все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →

Лекция Элизабет Гилберт о том, что убивает творческих людей последние 500 лет

В 2009 году писательница Элизабет Гилберт прочитала лекцию на конференции TED. Публикуем ее расшифровку.

Я — писатель. Писать книги — моя профессия, но, конечно, это гораздо больше, чем просто профессия. Я бесконечно люблю свое дело и не жду, что когда-либо в будущем что-то изменится. Но недавно произошло нечто особенное в моей жизни и в моей карьере, что заставило меня переосмыслить мои отношения с моей работой.

Дело в том, что недавно я выпустила книгу «Ешь, молись, люби». Она очень не похожа на все мои предыдущие произведения. Она стала сумасшедшим, сенсационным международным бестселлером. В результате, теперь, куда бы я ни пошла, люди обращаются со мной как с прокаженной. Серьёзно. Например, они приходят ко мне, взволнованные, и спрашивают: «А ты не боишься, что ты больше никогда не сможешь написать что-то лучше? Что никогда не выпустишь книги, которая была бы столь же важна людям? Никогда? Никогда?»

Обнадеживает, не так ли? Но гораздо хуже было бы, если бы я не помнила, как около 20 лет назад, когда я была подростком и впервые начала говорить вслух, что я хочу быть писателем, я встречала реакцию того же рода. Люди говорили: «Ты не боишься, что ты никогда не достигнешь успеха? Ты не боишься, что унизительность положения отвергнутой убьет тебя? Что ты будешь трудиться всю жизнь, а в итоге ничего не выйдет, и ты умрешь, погребенная под несбывшимися мечтами, переполненная горечью неудачи и разочарования?» И так далее.

Короткий ответ на все эти вопросы — да. Конечно, я боюсь всего этого. И всегда боялась. И я боюсь еще очень многих вещей, о которых люди и не догадываются. Например, водорослей и прочей жути. Но когда речь заходит о писательстве, возникает проблема, о которой начала задумываться недавно, и удивляюсь, почему дело обстоит именно так. Неужели рационально и логично бояться той работы, для которой люди, предназначены? Знаете, есть нечто особенное в творческих людях, что, кажется, вынуждает нас очень сильно беспокоиться об их душевном здоровье, чего не встретишь в отношении других занятий. Например, мой отец был инженером-химиком. Я не припомню ни единого случая за всю его сорокалетнюю карьеру, когда кто-то спросил его, не боится ли он быть инженером-химиком: «Эта деятельность не мучает вас? Всё ли вам удается?» Никогда такого не было. Надо признать, что инженеры-химики в целом за все годы своего существования не заслужили репутации маньяков, страдающих алкоголизмом и склонных к депрессии.

У всех творческих людей, кажется, прочно утвердилась репутация душевно нестабильных существ.

Мы, писатели, имеем репутацию такого рода. И не только писатели. У всех творческих людей, кажется, прочно утвердилась репутация душевно нестабильных существ. Вполне достаточно взглянуть на длинный отчет о смерти ярких творческих людей за один только ХХ век, на тех, кто умер молодым, и часто — в результате самоубийства. И даже те, кто не покончил жизнь самоубийством буквально, были в конце концов прикончены собственным даром. Норман Мейлер перед смертью сказал: «Каждая из моих книг понемногу убивала меня». Крайне необычное заявление о работе всей своей жизни. Но мы даже не вздрагиваем, когда слышим нечто подобное, потому что слышали это уже сотни раз и уже осознали и приняли ту мысль, что созидательность и страдание каким-то образом взаимосвязаны, и искусство в итоге всегда ведет к муке.

Вопрос, который я хочу сегодня задать — вы все согласны с этой мыслью? Вы согласны? Потому что выглядит так, будто согласны или близки к тому. А я совершенно не согласна с таким предположением. Я думаю, что это ужасно и опасно. И я не хочу, чтобы такое отношение проследовало в следующее столетие. Я думаю, что лучше бы нам вдохновлять великие умы жить как можно дольше.

Я точно знаю про себя, что было бы очень опасно идти по этой темной дороге, учитывая все обстоятельства в моей карьере.

Я достаточно молода, мне только 40. Я способна работать ещё, пожалуй, лет 40. И чрезвычайно вероятно, что всё, что я напишу с этого момента, будет оцениваться в мире, где уже вышла одна моя книга, которая имела столь пугающий успех. Я скажу прямо — ведь здесь сложилась столь доверительная атмосфера — очень вероятно, что мой величайший успех уже позади. Господи, вот это мысль! Как раз такого рода мысль и ведет людей к выпивке в девять часов утра. И я туда не хочу. Я предпочту заниматься делом, которое люблю.

Однако, встает вопрос — как? И после долгих размышлений о том, как я должна работать, чтобы продолжить писать, я пришла к выводу, что должна создать некоторую защитную психологическую конструкцию. Что мне необходимо найти некоторую приемлемую дистанцию между собой как человеком пишущим — и моим очень естественным страхом перед тем, какую реакцию может вызвать моя работа с этого момента. И я искала ролевую модель для такой задачи. И я присматривалась к разным временам в человеческой истории и разным цивилизациям, чтобы убедиться, что кто-то подошел к ее решению разумнее, чем мы. К задаче, как помочь творческим людям преодолеть неотъемлемые эмоциональные риски созидательных способностей.

И мой поиск привел меня в Древний Рим и в Древнюю Грецию. Сейчас моя мысль сделает петлю во времени.

Древние греки и римляне не верили, что творчество вообще является свойством человека. Люди верили, что творческие способности — это дух и спутник божественного и что они приходят к человеку из далеких и неизвестных источников по неясным, неизвестным причинам. Греки звали этих божественных духов «демонами». Сократ верил, что у него есть демон, который вещал ему мудрость издалека. У римлян была схожая идея, но они называли это «свободное творческое проявление гения». И это здорово, потому что римляне не думали, что гений — это некоторый одаренный индивидуум. Они верили, что гений — это своего рода волшебная сущность, жившая, буквально, в стенах дома творца, этакий Добби, кто приходил и невидимым образом помогал художнику с его работой, формировал результаты этой работы.

Римляне не думали, что гений — это некоторый одаренный индивидуум. Они верили, что гений — это своего рода волшебная сущность, жившая, буквально, в стенах дома творца, этакий Добби, кто приходил и невидимым образом помогал художнику с его работой, формировал результаты этой работы.

Восхитительно — это именно та дистанция, о которой я говорила, и которую я искала для себя, психологическая конструкция, призванная защитить вас от результатов вашей работы. А все ведь понимали, как это работает, верно? Творцы античности были защищены от разного рода вещей, как, например, нарциссизм. Если ваша работа была превосходна, вы не могли целиком и полностью брать на себя лавры её создания. Все знали, что вам помог гений. Если ваша работа была плоха, все понимали, что у вас просто гений-калека. И именно так западные люди думали о созидательных способностях долгое время.

А затем пришел Ренессанс, и всё изменилось. Появилась новая идея о том, что индивид должен быть в центре мироздания, превыше богов и чудес, и нет больше места мистическим существам, которые слышат зов божественного и пишут под его диктовку. Так начался рациональный гуманизм. И люди начали думать, что творчество берет начало в человеке. Впервые с начала истории мы услышали, как про того или иного человека стали говорить «он гений», а не «у него есть гений».

И я вам скажу, что это была огромная ошибка. Понимаете, это позволило людям думать, что он или она является сосудом, источником всего божественного, созидательного, неизвестного, мистического, что является слишком большой ответственностью для хрупкой человеческой психики. Всё равно что попросить человека проглотить солнце. Такой подход деформирует эго и создает все эти сумасшедшие ожидания от результатов труда творческого человека. И я думаю, что именно груз такого отношения убивал творческих людей за последние 500 лет.

И если это так (а я верю, что это так) возникает вопрос, а что же дальше? Можем ли мы действовать иначе? Может быть, стоит вернуться к древнему восприятию отношений между человеком и загадкой творчества. Может быть, нет. Может быть, мы не сумеем стереть все 500 лет рационально-гуманистического подхода в одной восемнадцатиминутной речи. И в аудитории наверняка есть люди, которые подвергнут серьезному научному сомнению существование, в общем-то, фей, которые следуют за человеком и осыпают его работу волшебной пыльцой и подобными вещами. Я не собираюсь убеждать вас в этом.

Но вопрос, который я хотела бы задать — а почему бы и нет? Почему бы не думать таким образом? Ведь это дает едва ли не больше смысла, чем любая другая из мне известных концепций в качестве объяснения безумной капризности творческого процесса. Процесс, который (как знает любой, кто когда-либо пытался созидать, то есть, каждый из нас) далеко не всегда является рациональным. А иногда и вовсе кажется паранормальным.

Недавно я встретила удивительную американскую поэтессу Рут Стоун. Ей сейчас 90, и она была поэтом всю свою жизнь. Она сказала мне, что выросла в сельской местности в Вирджинии и когда работала в полях, слышала и чувствовала поэзию, приходившую к ней из природы. Это было как грозовой воздух, который подкатывался из глубины пейзажа. И она чувствовала это приближение, потому что земля сотрясалась под ногами. И она в точности знала, что надо делать — «бежать сломя голову». И она бежала в дом, где её настигала поэма, и нужно было быстро найти бумагу и карандаш, чтобы успеть записать то, что извергалось, успеть уловить это. А Рут она была недостаточно проворной. Не успевала вовремя, и поэма прокатывалась через нее и исчезала за горизонтом в поисках другого поэта. А в другие времена (я никогда этого не забуду), она говорила, были моменты, когда она почти уже упустила свою поэму. И вот она бежала в дом, и искала бумагу, и поэма проходила через неё. Рут брала карандаш в этот момент, и затем появлялось чувство, будто она могла бы ухватить эту поэму другой своей рукой, поймать её за хвост и вернуть обратно в свое тело, пока она старалась успеть запечатлеть поэму на бумаге. И в таких случаях поэма выходила идеальной, но написанной задом наперед.

Когда я услышала это, я подумала: «Поразительно, я пишу точно так же».

Это далеко не весь мой творческий процесс, я ведь не бесконечный источник вдохновения. Я мул, и путь, которым я иду, таков, что я должна просыпаться примерно в одно и то же время каждый день и трудиться в поте лица. Но даже я со всем моим упрямством сталкивалась с таким феноменом. Как, думаю, и многие из вас. Даже ко мне приходили идеи из неведомого источника, который я затрудняюсь отчетливо объяснить. Что это за источник? И как нам всем работать с этим источником и при этом не лишиться разума, а ещё луч ше — сохранить его как можно дольше?

Творцы античности были защищены от разного рода вещей, как, например, нарциссизм. Если ваша работа была превосходна, вы не могли целиком и полностью брать на себя лавры её создания. Все знали, что вам помог гений. Если ваша работа была плоха, все понимали, что у вас просто гений-калека.

Лучшим примером для меня послужил Том Уэйтс, у которого мне довелось брать интервью по поручению одного журнала несколько лет назад. Мы говорили об этом, а ведь Том большую часть своей жизни буквально воплощал собой раздираемого сомнениями художника, пытающегося обрести контроль над всеми этими неконтролируемыми творческими импульсами, которые как будто бы принадлежали ему самому.

Затем уже он стал старше и спокойнее.

Однажды он ехал по трассе в Лос-Анжелесе и внезапно услышал крошечный фрагмент мелодии. Фрагмент пришел ему в голову, как водится, неуловимый и соблазнительный, и Том захотел ухватить этот фрагмент, но не мог. У него не было ни ручки, ни бумаги, ни записывающего устройства,

И он начал волноваться: «Я забуду это сейчас, и воспоминание будет меня преследовать вечно. Я недостаточно хорош, я не могу это сделать». И вместо паники он вдруг остановился, посмотрел на небо и сказал: «Простите, вы не видите, что я за рулем? Разве похоже, что я могу записать эту песню сейчас? Если вам в действительности так необходимо явиться на свет, приходите в более подходящий момент, когда я смогу о вас позаботиться. В противном случае, отправляйтесь беспокоить кого-то другого сегодня. Идите к Леонарду Коэну».

И вся его творческая жизнь изменилась после этого. Не работа — работа всё ещё была неясной и трудной. Но сам процесс. Тяжелая тревога, связанная с ним, прошла, как только он извлек гения из себя, выпустил его туда, откуда этот гений пришел.

Когда я услышала эту историю, она начала сдвигать что-то и в моем методе работы, и однажды меня это спасло. Когда я писала «Ешь, молись, люби», я впала в тот род отчаяния, в который мы все впадаем, когда работаем над чем-то, что не получается. Ты начинаешь думать, что это катастрофа, что это будет худшей из написанных книг. Не просто плохой, но наихудшей. И я начала думать, что я должна попросту бросить это дело. Но затем я вспомнила Тома, говорящего с воздухом, и попробовала сделать то же самое. Я подняла голову от рукописи и адресовала свои комментарии пустому углу комнаты. Я сказала, громко: «Послушай, ты и я, мы оба знаем, что, если эта книга не будет шедевром, это не совсем уж моя вина, верно? Потому что я, как видишь, вкладываю всю себя в неё. И большего я предложить не могу. Так что если хочешь, чтобы она была лучше, тебе бы стоило сделать свой вклад в общее дело. ОК. Но если ты не хочешь, то и черт с тобой. Я собираюсь писать в любом случае, потому что это моя работа. Я только хотела публично заявить, что я свою часть работы сделала».

Потому что... В конце концов, столетия назад в пустынях Северной Африки люди собирались и устраивали пляски под луной, и музыка продолжалась часы и часы, до рассвета. И они были изумительны, потому что танцоры были профессионалами. Они были прекрасны, верно? Но иногда, очень редко, происходило кое-что удивительное, и один из этих выступающих вдруг становился исключительным. И я знаю, что вы понимаете, о чем я говорю, потому что вы все видели в своей жизни подобное выступление. Будто время остановилось, и танцор ступил в неизвестное, в портал, и, хотя он не делал ничего нового, ничего того, что он не делал за 1000 ночей до, всё вдруг воссияло. Внезапно он переставал быть просто человеком. Его освещал огонь божественного.

И когда такое случалось, люди знали, что это, и звали это по имени. Они соединяли руки вместе, и начинали петь: «Аллах, Аллах, Аллах, Бог, Бог, Бог». Это Бог. Любопытное историческое замечание. Когда Муры вторглись в южную Испанию, они принесли с собой этот обычай. С течением времени произношение изменилось с «Аллах, Аллах, Аллах» на «Оле, Оле, Оле». И именно это вы слышите во время боев быков и в танцах фламенко в Испании, когда исполнитель делает нечто невозможное и невероятное. «Аллах, оле, оле, Аллах, изумительно, браво». Когда человек делает нечто непостижимое — сияние Бога. И это чудесно, потому что нам это необходимо.

Но любопытная вещь происходит на следующее утро, когда сам танцор просыпается и обнаруживает, что он больше не искра Божья, что он всего лишь человек, у которого болят колени, и, возможно, больше никогда не поднимется на такую высоту. И, может быть, больше никто не вспомнит имя Бога, когда он танцует. И что же тогда ему делать всю его оставшуюся жизнь? Это тяжело. Это одно из самых тяжелых признаний в творческой жизни. Но, быть может, такие моменты не будут столь болезненны, если вы с самого начала не верили, что самое изумительное и волшебное в нас исходит от нас самих. Что это дано нам в долг из какого-то невообразимого источника на какой-то период вашей жизни. И что будет передано другим нуждающимся, когда вы завершите свое дело. И, вы знаете, если мыслить так, то это всё меняет.

Я начала так думать. И думала так последние несколько месяцев, пока работала над своей новой книгой, которая скоро будет опубликована. Её выход наполнен сверхожиданиями на фоне моего прежнего пугающего успеха.

И всё, что я говорю себе, когда я начинаю нервничать по этому поводу — это «Эй, не бойся. Не унывай. Просто делай свое дело. Продолжай делать свою часть работы, что бы то ни было. Если твоя часть танец — танцуй. Если божественное, спонтанный гений, сопровождающий тебя, решит осветить тебя своим присутствием, всего лишь на короткий миг, тогда — „Оле!“ А если нет — продолжай танцевать. И „Оле“ для тебя, в любом случае». Я верю в это, и чувствую, что мы все должны научиться такому отношению. «Оле», в любом случае, за то, что у тебя хватило настойчивости и любви продолжать делать свое дело.
Источник: cameralabs.org
664 7
43
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Можно ли искусственно вызвать вдохновение?

Вдохновение считается неотъемлемым спутником творческого процесса. Великие люди, испытывавшие его, описывали это как некое состояние, при котором неожиданно охватывает непонятная чудодейственная сила. Поэты попадают под власть несущегося потока слов и рифм, композиторы неожиданно оказываются в мире звуков. В результате из-под их руки выходят гениальные творения. Но можно ли вызвать это необычное состояние и заставить музу работать на себя? Похоже, наука приблизилась к ответу на этот волнующий вопрос.

Муза, отзовись!

Считается, что по велению разума вызвать вдохновение нельзя, оно приходит спонтанно. Однако с этим утверждением не согласна сотрудник кафедры философии Тамбовского государственного университета имени Г. Р. Державина Анна Слепцова, которая нашла в истории немало фактов, когда великие люди вызывали вдохновение. Если и не искусственно, то явно преднамеренно. Например, Шиллер опускал ноги в холодную воду, Бетховен бродил по полям в окрестностях Вены, математик Адамар в поисках сложнейших решений ходил вокруг стола, Гете мог творить только в герметически закрытом помещении без доступа свежего воздуха, Хемингуэй бежал из дома в шумное кафе, за столиком которого и писал рассказы, Леонардо да Винчи, для того чтобы приняться за работу, обязательно нужно было слышать звон колоколов, Гофман трудился в комнате, оклеенной черными обоями. Как видно, некоего единого, универсального способа вызвать вдохновение у великих людей не было. Наоборот, их методы зачастую противоположны. К тому же известна масса случаев, когда человека муза посещала всего лишь раз в жизни. Что же должно произойти, чтобы вдохновение снизошло на человека?

Это вознамерился узнать профессор психологии из университета Дрексела Джон Кониос. Он набрал группу добровольцев, которые должны были решать анаграммы. Часть испытуемых делала это под воздействием внезапного озарения, а другие приходили к решению, методически подбирая ответы. При помощи электроэнцефалографии и функционального магнитного резонанса Кониос вместе со своим коллегой Марком Юнг-Биманом установил, что у людей, на которых находило озарение, повышалась активность височной и лобной долей правого полушария головного мозга. Эти люди, по словам исследователей, удивительным образом переключали поток мыслей при необходимости решить новую задачу или подавляли нежелательные мысли в нужный момент. При этом ученые выяснили, что у людей, которые решали задачи методически, активизировалась зрительная кора левого полушария. Кониос уверяет, что придумал, как искусственно подводить себя к озарению. Для этого нужно... выключать левое полушарие, которое глушит правое, являясь своеобразным цензором. Чтобы произвести это действие, психолог рекомендует выполнять монотонную неинтеллектуальную работу — например, чистить ботинки, мыть посуду, тупо ходить кругами или гладить. Такая деятельность, как утверждает ученый, снижает функцию левого полушария, позволяя озарению подбираться к сознанию, минуя цензора.

Какая разница!

Вроде бы исследование дало решение загадки, как вызвать вдохновение, однако некоторые ученые утверждают, что вдохновение и творческое озарение — разные вещи. Кониос и Юнг-Биман исследовали как раз второе. В случае озарения человек неожиданно находит ответ на задачу. Но этому, как утверждает директор Института мозга человека РАН, член-корреспондент РАН доктор биологических наук Святослав Медведев, предшествует долгое обдумывание именно этой задачки, и в подсознании постепенно складывается четкая система. Она-то и дает возможность решить задачу, казалось бы, моментально. Так было у Менделеева, который увидел во сне (тогда, кстати, цензор тоже спал) строение таблицы химических элементов. Но это всего лишь конечный этап нормальной, хоть и напряженной работы мозга. Ученик в школе тоже испытывает озарение, когда находит ответ в примере, просто в зависимости от ума и таланта меняется масштаб решаемых задач, оттого одни озарения никому не заметны, а другие настолько масштабны, что могут сойти и за снизошедшее вдохновение. И все-таки это не совсем одно и то же.

«Вдохновение отличается от озарения тем, что это некое измененное состояние сознания», — поясняет Святослав Медведев. Если человек способен войти в это необычное состояние, значит, он может индуцировать в себе вдохновение. В результате он делает то, что не смог бы сделать в другое время. Например, французский офицер Руже де Лиль под воздействием лунной ночи и страстного порыва сочинил бессмертную «Марсельезу». Но сколько ни пытался творить потом, превзойти себя так и не смог.

Однако состояние сознания не может меняться просто так. Должен произойти выброс определенных гормонов, чтобы изменилась биохимическая картина мозга. Но каких именно, науке, увы, пока неизвестно. А по всей вероятности, именно за этой секретной дверцей и находится разгадка тайны феномена вдохновения. Правда, Святослав Медведев все же оговаривается, что «у каждого есть своя хитрая система изменения состояния мозга». Например, кто-то «слышит» свой будущий стихотворный шедевр, уютно расположившись у камина, а кому-то, чтобы ухватить музу, нужно привести себя в истеричное состояние.

Источник творчества

Другой, не менее интригующий вопрос, связанный с вдохновением, касается того, откуда оно, собственно, может черпаться. На сей счет сегодня высказываются совершенно фантастические предположения. Анна Слепцова предполагает, что гениальностью обладают исключительно те люди, психика которых каким-то только им известным образом связана с космическим метасознанием или они умеют настраивать свое сознание на него. Что имеется в виду? Например, некоторые исследователи творчества Ньютона полагают, что одному человеку невозможно совершить такое огромное количество открытий в разных областях математики и физики, которые сделал он. Из-за этого биографы ученого выдвигают мистическую идею о том, что его сознание, как приемник, подключалось к необъятному космическому «складу» знаний. Подобной версии существования некоего общего Wi-Fi-пространства, к которому подключены все без исключения люди, придерживается и доктор психологических наук, кандидат медицинских наук, профессор Михаил Решетников. По его словам, именно этим можно объяснить неожиданные вспышки вдохновения, заставляющие людей творить то, что в другом состоянии они неспособны сделать. Кроме того, ученый уверяет, что общее хранилище знаний как раз и приводит к тому, что некоторые гениальные идеи и решения могут приходить одновременно к совершенно незнакомым людям, находящимся в разных частях света. Вероятно, в результате некоего сбоя система управления общим сознанием выдает одинаковую информацию в два канала.

Конечно, единым космическим сознанием было бы, наверное, проще и удобнее всего объяснить феномен вдохновения. Но почему тогда оно не достается всем поровну? Анна Слепцова, исследовав жизнь и труды великих людей, отыскала качества, которыми, похоже, нужно обладать, чтобы быть с музой накоротке. В первую очередь это эмоциональность и спонтанность характера человека, его мыслей и действий. У тех, кого принято называть гениями, вероятно, проявляла себя даже сверхспонтанность. В связке с ней идет интуиция. Но два самых главных признака человека, способного поймать музу, как считает ученый, — это одержимость и стремление к превосходству. Эти качества вкупе действительно способны вызвать изменение сознания — уж больно велика их совокупная нагрузка на мозг и душу.

Однако те немногие творцы, которым дано было испытать вдохновение, на самом деле никогда не сидели и не ждали, когда оно снизойдет само. В одном из интервью писатель Георгий Вайнер признавался: «Мы с братом Аркадием никогда не рассчитывали на вдохновение. Ведь оно по большому счету редкость, состояние исключительное. Надеяться на него контрпродуктивно. Садись и колоти по клавишам — и да помогут тебе Бог, Рок, Вкус и еще тридцать три обстоятельства».

Похоже, что муза не работает на тех, кто не работает на нее.

Мнения

Ольга Маховская, старший научный сотрудник Института психологии РАН, кандидат психологических наук:

— Вдохновения как самоцели не существует. Это некий сопутствующий, побочный продукт в нашем взаимодействии с миром. Вызвать вдохновение — это из области обманок, заморочек для публики. Что касается приемов, которыми якобы можно стимулировать музу, например ушата холодной воды и прогулок по полям, то они могут вызывать определенную степень возбуждения. Вдохновение направлено на взаимодействие с миром, а возбуждение как раз тот процесс, который связан с физиологией человека, его положительной стимуляцией. Из-за этого у творческих людей могут быть неупорядоченные сексуальные связи или обжорство — это попытка вогнать в рабочее состояние подкорку мозга, войти в состояние пробуждения, после которого следует возбуждение, а потом третий этап — вдохновение. Правда, если не остановиться вовремя, может случиться истощение организма.

Елена Пронина, доцент факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, доктор философских наук, кандидат психологических наук:

— Вдохновение нельзя вызвать когда угодно и куда угодно. Это правильное направление мысли, вызывающее творческий подъем. Чтобы это правильное направление мысли возникло, нужно несколько вещей. Прежде всего труд. Маркес говорил, что вдохновение приходит только во время работы. Также необходимы интеллект и навыки самовыражения в области, в которой творит человек. Кроме того, в этом ряду особо выделяются счастье — потому что вдохновленный человек делает общественно важную работу, и честность — чтобы не свернуть, когда бывает страшно. Вдохновение называется еще состоянием потока, когда человек забывает о времени и работает на максимальной отдаче. Это как самолет, который должен набрать определенную скорость, чтобы взлететь. Так же и у человека: он работает-работает и, если нашел правильное направление мысли, взлетит.
Понятно, что гарантированно вызвать вдохновение вряд ли получится, однако следующие практические советы могут помочь вернуть или вызвать долгожданное вдохновение:

1. Ограничьте отвлекающие факторы. Чем сложнее задача, тем тщательней нужно сосредоточиться. Но в эру современных технологий сложно работать при включенных социальных сетях, куда так и тянет магнитом. А если еще и разрывается мобильный или домашний телефон – о покое совсем можно забыть. Если дома не получается отгородиться от отвлекающих факторов, тогда идите на природу. Это может быть парк, набережная или дворик. Если не получается и там, попробуйте просто прогуляться на свежем воздухе, освежитесь. Ведь прогулки хорошо влияют на продуктивность мозга.

2. Наблюдайте. Новая идея – это комбинация и сложение хорошо забытых старых мыслей. Следовательно, чем больше таких элементов у вас есть, тем больше вы сможете выдать идей. Чтобы накопить такой арсенал – наблюдайте. Рассматривайте окружающий мир, события, явления, людей. Кладом среди источников наблюдения может быть природы. Оттуда можно черпать множество образов и форм, которые поражают своим разнообразием.

3. Литература. Читайте больше книг. Это неиссякаемый источник вдохновении и идей. С помощью книг вы пополните свой словарный запас и научитесь уделять внимание деталям. Когда открываешь новую книгу, ее истории непринужденно создают творческую атмосферу, в которой можно с легкостью творить. Ведь количество образ при чтении книги может в разы увеличивать картины реальности. Но не останавливайтесь на одном жанре.

4. Нужное время. Творить нужно в удобное время. Очень много зависит от биоритмов человека. Допустим, если вы сова, то не пытайтесь заставить мозг в 7 утра написать новую картину, и наоборот. Жаворонки не смогут создать новое стихотворения после полуночи. Спите столько, сколько возможно, и старайтесь быть в хорошем настроении. Творить на позитиве намного легче.

5. Нужен перерыв. У каждого жизни есть периоды, когда нужно срочно отдохнуть, уехать и отойти от повседневной жизни. Позвольте себе это: сходите в театр, возьмите небольшой отпуск, проведите выходные за городом, повидайте друзей. Это поможет упорядочить мысли, а новые эмоции вдохновят на творения великих дел.

6. Музыка не повредит. Любимая музыка способна направить мысли в нужное русло. Не важно, грустные треки или подвижные – главное, полностью подчиниться музыке, раствориться в ней. А если подумать над их смыслом и дать волю воображению, тогда рождение шедевра не за горами.

7. Коллекционируйте. Собирайте вещи или предметы, которые сужать для вас источником вдохновения. Это могут быть фотографии, вещи, фильмы, журналы или поделки. Когда возникает необходимость вернуть музу, просто загляните в свой архив и получите дозу творчества.

8. Не забывайте о себе. Если на душе тревога или беспокойство творить очень сложно. Нужно делать себя счастливым человеком. Делайте то, что вам нравится, проводите больше времени с семьей, не забывайте о друзьях. Не нужно накапливать проблемы в огромный снежный ком, решайте их в меру поступления.

Источник: www.itogi.ru
1204 3
36
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Дисциплина лучше мотивации!

Если вас вдохновляют мотивационные ролики, тренинги и книги, но это ничего не меняет в вашей жизни или меняет очень медленно и мало, то сегодня я предлагаю вам мотивационную статью, в которой я буду мотивировать вас спрыгнуть с мотивационной иглы.

Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города. Книга притчей, 16:32.

Сегодня Интернет и полки книжных магазинов переполнены мотивационным продуктом, призванным вдохновить нас на новую жизнь и великие свершения. Почему же ситуация, которая должна, по идее, принести благо, стала для многих проклятием, породив массу неудовлетворённых людей, постоянно мечтающих о поездке, планирующих маршрут, но так и не сдвинувшихся с места?

Для многих людей поглощение очередной порции мотивации стало сродни принятию наркоманом дозы, после которой проходит абстинентный синдром, а в жизни всё остаётся по-прежнему, кроме чувства собственной беспомощности и никчёмности, которое неуклонно растёт. И чтобы прорваться, чтобы хоть как-то сдвинуться с места, мы вводим очередную дозу мотивации, замыкая порочный круг.

Почему же у нас не хватает смелости признаться, что мотивация не работает и надо искать другой путь? Что поможет нам идти к цели так, чтобы её достичь? Как нам наконец-то сдвинуться с мёртвой точки и начать основательно менять себя и свою жизнь? Но прежде чем мы ответим на эти и другие вопросы, давайте «сверим часы»: для простоты изложения и понимания поставим знак равенства между понятиями «мотивация» и «вдохновение», а также между «дисциплина» и «самоконтроль».

Мотивация: на гребне эмоций


Задача мотивации — разжечь в нас эмоции, поднять волну чувств, которая понесёт нас к заветной цели. Это сёрфинг на гребне волны, но никак не упорная работа вёслами. Красиво, захватывающе, легко.

Но если на побережье океана волны могут не прекращаться, то в реальности нашей жизни эмоции — это одно из самых хрупких, быстротечных и непостоянных явлений. Можно неделями и месяцами сидеть на берегу, но так и не дождаться волны. По сути, наша жизнь и представляет собой пляж, усеянный сёрферами, единственное занятие которых и есть подобное ожидание. Только единицы берут вёсла и гребут, медленно, но неумолимо удаляясь от берегов посредственности и пустоты.

О популярности и власти иллюзий


Мотивация популярна, но не потому, что приводит к результатам. Мотивация популярна, как и любой другой лёгкий путь. К сожалению, человек так устроен, что ищет лёгкую, а не верную дорогу. И если она создаёт хоть какую-то видимость правильного выбора, то, скорее всего, она и будет выбрана.

Но мотивация не делает путь лёгким, она всего лишь раздаёт обещания и создаёт иллюзию того, что всё получится легко и на эмоциональном подъёме. Человек, находящийся во власти этих иллюзий, совершенно не готов — ни психически, ни физически — к трудностям и препятствиям, которые всегда встречались, встречаются и будут встречаться на любом пути к более-менее стоящим целям. Поэтому самое малое затруднение может привести к отступлению на берег для ожидания следующей попутной волны.

Конечно, все мы любим положительные чувства: радость, эмоциональный подъём, восторг — и в этом нет ничего плохого. Плохо то, что мы становимся зависимы от них, а не они от нас. Мы становимся похожими на пьяницу, который без вливания спиртного не может и не хочет работать.

Оправдание для лентяев


Конечно, каменщик или водитель не сможет сослаться на отсутствие вдохновения, но представители творческих профессий имеют для своей лени, как им кажется, замечательное алиби. Знаю, что сейчас в меня полетят гнилые помидоры, но я глубоко уверен: творческий человек не нуждается во вдохновении, чтобы начать творить.

Перефразируя знаменитого Чака Клоуза, могу сказать и подтвердить личным опытом:

Вдохновение — для лентяев, остальные просто работают.

Поэтому сегодня я предлагаю вам отказаться от служения вдохновению и принять истинную королеву успеха. Встречайте: её величество дисциплина!
Дисциплина: на вёслах сквозь волны

В отличие от мотивации, дисциплина не ждёт подходящей погоды и подходящей волны. Её не волнуют эмоции и чувства, она не нуждается в них, а при определённом опыте сама их создаёт и заставляет служить своим целям.

Да, дисциплина даётся не так легко. Она не возникает после ролика, фильма, семинара или подкаста. Будучи маленькой и слабой, она с трудом продирается сквозь лень, страх и «не хочу». Но если её лелеять и тренировать, то, вырастая и набирая обороты, она поможет вам снести любые препятствия на пути к успеху и самореализации. К тому же с каждым днём она будет требовать от вас всё меньше усилий и внимания.

У дисциплины только один недостаток: это верный, но трудный путь. Поэтому она непопулярна и поэтому её оболгали, как только могли.

Мифы и ложь о дисциплине


Миф 1. Дисциплина и творчество несовместимы


Когда я слышу подобное, то понимаю, что настоящие биографии знаменитых художников, композиторов, литераторов и других творцов окутаны тайной. При более близком знакомстве оказывается, что большинство гениев работали упорно, много и не дожидались вдохновения.

Однажды Сомерсет Моэм сказал фразу, которая изменила жизнь молодого Тодорри Уинна, а через несколько десятилетий — и мою.

«Нет ничего такого, что называется вдохновением. Единственная вещь, которая входит в расчёт, — это тяжёлый труд.» © Сомерсет Моэм

Конечно, может сложиться впечатление, что дисциплина — враг вдохновения. Возможно, вдохновение и является врагом дисциплины, но дисциплина — лучший друг вдохновения.

Во-первых, когда благодаря дисциплине мы собраны, завершили бытовые дела (пусть не все, но основные), когда не давит чувство вины из-за финансовых или социальных долгов, то для творчества и вдохновения высвобождается масса энергии, которую мы можем использовать.

Во-вторых, исследования показали, что моменты озарений, которые вроде бы возникают из ниоткуда, являются результатом предшествующей им напряжённой работы мозга. Кевин Эштон (Kevin Ashton) в своей книге How to Fly a Horse («Как заставить лошадь летать») высказался вполне конкретно и недвусмысленно:

Время — это сырьё для творения. Отбросьте волшебство и мифы о создании, и останется только работа: работа приобретения опыта через исследование и практику, работа по поиску решения проблем, работа методом проб и ошибок, работа размышления и совершенствования.

Даже знаменитая «90 проверенных способов преодолеть кризис и снова найти вдохновение» (бумажная книга или PDF) предлагает нам не что иное, как реальные действия, а не простое ожидание. Но даже если просто прорываться абзац за абзацем или штрих за штрихом, вдохновение в конце концов придёт. И случается это чаще и быстрее, чем если просто ждать. Если быть более точным, то случается это всегда. У дисциплинированного творца и муза дисциплинированна.

Ярким примером творческого человека, укротившего вдохновение через дисциплину, для меня является Яна Франк. До прочтения её книги «Муза и чудовище» мне казалось, что со всем вышесказанным согласен только я и Сомерсет Моэм. Но — начиная с Яны — я всё чаще и чаще сталкиваюсь с творческими людьми, которые заявляют, что дисциплина и организованность — лучшие друзья вдохновения и творчества. Поэтому узнайте, как творить, не дожидаясь вдохновения, и в бой!

Миф 2. Дисциплина — это рабство


Люди часто, после того как узнают о моей жизни, применяют такие эпитеты: рабство, тюрьма, каторга. Одна моя знакомая, страдающая диабетом, имеющая лишний вес и ещё массу очень неприятных недомоганий, не может справиться со своим аппетитом и никотиновой зависимостью, но считает рабом меня и очень жалеет о моей жизни.

Философия таких людей понятна. Её выразил ещё Вольтер: свобода — это делать то, что хочешь и когда хочешь. Но был и другой французский мыслитель — Жан-Жак Руссо, который сказал, что истинная свобода — это возможность делать то, что необходимо и правильно.

С логической точки зрения прав Руссо. Ведь какая это свобода, если ты ходишь на работу по графику, выполняешь то, что говорят тебе другие люди, послушен законам государства, но не можешь совладать с самим собой?

Разве это можно назвать свободой, когда ты работаешь на интересы других, но из-за лени или аппетита пренебрегаешь своими? Получается, что дисциплина и самоконтроль и есть настоящая свобода.

Но это только первая ступень свободы. Следующая — не только делать то, что правильно и надо, но и любить это, получать от этого удовольствие. И здесь мы сталкиваемся со следующим мифом.

Миф 3. Дисциплина и счастье несовместимы


Этот миф зиждется на убеждённости, что здоровая пища обязательно невкусная, хорошая музыка — скучная, занятия спортом не могут приносить удовольствие, упорный труд (интеллектуальный и физический) угнетает… То есть всё, для чего необходима дисциплина и самоконтроль, связано с отрицательными чувствами и эмоциями, а значит, несовместимо со счастьем и яркой интересной жизнью.

Но упорство вознаграждается, при физических нагрузках усиливается выделение гормона счастья, любые вкусы можно изменить, а пищу приготовить вкусно. Скажу больше: если пища полезная, питательная и сбалансированная, но невкусная, то это нездоровая пища.

С другой стороны, есть масса дел, которые по определению ну просто не могут доставить удовольствие и радость, дел, которые всё равно необходимо сделать. А сделать их надо хотя бы потому, что между их выполнением и нашим счастьем есть прямая связь. Например, многие люди не любят спортивные упражнения только потому, что ещё не попробовали. Но есть и те, кто никогда не сможет полюбить занятия спортом, несмотря на всю их полезность для мозга и тела. И тут не поможет никакая мотивация и самовнушение, но дисциплине это под силу.

К тому же многое зависит от нашего отношения. Мне кажется, трудно не получать радости и удовольствия от преодоления самого себя, от достижения собственных целей. Даже в самом процессе можно быть счастливым от простой мысли, что ты не рохля безвольная, а человек, владеющий собой.

Дисциплина приводит человека через достижение результата к тому эмоциональному состоянию, которое вечные волынщики считают необходимым для достижения этого результата.

Получается, настоящее счастье трудно обрести без дисциплины. Без дисциплины невозможно быть свободным, владеть вдохновением и прорываться сквозь волны. Что будем делать с мотивацией? Выбросим балласт за борт? Ни в коем случае! Просто начнём правильно относиться к мотивационным продуктам.
Мотивация — картина будущего

Мотивация очень хороша, когда рисует перед нами картину будущего, показывает нам, что нас ждёт, если мы возьмём себя в руки и при поддержке дисциплины будем идти вперёд. Мотивация хороша, когда напоминает, ради чего нам нужен самоконтроль и непрерывное движение.

Поэтому обязательно смотрите мотивационное видео, читайте мотивационные книги и статьи. Но ещё лучше — ищите и взращивайте внутреннюю мотивацию. Думайте о своих целях, мечтайте о них, планируйте их достижение, рисуйте картины.

Научитесь любить то, чем вы занимаетесь, просто влюбитесь в своё дело и станьте лучшим!

Пусть мотивация вдохновит вас выйти в море, а дисциплина даст силы и упорства доплыть до мечты. Успешного плавания!
Источник: www.psychology-age.ru
2352 5
99
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

7 супер-женщин в возрасте от 66 до 97 лет, которые вдохновляют

Этим удивительным дамам могут позавидовать многие молодые. Они уже поднялись на гору Килиманджаро, проплыли от Кубы до Флориды и т.д. Приготовьтесь вдохновляться. Пока вы это читаете, они мотивируют и остаются активными в таком почтенном возрасте. А ведь так легко сдаться.

Tao Porchon-Lynch, 97 лет
Эта женщина является старейшим учителем йоги в мире. Ей уже 97 лет. Она начала заниматься йогой 70 лет назад и преподавала физкультуру в течение 45 лет.

Diana Nyad, 66 лет
В 2013 году, в возрасте 64 лет, Nyad стала первым человеком, который проплыл 103 мили от Кубы до Флориды. Она пыталась совершить этот подвиг 4 раза, но её кусали медузы и случались приступы. Она говорит: «Вы никогда не будете слишком стары, чтобы воплощать свои мечты».

Constance Tillit, 80 лет
Освоить новый вид спорта тяжело в любом возрасте. Но если есть мотивация и желание, то это можно сделать и в 80 лет. Constance Tillit в возрасте 80 лет снимает свои тренировки на видео. Она похудела на 50 фунтов. Её девиз: «Встань и сделай это. Не ной». Вспоминайте её слова тогда, когда будет лень идти на тренировку.

Gunhild Swanson, 70 лет
В июне 2015 года, Gunhild Swanson стала самой пожилой участницей соревнования Endurance Run. Она пробежала 102,2 мили за 29 часов, 59 минут, 54 секунды. Когда она пересекла финишную черту, её спросили, как её самочувствие. На что она ответила, что это было невероятно.

Anne Lorimore, 85 лет
В августе 2015 года эта прабабушка покорила гору Килиманджаро. Во время своего путешествия она заболела гриппом, но продолжала двигаться вперед. Ей никто не помогал.

Phyllis Sues, 92 года
Это 92-летняя женщина, практикует йогу. Она поделилась своими секретами с нами в начале этого года. Вот ее мудрые слова:

Ваше тело ваш лучший друг.
Любите себя.

Регулярные занятия йогой являются ключом к долгой и здоровой жизни.

Kaye Didas, 93 года
Источник: all-4-woman.ru
792 1
57
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Жми "Нравится" и читай нас на Facebook
Подпишись на нас Вконтакте
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!