, чтобы Вас съесть.
Бабушка. Как это мило. Вы очень остроумный джентльмен.
Волк. Но я говорю серьёзно.
Бабушка. И это придаёт особый блеск Вашему остроумию.
Волк. Я рад, что Вы не относитесь серьёзно к факту, который я только что Вам сообщил.
Бабушка. Нынче относиться серьёзно к серьёзным вещам - это проявление дурного вкуса.
Волк. А к чему мы должны относиться серьёзно?
Бабушка. Разумеется к глупостям. Но Вы невыносимы.
Волк. Когда же Волк бывает несносным?
Бабушка. Когда надоедает вопросами.
Волк. А женщина?
Бабушка. Когда никто не может поставить её на место.
Волк. Вы очень строги к себе.
Бабушка. Рассчитываю на Вашу скромность.
Волк. Можете верить. Я не скажу никому ни слова (съедает её).
Бабушка. (из брюха Волка). Жалко, что Вы поспешили. Я только что собиралась рассказать Вам одну поучительную историю...

Эрих Мария Ремарк.
Иди ко мне, - сказал Волк.
Красная Шапочка налила две рюмки коньяку и села к нему
на кровать. Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом
коньяке была тоска и усталость - тоска и усталость
гаснущих сумерек. Коньяк был самой жизнью.
- Конечно, - сказала она. - Нам не на что надеяться. У
меня нет будущего. Волк молчал. Он был с ней согласен...

Источник: samlib.ru
565 4
37
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Вспоминая Эрнеста Хемингуэя

Этот бородач в свитере грубой вязки был не просто писателем. Он был спортсменом и путешественником, охотником и рыболовом, бузотером, выпивохой и военным корреспондентом. Эрнест Хемингуэй стремился выходить победителем из любой схватки, а острых ощущений, скандалов и приключений в его жизни было хоть отбавляй.

Эрнест Миллер Хемингуэй родился 21 июля 1899 года в городке Оук-Парк, пригороде Чикаго, в семье врача. Эрнест с детства любил природу, а к восьми годам знал названия всех животных и растений Среднего Запада. Кроме этого, юный Хемингуэй обожал литературу и часами сидел за чтением в домашней библиотеке.

Когда Эрнесту исполнилось 12 лет, дедушка Хемингуэй подарил ему однозарядное ружье 20-го калибра. Мальчик бежал хвастать подарком своим друзьям с окраины Чикаго. Увидев его, старая индианка сказала: «Будь осторожен, парень. Эти игрушки имеют обыкновение обращаться куда угодно, в том числе и на своих хозяев…». Пятьдесят лет спустя писатель застрелился из ружья «Vincenzo Bernardelli». Теперь эта модель двустволки называется «Hemingway».
Эрнест Хемингуэй в младенчестве
Прежде чем 62-летний писатель приставил дуло к голове, он десятки раз по чистой случайности оставался живым. В бою его поразили 273 минных осколка, а ноги прошила пулеметная очередь. Хемингуэй побывал в пяти авариях и семи катастрофах, получил сильнейшие ушибы, переломы и сотрясение мозга. Дважды пострадал на охоте, едва не сгорел во время лесного пожара. Судьба проверяла его на стойкость, а он проверял на стойкость своих героев.

Дебютом Хемингуэя как писателя стали рассказы в школьном журнале «Скрижаль». Позже там стали публиковаться его заметки и репортажи. Уже тогда Хемингуэй твердо решил, что станет писателем. После школы он переехал в Канзас-сити и устроился репортером в газету «The Kansas City Star». Работая там, он всегда был в гуще событий, знакомился и наблюдал за разными людьми – от проституток до наемных убийц. Он изучал людей, запоминал их. Именно этот период жизни повлиял на его литературный стиль.

В январе 1919 года Эрнест Хемингуэй вернулся в США героем — о нем писали все центральные газеты как о первом американце, раненном на итальянском фронте. Сам же он позже скажет: «Я был большим дураком, когда отправился на ту войну. Я думал, что мы спортивная команда, а австрийцы — другая команда, участвующая в состязании». Следует заметить, что в армию Хемингуэя не брали из-за плохого зрения. Но он все-таки сумел попасть на фронт, записавшись шофером-добровольцем Красного Креста. Ранение писатель получил, когда доставлял на велосипеде к передовой сигареты и шоколад.

Во время гражданской войны в Испании в одном из окопов Хемингуэй познакомился с французским писателем и летчиком Антуаном де Сент-Экзюпери и командиром интернациональной бригады Гансом Кале.

Признание Эрнест Хемингуэй получил после выхода романа «И восходит солнце» в 1926 году. Вообще, Хемингуэй писал очень много и очень быстро – рассказы «Убийца», «Сегодня пятница» и «Десять индейцев» он написал за один день, 16 мая 1927 года. Стоит отметить книгу «Прощай, оружие!», которую автор написал под впечатлением от Первой мировой. Кстати, по возвращении с войны Хемингуэя мучили ночные кошмары, он не мог спать без света.
Эрнест Хемингуэй в военной форме, 1918 год
Как-то в баре Хемингуэй поспорил, что напишет рассказ всего из шести слов, при этом это будет самое трогательное произведение из всех ранее написанных. Спор писатель выиграл. Вот его сочинение: «For sale: baby shoes, never used». По-русски получается еще короче: «Продаются детские ботиночки. Неношеные».

Хемингуэй обожал кошек и постоянно держал дома несколько питомцев

В годы Второй мировой войны Эрнест Хемингуэй в чине майора имел «свою армию» в сто штыков, с которой забирался в тыл к врагу. Однажды он вошел во французский город раньше, чем командование. Во время неожиданной атаки взялся за ручной пулемет и открыл огонь по немцам. По закону за это полагался трибунал. Согласно Женевской конвенции, военные корреспонденты не имели права брать в руки оружие. На упреки писатель отвечал достаточно грубо: «Когда начнется следующая война, я вытатуирую Женевскую конвенцию у себя на заднице наоборот, чтобы можно было читать ее в зеркале». От суда Хемингуэя спасло лишь то, что воевал он на стороне победителей
Писатель с сыновьями Грегори (слева) и Патриком играет с котятами, 1946 год
В 1935 году друг писателя капитан Декстер подарил ему необычного котенка, который из-за генетической мутации был полидактильным, то есть имел лишние пальцы на лапах. Малыша назвали Сноубол (Снежок), и с той поры усатые питомцы в доме Хемингуэя не переводились. К концу Второй мировой войны в его доме жили больше 20 котов, половина из которых были шестипалыми.

Известен эпизод, когда писателю пришлось пристрелить кота Вилли, сбитого машиной. «Конечно, я скучаю по тебе. Скучаю, мистер Вилли. Мне уже приходилось стрелять по людям, но никогда в того, кого я знал и любил целых 11 лет, кто лежал и мурлыкал с двумя сломанными лапами».

Сегодня в доме-музее Хемингуэя в Ки-Уэсте живет более 50 кошек, половина из которых — потомки шестипалого Сноубола. Специальная комиссия признала их национальным достоянием.

Любимым коктейлем Эрнеста Хемингуэя был «Dry Martini»

У Хемингуэя была пейрафобия — боязнь публичных выступлений. Он никогда не верил искренним похвалам читателей и почитателей, к тому же ненавидел раздавать автографы. Разумеется, в таких условиях автографы писателя приобретали известную ценность. Один из почитателей Хемингуэя по имени Виктор Хилл поспорил с приятелем, что сумеет получить заветный автограф. Несколько месяцев назойливый поклонник преследовал писателя, и, наконец, тот сдался и собственноручно написал на внутренней стороне обложки: «To Victor Hill, a real Son of a Bitch, who can’t take «no» for an answer. Ernest Hemingway» — «Виктору Хиллу, настоящему сукиному сыну, который не может понять ответа «нет». Эрнест Хемингуэй».
Эрнест и Мэри Хемингуэй в баре. Гавана, 1955 год
Все знают, что Хемингуэй любил выпить. В каждом городе, где побывал писатель, есть сразу несколько баров, претендующих на звание «любимый бар Хемингуэя». Писателю приписывают изобретение множества коктейлей, про него ходит масса алкогольных легенд, большинство из которых не имеет никакого отношения к реальности. Например, любимым коктейлем Хемингуэя был не «Mojito», как считают многие, а «Dry Martini». Писатель заказывал его почти в каждом баре, где оказывался, и каждый следующий был суше предыдущего. Эту же привычку он распространил на нескольких своих героев. Так, главный герой романа «За рекой, в тени деревьев» в какой-то момент заказывает себе коктейль, состоящий из 15 частей мартини и одной части вермута, получивший название «Montgomery Martini».

Вообще, в жизни Хемингуэя было множество забавных случаев, и ими он прославился чуть ли не так же, как своими произведениями. Например, однажды он вырвал писсуар в баре «Sloppy Joe’s Bar», потому что посчитал, что за годы, проведенные в баре, оставил там достаточно денег, чтобы забрать писсуар домой, тем более, что тот стал ему как родной.

На Кубе все звали Эрнеста Хемингуэя «Папа»

Кроме того, что Эрнест Хемингуэй был привлекательным мужчиной, он обладал невероятной силой и выносливостью. В 60 лет он весил 90 кг при росте 185 см и мог с расстояния 50 м сбить горящий кончик папиросы, которую держал в зубах кто-то из его друзей. В молодости писатель выстоял один раунд против чемпиона по боксу в тяжелом весе, входил в клетку со львами, был неплохим спринтером, мог, как настоящий матадор, убить быка. Искатель острых ощущений, Хемингуэй, был горнолыжником, пловцом, яхтсменом, снайпером. Однажды он на спиннинг поймал акулу-мако весом более 100 кг. Та схватка с большой рыбой стала основой для философской повести «Старик и море», за которую писатель получил сначала Пулитцеровскую, а затем и Нобелевскую премию.
Эрнест Хемингуэй на рыбалке
В интервью «Комсомольской правде» в 1960 году писатель сказал:

«Умейте быть по-настоящему счастливыми и никогда ничего не бойтесь. В жизни надо дерзать!»
В последние годы жизни Эрнест Хемингуэй стал депрессивным и раздражительным, уверяя родных и друзей, что за ним повсюду следят агенты ФБР. Несколько раз писателя лечили в психиатрической клинике, откуда он тоже звонил друзьям, говоря, что в палате расставлены жучки, а их разговор прослушивают. Под воздействием электрошока он утратил способность писать и формулировать свои мысли, как мог делать это раньше. Наконец, 2 июля 1961 года Хемингуэй застрелился из ружья в своем доме.

PS. Несколько десятилетий спустя в ФБР был сделан официальный запрос о деле писателя, на что пришел ответ: слежка и прослушивание имели место, в том числе в той психбольнице, так как властям показалась подозрительной его активность на Кубе.
Источник: diletant.media
733 1
54
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Жми "Нравится" и читай нас на Facebook
Подпишись на нас Вконтакте
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!