все|сильносреднеслабо
Разместить публикацию →

Крайне необычный музыкальный инструмент

Видимо, с его помощью писались саундтреки к диснеевским мультикам и старым фильмам
Musical instrument for old cartoons
Источник: www.youtube.com
678 2
19
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
956 1
26
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Теория разбитых окон или как снизить преступность в несколько раз

В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. 6-7 убийств в сутки. Ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рисковано ездить даже днем. Грабители и попрошайки в подземке были обычным делом. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити.

Вот что рассказывали о нью-йоркской подземке:

«Выстояв бесконечную очередь за жетоном, я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стояли какие-то бродяги: поломав турникет, теперь они требовали, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично им. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада».

Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории.

Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. За ближайшие годы количество убийств снизилось на 2/3, а число тяжких преступлений – наполовину. К концу десятилетия в метро совершалось уже на 75 % меньше преступлений, чем в начале. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон.

Что произошло? Кто нажал волшебный стоп-кран и что это за кран?

Его название – «Теория разбитых окон». Канадский социолог Малкольм Гладуэлл в книге «Переломный момент» рассказывает:

«Разбитые окна» — это детище криминалистов Уилсона и Келлинга. Они утверждали, что преступность — это неизбежный результат отсутствия порядка. Если окно разбито и не застеклено, то проходящие мимо решают, что всем наплевать и никто ни за что не отвечает. Вскоре будут разбиты и другие окна, и чувство безнаказанности распространится на всю улицу, посылая сигнал всей округе. Сигнал, призывающий к более серьезным преступлениям».

Гладуэлл занимается социальными эпидемиями. Он считает, что человек нарушает закон не только (и даже не столько) из-за плохой наследственности или неправильного воспитания. Огромное значение на него оказывает то, что он видит вокруг. Контекст.

Нидерландские социологи подтверждают эту мысль. Они провели серию любопытных экспериментов. Например, такой. С велосипедной стоянки возле магазина убрали урны и на рули велосипедов повесили рекламные листовки. Стали наблюдать – сколько народа бросит флаеры на асфальт, а сколько постесняется. Стена магазина, возле которого припаркованы велосипеды, была идеально чистой.

Листовки бросили на землю 33% велосипедистов.

Затем эксперимент повторили, предварительно размалевав стену бессодержательными рисунками.

Намусорили уже 69 % велосипедистов.

Но вернемся в Нью-Йорк в эпоху дикой преступности. В середине 1980-х в нью-йоркском метрополитене поменялось руководство. Новый директор Дэвид Ганн начал работу с… борьбы против граффити. Нельзя сказать, что вся городская общественность обрадовалась идее. «Парень, займись серьезными вопросами – техническими проблемами, пожарной безопасностью, преступностью… Не трать наши деньги на ерунду!» Но Ганн был настойчив:

И Ганн дал команду очищать вагоны. Маршрут за маршрутом. Состав за составом. Каждый вагон, каждый божий день. «Для нас это было как религиозное действо», — рассказывал он позже.

В конце маршрутов установили моечные пункты. Если вагон приходил с граффити на стенах, рисунки смывались во время разворота, в противном случае вагон вообще выводили из эксплуатации. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. Ганн доносил до вандалов четкое послание.

«У нас было депо в Гарлеме, где вагоны стояли ночью, – рассказывал он. – В первую же ночь явились тинейджеры и заляпали стены вагонов белой краской. На следующую ночь, когда краска высохла, они пришли и обвели контуры, а через сутки все это раскрашивали. То есть они трудились 3 ночи. Мы ждали, когда они закончат свою «работу». Потом мы взяли валики и все закрасили. Парни расстроились до слез, но все было закрашено снизу доверху. Это был наш мэссидж для них: «Хотите потратить 3 ночи на то, чтобы обезобразить поезд? Давайте. Но этого никто не увидит»…

В 1990-м году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон. Вместо того, чтобы заняться серьезным делом – тяжкими преступлениями, он вплотную взялся за… безбилетников. Почему?

Новый начальник полиции верил – как и проблема граффити, огромное число «зайцев» могло быть сигналом, показателем отсутствия порядка. И это поощряло совершение более тяжких преступлений. В то время 170 тысяч пассажиров пробирались в метро бесплатно. Подростки просто перепрыгивали через турникеты или прорывались силой. И если 2 или 3 человека обманывали систему, окружающие (которые в иных обстоятельствах не стали бы нарушать закон) присоединялись к ним. Они решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут. Проблема росла как снежный ком.

Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев» по одному, надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. Там безбилетники стояли, пока не завершалась «большая ловля». После этого их провожали в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом.

«Для копов это стало настоящим Эльдорадо, – рассказывал Браттон. – Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство!.. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд».

В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Рудольф Джулиани. Он забрал Браттона из транспортного управления и назначил шефом полиции города. Кстати, в Википедии написано, что именно Джулиани впервые применил Теорию разбитых окон. Теперь мы знаем, что это не так. Тем не менее, заслуга мэра несомненна – он дал команду развить стратегию в масштабах всего Нью-Йорка.

Полиция заняла принципиально жесткую позицию по отношению к мелким правонарушителям. Арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах. Кто кидал пустые бутылки. Разрисовывал стены. Прыгал через турникеты. Если кто-то мочился на улице, он отправлялся прямиком в тюрьму.

Уровень городской преступности стал резко падать – так же быстро, как в подземке. Начальник полиции Браттон и мэр Джулиани объясняют: «Мелкие и незначительные, на первый взгляд, проступки служили сигналом для осуществления тяжких преступлений».

Цепная реакция была остановлена. Насквозь криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки.

Волшебный стоп-кран сработал.
Источник: www.psychologos.ru
665 0
55
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Исследования доказали, что собаки действительно понимают человеческие слова

То, что очевидно для всех, кажется ученым нуждающимся в дополнительных проверках. Именно поэтому итогом их работы оказываются не смутные якобы самоочевидные рассуждения, а твердо установленные факты. И именно поэтому венгерские исследователи вот уже много лет проверяют гипотезу, очевидную для каждого хозяина собаки: бобики умеют понимать человеческую речь.

Недавно они опубликовали статью в журнале Science: оказывается, собаки воспринимают интонацию и значение слов по отдельности, причем, как и люди, обрабатывают интонацию правым полушарием мозга, а буквальное значение слова — левым. Теперь, когда этот факт точно установлен, он перемещается из категории милых баек о смышленых домашних питомцах в устрашающую правду об эволюции человеческого разума и языка.

Чтобы добраться до этого результата, нужно немало времени. У венгерских исследователей основное время ушло на то, чтобы научить собак лежать неподвижно в аппарате МРТ. Уважаемый читатель освобождается от этой адовой работы, зато ему придется потратить несколько лишних минут на знакомство с предысторией вопроса.

Итак, 1861 год. Французский хирург и анатом Поль Брока вскрывает мозг пациента, которого персонал больницы называет просто «Тан» — это единственный членораздельный слог, который бедолага был способен произнести. Кроме того, у него была парализована правая часть тела. Брока обнаруживает в левом полушарии мозга Тана здоровенную кисту. Потом — еще полдюжины схожих случаев: правосторонний паралич, нарушение речи, повреждение левого полушария. Брока приходит к выводу, что именно в левом полушарии человеческого мозга находятся зоны, критически важные для речи. Первую из этих зон так и назвали — зона Брока, а потом неподалеку обнаружили зону Вернике и всякие другие хитрые зоны**, без которых люди никак не могут нормально пользоваться человеческим языком.

Девять лет назад появилась забавная работа: оказывается, собаки виляют хвостом асимметрично, причем выбор правого или левого уклона зависит от собачьих эмоций. Если они видят что-то приятное, к чему хочется подбежать или даже игриво куснуть (например, кошку или хозяина), хвост отклоняется вправо. При виде объекта, внушающего угрозу (большой-пребольшой собаки), хвост сильнее виляет влево. Кто-то назовет это примером дурацкой и бесполезной науки, кто-то — первым свидетельством асимметрии собачьего мозга.

Прошли годы, а в далекой Англии тем временем зоопсихологи развлекались опытами на собаках. Собаку помещали посередине между двумя людьми и проигрывали ей записанную заранее фразу: «Ну, давай же!» Когда фраза произносилась механически, по слогам, с четкой артикуляцией, собаки поворачивали головы направо (похоже, у них активизировалось левое полушарие). Когда же фраза произносилась с подчеркнутой интонацией, голова чаще поворачивалась налево.

Примерно в это же время, в 2014 году, главные герои нашего рассказа — венгерские нейрофизиологи — как раз закончили свою дрессировку. Их собаки насобачились спокойно лежать в МРТ-сканере и не выскакивать оттуда без команды. Теперь можно было посмотреть, что творится у них в мозгу. Собакам проигрывали разные звуки, в том числе собачий лай и человечью речь. Результат был таков: в мозгу собак есть центры распознавания голоса, причем они находятся примерно там же, где и у людей, в передней темпоральной доле.

И вот, наконец, настала очередь той работы, ради которой пишется эта заметка. По сути дела венгры скомбинировали методику английских исследователей — произнесение фраз с подчеркиванием интонации или с артикулированием слов — и преимущества своей лаборатории: МРТ-сканер и свору собак, которые его не боялись. Фразы были двух типов: понятные всем псам «Молодчина», «Умная собака» и «Ну вот, хорошо», а также не понятные без контекста никому на свете «как будто», «тем не менее» и «вот такой». На венгерском все это звучит божественно.

Эти фразы могут быть произнесены с ласковой интонацией, а могут — совершенно бесчувственно. Именно такие упражнения и проделывали исследователи со своими заключенными в томограф собаками. И вот результаты: когда звучали понятные собакам слова поощрения — про молодчину и умную собаку, — активизировалось левое полушарие. С какой интонацией они говорились, совершенно не важно. Когда звучало что-то там непонятное, но с теплом и лаской в голосе, — зажигалось правое полушарие. А когда добрые слова и говорились по-доброму, вдобавок к обоим полушариям активировались и зоны вознаграждения (они же «первичного подкрепления») , — это, кстати, то самое, что изучал некстати попавший автору на язык академик Павлов). Если слова были не те, интонация не та или вообще звучало механическое бессмысленное «как будто», реакция зон вознаграждения была значительно слабее.

Что все это значит? Во-первых, это значит, что зоны, отвечающие за распознавание речи (по крайней мере некоторые), в мозгу собаки и человека совпадают. Откуда следует, что они сформировались миллионов за сто лет до того, как возникла собственно речь. Более того, все это время они явно выполняли сходную функцию, раз уж собакам так легко оказалось приспособить их именно для коммуникации с людьми.

Во-вторых, существовала такая красивая гипотеза, что якобы дифференцировка полушарий человеческого мозга на «эмоциональное» и «рациональное» возникла одновременно с изготовлением орудий: в левой руке наши предки держали большой камень, а в правой — маленький, которым колотили по большому с определенной целью, оттуда все и пошло. В подробности вдаваться уже не хочется, потому что, если у собак функции полушарий распределены так же, этой гипотезе пора окончательно отправиться в утиль.

Истоки нашего мышления надо искать не у австралопитеков, а у куда более древних зверей. Общий предок человека и собаки, то есть приматов и лавразиотериев, по совместительству еще и общий предок большинства плацентарных млекопитающих, кроме горстки весьма экзотических тварей. И если окажется, что и у слона, и у кенгуру с утконосом полушария специализированы так же, это значит, что вот эта наша знаменитая способность к овладению языком родом из мезозоя. Долго же мы готовились к тому, чтобы проявить такие врожденные задатки.

Авторы работы так далеко не заглядывают. Они предлагают для начала проверить волков. Возможно, говорят они, выделение в мозгу собак «речевой зоны» — недавняя адаптация к сожительству с человеком. С этого мы и начали: ученые продвигаются в своих исследованиях раздражающе медленно, особенно если для этого приходится учить волка смирно лежать в томографе. Зато с результатами уже не поспоришь.

И вот что еще важно сказать: никакой «зоны Брока» — той самой, которая позволяет людям пользоваться языком в высоком смысле Ноама Хомского, — у собак, скорее всего, нет. Мой личный опыт наблюдения за барбосами подсказывает, что понимают они отдельные слова, а никак не грамматику. Моя собака, например, плохо реагирует на слово «шапка», потому что идея пустить мерзавца на изготовление меховой шапки высказывалась в контексте нежелательных поведенческих паттернов. Если о шапках говорят в каком-либо ином контексте, он не способен уловить разницу и все равно поджимает хвост.

Впрочем, ученым предстоит поставить пару-тройку опытов, чтобы подтвердить — или опровергнуть — это мое наблюдение. А о том, что собаки все же не люди, мы знаем и без них.
Источник: snob.ru
665 2
49
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Последнее мгновение жизни. Притча.

Я слышал историю об одном греческом генерале. Царь почему-то был против него — какой-то дворцовый заговор. Это было в день рождения генерала. Он праздновал со своими друзьями. Внезапно пришёл посланец царя и сказал генералу:

— Извини, мне тяжело тебе это говорить, но царь решил, что в шесть часов тебя должны повесить. Подготовься к шести часам.

Собрались друзья, играла музыка. Все пили, ели и танцевали. Это послание изменило всю атмосферу. Все опечалились. Но генерал сказал:

— Не печальтесь, потому что это будет последней частью моей жизни. Давайте закончим танец, который мы танцевали, и давайте закончим наш пир. У меня теперь нет возможности закончить всё это в будущем. И не провожайте меня в такой печальной атмосфере; иначе мой ум будет жаждать жизни снова и снова, и остановленная музыка, и прерванный праздник станут бременем в моём уме. Давайте это завершим. Сейчас не время останавливаться.

Из-за него они продолжали танцевать, но это было трудно. Он один танцевал с ещё большим пылом; он один пришёл в более праздничное настроение — но всей остальной группе было просто не по себе. Его жена плакала, но он продолжал танцевать, продолжал разговаривать с друзьями. И он был так счастлив, что посланец вернулся к царю и сказал:

— Это редкий человек. Он услышал послание, но не опечалился. И он воспринял его совершенно по-другому — абсолютно непостижимо. Он смеётся и танцует, и он в праздничном настроении, и он говорит, что, поскольку эти мгновения для него последние и теперь будущего нет, он не может тратить их впустую — он должен их прожить.

Сам царь пошёл посмотреть, что происходит. Все были опечалены и плакали. Только генерал танцевал, пил, пел. Царь спросил:

— Что ты делаешь?

Генерал сказал:

— Это было моим жизненным принципом — постоянно осознавать, что смерть возможна в каждое мгновение. Благодаря этому принципу я проживал каждое мгновение как можно более тотально. Но, конечно, сегодня ты сделал это абсолютно ясным. Я благодарен, потому что до сих пор я только думал, что смерть возможна в каждое мгновение. Я просто думал. Где-то позади пряталась мысль, что этого не произойдёт в следующее мгновение. Было будущее. Но ты полностью отбросил для меня моё будущее. Этот вечер — последний. Жизнь теперь так коротка, что я не могу её откладывать.

Царь был так счастлив, что стал учеником этого человека. Он сказал:

— Научи меня! Именно так и нужно прожить жизнь; это искусство. Я тебя не повешу, будь моим учителем. Научи меня жить в мгновении.

Ошо
1201 8
76
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
1007 1
62
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо

Самый масштабный салют шириной 2 километра!

Представляем вам видео с фестиваля фейерверков в Японии, снятое на качественную HD-камеру.
Japan Fireworks | 2000 meter wide display! 長岡まつり 大花火大会
4K. Nagaoka Fireworks Festival in Japan August 2016
762 2
15
Смех
Интерес
Красота
Умиление
Радость
Удивление
Грусть
Страх
Гнев
Отвращение
сильносреднеслабо
Давайте радоваться жизни вместе!
Получай лучшее на свой email-адрес
Жми "Нравится" и читай нас на Facebook
Подпишись на нас Вконтакте
реклама
Авторизация пользователя EmoSurf
Email-адрес
Пароль забыли пароль?
Регистрация →
Данные пользователяX
Отображаемое имя
Изменить пароль
Email-адрес
Ваш часовой пояс
Уведомления о новом
Email-адрес пользователя
Укажите свой e-mail, чтобы первым узнавать о новых постах!