все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →

Ты же женщина! Как общественное мнение разрушает нашу жизнь

Каждая девочка с рождения попадает в узенький коридорчик, в котором вместо стен — запреты, регламентирующие её поведение. Начинается с розовеньких ползунков и кофточек — спрос пока с родителей, но мир уже определил, в какие цвета ей положено одеваться в ближайшие лет десять. Затем игрушки: девочке следует играть в куклы, готовясь к роли матери, а грузовички лучше оставить мальчикам. Едва утвердившись на ножках, она становится многое должна по единственной причине, «потому что ты девочка»: быть более чистенькой, тихой и кроткой, чем мальчики. Пойдя в школу, она узнает, что её удел — лучше учиться и подавать пример. Если появятся младшие братики и сёстры, заботиться о них по‑матерински. В случае любого неуспеха первый упрёк всегда будет: «Тыжедевочка! тебе нельзя… ты обязана…»

Постепенно она становится девушкой, и «нельзя» ей оказывается ещё больше. Например, девушке запрещено хотеть секса и вообще проявлять инициативу в любовных делах. Ей не стоит заниматься неженской работой, проявлять жёсткую деловую хватку, быть требовательной и независимой. Для неё почти закрыта армия и кой-какие виды спорта. Не то чтобы современное общество было таким диким и официально всё это проговаривало, но всегда есть общественное мнение, которое устами мам, тётушек и подруг объяснит, как правильно поступать и что будет, если нарушить эти правила. Конечно же, на тебе никто не женится! Тем самым ей настойчиво сообщают, что брак — это единственное мерило женского успеха; требования мужчин вполне однозначны; приметы женственности строго определены рамками домостроя.

Честно говоря, у неё нет особых причин не верить. Разве от неё хотят чего-то плохого? Быть умней, аккуратней, скромней и мягче — это же хорошо? Проблема только в том, что смешивается общечеловеческое и гендерное. Она должна быть хорошей не ради совершенствования личности, а чтобы стать удобной женой. Это, разумеется, не значит, что надо впадать в подростковый бунт и вести себя дурно. Но следует раз и навсегда понять, что форма половых органов не обязывает вас ни к чему, кроме кой-каких гигиенических подробностей. Всё остальное определяют ваши нравственные принципы, добрая воля и вкус.

Но не надо думать, что в жесткие рамки нас заключили мужчины, которые там, за пределами границ, резвятся в своё удовольствие. Своего сына я рожала ещё в те волшебные времена, когда пол будущего ребёнка не могли определить со стопроцентной вероятностью до самых родов. Поэтому ленточку мы не покупали до последнего момента, и когда счастливый молодой отец побежал в галантерею, там были только фиолетовые. Вы бы знали, сколько возмущённых возгласов «О боже, это же неправильно!» я услышала. И, да, мальчик тоже должен с самого горшка и до могилы. Не плакать! Терпеть! Не бояться! «Тыжемужчина» никогда не даст сдачи девочке, даже если она попытается проломить ему башку посредством игрушечного самосвала. Он не имеет права на чувствительность и слабость. Ему нельзя кукол и положен автомат. Нервы? Фобии? Интровертность? Да ты не мужик! Например, ему придётся защитить своё право заниматься искусством, потому что дело это подозрительно нежное. Он обязан зарабатывать больше жены и не может на время оставить работу, чтобы ухаживать за детьми. То есть теоретически может, но как на него посмотрят окружающие! Такое впечатление, что мы все — заблудившиеся дети, ковыляющие среди каких-то идеальных великанов. Все женщины вокруг домовиты, многодетны, скромны, но почему-то на шпильках. Мужчины сильны, богаты, умны, но несколько твердолобы. Все они готовы ткнуть в тебя укоряющим перстом и запретить любые проявления индивидуальности, кроме гендерно-приемлемых. Но однажды каждому из нас нужно набраться духу, чтобы оглядеться и понять две вещи. Во‑первых, наши «правильные» обвинители далеко не совершенны. Они, конечно, пыжатся, чтобы дотянуться до собственных половых стандартов, но также далеки от идеала, как и мы. О да, этот храбрый мужчина умеет настоять на своём, но отчего-то не научился зарабатывать деньги, скучен в постели и обескураживающе глуп. И женщина не обязана изображать рядом с ним наивную курочку, если интеллекта и воли у неё в разы больше. Во‑вторых, мы уже давно взрослые и сильные. У многих из нас полно заслуг и достижений в самых разных аспектах. Необязательно к успешному бизнесу рожать троих детей, чтобы начать себя уважать. Человеку — любому, неважно, какого пола, — желательно быть честным, добрым, умным и надёжным, а всё остальное как-нибудь приложится, нарастёт само, вне зависимости от цвета ленточки, которой были перевязаны его пелёнки.
Источник: www.cosmo.ru
1770 51
139
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Эксперимент "Вселенная-25" или попытка создать рай на Земле

Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60–70-х годах двадцатого века. В качестве подопытных Д. Кэлхун неизменно выбирал грызунов, хотя конечной целью исследований всегда было предсказание будущего для человеческого общества. В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин, «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности. Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел определенную известность в 60-е годы, так как многие люди в западных странах, переживавших послевоенный бэби-бум, стали задумываться о том, как перенаселение повлияет на общественные институты и на каждого человека в частности.
Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, он провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов. Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось. Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей потреблять воду, также не испытывая никаких проблем. Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.
Эксперимент стартовал с момента помещения внутрь бака четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось совсем немного времени, чтобы освоиться, осознать, в какую мышиную сказку они попали, и начать ускоренно размножаться. Период освоения Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первых детенышей началась вторая стадия B. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях, число мышей удваивалось каждые 55 дней.

Начиная с 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, теперь численность удваивалась каждые 145 дней, что ознаменовало собой вступление в третью фазу C. В этот момент в баке проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и некая социальная жизнь. Стало физически меньше места, чем было ранее.
Появилась категория «отверженных», которых изгоняли в центр бака, они часто становились жертвами агрессии. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Отверженные состояли, прежде всего, из молодых особей, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. Поэтому часто агрессия была направлена на новые поколения особей, рождавшихся в баке. После изгнания самцы ломались психологически, меньше проявляли агрессию, не желали защищать своих беременных самок и исполнять любые социальные роли. Хотя периодически они нападали либо на других особей из общества «отверженных», либо на любых других мышей.

Самки, готовящиеся к рождению, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих, не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

Вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством.
Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре составило 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. В итоге все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.
Джон Кэлхун создал по результатам эксперимента теорию двух смертей. «Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденным особям не стало находиться места в социальной иерархии «мышиного рая», то наметился недостаток социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, возникло открытое противостояние взрослых и молодых грызунов, увеличился уровень немотивированной агрессии. Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта, всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению. В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников, большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой.

Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего вышеперечисленного сломленные психологически мыши отказались. Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа». После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».
Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции, поглощения еды и сна. От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение. Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением. Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни полной борьбы и преодоления — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз тела.

Возможно, у вас остался вопрос, почему эксперимент Д. Кэлхуна назывался «Вселенная-25»? Это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, и все предыдущие закончились смертью всех подопытных грызунов…
Mouse Utopia Experiment
Источник: cablook.com
319 0
22
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Жми "Нравится" и читай нас на Facebook
Подпишись на нас Вконтакте
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!